home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«А чем я хуже?..»

Наутро, едва проснувшись, я сразу же направилась в нашу классную комнату, надеясь перехватить Рыжа пораньше, пока он не встретил очередное временное увлечение гденибудь в коридорах нашей альмаматер. Вот только Констана внутри не обнаружилось, да и вообще из всей группы был лишь один дроу и какаято девица, явно состоящая в родстве с эльроу. Как они не поубивали друг друга, не знаю… хм, нет, знаю. Но лучше бы не знала. Уж очень показательно покраснели кончики ушей у эльфийки.

Таак, солнышко, лапушка ты моя златокудрая, поверниська к доброй Крисе личиком, а то терзают меня смутные сомнения…

Нет, не показалось, к несчастью. Действительно наша студентка по обмену. А ведь ее родители вряд ли обрадуются подобному увлечению дочери. Я краем глаза посмотрела на темного мальчиказайчика, пытаясь его идентифицировать. За столькото времени общения я же научилась их различать, верно? Установить личность своего однокурсника после некоторых колебаний мне удалось – Дайран Крайсол. И в отличие от Рисолеи Элтори, под моим взглядом он и не думал смущаться. На редкость хладнокровный и спокойный мальчик. Даже странно, что он так близко сошелся с Мраком – тот куда деятельнее и эмоциональнее.

– Не Институт Маготворчества и Волшебства, а дом свиданий какойто, – подвела итог увиденному я. Острые кончики ушей, выглядывающие из копны золотых волос эльфийки, вновь покраснели. – Да вы не смущайтесь, я привычная уже.

– Крис, она ребенок.

– Я не ребенок! – пылко возразила Рисолея. Да уж, на уроках она мне казалась чуть постарше, а сейчас, сбитая с толку, смущенная, она действительно напоминала взъерошенную маленькую девочку.

– Ребенок, Рис, совершенно точно ребенок, – едва заметно улыбнувшись, уверил ее темный. И от его тона даже мне стало тепло. Хороший мальчик. В отличие от Мрака, он точно умеет производить верное впечатление.

– Я старше тебя! – возмутилось это милое дитя, но уши ее выдавали – она была смущена и взволнована.

Хм, чтото меня смущает в этой ситуации. Ладно, Дей – он взрослый мальчик и сам разберется, как ему быть. А вот девочка меня немного напрягает. Для эльфийки ее возраста она была слишком наивна, этакий тепличный цветочек, впервые оказавшийся за пределами своей оранжереи.

– Химмери…

Рисолея испуганно вздрогнула и повернулась ко мне. Кажется, я не ошиблась. Еще одна ушастая принцесса с толикой альвийских кровей.

– Химмери? – чуть нахмурившись, переспросил Дей.

– Именно. Высокородное эльфийское дитя, которое какойто идиот по ошибке направил к нам, перепутав наше учебное заведение с институтом благородных девиц! Как тебя вообще без сопровождающих за пределы Леса выпустили? – спросила я, обращаясь уже напрямую к Рисолее.

– Я взрослая, – сообщила она. – Я сама решила приехать сюда, когда Светоч объявил о наборе желающих.

Нет, я фигею!

Интересно, Тиа хоть проверил тех, кого ему подсунули наши соседи? Чтото я уже сомневаюсь. Демоны с богатым прошлым и военным образованием за спиной. Темные, из которых двое оказались с секретами, причем если с Йолой мы разобрались и она оказалась всего лишь малолетней девчонкой, сбежавшей из дома, то Май до сих пор оставался для меня загадкой. И эльфиечка благородных кровей, абсолютно не приспособленная к жизни. Вот такие у нас «студенты по обмену» – один другого краше!

– Знаешь, а я на месте твоих родителей к тебе бы наблюдателя приставила. А еще лучше няньку и телохранителя!

Рисолея подозрительно быстро уперла взор в пол и вообще стала образцом смирения и покорности. Лишь алые кончики ушей говорили сами за себя.

– Значит, нянька есть, – озвучила я свою догадку. – И где же ты ее прячешь?

– Белла, – смущенно пробормотала она.

– Белла? – не поняла я.

– Помнишь белку? Это она и есть, – вместо девушки пояснил Дей.

