home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Лиза Кинг и Сюзи Эванс… Жертвы двух последних убийств. Фил извлек эти два имени из хранившейся в голове картотеки и сконцентрировался на них. Он столько раз видел их лица. Глядевшие на него с фотографий, приколотых на доске в кабинете следователей, и запечатлевшиеся в его памяти.

Лиза Кинг — двадцать шесть лет, замужем, агент по продаже недвижимости. Она организовала просмотр освободившегося домовладения на окраине города в районе Гринстед. Но с этим домом у нее так ничего и не вышло. В тот же день ближе к вечеру тело нашли ее коллеги. Она лежала на полу, одурманенная наркотиками и жестоко исколотая ножом. Живот ее был изодран в клочья. Искалеченное неродившееся дитя было убито вместе с ней.

В прессе поднялся большой шум, и Фил со своей командой тщательно проработал все версии, даже самые шаткие и трудоемкие. Встреча была назначена по телефону с дешевого незарегистрированного мобильника, купленного в универсаме «Асда» за наличные. Все данные записывала сама Лиза, поскольку это был ее клиент. В офисе имелось имя звонившей. Но на самом деле такой женщины не существовало.

Как Фил ни старался, продвинуться им в этом деле не удалось. Никаких улик, следов ДНК, показаний очевидцев или данных систем видеонаблюдения. Ничего. Словно преступник материализовался, совершил убийство, а затем растаял в воздухе.

Они попытались обратиться к женщине, которая сделала вызов этого агента по недвижимости, обещая ей все — защиту, конфиденциальность, что угодно. Привезли мужа Лизы, допросили его и отпустили. Информаторы, платные и все остальные, на этот раз молчали. Многие об этом говорили, но никто не мог толком ничего рассказать.

А через два месяца убили Сюзи Эванс.

Мать-одиночка, проживавшая в коммунальной квартире в Новом городе. Беременная третьим ребенком. Друзьям в пабе она со смехом говорила, что сама не знает, от кого именно понесла. Наполовину барменша, наполовину проститутка, эта жертва не вызывала такого сочувствия, как Лиза Кинг, но Фил и его команда подошли к этому расследованию не менее серьезно. Он придерживался взгляда, что одна человеческая жизнь не может быть по каким-то соображениям более ценной, чем другая. Он считал, что после смерти все равны.

Труп был обнаружен в квартире ее подруги. Сюзи попросила дать ей ключи от этой квартиры, поскольку у нее появился клиент, обещавший щедро заплатить. Ее выпотрошенное изувеченное тело было брошено в ванну, а стены, пол и потолок залиты фонтанами артериальной крови. Плод был вырезан и оставлен на полу рядом с мертвой матерью.

Был проведен поквартирный обход, но в этом районе народ традиционно не симпатизировал полиции. В районе установили передвижной пост, но никто не выразил желания дать какую-либо информацию. И снова никаких следов ДНК, никаких улик для криминалистов и, разумеется, никаких записей видеонаблюдения. Они тогда продумывали всевозможные варианты. К примеру, что это может быть клиент с извращенными наклонностями, а беременные женщины — его фетиш. Или что это был просто аборт, выполненный совершенно ужасно. Но самой тревожной была версия, что это тот же человек, который убил Лизу Кинг, и что преступления будут продолжаться. Но дальше следствие зашло в тупик. И у них осталась только убитая мать со своим мертвым ребенком.

В следующие два месяца ничего не происходило. И вот теперь это.

Фил взял свой мобильный. Эйлин Бреннан, обеспокоенная тем, что ему за тридцать, а он все еще не женат, пыталась свести его с Диной, дочерью своей подруги, разведенной женщиной его возраста. Они никогда не встречались и не особенно стремились к этому, но согласились на свидание, просто чтобы сделать приятное двум пожилым дамам. Сегодня вечером. Он должен был позвонить ей и отменить встречу — не особо, впрочем, расстраиваясь.

Он набрал номер и уже приготовился нажать кнопку вызова, когда телефон зазвонил сам. Благодарный за предоставленную отсрочку в малоприятной процедуре, он ответил:

— Инспектор Бреннан.

Старший инспектор Бен Фенвик. Его начальство.

— Слушаю, сэр, — сказал Фил.

