home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Для Черной Орхидеи

– Кто это тебе дал? – тут же спросил он ребенка. – Как тебе удалось пройти?

– Господин в капюшоне… Он сказал, что это для вас и короля… Драгунский капитан велел мне отнести это вам…

Пьетро больше не слушал и вскрыл письмо.

Конечно, оно содержало басню.

Королевский офицер, проделавший весь путь из Версаля, во весь опор мчался к паперти собора. Подковы его коня стучали по мостовой.

Он протиснулся между рядами, размахивая своей шляпой с перьями и крича:

– Посторонись! Посторонись! Сообщение от господина Марьянна из королевского ведомства для Черной Орхидеи!

Пьетро поднял голову; посланец уже спешивался.

Он протянул ему второе письмо, и Виравольта быстро пробежал его глазами.

Затем он вновь взглянул на басню… и побледнел.

Стоявший рядом мушкетер спросил его:

– В чем дело?

Не отвечая, Пьетро протянул ему записку и вскочил на коня; он резко развернул жеребца, который заржал и встал на дыбы. Нахмурив брови, он посмотрел на окружающие город холмы.

Холмы.

Идеальное место.

Трагедия.

Он закричал.

– Вперед! Двадцать черных с Факте на запад от холмов! Остальные со мной! Первый из драгунских туда же, остальные остаются на своих позициях! Послать сообщение Сартину!

Конь его повернулся на сто восемьдесят градусов. В замешательстве мушкетер Факте удивленно поднял глаза:

– Что происходит? Он потряс запиской. Пьетро уже удалялся в облаке пыли.


Слова записки Августина Марьянна прозвучали в ушах Виравольты так, как будто начальник Бюро изобретений Королевского ведомства произносил их лично своим неизменно суровым голосом.

«Я закончил идентификацию химического состава, обозначенного на планах, которые Вы мне передали. Я определил сырую нефть, селитру и различные вещества, в частности битум и смолу, смешанные с фосфидом кальция; негашеную известь, которую Плиний описывал как плесень, возникающую на влажных стенах; а также серу и уголь. По всей видимости, это не единственный в своем роде рецепт, но смесь, составленная по общей формуле, которую использовали византийские пиротехники. Меня окончательно убедили в этом ссылки на Каллиника Сирийского и на книгу «Liber ignium ad comburendos hostem», «Книгу об огнях для опаления врагов» написанную Марком Греком в 1230 году.

Мой друг, речь идет об оружии, и не каком-нибудь, а абсолютном, о смертельном веществе, восставшем из пепла! Оно напоминает мне одно изобретение, которое поступило к нам в Королевское ведомство в 1759 году, если быть точным. Тогда один человек по фамилии Дюпре случайно вновь изобрел этот бич. Он сообщил свой секрет нашему возлюбленному Людовику XV. Я ему лично доложил об этом гнусном изобретении. Его действие казалось столь ужасным, что во имя человеколюбия король решил предать его забвению и купить молчание Дюпре! Ему было выдано содержание в размере 2000 фунтов. Одному из наших работников поручили раз и навсегда сжечь эти документы. Я больше их не видел.

Но внезапно меня пронзил страх: а что, если эти архивы были похищены? Или же кто-то восстановил эту тайную формулу? Один из наших врагов или агент вашей службы, предавший дело короля?

Вы понимаете, Виравольта, о чем я говорю? Это оружие – небесный огонь, мой друг, ни больше ни меньше! Опустошительный огонь, формула которого была утеряна после взятия Константинополя в 1453 году…

Греческий огонь!»

Факте взглянул на записку; он прочел лишь последние слова.

Одновременно с королем и королевой мишенью становились все придворные.

Мушкетер посмотрел вслед Виравольте, удалявшемуся под стук копыт.


Заяц и Черепаха | Десять басен смерти | Книга VI, басня 10