home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 42

Они решили поехать в Вегас на машине, а не лететь на самолете. Так было проще все спланировать, да и машина у них уже была. К тому же они не могли взять в самолет «хардболлеры». Не стоило сомневаться, что оружие им обязательно понадобится. Ричер ждал в вестибюле, пока остальные собирали вещи. Нигли спустилась вниз первой и, не глядя, подписала чек. Поставив свою сумку на пол рядом с Ричером, она стала ждать остальных. Следующим спустился О'Доннел. Затем Диксон с ключом от взятой напрокат машины.

Положив сумки в багажник, все расселись по своим местам: Диксон и Нигли впереди, О'Доннел и Ричер за ними. Они поехали на восток по Сансет и некоторое время потратили на поиски 15-й автострады. Им предстояло двинуться дальше на север через горы, а потом на северо-восток до самого Вегаса.

Они знали, что проедут рядом с теми местами, где более трех недель назад вертолет по меньшей мере дважды зависал на высоте в три тысячи футов посреди ночи, с распахнутой дверью. Ричер не хотел туда смотреть, но не удержался. Когда дорога привела их в горы, он невольно повернулся на запад, в сторону коричневых пустошей. Краем глаза он заметил, что О'Доннел делает то же самое. И Нигли. И Диксон. Она на несколько мгновений отвела глаза от дороги и взглянула налево, прищурившись от солнца и плотно сжав губы.


Они остановились поесть в Барстоу, штат Калифорния, в паршивом придорожном кафе, имевшем одно достоинство: оно оказалось единственным на много миль вокруг. Здесь было грязно, обслуживали медленно, а еда оказалась невкусной. Ричер никогда не был гурманом, но даже он почувствовал себя обманутым. В прошлые времена он, Диксон, Нигли и, конечно, О'Доннел могли бы устроить скандал или даже швырнуть стул в окно, но в этот вечер все вели себя тихо. Они доели жалкий обед, допили слабый кофе и вернулись в машину.


Мужчина в темно-синем костюме позвонил с парковки возле «Шато Мармон».

— Они смотались. Уехали. Все четверо.

— Куда? — спросил босс.

— Клерк думает, что в Вегас. Он что-то слышал.

— Превосходно. Мы сделаем это там. Так даже лучше. Поедешь на машине, лететь не нужно.


Темноволосый сорокалетний мужчина, называющий себя Эндрю Макбрайдом, вышел по телескопическому трапу в здание аэропорта Лас-Вегаса и сразу увидел ряд «одноруких бандитов». Массивные коробки черного, серебристого и золотого цветов мигали неоновыми огнями. Их было не меньше двадцати. Рядом с ними стояли виниловые кресла. У каждой машины имелся узкий серый выступ с пепельницей слева и подставкой для чашки справа. Чуть больше половины кресел были заняты. Мужчины и женщины смотрели на экраны с поразительным видом усталой сосредоточенности.

Эндрю Макбрайд решил испытать удачу. Если ему повезет, это будет означать будущий успех. Если он выиграет, все будет хорошо.

А если проиграет?

Он улыбнулся. Тогда он придумает рациональное объяснение. Он никогда не был суеверным.

Эндрю Макбрайд уселся в кресло и поставил портфель у ног. Кошелек с мелочью он носил в кармане. Так ему удавалось быстрее проходить через систему безопасности аэропорта, не привлекая к себе внимания. Он достал кошелек и вытащил из него все монеты по двадцать пять центов. Их оказалось не слишком много. Он выстроил их в ряд на сером выступе между пепельницей и подставкой для чашки.

Один за другим он скормил все четвертаки машине. Всякий раз, когда монета падала вниз, раздавался приятный звук. Красная надпись показала, что у него пять попыток. На автомате имелась большая панель, прикосновение к которой запускало игру. Она была потертой и грязной от миллионов пальцев.

Он стал нажимать ее раз за разом.

Первые четыре раза он проиграл.

На пятый — выиграл.

Приглушенно звякнул звонок, включилась негромкая сирена, и машина начала раскачиваться — находившийся внутри механизм принялся отсчитывать сотню четвертаков, которые с приятным звоном падали в металлическую чашу, прикрепленную возле его коленей.


От Барстоу, штат Калифорния, до Лас-Вегаса, штат Невада, нужно проехать около двухсот миль. Поздним вечером по 15-й автостраде, с должным уважением к дорожной полиции обоих штатов, этот путь займет немногим более трех часов. Диксон сказала, что она с удовольствием будет вести машину все это время. Она жила в Нью-Йорке, и садиться за руль ей приходилось не слишком часто. Сидевший рядом с Ричером О'Доннел задремал. Ричер смотрел в окно.

