home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 41

О'Доннел встал и подошел к окну в номере Диксон.

— Итак, что у нас есть?

Обычный вопрос из прошлого. Существенная часть их методов работы. Неизменная привычка. Ричер настаивал на регулярном подведении предварительных итогов. Он считал необходимым снова и снова возвращаться к найденным фактам, их изучению под новыми углами, с учетом изменившейся ситуации. Но сейчас никто не ответил на призыв О'Доннела, лишь Диксон произнесла:

— У нас четверо мертвых друзей.

В номере стало тихо.

— Давайте пообедаем, — предложила Нигли. — Нет смысла морить себя голодом.

«Пообедаем». Ричер вспомнил кафе, в котором они сидели двадцать четыре часа назад. Бульвар Сансет, шум, толстые сочные гамбургеры, холодное пиво. Круглый стол на четверых. Разговор. И то, как центр внимания постоянно перемещался от одного к другому. Один говорит — трое слушают. Вращающаяся пирамида.

«Один говорит, трое слушают».

— Ошибка, — сказал Ричер.

— Это ты про обед? — уточнила Нигли.

— Нет, можешь поесть, если хочешь. Но мы совершили ошибку. Принципиальную ошибку.

— Где?

— Это полностью моя вина. Я сделал неправильный вывод.

— В какой момент?

— Почему мы не нашли клиента Франца?

— Я не знаю.

— Потому что у Франца не было клиента. Мы совершили ошибку. Его тело нашли первым, и мы предположили, что дело в нем. Как если бы он был инициатором этого дела. Как если бы он говорил, а трое остальных его слушали. Но если говорил не он?

— А кто?

— Мы все время повторяли, что Франц не стал бы ввязываться во что-то серьезное ради обычного клиента. То есть он был чем-то обязан этому человеку.

— Но тогда опять получается, что Франц был инициатором. Ради клиента, которого мы так и не нашли.

— Нет, мы неправильно представили иерархию. Вот цепочка, которую мы все время держали в уме: клиент, потом Франц, а потом остальные помогают Францу. Теперь я думаю, что Франц находился в другой части цепочки. Он вовсе не был первым. Вы понимаете, о чем я? Что, если он помогал одному из трех остальных? Что, если он слушал, а не говорил? Что, если с самого начала это было дело Ороско и речь идет о клиенте Ороско? Или Санчеса? Если бы помощь потребовалась им, то к кому бы они обратились?

— К Францу и Суону.

— Вот именно. Мы ошибались с самого начала. Нужно полностью пересмотреть концепцию. Предположим, Франц получил призыв о помощи от Ороско или Санчеса. Вот люди, к которым он относился не так, как к другим. У него были обязательства перед Ороско и Санчесом. Они не являлись его клиентами, но Франц не мог им отказать. И он был обязан им помочь, что бы ни думали Анджела и Чарли.

Все молчали.

— Ороско связался с Министерством национальной безопасности, что совсем не просто. И это единственный шаг, который, судя по всему, принес какую-то пользу. Это больше, чем сумел сделать Франц.

— Люди Мани считают, что Ороско погиб раньше Франца, — заговорил О'Доннел. — Это может оказаться существенным.

— Верно, — подхватила Диксон. — Если бы дело изначально вел Франц, то зачем ему обращаться к Ороско для наведения подобных справок? Франц лучше справился бы с такой работой. Разве это не доказывает, что все началось в Вегасе?

— Это наводит на размышления, — согласился Ричер. — Но давайте не будем повторять прежние ошибки. Возможно, инициатива исходила от Суона.

— Суон не работал.

— Ну, тогда от Санчеса, а не от Ороско.

— Скорее всего, они действовали вместе.

— Тогда получается, что все происходило в Вегасе, а не в Лос-Анджелесе, — вступила в разговор Нигли. — Возможно, эти числа как-то связаны с казино?

— Не исключено, — сказала Диксон. — Может быть, казино пыталось бороться с теми, кто придумал новую систему ставок.

— Но что может происходить девять, десять или двенадцать раз в день?

— Да все, что угодно. Здесь нет ограничения ни сверху, ни снизу.

— Карты?

— Почти наверняка, если речь идет о системе.

О'Доннел кивнул.

— Шестьсот пятьдесят дополнительных выигрышей по сто тысяч зараз не могут не привлечь внимания.

— Никто никому не позволит выиграть шестьсот пятьдесят раз за четыре месяца, — возразила Диксон.

— В таком случае, возможно, речь идет о нескольких людях. Может быть, о целой команде.

— Нам нужно поехать в Вегас.

В этот момент зазвонил телефон. Диксон подняла трубку, ведь они находились в ее номере. Она немного послушала, а потом передала трубку Ричеру.

— Это Кёртис Мани, — сказала она. — Хочет говорить с тобой.

Ричер взял трубку, назвал свое имя, и Мани сказал:

— Эндрю Макбрайд только что сел на самолет в Денвере. Он направляется в Лас-Вегас. И я сообщаю вам об этом исключительно из вежливости. Вы остаетесь на месте. Никаких независимых действий, вы помните?


Глава 40 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 42