home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 84

Ричер ожидал, что Дин будет все отрицать. Ламейсон предупреждал Беренсон, что она должна молчать, и не вызывало сомнений, что с Дином он поступил так же. Однако Дин казался искренним. Он не производил впечатления человека, который что-то скрывает, — скорее, он недоумевал.

Неожиданно на лице Дина появилось выражение, которое Ричер видел у Маргарет Беренсон.

— Нам известно, что Ламейсон угрожал вашей дочери, — сказал Ричер.

— О чем вы говорите? — спросил Дин.

— Где сейчас ваша дочь?

— Уехала. Ее мать тоже.

— Учебный год еще не закончился.

— Возникло срочное семейное дело.

Ричер кивнул.

— Вы ее отослали. Разумный поступок.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Ламейсон мертв, — сообщил Ричер.

В глазах Дина промелькнула надежда. И тут же исчезла.

— Я выбросил его из вертолета, — сказал Ричер.

Дин молчал.

— Вы любите наблюдать за птицами? Подождите денек, а потом отправляйтесь на пару миль на юг и заберитесь на крышу своей машины. Если увидите, как кружат два канюка, значит, койота укусила змея. Если больше двух — Ламейсон. Или Паркер, или Леннокс. Они там все трое.

— Я вам не верю.

— Покажи ему, Карла.

Диксон достала из сумочки бумажник, который она вытащила из кармана Ламейсона. Дин взял его и повернул к свету, горевшему в коридоре. Потом высыпал содержимое на ладонь, внимательно изучил водительское удостоверение Ламейсона, кредитные карточки, пропуск «Новой эры» с фотографией, карточку социального страхования.

— Ламейсон мертв, — повторил Ричер.

Дин положил документы в бумажник и вернул Диксон.

— У вас его бумажник. Но это не доказывает, что он мертв.

— Я могу показать вам его пилота, — предложил Ричер. — Он тоже мертв.

— Он только что приземлился.

— Я только что его убил.

— Вы сумасшедший.

— А вы больше не на крючке у Ламейсона.

Дин ничего не ответил.

— Не торопитесь, — сказал Ричер. — К этой мысли следует привыкнуть. Но мы должны знать, кто к вам приедет и когда.

— Никто не приедет.

— Кто-то должен появиться.

— Об этом речь ни разу не заходила.

— В самом деле?

— Скажите мне еще раз, — попросил Дин, — Ламейсон мертв?

— Он убил четверых моих друзей, — ответил Ричер. — И если бы он до сих пор был жив, можете не сомневаться, я не стал бы терять время на разговоры с вами.

Дин задумчиво кивнул. Он привыкал к этой мысли.

— Но я все равно не знаю, о чем вы говорите, — сказал он. — Да, я подписывал фальшивые бумаги, готов это признать, шестьсот пятьдесят раз, что уже само по себе ужасно, но я это сделал. Однако до сих пор ни разу не шла речь о том, что я должен производить сборку или показывать кому-то, как это делается.

— А кто еще знает, как это делается?

— Да ведь это совсем не трудно. Нужно вставить устройство на место и нажать на кнопку. Нет ничего проще. Иначе и быть не может. Собирать ракету будут солдаты. Не обижайтесь. Я хочу сказать, в боевых условиях, возможно ночью, в спешке.

— Это просто для вас.

— И сравнительно просто для любого другого человека.

— Солдаты ничего не делают до тех пор, пока им не покажут.

— Они, конечно, пройдут обучение.

— С кем?

— Мы подготовили курс в Форт-Ирвине. Наверное, первый класс буду учить я.

— Ламейсон об этом знал?

— Обычная процедура.

— И он заставил вас все ему показать?

Дин покачал головой.

— Вовсе нет. Он ничего мне не говорил о каком-то обучении. А мог бы заставить меня показать ему, как собираются ракеты. Я был не в том положении, чтобы ему отказывать.

— Девять часов, — сказала Нигли.

— Еще сто тридцать тысяч квадратных миль, — добавила Диксон.

«Сто тридцать три тысячи тридцать пять», — автоматически подсчитал Ричер. Сюда попадала почти вся Калифорния и большая часть Техаса. Площадь круга равна произведению числа «пи» на квадрат радиуса — именно поэтому площадь так быстро увеличивалась.

— Они приедут сюда, — сказал Ричер. — У них нет выбора.


Дин завел их в дом — длинное низкое строение из бетона и дерева. Бетон пожелтел от времени, древесина стала темно-коричневой. На полу в большой гостиной лежали ковры навахо, повсюду стояла старая мебель, в камине с зимы остался пепел. В комнате было много книг. И повсюду компакт-диски. Ричер заметил стереосистему с мощными усилителями и колонками. Настоящее убежище для тех, кто не любит город.

Дин вышел на кухню сварить кофе. А Диксон сказала:

— Девять часов двадцать шесть минут.

Нигли и О'Доннел не поняли, что она имеет в виду, но Ричер сразу сообразил. Если округлить число «пи» до трех десятичных знаков, а скорость грузовика до пятидесяти миль в час, то время девять часов и двадцать шесть минут соответствовало площади ровно в семьсот тысяч квадратных миль.