— Я уже еду. Хотел только сначала переговорить с вами.

Голос сильный и внушающий уважение независимо от обстановки — будь то дома перед камерами, снимающими интервью для новостей, или в привилегированном гольф-клубе перед почтенной аудиторией.

— Понятно, сэр. В двух словах о том, что мы там обнаружили.

Фил сообщил подробности, все время помня о пропавшем ребенке, — его внутренние часы продолжали вести свой отсчет. Он был рад, что зеваки на мосту не могут его слышать, и надеялся, что среди них нет умеющих читать по губам. Но на всякий случай все же отвернулся.

— О господи… — сказал Бен Фенвик, а потом, как и ожидал Фил, предложил взять на себя общение с прессой.

И дело вовсе не в том, что он никогда не упускал возможности покрасоваться на экране телевизора, — у него в этой среде была масса связей, и он мог гарантировать, что его рассказ будет представлен в таком виде, который выгоден для следствия.

— Сдается мне, что у нас наметилась серия. Что вы думаете по этому поводу? Я прав? — Голос Фенвика был строгим и мрачным.

— Ну, мы должны еще проработать всех по этой вечеринке, не допросили пока бой-френда…

— А что подсказывает интуиция?

— Серийный убийца и похититель младенцев.

— Замечательно. Одно лучше другого. — Бен Фенвик тяжело вздохнул. В трубке затрещало, напоминая резкий электронный кашель. — Я имею в виду серийного убийцу. В Колчестере. Такого тут никогда не было. Где угодно, только не здесь.

— О подобных вещах уже сообщалось, сэр. Несколько раз. Я уверен, есть что-то общее с теми случаями на улицах Ипсвича пару лет назад.

Серийный убийца охотился за проститутками в квартале красных фонарей в Саффолке. Его поймали, но только после того как он убил пятерых женщин.

Последовал новый вздох.

— Верно. Но почему? И почему именно здесь?

— Я уверен, что те женщины задавали эти же вопросы.

— Конечно. Послушайте, это дело сейчас главное. Одному Господу известно, сколько времени понадобится, чтобы поймать этого мерзавца и найти ребенка, но мы должны действовать решительно. И вам нужна будет кое-какая помощь.

— Что вы имеете в виду, сэр?

— Другой взгляд на вещи, вот что. Психологический портрет. Характеристика преступника.

— Мне казалось, что вы такими вещами не интересуетесь.

— Я лично — нет. Но из Челмсфорда звонил суперинтендант полиции. Он считает, что это было бы полезно, и даже выделил на это деньги. Так что таким вот образом. Новое оружие в нашем арсенале и все такое прочее.

— Кто конкретно есть у вас на примете?

Фил содрогнулся, словно попал пальцами в розетку. Он догадывался, что сейчас скажет Фенвик. И очень надеялся, что ошибается.

— Этот человек, Фил, имеет специальную подготовку в этой области. К тому же я знаю, что вы с ней уже работали.

С ней… Теперь Фил уже точно знал, о ком идет речь. Грудь его опять сжалась, но это уже не был приступ паники. То есть не совсем так.

— Это Марина Эспозито, — сказал Фенвик. — Помните ее?

Разумеется, Фил ее хорошо помнил.

— Я знаю, что в прошлый раз все закончилось как-то неудачно… — Фраза Фенвика осталась незаконченной.

Фил невесело рассмеялся.

— Это еще очень мягко сказано.

— Да, — сказал Фенвик, не теряя твердости. — Но все равно она превосходный аналитический психолог, вы так не думаете? По крайней мере, насколько от них вообще можно чего-то ожидать. И знаете, если абстрагироваться от того, что произошло, она все-таки дала нам результат.

— Да, — сказал Фил. — Она была молодцом.

«А уж какой она была в постели…» — мысленно добавил он.

При этих словах он снова почувствовал, как ему сдавливает грудь, и попытался не обращать на это внимания. Вздохнул. Он хорошо помнил то дело. Иначе просто и не могло быть.

Джемма Харди, примерно двадцати пяти лет, секретарь в приемной кабинета дантиста, которая жила в Датч Квотер в съемной квартире вместе с подругой. У нее было много друзей и постоянный бой-френд. Жизнь была благосклонна к Джемме Харди, и та была счастлива. Но внезапно все изменилось. Потому что Джемма привлекла внимание навязчивого преследователя.

