home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

   В салоне красоты собралось сразу несколько женщин, жаждущих доверить свои прически рукам одной и той же искусной парикмахерши. Запись записью, а такие накладки случаются и в нашу раннекапиталистическую эпоху: очередь. В теплом, пропитанном парфюмерными запахами зале томились ожиданием охотницы за красотой. 

   Две рядом сидящих женщины от нечего делать разговорились. С виду они были не одного поля ягоды: ухоженная, в модном костюме, слушала худенькую, обветренную и возбужденную, часто встряхивавшую лохматой нестриженой головой. Одета она была в скромный свитер и спортивные, с полосками, брюки.

- Правда, я всегда считала, что такое только в книжках придумывают, – блестя глазами, говорила лохматая. – А в жизни не бывает. Ну вот вы посмотрите на меня – что я такое? – Она обвела вокруг себя  растопыренные ладошки, приглашая оценить степень собственной женской привлекательности. Точнее, отсутствия этой привлекательности.

- Ну вы… вполне нормально выглядите! Вот еще прическу вам сделают…

- Бросьте!  – махнула рукой лохматая. – Если по-честному, у меня ни кожи ни рожи. Да вы не думайте спорить: что я, в зеркало  никогда не смотрелась?!

- Каждая хороша по-своему, – чуть жеманно возразила ухоженная в модном костюме. – Знаете, как говорят: нет некрасивых женщин – есть женщины, которые не знают себя… Это еще Екатерина II…

- Она так говорила, да? – перебила лохматая. – Интересный пассаж! Вот как вы все знаете, а я и не слыхала об этом никогда…  

- Давай на «ты», – неожиданно предложила ухоженная собеседница, которой явно понравилась такая простота и откровенность.  

- Давайте, если хотите, – чуть смущенно отозвалась лохматая. – Мы ведь с вами,  наверно, ровесницы, в одном классе могли учиться.

- С тобой, – поправила ухоженная в модном костюме. – Ну да, я тоже подумала: мы одних лет…

   Однако они не уточнили, каких именно. Обе женщины были уже не первой молодости, да и вторая началась для них не вчера. Но они, несомненно, были женщинами, ибо главное место в их мыслях и мечтах по-прежнему занимал его величество Мужчина.

- Ну так нам надо познакомиться, – улыбаясь, сказала лохматая. – Я Валя, а тебя как зовут?

- Светлана. Очень приятно.

- Мне тоже приятно, правда… Ну так вот, Света, я прямо как в тумане каком хожу, – продолжала она. – Это ж надо такому случиться – счастье само в руки упало!  Главное, я  давно уже не ждала…  

- Погоди, рассказывай по порядку. Значит, ты не ждала – и вдруг?

- Вдруг у меня зуб заболел! И ноет, ноет, сил нет терпеть…

- Только-то, – усмехнулась Света, –  нечего сказать, хорошо счастье!

Валя, не соглашаясь, помотала растрепанной головой.

- С этого все началось – с того, что зуб заболел. Начальница отпустила меня в аптеку за анальгином. Я вышла на улицу, иду, знаешь, воздухом дышу… на работе у меня душно, резиной пахнет… Ну вот, иду себе и вдруг слышу за спиной – девушка! Оборачиваюсь – он.

- Ну и как он тебе на первый взгляд показался?

- Хорош, как и на второй. Нет, – перебила себя Валя. – Если честно, я на него сразу в таком плане не посмотрела. Это уж потом… это уж теперь… 

- Теперь-то я вижу – по уши втюрилась, – добродушно усмехнулась Света. – А сразу отчего  не смотрела?

- Стереотип сработал, подружка. Думаю, черномазый – значит террорист, либо наркобарон какой-нибудь, – в общем, опасный человек! Такая вот цепь в мозгу, чисто автоматически.

- А он, значит, черномазый?  – все более втягивалась в интригу Света.

- Ну да: узбек или там азербайджанец. Я плохо их различаю… 

- Ну и что дальше? – поторопила заинтригованная слушательница.

- Сперва я хотела просто от него убежать – но, видишь, не  судьба…

- Догнал и лапши на уши навешал!

- Не то чтоб догнал… Кстати, меня так просто не догонишь, – Валя с достоинством встряхнула своими лохмами. – Я спортсменка, занимаюсь профессиональным туризмом. Разряд имею!

- Вот как! Значит, он решил за тобой не гнаться…

- Не знаю, что он про себя решил. Тут троллейбус подошел, я сразу и заскочила! А он за мной не поспел…

- Значит, ты уехала от него на троллейбусе? И что дальше?

