home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Дело шло к обеду, когда Фил Бреннан свернул на своей «ауди» с главной дороги. Постоянно ощущая тиканье внутренних часов, он постарался добраться до Брейнтри как можно быстрее. Он делал все на предельно разрешенной скорости, но мигалку на крышу все-таки не поставил и сирену так и не включил.

Пропищал сигнал спутникового навигатора, сообщая о том, что они прибыли в место назначения. Клейтон Томпсон протянул руку и отключил систему.

— Ненавижу все эти штучки, — сказал он.

— А я думал, что тебе нравится. Я же знаю, как ты любишь всякие технические навороты.

Клейтон пожал плечами.

— Да, но тут все дело в этих сигналах. Как будто высшее начальство установило все это оборудование, чтобы шпионить за нами. Словно мы должны придерживаться своего маршрута. А если нам известна другая дорога или мы в курсе, как срезать путь, заявляют, что мы не можем этого сделать, что они знают лучше.

Фил криво улыбнулся.

— Клейтон, думаю, ты сейчас нашел новое определение для полиции двадцать первого века, — сказал он.

Он посмотрел в окно. Они находились в промышленной зоне Брейнтри в нескольких милях к югу от Колчестера, прямо рядом с шоссе А12. Невысокие здания из кирпича и металла выстроились на всем протяжении от главной дороги до железнодорожной линии из Лондона в Восточную Англию. Прямо перед ними находились двойные ворота из металлической сетки с надписью «Би энд Эф Металс». За воротами было еще одно такое же невысокое кирпичное здание и двор, на котором стояли пара громадных кранов, несколько грузовиков и самосвалов. Сбоку были припаркованы легковые автомобили. Повсюду виднелись сваленные в кучу старые газовые баллоны и огнетушители. Дальше были видны большие железнодорожные платформы, переделанные из старых пассажирских вагонов, на которых был сложен металлолом, трубы, провода и старое электрооборудование. Один из кранов с грейферным захватом на стреле, напоминавшим лапу хищной птицы, работал и сейчас. На их глазах он поднял груду металла с квадратной платформы и, повернувшись, погрузил его в кузов грузовика с высокими бортами.

Фил бросил взгляд на Клейтона и выключил зажигание.

— Пойдемте, — сказал Клейтон, выбираясь из машины, — давайте сделаем это.

— Да, — сказал Фил. — Часы тикают.

Клейтон остановился и выразительно посмотрел на него.

— Это не имеет ничего общего с тиканьем. Просто испытываешь громадное облегчение, избавившись наконец от музыки, которую вы постоянно крутите. Это у вас «Гласвегас»? Слушаете всякое дерьмо.

Фил посмотрел на него, но ничего не сказал.

— При всем уважении к вам, босс… — пробормотал Клейтон, опустив глаза.

Клейтон недолюбливал его, и Фил знал об этом. Большую часть времени он терпеливо сносил такое отношение, потому что его подчиненный был чертовски хорошим копом, но иногда тот переходил грань. Филу частенько хотелось врезать ему. Но так же часто ему хотелось как-то его наградить.

— Это все равно лучше того, что слушаешь ты, — сказал Фил. — Сколько можно вынести песен от бывших членов негритянских банд, хвастающихся своими гениталиями и банковскими счетами?

Клейтон не ответил, угрюмо глядя в землю перед собой: провинившийся школьник, оставленный учителем после уроков.

— Но сейчас — выше голову! — сказал Фил. — Заходим.

Он двинулся вперед, Клейтон поплелся следом за ним.

Оба понимали, что сейчас им предстоит не просто сообщить о смерти человека. Проведя обычную проверку в отношении Райана Бразертона, бой-френда Клэр Филдинг, перед тем как ехать к нему на работу, они выяснили много интересного. В свое время он сидел в тюрьме Ее Величества Челмсфорд за нападение. Информация была пятилетней давности, но, судя по тому, что им удалось узнать, нападение это было на его бывшую подружку. В этой связи пообщаться с ним становилось для них особенно интересно.

