home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

Когда я пришла домой, там была только Нюта — мамочка уже ушла на работу Я стала рассказывать ей про Душепопечительский центр и про Евфросинию. Нюта слушала, кротко склонив к плечу свою белокурую головку — ни дать ни взять ангелочек.

— Правильно, Мальвина, — одобрила она, выслушав меня до конца. — Ты, конечно, крестись. Меня тоже крестили, когда я была маленькой. Теперь, как умру, можно в церкви отпевать...

— Да что ты о смерти, Нюта! Тебе еще жить да жить. В этом центре тебе помогут...

— Мне никто уже не поможет.

— Что же ты, даже не пойдешь туда? Мне один монах, Андреем его зовут, обещал устроить, чтобы нам с тобой поскорее можно было прийти.

— Пойду. Да, я пойду в этот центр — как его, душеспасительный?

— Душепопечительский, — поправила я. Действительно, название такое, что не сразу выговоришь!

— Я туда пойду, но не за помощью. Просто не хочу обременять вас с Верой Петровной — вы и так уже хлебнули со мной всяких забот. А в этом центре, может, устроят куда...

— Нюта!.. — возмущенно воскликнула я.

— У меня ведь и документов нет, в секте отобрали. Может, там помогут восстановить. А то ведь и не похоронят рядом с родными...

— Нюта, ты опять за свое!..

В общем, я прекратила с ней разговаривать и пошла на кухню подогреть для нее бульон. Но пока он подогревался, Нюта от слабости задремала, так и не дождавшись обеда. Будить ее я не стала и раскрыла пока «Житие» преподобной Евдокии-Евфросинии.

Она была женой Дмитрия Донского, поднявшего Русь на Куликовскую битву. На ее долю пришелся весь нервный, эмоциональный труд жены, матери и хозяйки огромного государства, разоренного татаро-монгольской ордой. Наверное, без Евфросинии не было бы и победы на Куликовом поле, потому что она во всем вдохновляла князя Дмитрия. Княгине пришлось пережить гибель своих детей, пленение старшего сына, а вскоре — смерть мужа, бывшего ей всегда лучшим другом. И еще целую вереницу бед, пожаров и эпидемий, едва не сгубивших наш город и всю страну. Но она оставалась деятельной, умеренно веселой, а свою скорбь прятала в глубине сердца.

От чтения меня оторвал звонок. За дверью стоял Леонид Сергеевич, но каким он теперь передо мной предстал! Это был уже не бомж, ночующий на чердаке, а человек элиты, каких показывают по телевизору. Яркая рубашка под бархатным пиджаком, очки в модной оправе. И главное — выражение лица: такое победоносное, но при том внимательное. И чуть насмешливое, самую малость. Мне показалось, он усмехается для того, чтобы скрыть волнение.

— Здравствуйте, Мальвина. Вот решил зайти к вам, узнать, как дела. Зато уж на чердаке меня сегодня не будет, можете об этом не беспокоиться...

— Конечно, не будет — в таком виде да на чердак! Вы сегодня совсем особенный!

— Вы полагаете? Это я раньше был особенный, а теперь такой, как всегда.

— Значит, жизнь бомжа для вас кончилась?

— Надеюсь, что навсегда. Но я благодарен ей, потому что узнал много нового. Вот только с вами не успел поговорить по душам, и потому предлагаю сей пробел ликвидировать. — Леонид Сергеевич посмотрел на подоконник лестничной клетки, я вышла из квартиры, и мы с ним устроились побеседовать. — Скажите мне откровенно — чего бы вам хотелось от жизни?

Я задумалась. Если серьезно, мне бы хотелось, чтобы сама жизнь вокруг изменилась. Чтобы она снова стала такой, какою была во время моего детства: простой, понятной и доброй. Но, может быть, она и тогда была страшная, уродливая, надломленная? Может быть, я просто не замечала? Или действительно жизнь меняется с каждым годом не в лучшую сторону?..

— Вижу у вас на лице отражение глобальных проблем, — заметил Леонид Сергеевич. — Должен вам сказать, что имел в виду более конкретные желания.

— Конкретные? Ну, тогда я бы хотела, чтоб Нюта снова стала здоровой, жизнерадостной и больше не поминала о смерти. И чтобы жила в своей квартире.

— Гм... — наморщил лоб Леонид Сергеевич. — Ну а еще что?

— А еще чтобы у Вальки все получилось... чтобы ей привезли ее Садика!

— Вот как... Ну а для себя, для себя лично вы, Мальвина, чего-нибудь желаете?

— Лично для себя?..

Последнее время я как-то не думала об этом, и теперь мне пришлось вспоминать. Чего же я хочу лично для себя?.. Ах да! Ведь все эти годы я провела в хронической депрессии из-за того, как со мной поступили на конкурсе творческого моделирования. По этой же причине не могла сменить профессию, так и осталась в дворниках. И самое главное — у меня теперь не было силы воли заставить себя вновь взять в руки карандаш и сделать набросок в своем альбоме...

Обо всем этом надо было кому-нибудь рассказать, а Леонид Сергеевич сам напросился. Он был идеальным слушателем. Когда я выговорилась, с его стороны последовала одна, довольно странная фраза:

— Вот это я, пожалуй, смогу.

— Что именно?

— Ну, в случае с Нютой я бессилен, так же как и в случае с Валькой. Чтобы решить эти дела юридически, потребуется вести жуткую войну, неминуемо обреченную на провал... А вот вас раскрутить как молодого талантливого модельера — тут я могу помочь.

— Как это? — спросила я с замиранием сердца. — Что значит вы можете помочь?

— Просто я работаю волшебником, — напел Леонид Сергеевич. — Знаете такую песенку? Ну вот, я работаю журналистом и занимаюсь подобными проблемами.

— И что же вы сделаете? — с сильно бьющимся сердцем спросила я.

— Разузнаю, где вы можете показать свои работы, и сам за всем прослежу. А что вы талантливы, в этом нет никаких сомнении. Это видно, что у вас талант...

Мне стало так весело, словно наступил день моего рождения — не сейчас, а в детстве, когда я его так ждала. Тот день, который приносил мне кучу радостей. А сегодня довелось узнать о нем еще и другое — что это день памяти преподобной княгини Евфросинии.

И вдруг я вспомнила, где уже видела ее лицо — во сне, который снился мне время от времени, один и тот же. Там лежал больной, от которого зависело все: жизнь и смерть, победа и катастрофа. Вокруг него стояли сочувствующие в белых одеждах. А потом в палату стали заходить посетители: мужчины и женщины, священники и монахи, князья и княгини. Вот среди них-то я и узнала Евфросинию: она склонилась над больным вслед за человеком в воинских доспехах. Мне еще тогда подумалось, что, выходит, это был князь Дмитрий Донской...


предыдущая глава | Переселение, или по ту сторону дисплея | cледующая глава