- Вот слушай. Вернулась я на работу, зуб у меня сам собой, кстати сказать, прошел, от эмоционального потрясения. Ну, стала заниматься делами, а вечером выхожу – он возле двери ждет, с розами.

-    Ничего розы? – полюбопытствовала Света.

- Высший класс! До сих пор у меня дома стоят, не завяли. А было неделю назад. Так вот, протягивает он мне розы и говорит, быстро так, чтобы я снова не убежала – девушка, говорит, это вам, мне от вас ничего не надо, если хотите, больше меня не увидите.

- Да они все так говорят! А ты что?

-  А я спрашиваю – раз вам ничего не надо, зачем цветы, и вообще, говорю, что все это значит? А он – я бы мог вам объяснить, только ведь вы, наверное, никуда со мной не пойдете, где можно было бы посидеть-поговорить?..

- Штамповка, – откомментировала Света. – Обычный трюк. Все они так подводят – надеюсь, ты не клюнула?

- Нет, конечно, в смысле я не пошла с ним в ресторан. Давайте, говорю, сядем на скамеечку в сквере, и мы мне все объясните.

- А постоять вы  не могли?

- Не могли, – вздохнула Валя.

- У него что, ноги отваливаются?

- Понимаешь, моя начальница должна была выйти следом за мной… А это такая старушенция, во все нос сует! – Валя объясняла истово, с горячим желанием точно обрисовать ситуацию. –  Она как из окна его увидела, сразу начала кудахтать: ах террорист, ах взорвет сейчас весь наш инвентарь! Все наши справочки – документы – сводки…  ну и нас самих заодно!

  Женщины засмеялись.

- А что у вас за инвентарь, Валя, может, в нем бриллианты спрятаны? А в  документах, случайно, не содержится информации о местонахождении Усаны бен Ладана? Говорят, его не убили, а только так говорят…

- В том-то и дело, – вытирая заслезившиеся от смеха глаза, подтвердила Валя. – Именно про эту самую личность. А вообще я в бюджетной организации работаю, – уже серьезно продолжала она. – В детском спортивном клубе. Инвентарь последний раз обновляли в девяностом году. Так что насчет бриллиантов проехали!

- Проходите, дамы, – пригласила освободившаяся парикмахерша, к которой они стояли в очереди.

   Но  дамы, вопреки логике, медлили. Вале и Свете жаль было прерывать спонтанно развернувшееся общение. Обе они чувствовали зарождающуюся симпатию друг к другу. Кроме того, одна из них хотела высказаться, а другая – дослушать. Рассказ еще только приближался к своей кульминации, самое интересное обещало быть впереди…

    Промедленьем воспользовалась невесть откуда взявшаяся тетка строгого облика, объявившая, что она, заняв очередь, отходила пока в магазин. А та, за кем она занимала, тоже куда-то отошла, кажется, в отделение массажа. Таким образом, сейчас законный черед ее самой, отходившей и вернувшейся. В ином случае ни Света ни Валя не сочли бы это объяснение убедительным, но на этот раз спорить не стали.

- Итак, Валюша…

- Значит, отошли мы с ним на скамеечку, тут и началось. Я, говорит, могу полюбить только настоящую женщину, в смысле хорошую, умную и трудовую. Не пустышку какую-нибудь, не бездельницу – и к тому же еще красавицу. Я спрашиваю, а при чем тут я? И вот представляешь, Света, оказывается,  ты видишь перед собой ту самую женщину, которую только и можно полюбить! Единственную из всех…

- И ты поверила такой пошлости? – поморщилась собеседница.

- Это когда я рассказываю, получается пошлость, а когда он говорил, совсем другое дело, – обиженным тоном отозвалась «единственная». –  Потому что если человек искренен…

- Ладно, с этим все ясно! Что дальше было?

- Дальше я думаю – это ведь все слова… надо, думаю, на дела его посмотреть!

- А какие у тебя с ним могут быть дела? – вновь перебила Света. – Разве можно заводить дела с первым встречным?

- Ничего я не завела…  Адрес, телефон свой давать не стала и провожать себя запретила. Так что ты думаешь – на следующий день он встречает меня возле работы с корзинкой винограда! Возьмите, говорит, мне ничего от вас не нужно, просто я вам хочу подарить!

- Ты взяла? – В голосе Светы звучало неодобрение.

- А что, надо было человека обидеть?  Ведь он от чистого сердца!.. Да и виноград  просто чудо –  мускатный, все пальчики оближешь!

