home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



39

   С миром, куда почти переселился Павел, происходило что-то особенное: он внезапно исчез, растворившись в дебрях компьютерной сети, как растаявший в кофе кусок сахару. Все попытки Павла вызвать знакомых кураторов не срабатывали – вместо прежнего входа в заэкранье под руку попадались какие-то отдельные сайты, баннеры, игры, не желавшие складываться в прежнее знакомое заэкранье. Теперь это были разрозненные части  головоломки – осколки той параллельной жизни, которая должна была заменить Павлу настоящую. И, странное дело, сам Павел от этого не страдал. Казалось, какая-то возвышающая сила держит его над пропастью отчаяния, в которую, при прочих равных, он должен был неминуемо упасть. А он словно висел на помочах, как когда-то давным-давно, когда мать учила его ходить и страховала полотенцем…

  Не добившись ничего от компьютера,  Павел стал постепенно возвращаться к настоящей реальной жизни. В первый раз его сознание откликнулось на болезнь сына.

   Тимка слег с высокой температурой сразу после того, как впервые сходил на карате. Это случилось в тот самый вечер, когда у самого Павла начались первые сбои с посещением параллельного мира. Он сопоставил потом одно с другим – точно, эти обстоятельства следовали друг за другом.

   Врач определил у Тимки хронический стресс, что и дало вспышку так называемого термоневроза. И где только ребенок мог настолько перенапрячься, что совсем слетел с тормозов? Но, как бы там ни было, теперь сын нуждался в тепле и заботе близких, и Павел стал относиться к нему внимательнее.

   Вслед за Тимкой, который уже пошел на поправку, в поле зрения Павла попала жена. С ней тоже произошло нечто невероятное: она вдруг объявила, что нашла собственного родного отца, которого никогда прежде не видела. Как это произошло, Павел не мог осознать, да и не пытался: его отвыкший от действительности мозг еще не осваивал столь сложных поворотов. Жена собиралась в деревню, представить бабке вновь обретенную родню, но у нее не выходило с отгулами – начальству было некем ее заменить. А вот это уже Павел понял: все последнее время Ирина одна содержала семью, работая с утра до ночи, так что ее  привыкли держать на работе без сменщицы. Это не дело, чтобы все лежало на плечах женщины, решил Павел. В ближайшее время ему следует искать работу...

   А еще Павлу не нравилось, что жена теперь проходит мимо него, как мимо пустого места. Раньше их отношения складывались не так. Правда, он немало ночей провел на стуле перед компьютером, что, кстати сказать, совсем неудобно, но с этим ничего уже не поделаешь…  А когда решил по-человечески лечь в постель, Ирина шарахнулась от него на свою сторону софы, как от прокаженного. Пока они так и спят, каждый под своим одеялом, но в принципе…

- А у нас с завтрашнего дня каникулы! – объявил утром Павлу сияющий Тимка.

   Как только болезнь пошла на поправку, мордашка сына то и дело начинала сиять. Кажется, до того, как слег, мальчик не был таким веселым… Впрочем, Павел не помнил. Странно сказать, но тогда ему, пожалуй, не было дела до здоровья и настроения своего единственного сына…

- Значит, каникулы? – с подчеркнутой бодростью переспросил он. – И что же ты будешь делать, когда врач разрешит тебе выходить из дома?

- Вот и посоветуй! – задорно отвечал Тимка. – Можно поехать к бабуле, можно пойти в поход с клубом «Путешественник»…Или просто посидеть дома, чтобы мы с тобой все время вдвоем!  Как лучше, пап?..

   В вопросе присутствовала доля лукавства: Тимка знал, что успеет и то, и другое, и третье. Хорошая это вещь – каникулы! Тихая пристань посреди беспрестанной борьбы за утверждение собственной личности – борьбы, в которой его сынишка надорвался аж до невроза.

   Да и сам Павел чувствовал себя так, словно  вернулся домой из дальнего путешествия либо выздоровел от долгой болезни. А что было-то? В сущности, ничего и не было – просто бросил работу и еще не устроился на новую. Случается, отцы-мужья ведут себя хуже…


предыдущая глава | Переселение, или по ту сторону дисплея | cледующая глава