home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement









Обезьяна-Король

И Обезьяна, шутки ради,

Надела царственный венец, —

Смешные делает движенья,

Кривит ужимками лицо,

И глядь! – без всякого стесненья

В венец пролезла, как в кольцо.

Она кривлялась не напрасно

Пред забавлявшимся Зверьем:

Со смехом все единогласно

Мартышку выбрали царем.

Конца не видно поздравленьям;

Лишь у Лисицы хмурый вид,

И, недовольная решеньем, и лилия

Она Мартышке говорит:

«В лесу я знаю место клада;

Его другой не знает зверь;

Вы – царь: он ваш по праву; надо

Лишь раздобыть его теперь».

Жадна до денег Обезьяна;

И вот, чтоб не было обмана,

Сама за золотом бежит;

Но ликовать ей слишком рано!

В словах Лисицы умысл скрыт.

Рассказ о кладе – испытанье.

Мартышка поймана была…

Вскоре Вы умрете.

Баснописец

Король увидел в зеркале отражение своего озадаченного лица. Он ничего не понимал.


Анна Сантамария возвращалась в карете от модистки королевы Розы Бертен.

Ничто, казалось, не предвещало того, что сия модистка когда-нибудь взойдет на олимп славы. Роза Бертен родилась в Аббевилле в семье кавалера конно-полицейского корпуса, и, как поговаривали, – то есть как она сама рассказывала, – цыганка предсказала ей блестящее будущее. Эта маленькая провинциалка прибыла в Париж в возрасте шестнадцати лет, мечтая в один прекрасный день быть представленной ко двору. Она устроилась работницей в модный магазин мадам Пажелль «Верх галантности». На самом деле Розу звали Мари-Жанн, но она сочла, что цветочное имя больше подойдет к ее цвету лица и поспособствует ее продвижению в свете, и в этом был тонкий расчет. Как неугомонная пчелка, она начала разъезжать по Парижу, развозя благородным дамам коробки с побрякушками и воротничками. Она познакомилась с герцогиней де Шартр, принцессой де Конти, принцессой де Ламбаль. Все сочли, что Роза не лишена пикантности; герцог де Шартр, находивший ее очень милой, хотел, чтобы она стала его любовницей. Так как она отвергла его ухаживания, он вознамерился похитить ее и осыпать бриллиантами. Однажды, когда она разговаривала с графиней д'Юссон, объявили о приезде графа; малышка и не подумала встать. Госпожа д'Юссон была поражена и строго отчитала ее, на что Роза спокойно заявила: «Просто госпожа графиня не знает, что стоит мне захотеть, и я сегодня же стану графиней де Шартр… Но месье должен помнить о своем титуле, а я не забуду об огромной дистанции, существующей между нами!» После чего она низко поклонилась и удалилась.


Это благоразумное высказывание решило ее судьбу. Роза Бертен основала свой собственный дом на улице Сент-Оноре, «У Великих Моголов», и очень быстро получила уйму заказов. К ней привязалась сама Мария Антуанетта. Анна Сантамария тоже периодически навещала ее, хотя Роза чаще всего сама приезжала к придворным. Малышка недаром уверовала в предсказание цыганки, она и вправду добилась успеха. Как и Анна; ведь красивой венецианке потребовалось немало усилий, чтобы не рассориться с Дюбарри, пока та жила в Версале, в то же время пользуясь доверием Марии Антуанетты и принцессы де Ламбаль, заклятых врагов графини. Анна всему научилась еще в Венеции, когда состояла в браке с лукавым Октавио; сама она происходила из аристократической венецианской семьи, носившей фамилию Сантамария, издавна искушенной в придворных интригах. Со стороны отца среди ее родственников были многочисленные дипломаты, включая двух послов во Франции.


Анна возвращалась со множеством коробок. Она купила одну необычайно изящную соломенную шляпку, украшенную лентами из тафты, другую из атласа, завязывающуюся под подбородком, а также тюлевую косынку и батистовый чепчик. Улыбаясь, она думала о своих покупках, когда карета резко остановилась. Удивленная, она отодвинула фиолетовые занавески и выглянула наружу.


Согнутый в три погибели мужчина, приближавшийся к ней, показался ей отдаленно знакомым. Он был несказанно уродлив. На его лице виднелись три шрама, у него был беззубый оскал, и он напоминал зверя из детской волшебной сказки. Этьенн тут же убедился, что его не обманули. Эта венецианская куколка была восхитительна. Он оглядывал ее чудную шею и груди, налитые, как спелые фрукты; на ней было платье с глубоким декольте и приталенным корсажем, застегнутое на ряд крючков и удлиненное сзади, чтобы подчеркнуть изгиб спины. Платье это, скроенное из бархата цвета сливы, плотно облегало ее фигуру, подобны песочным часам. Светлые локоны Анны были подобраны. На них как бы случайно опустилась инкрустированная драгоценными камнями бабочка.

Охотничий нож, который вытащил слуга Баснописца, окончательно развеял сомнения венецианки по поводу его намерений, и в то же время в карету проник исходящий от него удушающий смрад.


Анна также заметила, что он был не один. Ее остановили на мощеной дороге, ведущей в Марли. Вокруг кареты стояло еще шесть человек. Хотя Анне этого не было видно, но ее кучер не мог пошевелиться, так как ему приставили нож к горлу.

– Я… я ничего не мог поделать, мадам! – закричал он.

Анна подумала, что, возможно, ей удастся задобрить своего похитителя.

Он просунул голову в дверцу.

Она медленно поднимала свое платье.

– Итак, мой друг, что же вам от меня надо?

– Вы должны выйти и следовать за мной, – проговорил Этьенн медоточивым голосом.

Он еще шире улыбнулся, не стыдясь обнажить свои гнилые зубы.

Нежные пальцы Анны скользили вдоль бедра, – из-под платья показался кусочек тела… а также соблазнительная подвязка из черного кружева.

Сверкнул перстень.

Этьенн смотрел во все глаза.

– Но, месье… Вы знаете, кто я такая и как меня называли в Венеции?

Он не заметил небольшой венецианский кинжал, который она вдруг выхватила из-за набедренной застежки; рука ее описала небольшой полукруг. Он едва успел уклониться. Клинок оставил на его подбородке глубокий шрам. Еще один!

– Меня называли Черной Вдовой!

– ШЛЮХА! – взревел он.

Тут же подскочили остальные мужланы, вооруженные кинжалами и пистолетами.

Увидев, что она окружена, Анна гордо вышла из кареты.

С надменным видом она стояла перед ними.

Этьенн отступил на несколько шагов, хватаясь рукой за кровоточащий подбородок.

– Ну, сейчас ты поплатишься!..

Один из его спутников удержал его.

– Стой!. Ее велели доставить невредимой. Ты что, забыл?

– Ладно, но когда мы с этим покончим, красотка моя… Ты тоже отведаешь моего клинка.

Он ограничился тем, что ущипнул ее за щеку. Она запрокинула голову, отодвигаясь от окружавших ее людей.

– Не смей дотрагиваться до меня, ничтожный.

– Пошли. Надеть ей повязку на глаза.


И ее увели.


Обезьяна-Король | Десять басен смерти | Налет на загородный особняк