— Махмуд осторожен, — сказал Ричер. — Он не станет покупать кота в мешке. Либо это его деньги и он не захочет их потерять, либо они чужие и тогда он рискует головой. Он приедет.

— Дин с тобой не согласен.

— Дин лишь утверждает, что его не предупредили заранее. А это совсем другое.

Вернулся Дин и налил всем кофе.

С четверть часа они молчали, затем Ричер повернулся к Дину и спросил:

— Вы работаете дома с электроникой?

— Иногда, — ответил Дин.

— У вас есть кабель?

— Полно. Мастерская в задней части дома.

— Предлагаю вам поехать на север, — сказал Ричер. — В Палмдейл, чтобы позавтракать.

— Сейчас?

— И остаться там на ланч. И не возвращаться сюда до полудня.

— Почему? Что здесь произойдет?

— Я еще и сам не знаю. В любом случае вам лучше находиться в другом месте.

Дин задумался. Потом встал, взял ключи и ушел. Они слышали, как заработал двигатель его машины, шины зашуршали по гравию, но вскоре шум стих, и в доме воцарилась тишина.

— Девять часов сорок шесть минут, — сказала Диксон.

Ричер кивнул. Теперь площадь круга равнялась трем четвертям миллиона квадратных миль.

— Он приедет, — сказал Ричер.


Площадь круга увеличилась до миллиона квадратных миль в семнадцать минут второго. Ричер нашел на полке атлас, принялся изучать возможный маршрут и пришел к выводу, что путь от Денвера займет восемнадцать часов, из чего следовало, что Махмуд прибудет в шесть часов утра. Идеальное время с его точки зрения. Ламейсон наверняка рассказал ему про угрозу дочери, а в такое время ребенок наверняка будет дома и не даст забыть Дину о его уязвимости. Вполне возможно, что Махмуд собирался приехать без предупреждения, но не приходилось сомневаться, что он рассчитывал получить здесь все, что ему требовалось.

Ричер встал и пошел прогуляться, сначала снаружи, а потом внутри дома. Владения Дина состояли из дома, гаража и мастерской, о которой упоминал Дин. Больше на территории ничего не было. Несмотря на полную темноту, Ричер ощущал пустые пространства вокруг. Внутри дом был устроен предельно просто: три спальни, кабинет, кухня и гостиная. Одна спальня принадлежала дочери. На доске девочка прикрепила фотографии, распечатанные на обычном принтере. Группы из трех или четырех девочек-подростков. Дочь Дина и ее друзья. Методом исключения Ричер выяснил, какая девочка присутствует на всех фотографиях, и решил, что это и есть дочь Дина. Высокая блондинка четырнадцати лет, немного неловкая, со скобками на зубах. Но через год или два она станет эффектной девушкой и будет иметь привлекательную внешность в течение следующих тридцати лет. Будущая заложница. Ричер очень хорошо понимал тревогу Дина и пожелал, чтобы Ламейсон кричал как можно громче, пока падал вниз.


Считается, что самый темный час наступает перед рассветом, но это не так. По определению, темнее всего в середине ночи. К пяти небо на востоке поменяло цвет. К пяти тридцати стало заметно светлее. Ричер еще раз вышел из дома. Соседей у Дина не было. Его дом окружали тысячи пустых акров. Вид открывался до самого горизонта. Бесполезная, выжженная солнцем земля. Линии электропередач шли с юга на восток и исчезали в туманной дымке. Каменная подъездная дорожка подходила к дому с юго-востока. Она была в милю длиной или даже больше. Ричер прошелся по ней, а потом повернулся к дому, чтобы понять, что увидит Махмуд, когда будет подъезжать к владениям Дина. Разглядеть отсюда вертолет было невозможно. Волей случая одинокое мескитовое дерево закрывало верхушку винта. Ричер поставил «цивик» Нигли за здание гаража и проверил еще раз. Безупречно. Три дремлющих здания, низких и покрытых пылью, ставших частью ландшафта. В ста ярдах от себя Ричер заметил плоский кусок камня, по форме и размеру напоминающий гроб. Он подошел к нему и поставил сверху камень Суона, как памятник. Вернувшись, Ричер зашел в мастерскую. Дверь была открыта. Здесь царил порядок и пахло машинным маслом, нагретым солнцем. Он нашел поднос с черными пластиковыми кабелями, каждый длиной в два фута, и взял восемь штук.

Потом вернулся в дом и стал ждать.

Наступило шесть часов, но Махмуд так и не появился. Теперь площадь круга выросла до двух с половиной миллионов квадратных миль. Когда миновало шесть пятнадцать, площадь уже составляла две целых шесть десятых миллиона квадратных миль. В шесть тридцать — две целых и семь десятых миллиона.

А в шесть тридцать две вдруг звякнул телефон — всего один раз, едва слышно.

— Ну вот, — сказал Ричер. — Кто-то перерезал телефонный кабель.

Они подошли к окнам и стали ждать. Наконец в пяти милях к югу-востоку они увидели крошечную белую точку, блестевшую под утренним солнцем. Быстро движущаяся машина с хвостом серой пыли, которую раннее солнце превращало в ореол.


Глава 83 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 85