home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 63

Шум огромного города стих, когда они миновали парк Макартура и выехали на 110-ю автостраду. Оставшийся справа центр города казался тихим и безлюдным. С другой стороны высилась темная пустая громада стадиона «Доджерс». Они съехали с автострады и по окраинным улицам помчались на восток. Здесь даже днем было совсем не просто ориентироваться. Однако Ричер уже трижды проделывал этот путь — дважды как пассажир и один раз как водитель — и не сомневался, что сумеет повернуть в нужных местах.

Так оно и вышло. За три квартала до «Новой эры» он сбросил скорость, чтобы остальные его догнали. На всякий случай описал широкую дугу в два квартала. И еще один круг, радиусом в один квартал. В воздухе клубился туман. Стеклянный куб выглядел темным и покинутым. Деревья вокруг стоянки были красиво подсвечены снизу, свет отражался в зеркальных стеклах здания, но другого источника освещения не наблюдалось. Колючая проволока на ограде казалась в темноте серой, главные ворота оставались закрытыми. Ричер притормозил перед ними, опустил стекло, высунул руку и сделал круговое движение пальцем в перчатке, как судья в бейсболе, показывающий, что команда выиграла очко. «Еще один круг». Они проехали три четверти пути, когда Ричер показал то место, где он хотел оставить «хонды». Сначала припарковалась Нигли, за ней О'Доннел, а потом Диксон в серебристом «прелюде» Ричера. Когда они закончили маневр, Ричер жестом провел пальцем по горлу, показывая, что им следует заглушить двигатели и выйти наружу. О'Доннел быстро подошел к воротам и вскоре вернулся.

— Там очень большой замок, — сказал он.

Ричер все еще сидел за рулем «крайслера», двигатель которого продолжал работать. Окно оставалось открытым.

— Чем больше замок, тем труднее его открыть, — откликнулся Ричер.

— Мы проберемся туда незаметно?

— Не слишком, — сказал Ричер. — Встречаемся у ворот.

Они пошли вперед, а он медленно поехал за ними на «крайслере». Дороги вокруг «Новой эры» были стандартными асфальтовыми лентами шириной в двадцать два фута. Типичные для деловых центров дороги без тротуаров. Это был Лос-Анджелес — двадцать одна тысяча одетых в асфальт миль и чуть поменьше тротуаров. Ворота «Новой эры» находились там, где ограда изгибалась дугой, отступая от автострады на двадцать футов, — это было сделано для того, чтобы прибывающие машины могли съехать с дороги и спокойно подождать, пока их впустят внутрь. Расстояние от ворот до противоположного края асфальтового покрытия составляло сорок два фута. Маньяк, сидящий в голове Ричера, тут же сообщил ему, что это ровно 14 ярдов, или 504 дюйма, или 0,795 процента от мили, или чуть больше 1280 сантиметров в европейских единицах измерения. Повернув на девяносто градусов, Ричер заехал в дугообразную выемку и остановил «крайслер» в дюйме от ворот. Затем стал отъезжать назад, пока не почувствовал, что задний бампер «крайслера» уперся в бордюрный камень. Он поставил правую ногу на тормоз, переключил передачу и опустил все четыре стекла. Внутрь ворвался холодный ночной воздух. Все посмотрели на него, и он показал, что двое должны встать слева от ворот и один — справа.

— Включаем часы, — сказал Ричер. — Две минуты.

Не снимая ноги с тормоза, он нажал на газ, чтобы получить возможность стартовать сразу. «Крайслер» начал тихонько раскачиваться. Ричер убрал ногу с тормоза и утопил педаль газа. Машина прыгнула вперед, преодолела сорок два фута и с дымящимися задними колесами врезалась в ворота. Замок разорвало, ворота распахнулись, а внутри «крайслера» надулась дюжина воздушных подушек безопасности. Однако Ричер был к этому готов. Одной рукой он держал руль, а другой прикрывал лицо. Подушку, направленную на водителя, он остановил локтем. Никаких проблем. Четыре открытых окна смягчили удар, и это спасло его барабанные перепонки. Однако шум оглушил Ричера. Это было все равно как если бы он сидел в машине и кто-то выстрелил в него из пистолета сорок четвертого калибра. Впереди, на стене здания, заметался синий луч света. Если сирена и включилась, то Ричер ее не услышал.