– Вот и замечательно! – радостно воскликнула я, осознав, что это милое остроухое дитя есть кому сдать на руки… в смысле – на лапы. – Тогда быстренько собираемся с мыслями и обратно, в привычный зеленый кабинетик, к пушистой нянечке. И чтобы я здесь тебя больше не видела! Нам тут только проблем с Великим Лесом для полного счастья не хватает!

Рисолея напряглась, спрятала взгляд в пол, но и шага не сделала по направлению к дверям. Упрямая. Мелкая еще, но с характером. Уважаю.

Дей молчал. То ли сам понимал, что ничем хорошим их близкое знакомство не закончится, то ли не принимал всерьез эту девочку. Хотя первое более вероятно – я кожей чувствовала его отношение к ней, нежное и трепетное, совсем не похожее на искреннюю и испепеляющую страсть Мрака.

– Ребят, давайте откровенно. Сейчас не та ситуация, чтобы позволять себе подобные связи. Или, химмери, ты веришь, что твоя семья спокойно примет его? – спросила я у Рисолеи, взглядом указав на дроу. Она, казалось, вся сжалась, но упрямо продолжала стоять на своем:

– Они поймут.

– Правда? Нуну. Не думала, что ты настолько наивна. Дей, а ты? Считаешь, что ваши Владычицы нормально это воспримут? Хотя бы ты должен понимать, что я все это говорю не из вредности, а потому, что действительно трезво оцениваю ситуацию.

Дей спокойно посмотрел на меня, а потом негромко поинтересовался:

– А чем я хуже леди Грейви? Почему она может выбирать? Почему за нее ты готова сражаться, а за нас – нет?

Рисолея, едва услышав это «нас», сразу же посмотрела на него. Да, такого абсолютного счастья я давно не видела. Ее глаза буквально излучали это чувство.

Ох, кажется, я начинаю понимать свою ба. Когда пытаешься сделать как лучше, но тебя все равно не слушают, это ужасно тяжело. Особенно если при этом глубоко и искренне сочувствуешь.

– Дей, тут другая ситуация. Леди Лилея изначально так поставила себя, что ее семья и не ждет от нее иного. А вот вы в глазах своих родных – дети, упрямые и неразумные, ненадолго обретшие свободу и сразу же начавшие распоряжаться ей как заблагорассудится. Именно поэтому я и была против сближения Йолы и Мика, именно поэтому постоянно указывала вам на них. Вы предпочли предоставить их друг другу, но теперь и сами совершаете те же ошибки. Мрак с этой своей одержимостью Снежей. Ты и эта юная химмери. Вы хоть понимаете, что если вашим поведением будут недовольны, то второй группы к нам не отправят, полностью разорвав все связи? Да и вас вряд ли потом на поверхность выпустят… И моя поддержка или ее отсутствие в данном случае особой погоды не сделает.

– Ты можешь убедить Мая. Если он с тобой согласится…

– То что? Этот ваш наивный мальчик сможет убедить Владычиц? Чтото я сомневаюсь. Да и дело не только в тебе. Спроси у нее, как поступают с химмери, которые связались с кемто на стороне!

Дей вопросительно глянул на Рисолею. Та вновь опустила взгляд в пол. Кажется, это не просто так. С годами выработанная привычка? Но это значит, что в ее семье есть ктото, раз за разом утруждавший себя довольно нудными и пространными нотациями. Еще один довод в пользу их полного и окончательного разрыва.

– Их отлучают от семьи. – Поняв, что девочка не спешит отвечать, я это сделала за нее. – Но это еще полбеды. На их избранников обычно открывается охота, потому что это возможность менее родовитым эльфам добраться до вершины – ведь равный ей по положению мужчина на нее уже не посмотрит. Хотя следует признать, многое зависит от семьи – некоторые открыто выступают против подобного преследования. Правда, в любом случае обоим не следует приближаться к границам Арай Эль – свои же убьют. Скажешь, я в чемто ошиблась? – Последний вопрос я адресовала юной химмери.

– Откуда ты столько знаешь? – только и спросила она едва слышно.

– У меня подруга дочь химмери клана Гросс и безродного нимфа. К счастью, отец леди Асторлеи воздержался от преследования избранника дочери, а потому они вполне сносно прижились в Тейризе. Вот только поступит ли так же благородно твой отец?

– Брат, – поправили меня. – Главой рода Элтори является мой брат.

– Не в этом суть. Ты поняла, о чем я.