Фил и Клейтон прошли во двор. Работавшие там мужчины в грязных робах, в основном здоровенные и с бритыми головами, занимались каждый своим делом. Фил понял, что их мгновенно засекли. Он также догадывался, что большинство этих рабочих уже имели дело с полицией и вряд ли станут помогать им или расспрашивать, что они здесь делают. Они сообразят, что дело связано с плохими новостями, и будут надеяться, что лично их это не касается.

Контора находилась на углу главного здания, и ее оконные стекла были покрыты толстым слоем жирной грязи. Они постучали. Им открыла блондинка средних лет, безуспешно сражающаяся с возрастом. Миниатюрная, но с пышными формами. Грудь, губы и гладкий лоб носят явные следы хирургического вмешательства. Одета, как секретарша из порнофильмов восьмидесятых годов. Видя, как растаяла ее улыбка, когда женщина поняла, кто они такие, Фил подумал, что у нее, видимо, когда-то тоже были проблемы с законом. Хотя и по совершенно другому поводу.

Они предъявили свои удостоверения и представились.

— Инспектор Бреннан и сержант Томпсон. Мы могли бы зайти?

— А в чем дело? — Голос ее был настолько грубым, что его не могла бы смягчить никакая хирургия.

— Думаю, нам лучше поговорить об этом в помещении.

С беспокойством оглянувшись по сторонам, она неохотно впустила их в контору. Обстановка там была очень простая. Голые стены, все очень функционально. Никаких следов посещения дизайнеров интерьера или консультантов по фен-шуй. Два письменных стола, два компьютера, два телефона. На стене — бесплатный подарочный календарь. Металлический шкаф для картотеки.

— Так в чем все-таки дело? — спросила она, не предлагая им сесть.

— Мы ищем Райана Бразертона, — сказал Клейтон, стараясь оторвать глаза от ее бюста, что, как заметил Фил, давалось ему со значительным трудом.

Поняв, что с сержантом все сработало, она повернулась к Филу, еще сильнее выставляя грудь вперед.

— А по какому вопросу?

— По личному.

Все помолчали. Зазвонил телефон. Она не обратила на него никакого внимания.

— Может быть, вы ответите? — сказал Фил. — Это, наверное, по работе.

Она даже не шевельнулась.

— Может, вы хотите, чтобы я это сделал? — спросил Фил, направившись к столу.

Она, опередив его, схватила трубку:

— Би энд Эф Металс. — Услышав ответ, она быстро сказала: — Хорошо, Гарри, я перезвоню тебе через минуту. — После этого она положила телефонную трубку и снова повернулась к ним.

— Райан Бразертон, — напомнил ей Фил.

— А я хочу знать, зачем вам нужно с ним встречаться.

— Послушайте, — сказал Фил, стараясь не давать волю раздражению, — у него нет никаких проблем, он ничего такого не сделал. Нам просто нужно перекинуться с ним парой слов.

Он не отрываясь смотрел ей прямо в глаза. Она не выдержала и отвела взгляд.

— Хорошо, я пойду и найду его.

Она вышла из конторы и пошла через двор. Клейтон смотрел ей вслед.

— Ты в порядке? — спросил Фил.

Клейтон замотал головой, словно выходя из состояния транса. Выражение его лица стало непроницаемым.

— Уф, м-да… Нечасто встретишь такого торговца металлоломом, — наконец ответил он.

— Это Эссекс, не забывай об этом, — сказал Фил, стараясь отвести глаза, но помимо воли продолжая следить за ее бедрами, которые раскачивались из стороны в сторону, словно голова зрителя на теннисном турнире в Уимблдоне. — Интересно, почему она выбрала такое место работы? Ради окружения из всех этих мужиков?

— Это вы так думаете, — сказал Клейтон, не заботясь о том, чтобы как-то скрыть плотоядный взгляд. — Может быть, она как раз думает о смене карьеры…

— Сконцентрируйся, сынок. Думать нужно мозгами, помни об этом. Оглянись по сторонам. Заметил что-нибудь, что могло бы нам как-то помочь?

Клейтон прошелся по конторе, тщательно осматривая все вокруг. И отрицательно покачал головой.

— Я тоже ничего не заметил.

Фил снова сосредоточился на том, что происходило за окном.