Он продолжал давить на газ. После удара в ворота машина слегка сбавила ход. Но потом быстро набрала скорость, оставляя на асфальте следы резины. Ричер выровнял руль и рискнул бросить быстрый взгляд в зеркало. Три фигурки бежали за ним изо всех сил. Тогда он положил обе руки на руль и направил «крайслер» на входные двери.

Когда машина подъехала к дверям, она успела разогнаться до пятидесяти миль в час. Передние колеса ударили в невысокую ступеньку, «крайслер» подпрыгнул вверх и врубился в двери на высоте фута от земли. Во все стороны полетели стекла, двери вырвало из петель, и автомобиль продолжил движение вперед. Как только он опустился на колеса, Ричер нажал на тормоз. «Крайслер» занесло, и он начисто снес столик секретарши и находившуюся за ней стенку. Через мгновение машина застыла на месте, вся, от капота до ветрового стекла, засыпанная обломками конторки и стены.

«Задача Диксон заметно усложняется», — подумал Ричер.

Потом он заставил себя забыть об этой проблеме, отстегнул ремень безопасности, распахнул дверь машины, вывалился на пол и отполз в сторону. Вокруг метались белые снопы света. К Ричеру вернулся слух, и он услышал вой сирен. Вскочив на ноги, он успел заметить, как остальные вбегают в изуродованный дверной проем. Диксон сразу же бросилась в дальний конец холла, а О'Доннел и Нигли помчались к коридору, в котором дважды скрывалась строгая леди. Они уже достали фонарики, и в ярких конусах света замельтешила белая пыль. Ричер вытащил свой фонарик, включил его и побежал за ними.

«Прошла двадцать одна секунда», — подумал он.

В коридоре было два лифта. Их индикаторы показывали, что в этом здании три этажа. Ричер не стал нажимать на кнопки: сигнал тревоги наверняка блокировал лифты. Распахнув соседнюю дверь, он побежал наверх, перепрыгивая через две ступеньки. На лестнице вой сирены стал невыносимым. Ричер выскочил в коридор третьего этажа. Здесь ему не требовался фонарик. Тревожный свет заливал все вокруг, словно он попал на дискотеку в аду. По обе стороны коридора шли двери из клена, отстоящие друг от друга на двадцать футов. Офисы. На каждой имелась табличка с именем. Длинные черные пластиковые прямоугольники с выгравированными на них белыми буквами. Чуть впереди Нигли выбивала дверь в кабинет с надписью «Маргарет Беренсон». Из-за эффекта стоп-кадра, вызванного пульсацией тревожного света, движения Нигли казались диковинными и отрывистыми. Дверь не поддавалась. Она вытащила «глок» и трижды выстрелила в замок. Три громких взрыва. Три гильзы покатились по ковру и застыли в лучах белого цвета, словно золотая цепочка. Нигли ударила ногой в дверь, и та сразу поддалась. Нигли скрылась внутри.

Ричер двинулся дальше.

«Прошло пятьдесят две секунды».

Он миновал дверь с надписью «Аллен Ламейсон». Еще через двадцать футов возникла следующая: «Энтони Суон». Ричер уперся в противоположную стену и нанес мощный удар каблуком в дверь над замком. Кленовая доска расщепилась, и дверь вогнулась внутрь, но замок выдержал. Ричер закончил дело ударом ладони и ввалился внутрь.

«Прошло шестьдесят три секунды».

