home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Старейший из альвов

До Института Маготворчества и Волшебства я добиралась как никогда долго. Хотя оно и неудивительно. Давненько в наших широтах не выпадало столько снега. Да и дорожные службы работают далеко не так идеально, как в Димиании. Впрочем, судя по тому, что я видела, думаю, у демонов в городах используется какоето хитрое заклинание… Но вряд ли они им поделятся с соседями из душевной доброты.

В общем, к тому моменту, как я добралась до кабинета Тиа, я была уже порядком на взводе. И мне совсем не улучшил настроения тот факт, что в результате всех своих трудов я наткнулась на запертую дверь. Интересно, куда это умудрился сбежать в середине рабочего дня лорддиректор? Чтото раньше он проявлял куда больше служебного рвения – и что теперь?

С трудом сдерживая раздражение, я выскочила в парк. Ветер и снег чуть охладили мой пыл, но настроения ничуть не улучшили. Предположений, где сейчас мог находиться Тиа, не было вовсе.

– Крис? Это действительно ты?

Я обернулась на голос. Всего в паре шагов от меня стоял довольнотаки молодой парнишка. Альв. Встреть его здесь кто другой, может, удивился бы, что на территории института мог забыть столь юный воздушник. Но я прекрасно его знала. Как знала и причины, по которым он околачивался здесь. У причины, как и полагается, было имя и даже коекакая должность в стенах моей альмаматер. Впрочем, и сам альвик был куда старше, чем выглядел. Намного старше.

– Привет, Нил. Опять здесь?

– Ято здесь, как, собственно, и почти каждый день. А вот как здесь оказалась ты – большой вопрос. Я слышал, что ты к демонам подалась…

– Как подалась – так и вернулась, – хмуро откликнулась я. – А ты что тут один? Обычно магистр тебя от себя далеко не отпускает…

Симпатичная мордашка альва недовольно сморщилась. Неужели снова поругались? Впрочем, оно и понятно. Беспутным воздушникам по большому счету все равно в кого влюбляться, а вот люди далеко не всегда в состоянии ответить на их чувства. Особенно при таких вводных… Вот будь Нил симпатичной альвийской девочкой – еще какнибудь, но девочкой он не был. Впрочем, вряд ли он об этом жалел; как минимум двух его деток я знала в лицо. Какникак именно он приложил руку (и прочие части тела) к рождению Сабрисы и Валя. И этот факт все еще меня удивлял. Ну, не походил Нил на отца взрослых деток! Скорее сам ребенок ребенком.

– Мил занят. Изволит обсуждать с лордомдиректором новый устав института. И конечно же меня они выставили на улицу. Вот обижусь и уйду – что он делать будет? Он же от одиночества удавится на второй день!

Хм, кажется, Тиа мне обнаружить всетаки удалось. И даже на рабочем месте. А я уж было решила… Что я там себе нафантазировала, я говорить не буду, но причин для раздражения у меня было достаточно, можете мне поверить.

– Тиа у магистра Милиона?

– Именно.

– И ты так спокойно их оставил одних? – поинтересовалась я, с удивлением замечая тщательно запрятанное недовольство в яркосиних глазах альва.

– А что мне оставалось? С Милом особо не поспоришь. Лимон он и есть Лимон! Как ни обзови – суть одна, – раздраженно откликнулся он. Впервые на моей памяти ктото из воздушников демонстрировал подобные эмоции.

– А мне казалось, что своим вы доверяете…

– Мы и доверяем. Но ты верно сказала: своим. В Себастиане я ошибся. Крылья еще не делают демона одним из нас. – Каждое новое слово звучало холоднее и жестче предыдущего. И мне совсем не нравилась убежденность, с которой он это говорил. Что же всетаки здесь могло произойти за время моего отсутствия? Меня и не былото всего ничего…

– Нил, может, пойдем ко мне? Я бы очень хотела поговорить с тобой.

– И я даже знаю о ком, – хмыкнул он, кинув на меня непроницаемый взгляд. Ох, всетаки такими я альвов еще не видела! Нил сейчас как никогда напоминал жесткий и всесокрушающий тайфунный ветер…

– С чего ты так завелся? – осторожно поинтересовалась я. Но вместо ответа получила лишь еще одну неясную усмешку и жесткие слова:

– Было с чего. Пойдем, раз приглашаешь. Но будь готова к тому, что сейчас я не самый приятный собеседник. – И, бросив это, он развернулся и направился в сторону студенческого общежития. Странно, у меня он вроде в гостях не был, а дорогу выбрал такую, чтобы кратчайшим путем добраться до моих комнат…

Сняв магическую печать с дверей, я вошла и, сгрузив пригревшегося у меня на груди кроля, пальцем коснулась своих губ, предупреждая своего фамильяра, чтобы помолчал. Слишком странно сейчас воспринимался мною Нил… слишком неоднозначно. И чтобы разговорить его, мне необходима хотя бы видимость уединения.