Они видели, как пышная секретарша подошла к грейферному крану и стала что-то показывать жестами человеку за пультом управления. Он остановил кран и, открыв дверцу, высунулся из кабины. Свисавшая из открытого окна рука мерно раскачивалась. Фил хорошо рассмотрел его. Крупный мужчина, правильные черты лица, внешность скорее привлекательная. Волосы подстрижены коротко, рельефная мускулатура на торсе. Человек выслушал женщину, и глаза его последовали за ее рукой, указывающей в сторону конторы. Было заметно, что особого восторга он не испытывает.

— Вы только гляньте на эти кувалды, — сказал Клейтон. — Если зацепит, на ногах никто не устоит.

Райан Бразертон вылез из кабины крана и направился через двор к конторе. Он явно был не в духе. Подойдя к двери, он открыл ее и шагнул в комнату. Здесь сразу стало тесно. А его крупная фигура, в дополнение к ним двоим, казалось, выдавила из помещения весь воздух.

— Ну? — сказал он.

Фил снова вытащил свое удостоверение.

— Инспектор Бреннан и сержант Томпсон, — сказал он.

— Ну и что?

— Мы могли бы с вами поговорить?

Бразертон пожал плечами.

Фил заметил, что в контору собирается войти пышная секретарша.

— Поговорить наедине.

Но Бразертон не попытался остановить ее.

— Это Софи. Все, что вы собираетесь сказать мне, можете говорить при ней. — Он странно скривился, что на другом лице могло бы означать улыбку. — А для себя я усвоил, мистер Бреннан, что в подобных ситуациях всегда лучше иметь свидетеля.

Фил обдумывал имеющиеся варианты. Заверить Бразертона, что тот ничего плохого не сделал, и настаивать на конфиденциальности беседы? Или же просто сказать этому неприятному типу то, что он должен сказать, как бы болезненно это ни было, и потом уйти? Фил выбрал последнее.

— Боюсь, у нас очень плохие для вас новости, мистер Бразертон.

Бразертон молчал, ожидая продолжения.

Фил и Клейтон переглянулись.

— Речь идет о вашей подружке, — сказал Фил.

Бразертон нахмурился. Софи тоже.

— Подружке?

— О Клэр Филдинг. Вашей подружке.

— Вы имеете в виду, о бывшей подружке, — быстро вставила Софи, прежде чем Бразертон успел открыть рот.

Фил переводил взгляд с одного на другого. Он прекрасно понимал, что происходит.

— О бывшей подружке, простите.

— Ну и что? Что с ней такое? Что она еще натворила? — Райан Бразертон сделал шаг вперед, и руки его машинально сжались в кулаки. — Что она вам теперь на меня наплела? Что она соврала на этот раз?

Лицо Фила не дрогнуло, голос звучал бесстрастно.

— А что она врала о вас раньше, мистер Бразертон?

Бразертон глухо закашлялся. Это, видимо, должно было обозначать смех.

— Только не прикидывайтесь, что вы не в курсе. Иначе вы бы сюда не приехали.

— Это как-то связано с выдвинутым против вас обвинением в нападении? — спросил Клейтон.

— Да, и вы, черт побери, прекрасно это знаете! Вы считаете, что можете держать меня на крючке только потому, что пять лет назад я сидел за нападение. Каждый раз, когда какая-нибудь дамочка делает заявление в полицию, вы являетесь ко мне. Мне это уже осточертело! Если такое еще повторится, я натравлю на вас своего адвоката.

— В этом не будет необходимости, мистер Бразертон, — сказал Фил. — Против вас больше не будет никаких заявлений. От Клэр Филдинг, по крайней мере.

Он фыркнул.

— Это еще почему? Ей выдали судебный запрет? Чтобы прекратила донимать меня?

— Нет, мистер Бразертон, — сказал Фил, — она умерла.

Он ждал, внимательно следя за малейшими изменениями на лицах Бразертона и Софи, чтобы проанализировать это позднее. Они переглянулись. Софи хотела что-то сказать, но Бразертон шикнул на нее.

— Что произошло? — спросил он ровным голосом.

— Ее убили. У себя в квартире. Прошлой ночью.

При этих его словах рот Райана приоткрылся, взгляд затуманился. Фил понял, что это было самой наглядной демонстрацией чувств. Диапазон душевных состояний Бразертона обычно сводился к смене одной вспышки злости другой.

