home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 68

Фил, прислонившись к стене, стоял перед комнатой для допросов. Голова кружилась, все вокруг плыло, его тошнило. Он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Попытался отвлечься от того, что сейчас происходило с ним, абстрагироваться и сосредоточить все внимание лишь на одном. На одном человеке. На одной цели.

Он должен заставить Софи Гейл говорить.

Допрос Бразертона был непростым делом, но предстоящая задача была еще более сложной. И самой значительной на сегодняшний день.

Фил сделал еще один глубокий вдох, потом другой. Он старался заставить сердце биться медленнее. Старался успокоиться. Сконцентрироваться. Сосредоточиться. Перестать быть человеком, рвущимся отомстить за смерть коллеги. Перестать быть скорбящим другом. Он не мог позволить своим чувствам выплеснуться. Для этого еще будет достаточно времени. Сейчас он был профессионалом, которому нужно хорошо выполнить свою работу.

Фил вытащил папку и еще раз просмотрел документы. Особое внимание он обратил на листок, который дала ему Анни. Закончив с этим, он толкнул дверь и вошел в комнату для допросов.

Софи Гейл безучастно смотрела перед собой. Она сидела совершенно прямо, а не ссутулившись, как он ожидал, положив скрещенные руки на стол. Когда Фил вошел, она даже не взглянула на него, лишь дважды моргнула, и это было единственным признаком того, что она знает о его присутствии.

Он сел напротив, положил папку на стол и посмотрел на Софи. И был потрясен увиденным. Обаяние, которым она обладала, куда-то исчезло, пропала и вся ее дешевая сексуальность. Лицо было пустым и бледным, глаза ничего не выражали, словно это была посмертная маска. Софи не смотрела на него, бессмысленно уставившись в стену.

Фил внимательно изучал ее. Сначала, по первому впечатлению, он решил, что она находится в шоке. Но, по-видимому, дело было не в этом. Это что-то другое. Он не чувствовал эмоционального дисбаланса, который обычно присутствует во время шока. Он снова посмотрел на Софи, заглянул в ее глаза. И увидел там какую-то искру. Темную, горящую искру. Он все понял и откинулся на спинку стула. Ей уже не нужно было притворяться. Больше не было необходимости в масках, которые она носила, которые ввели в заблуждение Бразертона и Клейтона. Она сбросила их, открыв свое настоящее, напоминающее смерть лицо. Ею руководили злоба и ненависть.

«Теперь, — подумал Фил, — нужно найти причину этого и попробовать поработать с ней». Это будет единственным способом получить от нее ответы относительно того, что случилось, выяснить, что происходит сейчас, найти ребенка и остановить убийцу.

Он посидел еще несколько секунд, чтобы настроиться, и приступил к допросу, зная, что отсчет срока задержания начинается с момента, когда он задал первый вопрос. Велась запись, поэтому он сначала представился в микрофон сам, а затем представил Софи. Он также сообщил, что на этой стадии она отказалась от своего права на адвоката.

— Так что же произошло, Софи?

Ответа не последовало. Все тот же отсутствующий взгляд.

— Отвечайте, — сказал он. — Вы убили Клейтона. Клейтона Томпсона. Почему?

Молчание.

— Между вами произошла ссора? Драка? Может быть… он домогался вас?

Ее губы слегка дернулись, и ничего.

Фил вздохнул.

— Перестаньте, Софи, не молчите. Как я смогу понять вас, как смогу вам помочь, если вы не даете мне этого сделать?

Он ждал, уверенный, что получит какой-то ответ, в той или иной форме. И не ошибся.

— Вы и не можете.

Голос ее был тихим и пустым. И полностью соответствовал выражению ее лица.

— Что вы имеете в виду? Что именно я не могу? Не могу помочь вам? Или не могу вас понять?

Она пожала плечами.

— И то и другое.

Голос его стал тише, сейчас он говорил уже как советчик или друг.

— Но почему? Расскажите мне. Объясните, я пойму.

Она вздохнула.

— Слишком поздно. — Она покачала головой, и уголки ее губ приподнялись в некоем подобии улыбки. — Слишком поздно.

— Поздно для кого? Или для чего?

— Это всегда оказывалось слишком поздно.

Голова ее опустилась, и прямые длинные волосы превратились в занавес, отделивший ее от вопросов Фила.

Он попробовал зайти с другой стороны.

— Но почему все-таки Клейтон? Почему мой сержант? Почему именно он? — Фил постарался взять себя в руки, следя, чтобы злость и чувство вины не вырвались наружу. — Почему, например, не Райан Бразертон или… Ну, не знаю. Один из ваших старых клиентов. Почему Клейтон?

Она подняла голову и посмотрела невидящим взглядом перед собой. Казалось, она задумалась над этим вопросом.

— Потому… потому что он перестал помогать мне.

— Помогать вам? Помогать в чем?

— В том, чтобы…

Она покачала головой и отвела глаза в сторону. Контакт снова был потерян.

«Нужно менять подход», — подумал Фил и открыл принесенную с собой папку. На этот раз папка была настоящая.

— Софи Гейл, — сказал он, читая первую страницу. — Настоящее имя — Гейл Джонсон. Впервые вы попали в поле зрения полиции шесть лет назад, когда были арестованы за приставание к мужчинам на улице. Вы пошли на сотрудничество с нами. Стали платным информатором. Потом вы отказались от этого и исчезли. Что произошло?

— Осточертела такая жизнь.

— Достаточно откровенно. Затем вы неожиданно появляетесь, на этот раз рядом с Райаном Бразертоном, который допрашивается в связи с делом об убийстве. Сначала мы даже решили, что он и есть убийца. На эту мысль наводило много улик. Очень много. Но это был не он, верно?