   Света хмыкнула, но ничего конкретного не сказала. Какое-то время длилась пауза.

- А еще что-нибудь он тебе дарил? Я имею в виду потом?

   Валя зачарованно кивала – подарков у нее за одну только неделю набралось достаточно. Да и почти каждое его слово было само по себе подарком. Как он говорил: «Ты очень красива, Валия, только еще сама этого не знаешь. Потому и другие  не замечают. Надо всем показать, какая ты красивая», – и дал ей денег на то, чтобы показать, в том числе  на эту самую парикмахерскую.

- Понимаешь, Света, я никогда не занималась собой, как вот ты и другие женщины, – вновь заговорила она. – У меня не было на это средств, времени… да, честно сказать, и стимула тоже! Но теперь-то я наверстаю… – Валя бросила взгляд в сторону кресла, где обрабатывали голову той самой тетки, втершейся не в свою очередь. – Я теперь и кожу и рожу себе сотворю! Ты не смотри, что у меня штаны спортивные, я просто еще не успела…

- Слушай, а ведь это может быть неспроста, – вдруг с беспокойством сказала Света. –  Что, если ему от тебя что-то нужно?

    Валя вскинулась, словно ее шилом кольнули. Похоже, она уже сама задавала себе этот вопрос, и сейчас надеялась, что он не всплывет в разговоре. А он вот все-таки всплыл, взбаламутив в душе осадок собственных сомнений, о которых она хотела забыть:

- Что ему может быть нужно? Моя квартира? Так я в коммуналке живу, где потолок скоро на голову упадет! Или, может, деньги, которых у меня сроду не было? – Валя так возбудилась, что почти кричала, привлекая взгляды со стороны. – Или я великий ученый, чтобы выкрасть у меня какое открытие, формулу какую ядерную?!

-  Вы в сушку, – прозвучал утомленный голос парикмахерши. – А следующая в кресло.

- Знаешь что, Валя, напиши мне свой телефон, –  вставая со стула, попросила Света. – Я тебе потом позвоню. Мне не хочется, чтобы мы с тобой  потерялись...

    Валя уже опять радостно улыбалась:

- Если везет, так уж во всем… Не думала я, что здесь в очереди подругу найду. Просто потрясающее везенье!

   Она снова начала сиять, имея в виду, конечно, не только и не столько подругу. Но характер у нее, сразу видно, был простой и отходчивый. Свете действительно захотелось с ней дружить: она любила людей без комплексов, у которых душа нараспашку. А то вон взять соседку Ирину: и квартиры-то у них рядом, и сыновья одноклассники, а настоящей дружбы нет и не предвидится. Ты ей обо всем расскажешь, всю себя наизнанку вывернешь,  а она молчит, словно ей язык защемили. Света таких молчунов не уважала – все-таки человек, как говорится, существо общественное…

   Она проследовала в кресло, а Валя начала рыться в сумочке, ища карандаш и бумагу, чтобы записать телефон. Тут к ней со стороны сушки подошла давешняя тетка с головой, замотанной в полотенце. Из-под мохнатого тюрбана смотрели острые напряженные глаза – такие бывают у людей, постоянно вынужденных отбиваться от разных напастей, неприятностей, нападений. Меж глаз залегла косая морщинка.

- Женщина, хочу вам сказать. Вы тут так громко обсуждали свои дела…В общем, от человека сейчас можно получить не только квартиру или еще какие-нибудь материальные блага.

- Что? – растерялась от неожиданности Валя. – А что ж еще, если не квартиру и не блага?..

- Можно получить его самого, – жестко продолжала незнакомка. – На органы, например…

   Валя открыла рот, чтобы поставить ее на место, но от потрясенья не могла найти подходящих слов. А вот эта мрачная прорицательница за словом в карман не лезла:

- Не на органы, так что-нибудь еще – разные бывают случаи… Через определенного человека можно получить доступ к другим людям либо к каким-то особым сведениям. Извините, но я должна была вас предупредить. Я не раз сталкивалась с этим по службе...

   После своей прокурорской речи дурная тетка повернулась и пошла назад в сушилку, Валя даже не успела ничего ей ответить. Да и стоило ли отвечать? Есть такие люди, во всем готовы видеть плохое. Сама небось уже никому не интересна – вот и не нравится, когда другие устраивают свою судьбу! Везде ей подвох мерещится. А Валя, может, такого случая всю жизнь ждала и в другой раз уже не дождется…

     Все-таки ей сегодня испортили  настроение!


предыдущая глава | Переселение, или по ту сторону дисплея | cледующая глава