home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

    Если первоклашки – новички в школе, то пятиклассники – новички в школе средней ступени, на третьем, взрослом, этаже. Раньше он был для них запретным, а теперь новая учительница, «страшная по литературе», как говорила Славкина мама, сама привела их туда и впустила в класс. Здесь чудесно пахло новизной: недавно высохшей краской, свежим линолеумом и нетронутым пластиком, которым обивают боковые бортики столов. Это был запах новой жизни, на ступень ближе к жизни взрослых. Начинать учебу в таком классе – все равно что мчаться на большом папином велосипеде, которым еще не умеешь как следует управлять, но от силы и стремительности  которого захватывает дух. Страшно, но все равно здорово – ни в жизнь не захочешь пересесть на свой низенький привычный «Аист». 

   Славка тоже оглядывался в новом классе, вертел головой во все стороны, с удовольствием втягивал в себя не до конца выветрившиеся запахи летнего ремонта. И другие ребята озирались, присматривались, принюхивались. Учительница рассадила всех по местам, собрала букеты и поставила их в ведро с водой – ни в какую вазу они бы, конечно, не поместились.

   Начался первый урок, состоящий в основном из разных объявлений и объяснений: ведь никто из ребят еще не знал, какие правила в средней школе…

    «Страшная по литературе» оказалась совсем не страшной: она смотрела на всех по-доброму, говорила негромко и очень понятно все объясняла. Тимка сразу же перестал ее бояться. Он догадался, что Славкина мама имела в виду под словом «страшная»: нос у учительницы был приплюснутый, глаза выпуклые, а все лицо как будто вдавлено внутрь. Но разве это имеет какое-нибудь значение? Тимка вообще считал, что красивыми бывают только девочки, а взрослым тетенькам достаточно быть добрыми и умными. Особенно если ты учительница...

    -   Раскройте свои дневники. Сейчас мы заполним самую первую страницу… 

   Новая учительница записала на доске названия всех предметов, которые проходят в пятом классе, и как какого учителя зовут. Саму ее звали Людмилой Викторовной. Вдруг дверь задергалась, как бывает, когда в класс заглядывает кто-то из коридора, но войти боится, или просто ждет, когда его пригласят. Людмила Викторовна посмотрела в сторону двери:

- Входите, пожалуйста, вы как раз кстати. Ребята, в этом году с вами будут работать не только учителя, но еще и психолог. Вот познакомьтесь – Артур Федорович Неведомский.   

     Тимка не знал, что значит психолог, и посмотрел на Славку. Славка со своего места развел руками – он тоже не знал. В класс вошел полный дяденька с серыми, зачесанными за уши волосами, в расстегнутом пиджаке (может, ему тесно было застегиваться, потому что у него над брюками выпирал большой живот). Дяденька как будто смеялся  и подмигивал – дурак догадался бы, что он не учитель. А психологу, значит, так положено… Взгляд у него был веселый и острый, как щекотка. Тимка стал смотреть в стол, чтобы не встретиться с ним глазами: от такого взгляда обязательно вздрогнешь, а ему вздрагивать нельзя. Врач-невропатолог, к которому они ходили с мамой, велел «избегать острых ощущений». После этого папа перестал щекотать его во время  возни на диване и не подкидывал больше под потолок. А вчера он вообще не обращал на Тимку внимания – хотя они столько времени не виделись…

- Расскажите, как вы будете заниматься с ребятами, – попросила психолога Людмила Викторовна.

- Заниматься? – удивленно переспросил дяденька. – Ребята, вы что, хотите, чтобы я с вами занимался?! Разве у вас и так всяких занятий не под завязку? – Он чиркнул себя ладонью по горлу. – А мы с вами будем… знаете, что мы с вами будем делать?

   Класс заинтересованно ждал.

- Мы с вами будем просто общаться и получать от этого удовольствие. Я хочу, чтобы вы приходили ко мне, как к другу. А  что делают друзья, когда встретятся?

- Играют, – пискнула маленькая Карлова, которая была выскочкой и всегда старалась обратить на себя внимание взрослых. Вот даже не побоялась этого странного психолога, лишь бы вылезти со своим ответом!

    Он захохотал, словно Карабас Барабас:

- Правильно, моя умница. Такие друзья, как вы, конечно, играют. Впрочем, взрослые тоже, но только в другие игры… – Он нахмурился и потер ладонью лоб. – Однако я хотел вам сказать, что друзья еще и помогают друг другу. И когда у вас возникнут в жизни проблемы, я готов вам помочь.

- Как помочь? – спросил осмелевший Славка.

- Для этого, друг мой, существует целая наука под названием психотерапия. Когда человек заблудится по жизни, она помогает ему снова найти свой потерянный путь. Вот я и буду для вас таким помощником, иначе говоря, жизненным проводником… 

- Спасибо, Артур Федорович, – за весь класс ответила Людмила Викторовна. – Это очень важно.