Он застыл на месте и лучом фонарика осветил офис погибшего друга. Все было на своих местах. Казалось, Суон просто вышел помыть руки. На вешалке висел пиджак, точнее, поношенная куртка цвета хаки, короткая и свободная. Картотечные шкафы. Телефоны. Кожаное кресло, местами продавленное — Суон был тяжелым. На столе компьютер. Новый блокнот. Ручки, карандаши. Часы. Степлер. Небольшая стопка бумаг.

И пресс-папье, которое придерживало бумаги. Кусок советского бетона величиной с кулак, отполированный прикосновениями пальцев Суона. На одной грани — какие-то рисунки.

Ричер шагнул к столу и положил кусок бетона в карман. Взял стопку бумаг, свернул их в трубку и засунул в другой карман. Неожиданно он почувствовал под ногами что-то мягкое. Он направил луч фонарика вниз и увидел яркие красные цвета. Необычный орнамент. Восточный ковер, совсем новый. Он вспомнил веревку на запястьях и щиколотках Ороско и слова Кёртиса Мани: «Это лубяное волокно сизаль с Индийского полуострова. Вероятно, его можно найти там, где экспортируют товары из Индии».

«Прошло восемьдесят девять секунд, — подумал он. — Осталась тридцать одна».

Ричер подошел к окну. Увидел далеко внизу Карлу Диксон, спешащую к стоянке. Ее брюки и куртка были покрыты белой пылью сухой штукатурки, и она походила на призрак. Она держала в руках бумаги и какую-то белую папку. Диксон освещали вспышки голубого света, озаряющие фасад здания.

«Осталось двадцать шесть секунд».

Он увидел, как выскакивает наружу О'Доннел — словно убегает из горящего дома — и мчится огромными скачками к парковке, что-то крепко прижимая к груди. Через секунду появилась Нигли. Она бежала очень быстро, длинные черные волосы развевались за спиной, в каждой руке она держала по толстой зеленой папке.

«Осталось девятнадцать секунд».

Ричер пересек кабинет и легко прикоснулся к плечу висящей куртки, словно она все еще была надета на Суоне. Затем обошел стол и уселся в кресло. Оно затрещало под его тяжестью. Ричер услышал этот звук совершенно отчетливо, несмотря на вой сирен.

«Осталось двенадцать секунд».

Он посмотрел на безумное мелькание света в коридоре. Теперь ему оставалось только ждать. Рано или поздно, скорее всего через минуту, здесь появятся люди, которые убили его друзей. И если их окажется меньше тридцати четырех, он сможет сидеть здесь и приканчивать одного за другим.

«Осталось пять секунд».

Вот только у него ничего не получится. На свете не найти таких дураков. После того как первые трое или четверо полягут в дверях кабинета, остальные перегруппируются в коридоре и начнут думать о слезоточивом газе, подкреплении и бронежилетах. Не исключено, что они решат позвонить в полицию или в ФБР. Ричер понимал, что он не сумеет прикончить нужных парней за те три или четыре дня, которые он продержится здесь против хорошо подготовленного спецназа.

«Осталась одна секунда».

Он вскочил со стула, вылетел через выбитую дверь в коридор и бросился на лестницу. Нигли оставила для него дверь открытой. Он оказался на первом этаже, перебрав десять секунд, обогнул разбитый «крайслер» и выскочил из здания, опаздывая на пятнадцать секунд. Когда Ричер выбежал из разбитых ворот, он отставал от графика на сорок секунд. Он метнулся к серебристому «прелюду», до которого оставалось сто ярдов. «Хонда» стояла одна, далекая и невинная. Остальные две уже уехали. Ричер покрыл сто ярдов за двадцать секунд, прыгнул за руль, захлопнул дверь и выпрямился на водительском кресле. Он тяжело дышал, хватая ртом воздух. Повернув голову, где-то вдалеке он увидел свет быстро приближающихся фар. Машины срезали углы на поворотах, стараясь не терять скорость.


Глава 62 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 64