home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Мужчина в темно-синем костюме тут же позвонил:

— Я их нашел. Просто невероятно! Они оказались прямо у меня под носом!

— Все четверо? — спросил босс.

— Они прогуливаются передо мной.

— Ты можешь их взять?

— Думаю, да.

— Ну тогда сделай это. Не жди подкрепления. Как справишься, возвращайся сюда.

Мужчина в темно-синем костюме закончил телефонный разговор, развернул автомобиль от тротуара через четыре линии и снова остановился на боковой улочке возле бакалейного магазина, предлагавшего самые дешевые сигареты в городе. Он вышел из «крайслера», запер машину и быстро зашагал по Стрипу, держа правую руку в кармане пиджака.


В Лас-Вегасе больше гостиничных номеров на квадратный дюйм, чем в любом другом месте на планете, но Эзари Махмуд не стал останавливаться в отеле. Он снимал дом в пригороде, в трех милях от Стрипа. Дом был арендован два года назад для проведения одной операции, которую спланировали, но так и не осуществили. Он был вполне безопасен тогда и не вызывал ни малейших опасений сейчас.

Махмуд находился на кухне, на стойке перед ним лежал справочник «Желтые страницы». Он листал справочник в поисках места, где можно взять напрокат грузовик. Он никак не мог решить, насколько большой грузовик ему потребуется.


Стрип постоянно перестраивался, и волны изменений перекатывались через него, как вода в ванне. Когда-то Ривьера была самым великолепным местом в городе. В нее вкладывались огромные средства, роскошь распространялась квартал за кварталом, от одной улицы к другой. К тому моменту, когда обновление добралось до противоположного конца, ставки поднялись до предела, а Ривьера вдруг стала выглядеть старой и малопривлекательной по сравнению с последними инновациями. И тогда направление волны обновления повернуло в другую сторону, охватывая дом за домом. В результате какие-то кварталы оказывались закрытыми на реконструкцию, отделяя совершенно новые казино от их устаревших собратьев, обреченных на снос. Появлялись дороги и тротуары — старые были засыпаны строительным мусором. В этой части город становился тихим и пустынным, словно ты оказался на ничейной полосе.

Именно здесь мужчина в темно-синем костюме приблизился сзади к своим жертвам. Они медленно шагали, словно им принадлежал весь окружающий мир. Нигли слева, Ричер и О'Доннел в центре, Диксон справа. Они шли рядом, не касаясь друг друга, точно марширующий взвод, занимая почти весь тротуар. Общая цепь составляла девять футов в ширину. Нигли почему-то выбрала это направление. Она двинулась сюда, словно у нее была какая-то цель, а остальные просто последовали за ней.

Мужчина в темно-синем костюме вытащил из правого кармана пистолет. Это был «Дэу DP-51», сделанный в Южной Корее, черный, маленький, купленный нелегально, нигде не зарегистрированный. Проследить его было невозможно. В магазине содержалось тринадцать девятимиллиметровых патронов «Парабеллум». Мужчина в темно-синем костюме носил пистолет так, как его учили, — не дослав патрон в ствол и не сняв оружие с предохранителя.

Он поднял правую руку с пистолетом и прикинул, в каком порядке будет убирать этих четверых. Сначала нужно разобраться с крупными мишенями. Опыт подсказывал, что так будет лучше всего. Поэтому он прицелился в спину Ричера, затем слегка перевел дуло направо, поймав на мушку спину О'Доннела, сделал резкое движение налево, к Нигли, и обратно — к Диксон. Четыре выстрела, около трех секунд, с расстояния в двадцать футов, достаточно далеко, чтобы не пришлось перемещать дуло более чем на двадцать градусов, и достаточно близко, чтобы не промахнуться. Простая геометрия. Легкая задача. Никаких проблем.

Мужчина огляделся.

Все чисто.

Посмотрел назад.

Все чисто.

Он снял пистолет с предохранителя, взял дуло «дэу» левой рукой и передернул затвор правой, почувствовав, как первый толстый патрон аккуратно входит в ствол.


Ночь не была тихой. Со всех сторон доносился обычный уличный шум. По Стрипу проезжали автомобили, гудели бесчисленные кондиционеры, от сотен тысяч играющих людей исходил приглушенный гул. Однако Ричер услышал звук передернутого затвора в двадцати футах у себя за спиной. Он услышал его очень отчетливо. Он уже давно научился выделять этот звук. Для его ушей это была симфония, длившаяся доли секунды, и его сознание четко регистрировало каждый ее фрагмент. Легкий скрежет сплава по сплаву, металлический резонанс, слегка приглушенный мясистой ладонью, кончиком большого пальца и частью указательного, радостное высвобождение пружины обоймы, щелчок пули в медной оболочке, входящей в ствол, обратный ход затвора. Эти звуки достигли его ушей за тринадцатую долю секунды.