– Поняла, – послушно кивнула ушедшая в свои мысли эльфийка. – Но это не отменяет того, что я сама вправе решать за себя, – спустя пару секунд удивительно твердо произнесла Рисолея. – Или ты поступила бы иначе?

Вот здесь меня подловили. Я невольно развела руками, признавая поражение.

– Уела… Сама такая же. Правда, у меня препятствия поменьше будут, и новую войну я парой случайно оброненных фраз не начну.

– Значит, поможешь? – это спросил Дей. Рисолея не решилась бы так откровенно навязывать мне свои желания.

– Как именно?

– Поговори с Маем, объясни ему… в конце концов, используй свой дар! Ты же фея любви! Соответствуй!

Снова Май. Страшно поверить, но, возможно, мои догадки касательно этого мальчика были верны… и мне уже совсемсовсем не хочется их подтверждать.

– Поговорю, – сдалась я, но сразу же выставила встречное условие: – Но не сейчас. Прежде мне надо разрешить еще одно дельце. Согласны?

Дей спокойно кивнул, а вот его эльфиечка буквально излучала счастье. Если учесть, что моя личная жизнь была далека от радужной, то вполне понятно мое плохое настроение на этом фоне. Так и хотелось сказать какуюнибудь гадость, чтобы чуть притушить это радостное сияние.

– А тебе, химмери, не мешало бы подумать, что и как ты скажешь своей семье. Потому что к эльфам я тебя отмазывать точно не поеду, так и знай!

Но принцесса была слишком счастлива, чтобы обращать внимание на мой вредный бубнеж, а потому лишь лучезарно улыбнулась и уверила:

– Я чтонибудь придумаю. Честно.

И почему я не верю? Вот чувствую, аукнется мне эта моя жалость, точно аукнется. Но теперь уже поздно сожалеть. Вот вам и «фея любви», вот и соответствуй!

К счастью, отвечать Рисолее мне не пришлось – в комнату ввалился Рыж, причем не один, а в компании с какойто рыженькой девочкой. Я обреченно вздохнула и обратилась к своему неисправимому другу:

– Констан, есть разговор. Уделишь мне минутку? – С покровительственной улыбкой всеобщей феи любви я посмотрела на его очередное увлечение. Девушка смутилась, но както нарочито, словно должна была… Здесь все ясно, и терять этой милой особе в объятиях моего друга точно нечего. Правда, следует отдать Рыжу должное – невинными девицами он никогда не интересовался, предпочитая дам более свободных взглядов.

Демон, шепнув чтото на ухо мигом зардевшейся спутнице, перевел взгляд на меня:

– Разумеется, Крис, в чем вопрос. Выйдем?

Я кивнула, не желая разговаривать при посторонних, и первой направилась к дверям. Рыж последовал за мной. Оказавшись в коридоре, я бросила быстрый взгляд по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, негромко произнесла:

– Мне необходимо попасть в клуб «Рыцарь». Проведешь?

С него разом слетела вся веселость. Прямо посмотрев мне в глаза, он так же тихо поинтересовался:

– Во что ты влезла, Крис?

– А как ты думаешь? – не найдя способа отвлечь его от этой неприятной темы, спросила я.

– Во чтото очень некрасивое и столь же опасное. Впрочем, я тебя знаю, ты не передумаешь. Ладно, так и быть, проведу. А то сунешься совсем одна – еще хуже будет. Но внутри будешь слушаться меня как родную маму, все поняла?

Я лишь кивнула. Таким серьезным Констан бывал лишь в особенных случаях, а значит, действительно не все так чисто с этим их «мужским клубом», но ничего, разберемся.

– Я туда завтра собираюсь, во второй половине дня. Постарайся к этому времени отыскать в своем скудном гардеробе платьице поигривей. И одолжи уже у когонибудь из девчат штукатурки, а то твое лицо слишком примелькалось! – бросил он и, резко развернувшись, вернулся в нашу классную комнату. Вот и поговорили, называется. Хотя тут главное результат, а он достигнут.

Успокоив себя этими нехитрыми мыслями, я направилась в сторону общежития. Подходящее платье я еще, может, и найду у себя в гардеробе, а вот косметику вряд ли, а значит, не мешало по пути завернуть к Снеже…


Привет из «тени» | Фея любви, или Демонесса на госслужбе | Княгиня мира