-  Итак, друзья мои, жду вас на четвертом этаже, кабинет рядом с учительской. До скорой встречи!

   Уходя, он снова подмигнул классу, и всем стало тревожно-весело, словно от щекотки…

    На первом уроке в 5 «А» то и дело заглядывали разные люди. Не успели все прийти в себя после этого странного психолога, как перед классом появилась тетенька из ЦДТ – Центра детского творчества, находящегося на соседней улице. Она приглашала записываться в разные кружки. А после еще одна, в свитере и спортивных, с полосками, брюках, – инструктор районного клуба «Путешественник». Это клуб детского туризма, для тех, кто любит ходить в походы. Все сразу загалдели:

- А когда пойдем?

- А куда?

- С ночевкой?

- А можно взять с собой брата…сестру…родителей?

   Тетенька, смеясь, зажала уши и покрутила головой:

- Не могу говорить, когда вокруг такой шум… Дату и место похода я вам сообщу дополнительно. С ночевкой, да. А насчет того, чтобы брать с собой домашних – нет, ребята, не получится. У нас не семейный клуб – спальные места строго ограничены. Вот если вы принесете свою палатку…

     Класс приуныл – видно, с палатками у всех было напряженно. Только Аркашка Меньшибратов решил еще поклянчить:

- А собаку можно? Ей отдельного места не надо. Она у меня на животе будет спать…

- Нет, ребята, давайте без собак, – не согласилась тетенька.

   Потом она еще сказала, что первый поход будет в конце сентября, а записываться надо заранее – прийти в «Путешественник» и записаться.

- Пойдем? – спросил на перемене Тимка у Славика.

    В это время мимо проходил щекастый Денис Коротков, знаменитый тем, что его тетя работает в каком-то там комитете ОБЖ – обеспечения жизненной безопасности. Два года назад она выступала у них в классе, рассказывала, как надо себя вести, чтобы  с тобой  не случилось ничего плохого: не входить в подъезд с незнакомыми, не рассказывать о себе первым встречным и не садиться в чужие машины. 

- В походы ходить? Да вы что?! Между прочим, в таких походах детей  воруют. Уйдешь, а назад не придешь. Почему нельзя родителей с собой брать? – Денис прищурился и надул от важности свои без того толстые щеки. – Потому что они спросят: «А зачем это вы  нашему ребенку маску на лицо положили и куда это вы его на своей машине увозите?»  

- Ух ты! – не выдержал кто-то из остановившихся рядом.

- А из-за чего, по-вашему, нельзя брать собаку? – еще больше заважничал Денис.

- Потому что она будет защищать ребенка, – догадался пораженный Тимка.

- Во-во! Тоже еще придумают – походы! – и Денис, фыркнув, хотел продолжать свой путь, как вдруг кто-то сзади сказал:

- Ну тогда давайте в Центр творчества ходить.

- Ку-даа? – переспросил Денис, нарочно сморщившись так, будто ему под нос сунули банку с хреном. – В Це-ентр тво-орчества? А вы знаете, какие там бывают кружки?

- Какие? – удивились ребята.

- Нет гарантий, что  вас там  не будут использовать, – Денис даже оттопырил от важности губу. –  Обирать…как это… энергетически. И вообще есть занятия, которые плохо влияют на психику детей, вот!

- Слушай, Деня, я давно хотел у тебя спросить, – вдруг заговорил Славик, незаметно подталкивая Тимку локтем. – Скажи. пожалуйста, ты ведь все знаешь… а по улицам ходить можно?

    Все засмеялись. Обиженный Денис дернул плечом:

- Вот когда тебя украдут или еще что, тогда ты будешь спрашивать. Даже взрослых крадут, я знаю. Мне тетя все рассказывает…

- Ну что она тебе рассказывает, твоя тетя?

- Что надо! Взрослых крадут, а уж детей тем более!

    Тимка отошел от ребят и сел в сторонке на корточки, привалившись спиной к стене. Ему вдруг стало грустно, даже в носу защипало. Как сказал Денис: «Даже взрослых крадут…» Может быть, его папу тоже украли? Того, настоящего, который любил их с мамой и всегда обращал на них внимание… А тот, что сидел вчера и позавчера за компьютером,  может быть, вовсе и не папа?

    С Тимкой иногда бывало так, что он сам что-нибудь придумает и сам же потом не может это придуманное забыть. Вроде бы полная чепуха: как можно считать человека украденным, если он продолжает жить с тобой в одном доме? И кому под силу вытащить из папы его самого, оставив одну пустую оболочку?

   Тимка понимал, что это глупости. Но ему словно кто-то нашептывал на ухо: «Украли…украли!» – и смеялся неживым смехом, похожим на лязганье больших ножниц.


предыдущая глава | Переселение, или по ту сторону дисплея | cледующая глава