home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Темный взгляд на мир

Мальчиков я обнаружила лишь с десятой попытки, обежав почти весь институт и сунувшись во всевозможные места. По закону подлости они обнаружились в комнате Мая. Надо было с личных апартаментов этой темной ушастой братии начинать, а не носиться по всей учебной территории! Дело в том, что Май так редко влезал во всеобщие авантюры, что я давно перестала считать его злом.

– Крис? – Хозяин комнаты недоуменно глянул на меня. Кажется, здесь никто не ожидал, что я так бесцеремонно заявлюсь на мужскую половину общежития. Мечтатели! Еще не родился тот, кто сумел бы остановить леди рода Лиршей и заставил ее томиться в ожидании у порога.

– Именно, Крис, – широко улыбнувшись, кивнула я. Судя по тому, что мои мальчикизайчики сгрудились над столом и были весьма увлечены своим занятием, они явно чтото задумали. И вряд ли мне скольконибудь понравятся их планы. – Могу я поинтересоваться, что тут у нас за собрание?

Май под моим взглядом смутился. Остальные, к сожалению, таким недугом, как «совесть», не страдали, а потому на меня смотрели со всем доступным им безразличием. Итак, проведем инвентаризацию… тьфу, перекличку темной половины нашей группы. Майсиля уже посчитали, а значит, идем дальше. Авьер Мрак, которого почемуто все называли исключительно по фамилии (а чужой пример заразителен), ответил на мой испытующий взгляд чарующей улыбкой. Его постоянный друг и спутник, Дайран Крайсол, смотрел на меня со скучающим равнодушием аристократа в двадцатом поколении. Кстати, так как у них одинаковые прически и цвет глаз, то только по выражению морды лица я их и различаю. Ладно, идем дальше. Последним в списке значился Рисон Грейви, племянник куратора боевиков и, по слухам, выходец из рода бунтарей и нарушителей всевозможных законов. В общем, если он главный на этом собрании, то ждать мне всевозможных подстав и разбирательств…

– Так и будем молчать? – насмешливо осведомилась я. – Может, сразу покаетесь, и я вам дам в наказание какоенибудь трудоемкое задание, чтобы и руки и мозги не тянулись создавать мне неприятности?

– Это внутреннее разбирательство. Тебя оно никоим образом не касается, – твердо произнес Рисон.

Ох, кажется, я угадала, и инициатором данного собрания является именно мой зам по административной работе. Неужели мы со Свитти слишком мало ему заданий давали? Мне казалось, что он с расчетом возможных стипендий и вычетов на обновления учебновспомогательных ресурсов все время до конца каникул потратит…

– Позволь не согласиться. На данный момент вы находитесь на территории Айлетта и полностью подчиняетесь правилам и законам этого королевства. Так что все недоразумения вы должны решать в соответствии с этим.

Темные недовольно скривились (кроме Мая, разумеется, тот лишь недоуменно хлопнул ресничками) – их такое положение вещей не устраивало.

– Леди Лиршей, не вмешивайтесь. Вы уже натворили достаточно, – сухо произнес Рисон, перейдя на официальный тон. Миленько. Так он ко мне не обращался, даже когда был зол… может, и правда мне лучше отойти в сторону? В смысле Тиато я сообщу, но на этом мое вмешательство в данный вопрос и закончится?..

Но я не я была бы, если действительно отошла бы в сторону.

– У вас есть какиелибо претензии конкретно ко мне?

– У всех есть. И мы не исключение. Уверен, что если бы не ты и твои таланты, Лилея никогда бы не увлеклась этим демоном!

Таак. А вот и повод для собрания. Значит, нашим ушастым мальчикам не по нраву выбор темной леди? И это после того, как я столько времени и сил потратила, чтобы обратить их внимание на Йолу?! Значит, как девочке, еще не справившей столетний юбилей, ей все можно, а как всеми уважаемой леди – запрещено? Ну и кто они после этого? Так противоречить себе – это еще умудриться надо!