— Проклятье, мы забыли про Диану Бонд, — сказала Нигли. — Она приезжает в Лос-Анджелес с базы «Эдвардс». И не застанет нас на месте.

— Теперь это уже не имеет значения, — бросила Диксон.

— Мне нужно ей позвонить, — сказала Нигли.

Однако ее сотовый телефон не работал. Они находились в пустыне Мохаве, и зона приема была здесь выборочной.


Они приехали в Лас-Вегас в полночь, то есть в такое время, когда город выглядит лучше всего. Ричер бывал здесь и раньше. Днем Вегас казался нелепым — непостижимый, помпезный и уязвимый. Но сейчас, в ореоле бесчисленных огней, он походил на воплощение чудесных фантазий. Они подъехали с того конца Стрипа,[11] что победнее, и Ричер заметил скромный бар с облупившейся краской, без окон, зато с рекламной надписью без знаков препинания: «ДЕШЕВОЕ ПИВО ПЛОХИЕ ДЕВЧОНКИ». Напротив стояла группа пыльных мотелей и единственный высотный отель. Именно в таком районе Ричер стал бы искать себе номер, но Диксон молча двинулась дальше, в сторону блистающих дворцов, видневшихся в полумиле отсюда. Она остановилась возле одного из них, с итальянским названием. Из отеля тут же выскочили несколько служащих, один отогнал машину на стоянку, другие подхватили вещи. В вестибюле имелись мозаика, бассейн и фонтаны, шумели «однорукие бандиты». Нигли сразу подошла к стойке и заплатила за четыре номера. Ричер заглянул ей через плечо.

— Дорого, — задумчиво произнес он.

— Однако мы кое-что выигрываем, — ответила Нигли. — Возможно, здесь знают Ороско и Санчеса. Может быть, наши парни занимались их системой безопасности.

Ричер кивнул. «Из большой зеленой машины — прямо в Вегас». Что ж, это огромный шаг наверх. По крайней мере, с точки зрения потенциального заработка. Это место буквально сочилось деньгами. Бассейны и фонтаны имели символическое значение. Такое количество воды посреди пустыни говорило об экстравагантности владельцев. Исходные вложения должны были быть огромными. Денежные потоки поражали воображение. Если Ороско и Санчес стали здесь своими, значит, они добились материального процветания. планировал свое будущее дальше чем на один день. Он не строил планов и ни о чем не мечтал.

В отличие от остальных.

Почему так получилось?

Почему?

Нигли протянула им карточки-ключи, и они договорились принять душ, встретиться через десять минут и начать работать. Уже перевалило за полночь, но Лас-Вегас не спал двадцать четыре часа в сутки. Время не имело значения. Говорят, что в казино нет окон и часов, и это чистая правда, насколько Ричеру было известно. Ничто не должно мешать денежным потокам. Во всяком случае, такая незначительная деталь, как сон. Что может быть лучше уставшего парня, который продолжает проигрывать всю ночь напролет?

Номер Ричера находился на семнадцатом этаже. Это был бетонный куб, обставленный и отделанный под старинную гостиную в Венеции. Не слишком убедительная имитация. Ричеру довелось побывать в Венеции. Он вытащил складную зубную щетку и поставил в стаканчик в ванной. Тем самым он распаковал свои вещи. Плеснув водой в лицо, он провел ладонью по коротким волосам и спустился вниз, чтобы немного осмотреться.

Даже в таком первоклассном заведении большую часть первого этажа занимали игровые автоматы. Терпеливые, не знающие усталости, они круглые сутки продолжали затягивать в себя поток наличных — тонкий ручеек, который не пересыхал ни днем ни ночью, семь дней в неделю. Звенели колокольчики, сверкали огни. Многие люди выигрывали, но проигравших было больше. В вестибюле Ричер не обнаружил особых мер, обеспечивающих безопасность. Впрочем, здесь было не так-то просто что-нибудь украсть: автоматы имели надежную защиту, а совет директоров Невады постоянно держал руку на пульсе. Среди сотен гостей отеля Ричер сумел распознать лишь двух служащих. Это были мужчина и женщина, одетые как все остальные, с таким же скучающим выражением на лице, но без маниакального блеска в глазах.

Пожалуй, Ороско и Санчес не тратили много сил на охрану игровых автоматов.

Ричер двинулся дальше и оказался в огромных залах, где играли в рулетку, покер и очко. Подняв голову, он заметил камеры. Посмотрел налево, направо и вперед и увидел множество азартных игроков, охранников и шлюх.

Он подошел к столу, где шла игра в рулетку. Насколько Ричер понимал, рулетка ничем не отличалась от «одноруких бандитов». Если, конечно, колесо работало честно. Клиенты платили деньги, а колесо распределяло их между другими клиентами, но если шарик попадал на 0 или 00, то заведение получало все. Этакий встроенный процент для владельца, столь же неумолимый и безжалостный, как микропроцессор игрового автомата.