Вначале это были просто записки, потом письма. Дело попало к Филу. Они тщательно изучили жизнь Джеммы. И не нашли никого и ничего, что могло бы указать на злоумышленника. Они установили слежку за ее квартирой. И не увидели никого, кроме ее друзей и бой-френда. Они старались без толку, а девушку продолжали запугивать. И тогда кто-то предложил пригласить психолога.

За консультацией обратились к Марине Эспозито, которая читала лекции по психологии в расположенном неподалеку Эссекском университете. Она специализировалась в вопросах анормальной сексуальности. Это дело было словно специально подобрано для нее. Вместе с Филом она изучила все аспекты жизни Джеммы, и вдвоем они нашли преследователя. Им оказался Мартин Флетчер, бой-френд ее соседки по квартире. Он был арестован и признал себя виновным.

На этом все и должно было бы закончиться. Но не закончилось. По крайней мере, для Марины…

— Честно говоря, сэр, я сомневаюсь, что она справится с этим.

— А я даже думал, возможно, ее немного поуговаривать. — Голос Фенвика звучал удивленно.

Фил не верил своим ушам.

— Поуговаривать? Да когда она работала с нами в прошлый раз, то едва не погибла. И после того обрубила все связи. Вы действительно уверены, что хотите пригласить ее?

— Суперинтендант назвал ее персонально. Она ничем не хуже кого-то другого. К тому же это дело как нельзя лучше соответствует ее профилю. — Тон Фенвика изменился, с начальственного перешел на дружеский и рекомендательный. Когда такое происходило, Фил переставал ему верить. — Предоставьте это мне, Фил. Я поговорю с ней, а там посмотрим, что удастся сделать.

Фил закрыл глаза. Марина была здесь. Он покачал головой. Марина всегда была здесь. Он вздохнул. Фенвик прав. Что бы там ни произошло, она все равно была лучшей. А в этом деле ему нужны только лучшие.

— Что ж, тогда желаю вам удачи.

— Спасибо.

Фил не смог определить, было это произнесено саркастическим тоном или нет.

В трубке повисла тишина. Потом Фенвик спросил:

— Вы уверены, что сможете справиться с этим, Фил?

От возмущения Фила аж подбросило.

— Не вижу, почему бы мне не справиться! Я и раньше был ответственным за расследования особо важных дел.

— Я не это имел в виду. — Голос Фенвика звучал тихо. И участливо.

Вдумываясь в его слова, Фил несколько секунд не мог произнести ни звука.

«Он знает. Этот мерзавец все знает».

Сердце снова заколотилось. Все дело в ребенке, уговаривал он себя, просто время уходит, секунды тикают. Все дело только в этом, а не в том, что…

— Так точно, сэр, я справлюсь.

— Хорошо. Тогда я поговорю с ней. Потому что нам может понадобиться любая помощь, какую только удастся получить. Бюджет на это выделен. Причем он был увеличен, как для дела особой важности, так что об этой стороне вопроса можно не беспокоиться. Как и о дополнительных людских ресурсах. О кадрах, я бы сказал. Давайте не будем использовать на службе жаргон динозавров. — Он хмыкнул в трубку.

Фил уже не слушал его. Под ложечкой предательски сосало.

— Ладно. Тогда давайте перейдем к делу. Время не ждет. Да и вообще…

— Так точно, сэр.

Фил нажал кнопку сброса. Постоял, уставившись на телефон, пораженный словами Фенвика. Но сейчас у него не было времени обдумывать их. Ему следовало сделать еще один звонок.

Хотя теперь это уже не казалось ему таким важным.

Из дома появился Клейтон.

— Вы готовы, босс?

— Почти, — сказал Фил.

Он взглянул на Клейтона, потом снова на телефонную трубку. «Сделай это сейчас. И покончи с этим».

— Я только должен сделать один звонок. Минута, не больше.

Набирая номер, он отошел в сторону. В надежде, что Клейтон его не услышит.

Для поддержания боевого духа нельзя, чтобы подчиненные слышали, как их босса отчитывает его мама.


Глава 5 | Суррогатная мать | Глава 7