– Извините, мальчики, но конкретно к этому случаю я никакого отношения не имею. Это вопервых. А вовторых, и вам сюда лучше не вмешиваться. Я уже неоднократно слышала, что род Грейви – это род бунтовщиков. Не думаю, что Лилея послушает когото из вас, она привыкла жить только по собственным правилам…

– Ты не понимаешь!.. – с пылом возразил Рисон, едва ли не впервые демонстрируя подобные эмоции.

– В данном случае не понимаешь именно ты: ни один из вас не является для нее авторитетом. Она не послушает вас, но вот обозлиться может. Если честно, единственное, чего я не понимаю – с чего вы вообще решили вмешаться в это дело? – Я вопросительно глянула на темных. В свое время ба дала мне всестороннее образование, так что худобедно я помнила основные законы дроу, но, видимо, этих обрывочных сведений мне уже было недостаточно. Боги, и почему именно мне пришлось возиться с чужими проблемами? Как будто мне самой заняться нечем?! Вот уж чего у меня всегда с избытком, так это неприятностей разной степени серьезности!

– Лилея Грейви – темная леди старшей крови. Ее потомки по женской линии могут претендовать на Единый Трон. Попытка разбавить подобную кровь пришлой приравнивается к государственной измене. И карается соответственно.

Вот именно этого я и боялась, когда Тиа влез в авантюру с темными «детишками». Детки, конечно, оказались великовозрастными (за исключением Йолы, но она случай особый, ибо в данной команде оказалась по собственной воле и вопреки решению большинства) и весьма консервативными. Нет, разумеется, ни один народ, который провозгласил чистоту крови политикой своей страны, не вел себя иначе, но даже демоны (всем известные упрямцы особенно в законах крови) не стали бы влезать в чужую жизнь. Да, измена крови не приветствуется, особенно в тех семьях, которые находятся в специальных реестрах, но коли решение уже принято, то оспаривать его не станут. Темные же и здесь превзошли остальных. Тут в дело вмешался не только представитель рода, но и прочие «ревнители». Нда, никогда не думала, что придется вмешиваться во внутренние проблемы какоголибо народа, но в данном случае я в корне не согласна со своими мальчикамизайчиками. Я слишком часто сталкивалась с таким отношением относительно собственной персоны, чтобы остаться равнодушной.

– Рисон, не ты ли говорил, что никто и ничто не заставит представителя рода Грейви пойти против своего желания? – Я вопросительно глянула на темного, надеясь хоть на малейший отклик. Пустота. Кажется, он сам не верит в способности собственного рода находить выход из безвыходных, казалось бы, ситуаций. И – боги! – я действительно не знаю, что мне делать. Я знаю, как необходимо поступить, но совершенно не понимаю, для чего.

Ох, но раз уж я все равно решила по уши влезть в международную политику… В общем, поздно оплакивать собственную судьбу – сама того хотела. Так что теперь остается только одно: получать удовольствие от процесса.

– Она была обязана подчиниться воле рода, – упрямо произнес Рисон, убедившись, что я отступать не собираюсь.

Я задумчиво посмотрела на эту четверку заговорщиков. Сказать? Или нет? Конечно, они все еще не успели вникнуть в коекакие нюансы, а потому вряд ли понимают… И вот с этим непониманием пора кончать. Раз и навсегда.

– Рисон, я не знаю, в курсе ли ты, но Лилея Грейви приняла подданство Айлетта. Вот уж полвека она одна из магистрисс королевства. Так что теперь у нее двойное гражданство, и она вправе вообще оборвать все связи с родственниками. По крайней мере, законами Айлетта предусмотрена защита каждого своего гражданина от попыток давления извне. Вы ничего не сможете сделать. В лучшем случае вы просто настроите против себя Лилею Грейви. В худшем – она вернет вас домой. И я не думаю, что вас погладят по головке за срыв дипломатической миссии.