Пожалуй, Ороско и Санчес не тратили много сил на охрану рулетки.

Ричер перешел к столам, где играли в карты, и подумал, что именно здесь разворачиваются главные события. Единственное место в казино, где можно использовать интеллект, — это игра в карты. А там, где проявляется интеллект, возникает преступность. Однако для крупных преступлений одного игрока мало. Игрок, обладающий самодисциплиной, превосходной памятью и минимальными представлениями о статистике, способен победить вероятность. Однако это не принесет шестьдесят пять миллионов долларов за четыре месяца. Доход будет несравнимо меньше. Если только исходные ставки не будут сопоставимы с ВВП небольшой страны. Чтобы получить шестьдесят пять миллионов, потребуется помощь крупье. Но крупье, который много проигрывает, будет уволен в течение недели. Или через день, или даже через час. Чтобы четыре месяца подряд выигрывать — тут должен быть очень хитрый план. Заговор. Дюжины крупье, дюжины игроков. Или сотни.

Может быть, весь отель играет против владельцев казино.

Или целый город.

Из-за таких афер людей убивают без колебаний.

В зале использовались самые разные меры безопасности. Множество камер постоянно снимали игроков и крупье. Некоторые камеры были большими и бросающимися в глаза, другие — маленькими и скромными. Наверняка имелись и совсем незаметные. Некоторые мужчины и женщины в вечерних нарядах прогуливались по залу с наушниками и микрофонами, точно агенты секретной службы. Были и другие, в обычной одежде, работающие под прикрытием. За минуту Ричер насчитал пятерых и пришел к выводу, что еще большее количество он пропустил.

Он вернулся в вестибюль. Там у фонтанов уже ждала Диксон. Она приняла душ и переоделась, сменив джинсы и кожаную куртку на черный брючный костюм. Ее влажные волосы были зачесаны назад. Пиджак ее костюма застегивался на пуговицы, и Диксон не надела под него никакой блузки. Она выглядела превосходно.

— Ты знал, что Вегас основан мормонами? — сказала она.

— Нет, — ответил Ричер.

— А теперь город растет так быстро, что они вынуждены дважды в год издавать новые телефонные справочники.

— И об этом я не знал.

— Семьсот новых домов в месяц.

— У них должны возникнуть проблемы с водой.

— Наверняка. Но пока они пользуются моментом. Доходы от азартных игр приближаются к семи миллиардам долларов в год.

— Такое впечатление, что ты читала брошюру для туристов.

Диксон кивнула.

— У меня в номере есть такая. Они принимают тридцать миллионов человек в год. Из чего следует, что каждый в среднем проигрывает двести долларов за один визит.

— Двести тридцать три доллара и тридцать три цента, — машинально поправил Ричер. — Определение иррационального поведения.

— Или обычные человеческие качества, — парировала Диксон. — Каждый думает, что выиграет.

Потом появился О'Доннел. Он остался в том же костюме, но сменил галстук и рубашку. Начищенные туфли сияли. Наверное, он нашел в ванной сапожную щетку.

— Тридцать миллионов посетителей в год, — сказал он.

— Диксон мне уже рассказала, — улыбнулся Ричер. — Она прочитала ту же брошюру.

— Это десять процентов всего населения. Вы только посмотрите вокруг!

— Тебе здесь нравится?

— Это заставило меня увидеть Ороско и Санчеса в другом свете.

Ричер кивнул.

— Я же говорил, что вы все двигаетесь вперед и вверх.

Из лифта вышла Нигли. Она, как и Диксон, надела строгий черный костюм. Влажные волосы были тщательно уложены.

— Мы обмениваемся фактами из путеводителя, — сказал Ричер.

— Я не стала его читать, — ответила Нигли. — Вместо этого я позвонила Диане Бонд. Она приехала в отель, подождала час, а потом уехала обратно.

— Она на нас рассердилась?

— Она встревожена. Ей не нравится, что кому-то стало известно про «Маленькое крыло». Я обещала связаться с ней позже.

— Почему?

— Она вызвала у меня любопытство. Я люблю узнавать тайны.

— Я тоже, — признался Ричер. — А сейчас мне бы очень хотелось узнать, сумел ли кто-то в этом городе прикарманить шестьдесят пять миллионов долларов. И как.

— Должно быть, крупная афера, — заметила Диксон. — Эти деньги составляют три процента годового дохода всего Лас-Вегаса.

— Два и семь десятых, — машинально поправил Ричер.

— Давайте начинать, — предложил О'Доннел.


Глава 41 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 43