home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



О взрывающемся пере

Особняк Эрбле

Когда волна взрыва ударила по оконным рамам и стеклам двое в кустах подскочили.

Озадаченный Бомарше повернулся к шевалье:

– Это и есть сигнал?

Д'Эон выглядел совершенно сбитым с толку.

– Что нам делать?

По тревоге по направлению к крыльцу бежало около дюжины часовых, патрулировавших замок. Вдруг какой-то незнакомец на бешеной скорости проскакал через парк. Сзади на шее у него болталась треуголка. Лента, которой был подвязан его шиньон, наполовину распустилась. На нем был плащ без обшивки и с круглым воротником, длинными коричневыми рукавами и карманами с треугольными клапанами. Под плащом был камзол персикового цвета, белые панталоны и блестящие сапоги. Лицо его сияло юностью, отвагой и особенно бесшабашностью. Не спешиваясь, он выхватил шпагу и дерзко направил ее на силуэты врагов; это заставило их бросить факелы. Волосы Козимо Виравольты развевались на ветру. Он кричал, чтобы подбодрить себя.

– А это еще кто?

– Не знаю, но он отчаянный. И кажется, он с нами заодно.

Козимо ворвался в крут врагов, размахивая шпагой направо и налево.

Бомарше в свою очередь обнажил шпагу.

– Неплохо.

– Ммм… десятеро против трех… – проговорил д'Эон.

– Ну и денек выдался! Avanti![34]

И они бросились в бой.


Взрывающееся перо господина Марьянна сослужило свою службу. Молниеносно развернувшись, Пьетро выверенным жестом бросил его за спину, на пол-, взрыв заставил подскочить Стивенса и Баснописца. В облаке дыма трое их помощников упали на пол перед другими ошеломленными статистами. В ту же секунду Пьетро схватил лежащий на столе кинжал Анны и с поразительной точностью метнул его в человека, стоявшего за его супругой. Кинжал со свистом вонзился ему в горло. Он повалился назад, схватившись руками за шею, из которой фонтаном брызнула кровь. Потеряв равновесие, Анна чуть было не полетела на дно колодца. Она тоже упала, ударившись о бывшую каменную балюстраду лестницы и едва не раскроив себе подбородок. К счастью, она оказалась по ту сторону колодца. Лежа на боку, мужчина извивался от боли и сдавленно хрипел. Доска, на которой она только что стояла, заколебалась, затем обрушилась в бездну, увлекая с собой остальные. Из глубины поднялось облако пыли.

Пользуясь замешательством, Пьетро бросился на своего ближайшего соседа. Он направил его пистолет против него самого, и пуля попала в самое сердце. Затем венецианец схватил его шпагу, это была его собственная шпага с венецианским клинком, которую у него отобрали при поимке.

– Ну, я уже лучше себя чувствую.

Повернувшись, он обнаружил за собой двоих противников. Тут же подоспели еще четверо. Ударом ноги Виравольта опрокинул стул и прыгнул на стол из темного дерева.

Окружен.

Другие уже собирались вокруг него.

Стивенс и Баснописец обменялись взглядами, затем Стивенс улыбнулся.

– Как всегда, непредсказуем. Но всему наступает конец Господа! Убейте его.

«Ну а что теперь?» – подумал Пьетро, тяжело дыша.

Дверь с шумом распахнулась.

Перед ними предстал Козимо в окровавленных сорочке и куртке.

Пьетро изумленно посмотрел на него.

– Вот это выход! Что ты здесь делаешь?

Козимо улыбнулся.

Он размахивал шпагой.

– Надо же мне было повторить мой урок.


Он бросился вперед. Пьетро сделал то же самое, уклоняясь от ударов шпаг, скрещивавшихся у его ног. Схватившись за люстру, он перенесся на несколько метров и оказался рядом с сыном. Анна освобождалась от пут при помощи кинжала человека, только что испустившего дух. Снизу доносились удары шпаг и пороховые взрывы; видимо, Бомарше и шевалье д'Эон тоже решили вмешаться. Шпаги отца и сына указывали в одном направлении; их снова окружила вся банда. Просвистел клинок Пьетро.

– Хорошо. Начнем. Кварта, кисть влево, рука вытянута, дужки горизонтально…

– Знаю. Контррипост. Атака в темп.

Они перешли в наступление. Лицо первого мужчины было разрублено от уха до уха.

– Атака и комбинация…

Это был уже не поединок, а балет.

– Финт.

– Двойной финт.

– Шажок…

– Колющий удар.


Этьенн атаковал последним. Он с ревом ринулся вперед, зажав в кулаке сверкающее лезвие. Козимо успел почувствовать ужасную вонь, исходившую от его одежды, и увидеть, как на него обрушивается темная масса. Глаза этого зверя горели яростью, губы были искажены гримасой, а его искалеченное лицо, казалось, выглядывало из самой преисподней. На мгновение Козимо померещилось, что перед ним кабан, бросающийся на свою жертву. Хромец налетел на него всем своим весом, но молодой человек оказался более расторопным.