Рисон молчал. Остальные делали вид, что их вообще здесь нет. И только Май смотрел на меня както слишком уж заинтересованно. Я снова вспомнила о том, что как раз именно этот мальчик вызывал во мне больше всего неоднозначных чувств. Искренний, откровенный, не боящийся первым предложить свою помощь или ответить на каверзный вопрос… дроу такими не бывают. Не должны они быть такими, иначе просто не выжили бы в своих подземельях. Наверное, именно эти мысли и заставляли меня раз за разом присматриваться к Маю, я словно пыталась выискать в нем несоответствия с избранным им образом. И, что страшно, снова и снова находила, но стоило чуть задуматься над этим, появлялись вполне разумные объяснения этим его странностям… Не знаю почему, но именно Мая трогать мне было страшно. Неужели до того молчавшее чувство самосохранения всетаки решило о себе заявить? Но если и так, то почему именно этот темный? Не может же он быть опаснее остальных, верно?..

– И что ты предлагаешь? Смириться с этим ее предательством? Позволить ей выбрать какогото демона? – Кажется, что бы я ни говорила, Рисон все равно останется при своем мнении. К счастью, как минимум один темный в этой компании перешел на мою сторону. Осталось только понять, как мне использовать данное знание.

– Это ее право, не считаешь? Я все еще не уверена, что у них чтолибо получится, но они имеют право хотя бы попытаться… Не вмешивайтесь. Пусть все идет своим чередом. В любом случае Виори и Рельм в Айлетт прибыли только на один год, дайте им эти несколько месяцев. Что будет дальше? Я не знаю. Да и вам гадать не советую – неблагодарное это дело пытаться исправить чужую личную жизнь.

Задумчивое молчание в ответ. Мне хочется верить, что я смогла донести до них хоть чтото, но я слишком хорошо знала, какую роль в восприятии мира играет воспитание… нет, боюсь, словами тут не поможешь. Максимум, что я могу сделать – выгадать время. Но и этого будет достаточно. Ох, только бы они…

Я беспомощно посмотрела на Мая. Его взгляд, цепкий, внимательный, ни на миг не отрывался от меня. Я чувствовала это. Все это время я знала, что он сконцентрировал на мне свое внимание в полной мере.

– Ты действительно веришь, что из этого может чтото выйти? – негромкий шепот. Майсиль редко повышал голос, но в этот раз его было едваедва слышно.

К моему удивлению, остальные замерли, непонимающе уставившись на нашего милого, до жути наивного эльфика.

– А разве ты считаешь иначе? – вопросом на вопрос ответила я.

– Я? Я ничего не знаю о любви, а потому мне сложно судить. Особенно когда дело принимает такой опасный поворот, но… я готов дать им шанс. – Чуть сбившись под конец, Май смущенно улыбнулся мне. Ох, кто же ты такой, чудо мое ушастое? Ведь не просто так за тебя вступалась Йола в день нашего знакомства! И не просто так остальные внимают тебе, словно перед ними стоит одна из Старших Владычиц!

– Майсиль! – Голос Рисона прозвучал не раздраженно – непонимающе. Такое чувство, будто он не ожидал подобного поворота, но уже заранее смирился, а потому и нет негодования, а только легкая растерянность…

Боги! Кого же вы мне подкинулито? И можно ли доверять этой наивной сероглазой мордашке? Я ведь не чувствую фальши в нем, да и Свитти давно бы сказала, если бы заметила искусно сотканную личину… Нетнет, он именно такой, каким кажется: невинный, робкий, не приспособленный к жизни дроу. Вот только остальные почемуто без колебаний признают его право повелевать и приказывать. Почему? Не знаю, но кажется, именно это мне и предстоит узнать.

– Мы не будем их трогать, Грей. Не будем. Всем ясно? – Май прямо глянул на своих соплеменников. Те, не колеблясь ни мгновения, кивнули. Они не подтверждали его решение, а принимали. И эта их покорность сказала мне многим больше, чем я хотела бы знать. Дроу не подчиняются мужчинам. Только Владычицы могут хоть както навязывать им свою волю, но именно навязывать… так беспрекословно же они принимают лишь одну волю – волю своей Богини.

Ох и не нравится мне все это, механически отметила я про себя. Впрочем, рано или поздно, но мне пришлось бы с этим столкнуться. И лучше выяснить всю подноготную темных сейчас, а не тогда, когда станет слишком поздно. Тем более коекакие догадки на сей счет у меня уже появились… осталось их только оформить окончательно. С тем или иным результатом.


Институтские будни | Фея любви, или Демонесса на госслужбе | Столкновение интересов