home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

В отеле Ричер некоторое время сидел, глядя на фотографию, которую отдал ему Мани. Кадр с камеры видеонаблюдения. Аптека. Четверо мужчин перед прилавком. Мануэль Ороско стоит слева и с нетерпением смотрит направо. Рядом спокойно стоит Кельвин Франц, сунув руки в карманы. Тони Суон глядит прямо перед собой. И Хорхе Санчес справа, оттягивает пальцем воротник.

Четверо друзей.

Двое из них мертвы.

Вероятно, мертвы все четверо.

— Жизнь — дерьмовая штука, — сказал О'Доннел.

Ричер кивнул.

— Но мы с этим справимся.

— В самом деле? — спросила Нигли. — И на этот раз?

— Прежде всегда справлялись.

— Такого прежде не случалось.

— Мой брат умер.

— Я знаю. Но это хуже.

Ричер снова кивнул.

— Да, хуже.

— Я надеялась, что остальные трое живы.

— Мы все надеялись.

— Но это не так. Они мертвы.

— Похоже на то.

— Нужно работать, — сказала Диксон. — Больше нам ничего не остается.


Они поднялись в номер Диксон, но работа — понятие относительное. Они зашли в тупик. Не осталось ни одной ниточки. Их настроение не улучшилось, когда они перешли в номер Нигли и она получила ответ от своего приятеля в Пентагоне.

«Извини, но ничего не выходит. „Новая эра“ засекречена». Всего восемь слов, холодных и равнодушных.

— Получается, он не так уж сильно тебе должен, — заметил О'Доннел.

— Ты ошибаешься, — возразила Нигли. — Очень сильно ошибаешься. Его ответ больше говорит о «Новой эре», чем о наших отношениях.

Нигли проверила другие сообщения в своем почтовом ящике. И замерла. Она получила еще одно сообщение от того же человека. Другой вариант имени, другой электронный адрес.

— Адрес одноразового использования, — сказала Нигли и открыла сообщение.

В нем говорилось: «Фрэнсис, рад тебя слышать. Нам нужно встретиться. Может, пообедаем или ты предпочитаешь сходить в кино? Я должен вернуть тебе диски Хендрикса. Спасибо, они мне ужасно понравились. Шестая песня второго альбома динамически безупречна. Дай мне знать, когда в следующий раз будешь в Вашингтоне. Пожалуйста, позвони как можно скорее».

— Ты собираешь диски? — поинтересовался Ричер.

— Нет, — ответила Нигли. — И не переношу Джимми Хендрикса.

— Ты ходила в кино или на свидания с этим парнем? — спросил О'Доннел.

— Никогда, — ответила Нигли.

— Значит, он путает тебя с другой женщиной.

— Сомневаюсь, — пробормотал Ричер.

— Это шифр, — сказала Нигли. — Он отвечает на мой вопрос. Иначе быть не может. Он дал мне официальный ответ со своего обычного электронного адреса, а потом послал кодовое сообщение с одноразового. Так он прикрывает свою задницу.

— Что за шифр? — спросила Диксон.

— Это как-то связано с шестой песней второго альбома Хендрикса.

— А каким был второй альбом Джимми Хендрикса?

— «Electric Ladyland»? — высказал предположение О'Доннел.

— Этот альбом вышел позднее, — возразила Диксон. — Первый назывался: «Are You Experienced».

— А на каком альбоме была обнаженная женщина на обложке?

— На «Electric Ladyland».

— Мне нравилась обложка.

— Ты отвратителен. Тебе ведь было всего восемь лет!

— Почти девять.

— Второй альбом — «Axis Bold As Love», — сказал Ричер.

— Как называлась шестая песня? — спросила Диксон.

— Понятия не имею.

— Когда возникают проблемы, нужно прошвырнуться по магазинам, — заявил О'Доннел.


Они пошли на восток по Сансет, наткнулись на «Тауэр рекордс», зашли и оказались в окружении прохладного воздуха, молодых людей и громкой музыки. Довольно быстро им удалось обнаружить секцию «X», где продавали альбомы Джимми Хендрикса. Четыре старых названия, которые Ричер узнал, а также ряд посмертных изданий. Продавался и «Axis Bold As Love» — три экземпляра. Ричер взял один из них и открыл, чтобы просмотреть названия песен. Однако ярлык с ценой закрывал список.

Аналогичная картина наблюдалась на втором и третьем экземплярах.

— Сорви ярлык, — предложил О'Доннел.

— Украсть диск?

— Нет, сорви пластик.

— Я не могу так поступить. Диск нам не принадлежит.

— Ты лупишь полицейских по носу, но не можешь испортить упаковку в магазине?

— Это другое дело.

— И что же ты собираешься делать?

— Куплю диск. В машине есть проигрыватель дисков?

— Последние сто лет, — проворчала Диксон.