Острием шпаги он ударил его прямо в лоб.

Этьенн на мгновение скосил глаза, затем его взор заволокла кровавая пелена.

В конце раздалось бульканье.

– И все это – сгибая колени, – закончил Козимо, выпрямляясь и переводя дух.

Этьенн рухнул.

Трупы устилали весь пол.

– Получается! – воскликнул Козимо.

– Вот видишь! – сказал Пьетро.


Баснописец издал вопль, заметив, как рассекли лоб его слуге. Ситуация становилась критической. Шелестя плащом, он бросился к выходу и исчез. Пока Виравольта и Козимо заканчивали бой, Стивенс подошел к Анне. С искаженным ненавистью лицом он собирался поднять ее, схватив за волосы. Вдруг он заметил, что руки у нее свободны. Она сняла свою повязку и одарила его лучезарной и мстительной улыбкой. Стивенс начала ничего не понял… затем его пронзила острая боль, на всадила ему в икру кинжал Виравольты. Ее рука, вцепившаяся в рукоятку, все еще поворачивала клинок.

– Черная Вдова! – воскликнула она. – Теперь тебе ясно? – Анна! – закричал Пьетро.

Виравольта с сыном бросились к ней.


Отскочив от Анны с застрявшим в ноге кинжалом, Стивенс ослепнув от боли, завопил, затем ухватился за ближайшую веревку, соединенную с блоком, находящимся над темным отверстием. Тут же он соскользнул вниз. Послышался какой-то металлический звук. Привязанное к другому концу веревки, поднималось ведро, наполненное строительным мусором, которое вскоре столкнулось с железной дугой на потолке. Пьетро подбежал так быстро, что и сам чуть было не упал. Он посмотрел вниз, но увидел лишь темный провал. Стивенс ускользнул. Козимо положил руку на плечо отца.

– Бог с ним!

– А Баснописец?

Пьетро помог Анне подняться.

– Он тоже удрал, – сказала она. – Может, еще успеем?

– Надеюсь, его схватят внизу!

– Внизу?

– Потом объясню.

Она улыбнулась ему, оправляя платье, пока он сжимал ее в объятиях.

– Мне хотелось знать, где ты. Сегодня вечером в Версале прием, а потом бал. Я была бы так собой недовольна, если бы пришлось пропустить.

– Ты еще не натанцевалась? – спросил Пьетро.

– А ты, любимый?

Они еще раз обнялись.

Затем они повернулись к Козимо.

– А ты как здесь оказался?

– Я шел по стопам отца от «Прокопа». Это не так уж сложно – весь путь усыпан трупами.

Пьетро крепко обнял сына.

– Козимо… спасибо, что послушался своего отца. А какой у тебя прогресс!

Пьетро отступил на шаг и посмотрел на него. Козимо рассмеялся:

– Да и вы ничего, совсем неплохо для старика.

Наконец явились Бомарше и д'Эон.

– Бой уже кончился, – насмешливо сказал Пьетро.

– Вы шутите, я надеюсь.

– А Баснописец?

– Его мы не видели, – сказал д'Эон.

– Кто эти люди? – спросил Козимо.

Пьетро посмотрел на них и, приложив руку к сердцу, с улыбкой подошел к ним.

– Друзья.


Все направились к окнам, выбитым взрывом рокового пера Августина Марьянна. Пол и каменные стены почернели. Через окно они разглядели силуэты Баснописца в капюшоне и Стивенса, скакавших через парк в лучах восходящего солнца. Они уже достигли ворот.

Пьетро смотрел, как они удаляются, когда Анна окликнула его:

– Пьетро!

Он оглянулся. Она указывала на планы, разложенные на бюро в углу зала, между двумя канделябрами, с которых капал воск. Пьетро переглянулся с сыном, затем подошел поближе.

Но… что же это такое?


Там были планы двух типов. Они пострадали от пороха и боевых действий. На документах первой категории можно было различить нечто вроде химических формул, один вид которых внушал опасение. Они были испещрены техническими символами и столь же непонятными краткими записями. Среди них попадались латинские и греческие высказывания. Наконец, там были и цифры, величины углов и указания расстояний. Документы второго рода были не менее причудливы нечто вроде сети или запутанного плана, покрытого изломанными линиями, начерченными горизонтально и вертикально. Эти разветвления пересекались с крупно нарисованными геометрическими фигурами. Что-либо понять было совершенно невозможно. По всему документу в нескольких местах была написана одна и та же фраза: PARTY TIME.

К тому же Пьетро нашел и странный миниатюрный футляр зеленого цвета с золотом.

Венецианец взял его в руки и открыл.

Он удивился, найдя в нем прядь волос. А внутри был медальон с портретом покойного короля Людовика XV.

– Что же это может означать? – спросила Анна.

Сжав футляр в руке, Пьетро прошептал:

– Не имею ни малейшего представления.


Книга XII, басня 14 | Десять басен смерти | Цена шляпки