В истории его жизни недоставало многих вещей. Он никогда не знал стабильности и комфорта. Никогда не рассчитывал, что его жизнь обойдется без неожиданностей и опасностей. Он воспринимал мир таким, какой он есть. Вот почему, услышав щелчок затвора, Ричер не почувствовал ни паники, ни шока. И ни малейшего удивления. Эта ситуация представлялась ему совершенно естественной: он идет ночью по улице, и какой-то человек готовится выстрелить ему в спину. Ричер не испытал ни малейших колебаний, сомнений или торможения. У него за спиной возникла механическая проблема, невидимая четырехмерная диаграмма, показывающая пространство и время, цели, быстрые пули и медленные тела.

А еще через тринадцатую долю секунды последовала реакция.

Он знал, куда будет направлена первая пуля. Знал, что любой разумный убийца захочет сначала покончить с самой крупной целью. Элементарный здравый смысл. Таким образом, первый выстрел будет направлен в него.

Или в О'Доннела.

«Лучше действовать наверняка».

Он резко толкнул О'Доннела правой рукой в левое плечо, и тот врезался в Диксон, а сам Ричер повалился в другую сторону, на Нигли. Они оба споткнулись, Ричер упал на колени, услышал выстрел у себя за спиной и почувствовал, как пуля прошла через вектор пространства, в котором мгновение назад находилась его спина.

Его рука сжала рукоять «хардболлера» еще до падения на землю. И прежде чем пистолет покинул свое место у него за поясом, Ричер успел просчитать углы и траектории. У «хардболлера» два предохранителя. Один — удобный рычаг слева, а второй срабатывает, когда рукоять правильно ложится в ладонь.

И еще до того, как пистолет был готов к стрельбе, Ричер принял решение, что не станет стрелять.

Во всяком случае, сразу.

Он упал на Нигли, то есть в сторону внутреннего края тротуара. Убийца находился посреди тротуара. Если Ричер выпустит пулю в этом направлении и промахнется, он может попасть в прохожего или в проезжающую машину. И даже если выстрел будет удачным, он может задеть кого-то еще. Оболочечная пуля сорок пятого калибра легко пройдет сквозь плоть и кости. У нее слишком большая пробивная сила.

Ричер решил предоставить дело О'Доннелу.

У О'Доннела был более удобный угол обстрела. Он упал на Диксон, возле проезжей части. Рядом со сточной канавой. Выпущенная им пуля полетит в сторону домов. И если он промахнется или попадет в тело убийцы, пуля никому больше не причинит вреда.

Пусть стреляет О'Доннел.

Ричер упал на землю и сразу перевернулся. Он находился в той зоне, когда разум работает быстро, а физический мир замедляется. Ему стало казаться, что его тело обволакивает патока. Ричер приказывал телу: «двигайся, двигайся, двигайся», но оно подчинялось с большой неохотой. У него за спиной медленно, но четко действовала Нигли. Краем глаза он заметил, как ее плечо задевает землю и голова дергается от удара, как у тряпичной куклы. Он с огромным усилием повернул свою голову, словно она была невероятно тяжелой, и увидел распростертую под О'Доннелом Диксон.

Он увидел, как невероятно медленно двигается левая рука О'Доннела. Увидел кисть. Увидел, как большой палец отводит в сторону предохранитель «хардболлера».

Убийца выстрелил во второй раз.

И снова промахнулся. Как он и планировал, выстрел пришелся в то место, которое только что занимала спина О'Доннела. Убийца действовал в соответствии с планом. Он все продумал заранее: выстрел — новая цель — выстрел. Сначала Ричер, потом О'Доннел. Разумный план, но убийца не отреагировал на изменение обстановки. Обычный человек, действующий достаточно логично, но не сумевший изменить исходный план. Хороший план, но не лишенный недостатков.

Ричер увидел, как рука О'Доннела сжалась на рукояти пистолета. Увидел, как его палец нажимает на спусковой крючок. Увидел, как поднимается вверх дуло пистолета.

О'Доннел выстрелил.

Выстрел навскидку, из неудобного положения. О'Доннел нажал на курок еще до того, как его центр массы занял устойчивое положение.

«Слишком низко, — подумал Ричер. — В лучшем случае ранение в ногу».

Ричер заставил себя повернуть голову. Он не ошибся: пуля попала в ногу. Но ранение в ногу, полученное от оболочечной пули сорок пятого калибра, — не самое приятное зрелище. С тем же успехом можно приставить к конечности мощное электрическое сверло, предназначенное для сверления отверстий в каменной кладке. К тому же все происходит почти мгновенно, менее чем за тысячную долю секунды. Враг получил впечатляющий удар. Пуля попала в нижнюю часть бедра, и бедренная кость взорвалась изнутри, словно там сдетонировала маленькая бомба. Огромная рана. Парализующий шок. Мгновенная катастрофическая потеря крови из разорванных артерий.

Убийца еще продолжал стоять, но его рука с пистолетом резко опустилась, а О'Доннел уже вскочил на ноги. Его рука нырнула в карман и вылетела обратно, он моментально преодолел разделяющие их двадцать футов и нанес удар кастетом в лицо убийце. Прямой правой, всей массой несущегося вперед двухсотфунтового тела. Все равно что ударить арбуз молотком.

Убийца упал на спину. О'Доннел ногой отбросил в сторону пистолет, опустился на корточки рядом с ним и прижал дуло «хардболлера» к его горлу.

На этом игра закончилась.


Глава 44 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 46