— Что… что… — Затем его вдруг осенило. — Она ведь была беременна, верно?

— Была, мистер Бразертон. Этот ребенок от вас? — спросил Клейтон.

— Она так утверждала, — ответил Бразертон.

Злость в его голосе свидетельствовала о том, что на этом церемония оплакивания Клэр Филдинг для него официально закончилась.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Фил.

— То, что сказал. Старый женский трюк, о котором сто раз писали в книжках. Хочешь захомутать мужика, скажи ему, что беременна. — Он сделал широкий жест рукой и оглядел комнату. — Я, конечно, не какой-нибудь чертов Алан Шугар,[3] тем не менее это все мое. Это принадлежит мне.

— Это ваша компания? — спросил Фил.

Бразертон кивнул.

— Я поднял ее своими руками. А женщины, когда смотрят на все это, думают: ага, нужно отхватить кусочек для себя. Это намного лучше, чем работать самой. И какой для этого самый простой способ? — Он выразительно пожал плечами и довольно улыбнулся, будто только что блестяще объяснил чрезвычайно запутанную теорию на заседании научного общества Оксфордского университета. — Вот именно!

— Что ж, мистер Бразертон, теперь она мертва, так что ваша империя в полной безопасности.

Бразертон кивнул, не заметив сарказма, сквозившего в словах Фила.

— Тогда что означает «Эф»? — сказал Клейтон.

— Что? — Вопрос этот Бразертона явно разозлил.

— Ну «Эф». Я о вывеске на воротах. «Би энд Эф Металс».

Бразертон пожал плечами.

— Я выкупил ее. А название сохранил, чтобы люди знали, что имеют дело с той же фирмой.

— Это ведь очень важно, — сказал Фил. — Знать точно, с кем имеешь дело.

Бразертон подозрительно уставился на него.

— Тогда почему вы сами сидите за рычагами крана, если вы босс этой компании? — нахмурясь, спросил Фил. — Почему не заплатите кому-нибудь, чтобы это делал он?

Бразертон чуть не лопался от гордости.

— Полезно иногда поработать самому. Это помогает поддерживать форму, сохранять силу.

— Никогда не знаешь, когда эта сила может пригодиться, верно?

Бразертон, играя мускулами на руках и сжав кулаки, повернулся к Филу. Клейтон взглянул сначала на одного, потом на другого и спросил:

— Значит, вы с ней больше не виделись? Я имею в виду, с Клэр Филдинг.

Райан снова фыркнул, и внимание его отвлеклось от Фила.

— А зачем мне это? — Он огляделся по сторонам, с триумфом улыбаясь. — У меня теперь есть Софи.

Софи вернула ему улыбку со всей теплотой и воодушевлением, насколько это могли позволить исколотые ботоксом мышцы ее лица.

— Тогда почему вы до сих пор упоминаетесь в дневнике Клэр как ее бой-френд? — спросил Фил.

— Чушь!

— Но это правда, мистер Бразертон. В телефонной книжке также фигурирует ваше имя, а в кошельке она носила вашу фотографию.

— Вы же знаете этих красоток, — ответил он, пытаясь сохранять игривый тон. — Никак не могут отпустить человека.

Но на лице его было написано совсем другое. А в глазах появился какой-то незнакомый блеск. Страх?

— Мистер Бразертон, где вы находились вчера с десяти вечера до двух часов ночи?

— Что? — Взгляд Бразертона заметался между двумя полицейскими.

— Вы прекрасно слышали вопрос, — сказал Клейтон.

— Я был… — В поисках поддержки он растерянно взглянул на Софи.

— Он был со мной, — сказал она, откликаясь на столь явную просьбу о помощи.

— Где вы были? — спросил Фил.

— У меня дома, — быстро ответила она.

— Что вы там делали? — сказал Клейтон.

— А вам какое дело? — огрызнулась она, и лицо ее впервые проявило признаки подвижности.

— Вас допрашивают в связи с убийством, так что отвечайте, пожалуйста, на поставленные вопросы.

— Смотрели DVD. Взяли бутылочку вина.

— Что это был за фильм?