Сбросив шубу на кровать, я вернулась в ту часть комнаты, которая исполняла роль гостиной. Фамильяр остался за высокой бамбуковой ширмой, молчаливый и послушный, как самый настоящий кролик. А в моем любимом кресле тем временем устроился встрепанного вида альвийский подросток…

Мне хватило всего одного взгляда, чтобы внутри все застыло от неприятного предчувствия. Он был какойто не такой, как всегда. И я никак не могла понять, что именно меня нервировало больше: колючий взгляд обычно веселых глаз или дикая усталость, внезапно проявившаяся во всех его чертах сразу.

– Почему ты такой? – Я, не в силах словами описать это ощущение неправильности, сделала неопределенный жест рукой.

Нил посмотрел мне прямо в глаза, задумчиво так посмотрел, словно решая, какую часть информации мне можно сообщить. Я уж было начала опасаться, что он промолчит, но он внезапно опустил веки и произнес:

– Я не умею любить. Совсем. Так и не научился за все эти века. – Он както виновато улыбнулся. Совсем чутьчуть, едва заметно, но отчегото эта улыбка тупой болью отозвалась в моей груди. – Но я умею утешать, – продолжал он. – Это единственное, что я умею. Я чувствую чужую боль, как свою, а потому без труда нахожу способ ее усмирять. У меня было много женщин. Мужчины, впрочем, тоже попадались, не так часто, конечно, но… Крис, как думаешь, сколько мне лет?

– Ну, паратройка сотен… хотя на вид порой больше пятнадцати не дашь.

– Ну, что могу сказать? Ты ошиблась, и ошиблась сильно. Я старейший из альвов. Я старше многих эльфийских владык. И уж конечно старше всех рожденных на этой земле демонов. Я уже давно не считаю своих лет, но в год прибытия демонов я был уже довольно стар, а уж сейчас…

– Пять тысячелетий. С момента нашего прихода прошло почти пятьдесят веков, – оторопело произнесла я.

– Ну, значит, мне лет на шестьсот больше, – блекло улыбнулся он. – И все это время я только и делаю, что усмиряю чужую боль. Я сам нахожу их. Так было с матерью Валя. И с Олеф. Они с радостью влюбляются, почувствовав сочувствие и понимание. И я всегда принимаю эти их чувства, хотя они мне и не нужны. Но это нужно им. И мне этого хватает.

– Но как же… вы ведь сходитесь всегда по любви. Подругому не бывает, – уже далеко не так уверенно, как вначале, произнесла я.

– Ты права. Это просто я такой неправильный. В принципе меня можно назвать проклятым, тем более это не так уж и далеко от истины. – Улыбка Нила стала еще горше. Глаза он так и не открыл, словно не хотел хоть когото посвящать в свою боль до конца. Слишком старый. И слишком одинокий.

– Проклятым? За что?

– За дела отцов да расплатятся их дети, – произнес он нараспев, явно цитируя когото.

– Жестоко.

– Верно. И я даже рад, что моих детей это проклятие не коснулось.

– Значит, магистр Милион… – до конца осознав его слова, я невольно подняла эту тему.

– Он слишком одинок. И пока это так, я буду с ним. Но только до тех пор, пока нужна моя помощь.

Я даже не знала, что на это сказать. Я привыкла видеть его веселым и влюбленным, постоянно крутившимся рядом с нашим магистром. И вот теперь оказалось, что все это было ложью. И улыбки, и счастье, и попытки достучаться до магистра Лимона… А ведь было так забавно наблюдать за ними. Боги, когда я смирилась? Когда до конца приняла возможность их связи?..

Ответов не было. Но внутри все сжалось от боли, от острой неправильности происходящего.

– Значит, это все было игрой? – глухо спросила я.

– Не совсем. Я просто попытался вспомнить, каково это было… тогда, когда я еще был жив… чувствовал себя живым. Тогда еще не было в этом мире демонов. Да и людей было не так уж и много. Тогда многочисленные леса населяли наши братьяэльфы, а в небесах парил наш город… – Последние слова он произнес на грани слышимости. Не будь во мне эльфийской крови, я бы и не услышала. Итак, у альвов когдато тоже был свой город. Место, которое они называли домом. Место, которое… потеряли?

Я хотела спросить, но, подняв глаза, поняла, что не стоит. Нил не собирался делиться со мной тайнами своего народа. Точно так же, как не собирался рассказывать о своем проклятии. Было ли оно на самом деле? Не знаю, но уже готова поверить – я знала достаточно воздушников, чтобы сейчас без труда видеть в Ниле чуждые им черты. Это мир словно посмеялся над ним. Даже его внешность была своеобразной насмешкой: прожив столько веков, он все еще казался ребенком. Бедным одиноким ребенком.

И мне с отчаянной силой захотелось его согреть. Подарить тепло, которого было в его жизни слишком мало.

