home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 72

Муж Эстер вернулся. Она чувствовала его присутствие, но не слышала его голоса. Она попыталась заговорить с ним, но ответа не было. Поэтому она отказалась от дальнейших попыток. А потом он вдруг исчез — так же неожиданно, как и появился, — и снова оставил ее одну. С ребенком.

Ей было тревожно и некомфортно. Она не могла ни на чем сосредоточиться. Сердце бешено стучало, в голове вертелся целый рой мыслей о том, что могло случиться. Они могут ворваться в дом и забрать у нее ребенка. Она посмотрела на младенца, который после ухода ее мужа снова заснул. Она по-прежнему старалась почувствовать что-то к нему, что-то позитивное, что люди ощущают по отношению к потомству, но ничего подобного не происходило. Возможно, пусть они заберут этого ребенка. И оставят ее с миром. С миром и с ее мужем.

Она закрыла глаза и попыталась позвать его. Ничего не вышло. Ответа не последовало. Она снова позвала его, на этот раз громче. Ничего. Пока она делала это, ребенок зашевелился. Она не обращала на это внимания, просто ждала и слушала.

По-прежнему ничего.

По телу ее пробежала дрожь. Может быть, он совсем ушел, ее муж. Может быть, он уже не вернется. Может быть, он бросил ее.

Голова у нее кружилась, мысли путались.

Нет. Он не мог поступить так. Не мог снова оставить ее одну. Как раньше. Как в прежние времена. Она старалась не думать о тех днях, это печалило ее. И даже заставляло плакать, если она думала об этом слишком долго. Но тут она ничего не могла поделать.

Она пыталась вычеркнуть их из памяти, но эти времена, много лет тому назад, когда она была совсем одна, испугана, когда она очень боялась и постоянно плакала, не отпускали ее. До тех пор пока ее муж не начал любить ее, пока они не стали одним целым. Внутри у нее поднималось какое-то неприятное чувство. Чувство, замешанное на одиночестве и страхах прошлого, чувство, которое она тащила с собой через всю жизнь. Его она ненавидела больше всего. Это был страх остаться одной. Или быть нелюбимой.

И теперь ее муж был недостижим. А они уже приближались к ней.

Она не вынесет этого. Она не может быть покинутой. Это убьет ее. Ее муж был ей необходим. Она должна найти его.

Она звала его, кричала изо всех сил.

Ничего.

Она кричала снова.

Ее муж не отвечал. Но зато заворочался ребенок. Начал плакать, сначала тихонько всхлипывая, потом все громче, набирая в легкие больше воздуха и чувствуя себя за этим занятием все более уверенно.

Эстер снова охватили старые чувства. Они стали медленно подниматься откуда-то изнутри, норовя вырваться из нее.

Ребенок продолжал плакать.

Она упала на колени, не в силах остановить эти ужасные старые переживания. Им нужно было выйти наружу. Она откинулась назад и закричала во весь голос. Принялась биться головой о пол и колотить в него кулаками, пока не сбила руки в кровь. При этом она кричала не переставая.

Наконец она остановилась, но крик продолжал звучать в ее голове. Она открыла глаза, ожидая, что он прекратится, но этого не произошло. Только сейчас она вспомнила, что рядом с ней был ребенок.

В ней поднялась волна новых чувств. Их было уже легче определить. Ненависть. Если бы не этот ребенок, она не попала бы в неприятности. Ее муж был бы здесь, а они — кто бы они ни были — не преследовали бы ее. Не преследовали их. Ребенок. Во всем этом была только его вина.

Она встала и подошла к ржавой ванночке. Замерла над крошечным пищащим существом. Сквозь застилавшие глаза слезы посмотрела на него твердым взглядом.

Он крикнул. Она крикнула в ответ. Он крикнул громче. Эстер закричала еще оглушительнее. Что бы она ни делала, он не замолкал.

Тогда она нагнулась, вытащила ребенка из колыбели и, подняв на уровень лица, снова закричала на него. Рот ее широко открылся, словно она готова была проглотить его. Так они кричали и кричали…

Наконец ребенок замолчал. Эстер была удивлена. Она огляделась по сторонам, все еще не веря своей удаче. Но он и в самом деле перестал вопить. Она улыбнулась про себя. Такого в книжках о воспитании детей не было. Она сама это придумала.

Довольная собой, она положила ребенка обратно в кроватку. Но темное чувство вернулось. Ее муж отсутствовал. Они придут и за ней.

Она пыталась не сдаваться. Она должна держать себя в руках, должна думать. Должна что-то делать.

Она снова посмотрела на ребенка, едва сдерживая поднимавшуюся ненависть и горячее желание обвинить его во всех бедах. Потому что во всем был виноват этот ребенок. Она была уверена. Так подсказывала бушевавшая в ней злость.

Его можно убить. Она могла бы это сделать. Обхватить руками за его шею и сдавить. Даже не придется делать это слишком сильно, он еще совсем маленький. Косточки сразу треснут, как прутики для растопки печи. Совсем просто.

Она взялась грубыми, мозолистыми руками за его гладкую шейку.

Он смотрел на нее. Живой и славный. Большие голубые глаза. Круглое, еще не сформировавшееся личико.

Руки ее опустились. Она не могла сделать этого. Только не тогда, когда он так смотрит на нее. Независимо от того, как она его ненавидит.

Она смотрела, как он дрыгает ножками в кроватке, вытягивает ручки, сжимает и разжимает кулачки. Лицо ее было пустым и отрешенным.

«Когда он заснет… — подумала она. — Когда закроет глаза…»

Тогда она избавится от него.

А потом убежит.


Глава 71 | Суррогатная мать | Глава 73