— Что? — переспросила она.

— Какой именно фильм вы смотрели? — повторил свой вопрос Фил.

— Мы… смотрели парочку, — ответил за нее Бразертон.

— Что это были за фильмы? — Голос Клейтона звучал спокойно и совершенно бесстрастно.

— Что-то… что-то, что хотела Софи и… что хотел я.

Бразертон снова посмотрел на секретаршу, явно желая, чтобы дальше говорила она.

— Что именно это было? — Голос Фила также был ровным и лишенным эмоций. Робот по задаванию вопросов.

— «Искупление», — сказала Софи.

— «Старикам здесь не место», — сказал Бразертон.

— А он уже вышел на DVD? — удивился Клейтон.

— У меня пиратская копия.

Фил позволил себе слегка улыбнуться.

— Хотите, чтобы мы проверили и это тоже?

— Послушайте, отцепитесь от нас! Вы получили то, что хотели, я сказал вам, что мы делали. Вы получили свою информацию и просто… уходите. Прямо сейчас. Мне делом нужно заниматься. — Голос Бразертона вернул былую уверенность. — А вы мне мешаете.

Фил и Клейтон снова обменялись выразительными взглядами, целью которых было смутить Софи и Бразертона еще больше, чем это сделали их расспросы. Оставив их в таком состоянии, полицейские направились к выходу.

Сначала Фил, Клейтон за ним. Проходя мимо Бразертона, он обернулся.

— Что вы думаете о Ромоле Гарай?

— Что? — вздрогнув, переспросил тот.

— Ну, Бриони.

Лицо Бразертона выражало полное непонимание. В поисках помощи он взглянул на Софи, но та тоже была в растерянности.

— Ромола Гарай, — продолжал Клейтон. — Она играла взрослую Бриони. А Бриони — главная героиня в «Искуплении». — Он улыбнулся. — Я подумал, что вы должны были бы это запомнить. Я имею в виду, если вы смотрели этот фильм только вчера вечером.

И он вышел вслед за Филом, который уже направлялся через двор к машине.

— Моя школа, — сказал Фил, когда Клейтон догнал его.

— Благодарю, босс. Всему, что я умею, я научился у вас.

— А тебе самому понравилось «Искупление»?

Клейтон улыбнулся.

— Я его не смотрел. Видел несколько снимков с Ромолой Гарай в журнале «Натс». Еще подумал, что она горячая штучка. Ну и вспомнил, где она снималась.

Фил с улыбкой повернулся к нему.

— В конце концов, от этих журналов хоть какая-то польза.

Они дошли до «ауди» и сели в машину.

— Что вы обо всем этом думаете, босс? Он замешан?

— Трудно сказать. Что-то тут не так. Он достаточно здоровый, чтобы сделать такое, да и прошлое у него соответствующее. К тому же, судя по его ответам, у них с Клэр Филдинг оставались еще незаконченные дела.

— Он, похоже, не был особенно огорчен ее смертью, — сказал Клейтон.

— Это точно.

— И он соврал насчет того, где был прошлой ночью.

— Они оба врали нам, Клейтон. Неужели ты этого еще не понял? — Он включил передачу, и машина тронулась с места. — Вернемся в Колчестер.

Он подумал о Марине. Она уже должна быть у них в участке. У него засосало под ложечкой, но он постарался подавить это чувство. Предстояло еще много работы.

Клейтон оглянулся на контору, потом посмотрел на Фила.

— Только не «Гласвегас»…

— Ладно, — согласился Фил и задумался. — Думаю, со временем у тебя все-таки выработался какой-то вкус.

Глаза Клейтона загорелись.

— Правда?

— А как насчет Нейла Янга?[4] — Фил знал, что его сержант никогда не слышал о нем, но после последнего предупреждения не посмеет с ним спорить. — Классика. Вещь, которая заставляет работать клетки старого мозга.

Клейтон только покачал головой.

— Лучше пристрелите меня прямо сейчас, — пробурчал он себе под нос.

Фил испытывал чувство восторженного детского удовлетворения, оттого что удалось поставить Клейтона на место.

И они на полной скорости помчались назад в Колчестер.


Глава 9 | Суррогатная мать | Глава 11