Молчание.

— Нет. Это не он. Но, похоже, кто-то изо всех сил старался, чтобы мы подозревали в этом Бразертона. Интересно, зачем это было нужно?

Молчание.

Фил откинулся на спинку и посмотрел на нее.

— Вам нравятся фокусы, Софи?

Их глаза встретились. Она выглядела сбитой с толку.

— Это не ловушка и не розыгрыш. Вам нравятся фокусы? Те, которые показывают иллюзионисты. Я не имею в виду Гарри Поттера с его компанией.

Она пожала плечами.

— Наверное, да.

— Я так и думал. А знаете, как они работают? Можете не отвечать, я сам вам сейчас расскажу. Главное — направить зрителя по ложному следу. Если фокусник действительно хороший, он заставляет вас смотреть туда, куда нужно ему, и видеть то, что хочет он. Вы не видите того, что он делает на самом деле. Не видите, как прячутся в ладони монеты, чтобы в нужный момент снова появиться на свет, не видите, как он складывает карты в то место, куда нужно ему. То есть в рукав. Вы видите только то, что он сам вам показывает. Верно?

Она снова пожала плечами.

Фил наклонился к ней. Слова его были твердыми, а голос мягким.

— То же самое вы проделали с нами, Софи. Вы заставили нас смотреть на Райана Бразертона. Заставили нас думать, что убийца — он. Заставили искать связь между ним и всеми другими жертвами, а не только с Клэр Филдинг. Вы бросили тень на его алиби, а сами предстали несчастной, забитой женой, которая послушно ждет мужа дома. И до смерти боится этого большого плохого дядю. Все это время вы играли с ним. И с нами. Покрывая, таким образом, настоящего убийцу, заставляя нас не замечать реальные взаимосвязи. Это и означает направить по ложному следу.

Софи ничего не сказала, но выражение ее лица изменилось. Фил не был уверен, но у него сложилось впечатление, будто его слова заставили ее чуть ли не гордиться собой.

Он был доволен, что сказанное произвело на нее нужный эффект.

— Просто какой-то Пол Дэниелс.[10] Но потом все вдруг пошло не так, верно? И последний случай… Он вообще не должен был произойти. По крайней мере, не так скоро. И уж определенно не тогда, когда мы посадили Бразертона за решетку, обеспечив ему, таким образом, бронебойное алиби.

Он внимательно рассматривал ее лицо. Софи старательно впитывала его слова и обдумывала их. И ее явно не радовало то, что она слышит.

— Теперь мы знаем, что убийца не вы. Потому что во время последнего случая вы были здесь. Но нам также известно, что вы знаете, кто это делает. Так что рассказывайте.

Тишина.

Фил вздохнул.

— Послушайте, Софи. Мы задержали вас за убийство. С этим не поспоришь. За это вас посадят в тюрьму. И поскольку вы убили полицейского, посадят вас, как я понимаю, очень надолго. Поэтому, если вы хотите хоть как-то смягчить свое наказание, расскажите мне то, что я хочу знать. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам.

Фил не верил в то, что она ему сейчас же все выложит, но ему необходимо было хотя бы заручиться ее поддержкой.

Он терпеливо ждал, откинувшись на спинку стула. Софи улыбнулась. Это была все та же невеселая бесцветная улыбка, напоминавшая просто демонстрацию зубов.

— Это не имеет значения. Вы все равно не поймете.

Фил почувствовал, что начинает злиться, хотя и знал, что это не поможет. Он должен обуздать свои чувства, заставить их работать на себя. Он наклонился к ней.

— Тогда помогите мне понять это, Софи. Объясните.

Снова молчание.

— Послушайте, — сказал он, стараясь скрыть раздражение, — у Клейтона Томпсона была семья. Мать. Две сестры. Я потерял коллегу и друга. А они потеряли сына и брата. Что они сейчас чувствуют, как вы думаете? А? Как вы считаете, что они думают о том, что вы с ним сделали? С близким им человеком?

Это сработало. Софи отреагировала на слово «семья». Она отшатнулась, словно ее ударили по лицу. Почувствовав наметившийся перелом, Фил продолжил:

— Да, Софи, вот именно, его семья. Они потеряли его. Из-за вас. Что вы сейчас чувствуете? У вас есть своя семья?

Она вдруг рассмеялась. Это были сухие, дребезжащие звуки, под стать ее мертвой улыбке.

— Да, — ответила она, растягивая каждое слово, — у меня есть семья.

— И как, по-вашему, они отнесутся к этому, когда узнают, что вы сделали?

Она снова засмеялась.

— А вы сами не догадываетесь?

— Что вы хотите этим сказать?

— Ну, семья. Сейчас ведь об этом речь, разве не так?

— Что вы имеете в виду? Объясните мне.

— Семья. Семейные узы. Кровь. Все это сильнее, чем… — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Все правильно. Не правда ли?

— Что — правда?

Фил не знал, что она имеет в виду, и понимал, что это очень плохо. Но что-то в ее словах насторожило его. Подчиняясь интуитивному порыву, он взял листок, который Анни дала ему, когда он шел на допрос. Он перевернул его и придвинул по столу к Софи.

— Может быть, он член вашей семьи?

Это была фотография человека, заходившего к Клэр Филдинг в ночь убийства.

Софи быстро взглянула на снимок.

Фил поймал выражение ее лица. И постарался скрыть свои эмоции. Потому что он раскрутил ее.


Глава 67 | Суррогатная мать | Глава 69