К сожалению, я ничего не могла для него сделать. Не сейчас. И вряд ли в ближайшие годы это изменится. Но когданибудь я заставлю его душу проснуться. Потому что альвы не должны быть такими! Никогда и ни при каких условиях!

– Зачем ты мне это рассказал? – негромко спросила я, устав от молчания.

– Ты спросила, – неопределенно пожав плечами, откликнулся этот странный альв.

– И ты всегда отвечаешь на такие личные вопросы?

– Нет, только когда мне нравится собеседник. Ты мне нравишься. Ты удивительно теплая. Демоны обычно не такие. Впрочем, ты и не демон. Думаю, ты такая же, как и Мил – слишком боишься своего дара, чтобы использовать осознанно, но в то же время слишком сильна, чтобы постоянно держать его на привязи. Правда, вы пошли разными путями. Мил отгородился от всего мира, возвел вокруг собственной души несокрушимые стены. Ты же окружила себя людьми, пытаясь затеряться в этой толпе великих и замечательных.

– Нил…

– Что?

– Уверен, что ты не умеешь любить?

– Крис, я не умею только любить. Привязываться я всетаки умею. Просто этой привязанности обычно не хватает надолго. И твое зелье на меня не подействовало – довольна?

Я удивленно воззрилась на него. То есть он…

Никогда не думала, что ктото сам, зная о свойствах моих зелий, пригубит хоть одно.

– Это ничего не значит, – невольно произнесла я. Почемуто мне казалось, что он нуждается именно в таких словах. Впрочем, все мы хотим, чтобы нас хоть в чемто разуверили.

– Не доросла ты еще меня утешать, девочка. – Бледно улыбнувшись, Нил погрозил мне пальцем, словно малютке.

– На Мегеру мои зелья тоже никогда не действовали, но используй я их сейчас – и будет совсем другой результат, – убежденная в своей правоте произнесла я.

– Пусть так. Но я не леди Грейви. Да и поговорить ты хотела не обо мне. Тебя же лорддиректор интересует, вот и спрашивай о нем.

– Нил…

– Не стоит, Крис. И прими совет: забудь обо всем, что услышала. Тебе хватит и своих проблем, незачем взваливать на свои плечи еще и наши.

Я неопределенно дернула плечом. Если он не хочет сейчас говорить об этом – хорошо. Но это не значит, что я не подниму эту тему снова.

– Ладно, сдаюсь. Так что ты можешь сказать мне о Тиа?

– Только то, что уже сказал. Он не альв. Мы не способны с такой легкостью предавать тех, кого любим. Он смог…

– О чем ты? – С каждым мигом меня все больше раздражали чужие недомолвки и эти бесконечные многоточия в конце.

– О том, что меня бесят подобные предательства. Впрочем, чего еще было ждать от полукровки?

– Нил! – Теперь настала моя пора раздражаться и беситься.

– А что? Я лишь подвожу итог тому, что видел, – безразлично откликнулся он. Сейчас его действительно нисколько не волновал этот мир. Он слишком многое помнил, чтобы остаться здесь. Проклятье! Неужели и в этом виновата я? Ведь я не чувствовала фальши в нем раньше! Но и сейчас ее нет… Заставляет задуматься, верно? – Крис, прими совет. Прежде чем соваться к Себастиану Арвишше, поговори со своей подругой. Возможно, она лучше сумеет объяснить происходящее.

– Свитти? – окончательно растерявшись, удивленно спросила я.

– Да. Именно она, – произнес он, выбираясь из кресла. Всего лишь худенький шестнадцатилетний подросток на вид, но в этот миг он необъяснимо выглядел властно и внушительно. А потому, когда Нил подошел к дверям, у меня даже мысли не возникло удерживать его.

И только когда он исчез из моей комнаты, я смогла избавиться от этого странного наваждения.

– Что скажешь? – негромко спросила я, откинув голову на спинку своего кресла и привычно уставив взгляд в потолок.

– Тебе действительно стоит начать со Свитти, – ворчливо откликнулся мой фамильяр. – К Тиа соваться в таком состоянии не стоит. Ты на взводе, Крис. И боюсь, в любой момент может произойти взрыв. А лорддиректор всегда был для тебя лучшим запалом…

– Я не об этом. История Нила. Что ты думаешь о ней?

– Думаю, что надо влезть в королевский архив. Только там хранятся записи такой древности, – выразительно выделив нужное слово, произнес Бублик. Кажется, его не меньше меня заинтересовали коекакие недомолвки. – Но это после, Крис. После! Сейчас у тебя есть куда более насущные проблемы, не считаешь?

Я, проворчав чтото неопределенное, потянулась за валявшимся на ближайшей тумбе магофоном. Начать действительно следовало с подруги.


Возвращение | Фея любви, или Демонесса на госслужбе | Пропавшая подруга