Ричер взял диск и встал в очередь за девушкой, на лице которой было больше металла, чем у человека, пострадавшего от взрыва гранаты. Оказавшись у кассы, Ричер вытащил тринадцать из оставшихся у него восьмисот долларов и впервые в жизни стал обладателем продукта цифровых технологий.

— А теперь сними обертку, — нетерпеливо сказал О'Доннел.

Это оказалось непростой задачей. Ричеру пришлось пустить в дело зубы. Наконец он извлек диск, провел пальцем по списку песен и прочитал:

— «Маленькое крыло».

О'Доннел пожал плечами. Нигли тоже ничего не понимала.

— Все без толку, — упавшим голосом произнесла Диксон.

— Я помню эту песню, — сказал Ричер.

— Только не надо ее петь! — взмолилась Нигли.

— И что все это значит? — спросил О'Доннел.

— «Новая эра» создала систему вооружения, которую назвали «Маленькое крыло», — ответил Ричер.

— Очевидно, так. Но это нам не поможет, если мы не сумеем узнать, что такое «Маленькое крыло».

— Судя по названию, как-то связано с аэронавтикой. Похоже на беспилотный летательный аппарат или что-то в том же роде.

— Вы о нем слышали? — спросила Диксон. — Хоть что-нибудь?

О'Доннел покачал головой.

— Только не я, — сказала Нигли.

— Значит, это действительно суперсекрет, — продолжала Диксон. — И никто не проболтался ни в Вашингтоне, ни на Уолл-стрит, ни среди знакомых Нигли.

Ричер стал открывать коробку и обнаружил, что она запечатана клейкой лентой с названием. Он попытался сорвать ее ногтями, но у него в руках остались только липкие обрывки.

— Вот почему этот бизнес пришел в упадок, — заметил Ричер. — Не так-то просто получить удовольствие от этой штуки.

— Что будем делать? — спросила Диксон.

— А что говорилось в электронном послании?

— Ты знаешь, что там говорилось.

— А ты?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну так что там говорилось?

— «Найди шестую песню во втором альбоме Хендрикса».

— И?

— И ничего.

— Нет, там говорилось: «Пожалуйста, позвони как можно скорее».

— Это смешно, — вмешалась Нигли. — Если он ничего не написал в письме, что он может сказать по телефону?

— Но там не написано «позвони мне». Когда речь идет о зашифрованном письме, каждое слово имеет смысл.

— И кому мне следует позвонить?

— Должен быть кто-то. Он знает, что тебе знаком человек, который может помочь.

— Но кто может помочь с такими вещами, если даже ему это не под силу?

— Кого из твоих знакомых он знает? Может быть, из Вашингтона, раз уж он использовал это слово, а каждое слово важно?

Нигли открыла рот, чтобы ответить: «Никого». Ричер видел, как это отрицание зарождается у нее в горле. Но в последний момент она что-то вспомнила.

— Есть одна женщина, — сказала она. — Ее зовут Диана Бонд. Мы с ним оба ее знаем. Она работает в штабе у одного типа из комитета по обороне.

— Ну вот видишь. И что это за тип?

Нигли назвала известную, но не слишком популярную фамилию.

— У тебя есть подруга, которая работает у этого идиота?

— Ну, не совсем подруга.

— Очень надеюсь.

— Всем нужна работа, Ричер. Кроме тебя.

— Так или иначе, но ее босс подписывает чеки, а потому должен быть в курсе. Он наверняка знает, что такое «Маленькое крыло». В таком случае она тоже должна быть в курсе.

— Если только это не секретная информация.

— Этот парень свое имя не сумеет написать без подсказки. Уж поверь мне, если он что-то знает, то знает и она.

— Но она мне не скажет.

— Скажет. Потому что ты должна играть с ней жестко. Ты ей позвонишь и скажешь, что тебе стало известно о «Маленьком крыле» и ты намерена сообщить в газеты, что утечка произошла из офиса ее босса, и если она хочет, чтобы ты хранила молчание, она должна рассказать тебе все, что ей известно.

— Грязный трюк.

— Это политика. Она наверняка знакома с подобными вещами, если работает на этого типа.

— Нам действительно нужно так поступать? Это необходимо?

— Чем больше мы знаем, тем больше шансов добиться успеха.

— Я не хочу втягивать ее в наше дело.

— А твоей приятель из Пентагона хочет, — заметил О'Доннел.

— Но это лишь догадка Ричера.

— Нет, нечто большее. Подумай о письме. Он сказал, что шестая песня динамически безупречна. Странная фраза. Он мог бы сказать, что шестая песня великолепна. Или восхитительна. Или поражает воображение. Однако он написал слова «динамически безупречна», слова, которые начинаются на «д» и «б». Инициалы Дианы Бонд.


Глава 36 | Сплошные проблемы и неприятности | Глава 38