home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Комментарии

1

Не вызывает сомнения оправданность идеи рассмотрения всех действий норманнов как звеньев единой цепи, однако связывать с их масштабными замыслами и свершениями деятельность викингов в середине XI столетия. как представляется, несколько преждевременно. Анализ фактов и доступных нам источников позволяет провести достаточно ощутимый водораздел между потомками скандинавов Рольфа Пешехода. осевших в государстве франков, и теми, кто остался на Севере. продолжая совершать набеги на Европу. Осознание собственного единства, — без сомнения и так достаточно слабое, — через пару поколений полностью изжило себя, поэтому норманны (точнее, нормандцы) той эпохи, о которой пишет Дуглас, уже не имели предпосылок рассматривать себя как нечто единое с северными пришельцами. Степень согласованности действий между ними нельзя преувеличивать — она не превосходила того единства, которое спорадически обнаруживало себя в бесконечных и непрочных альянсах того времени между европейскими правителями и подвластными им государствами. Если и удается проследить определенную синхронизацию действий в эпопее Вильгельма Завоевателя и Харальда Сурового, то она объяснялась общим скандинавским происхождением лишь в самую последнюю очередь. — Примеч. авт.

2

Речь идет, собственно, о нормандцах — именно так корректнее с точки зрения исторической истины именовать этих людей. Термин «норманны», традиционно относимый к викингам, совершавшим набеги на Европу в VIII–XI вв., в случае его применения к выходцам из Нормандии имеет несколько странный оттенок и лишь запутывает ситуацию, создавая иллюзию единства тех и других, в то время как мы имеем дело с принципиально различными историко-культурными общностями. В качестве антитезы этому комментарию следует отметить, что в данном случае именно скандинавское происхождение предков норманнов отразилось в той напористой, целеустремленной и в высшей степени энергичной политике, которую проводили как наиболее выдающиеся из нормандских вождей, так и все нормандцы в целом. Секрет феномена Нормандии, заявившего о себе на рубеже раннего и развитого Средневековья и во многом, собственно, обусловившего переход от первого ко второму, кроется именно в этом безотчетно осознаваемом наследии предков, а также в том, что викинги, осевшие в Северной Франции, влили новую кровь в жилы населения этой земли. Нормандия получила подпитку в форме своеобразного клона наиболее молодого и агрессивного социального организма на континенте, почти идентичного по основным показателям германским социумам эпохи Великого переселения. Аналогичным было и влияние — «пассионарность» викингов по инерции продолжала оказывать воздействие на масштаб притязаний и формы деятельности государей из рода нормандских герцогов, да и простых нормандцев. — Примеч. ред.

3

Боэмунд в течение своей весьма насыщенной событиями жизни не только владел территориями в Италии, но и стал фактическим основателем княжества крестоносцев в Антиохии. Этим и объясняется двойственность его прозвища: Тарентский и Антиохийский. — Примеч. ред.

4

Например, незадолго до начала XI века Аббо, аббат монастыря Флери, заметил, что в народе распространяется мнение о том, что конец света наступит, когда Благовещение совпадет со Страстной пятницей (Pat. Lat., vol. CXXXIX, col. 472). Возможно, Аббо имел в виду 992 год, когда подобное совпадение действительно имело место. Естественно, это явление повторялось и позже, например в 1065 и 1910 годах. Что касается последней даты, то многие, может быть, вспомнят стишок того времени, часто повторяемый в Лондоне: «Когда Господь наш упадет на колени к Богоматери // Англию ждет ужасное несчастье». Однако в данном случае предзнаменование относилось не к концу света, а к смерти короля Эдуарда VII. — Примеч. авт.

5

«Все улицы города были заполнены трупами настолько, что никто не отваживался войти туда из-за запаха, по узким городским улочкам было невозможно пройти, не наступив на тела мертвых». Guesta Francorum, VII, с. 20. — Примеч. авт.

6

Лишь некоторые из преступлений XI века ужаснее, чем те, что были совершены в Бухенвальде или в Хатыни, но, в то же время, в 1945 году за одну-единственную ночь в Дрездене погибло столько же людей, сколько за всю кампанию «Разорения Севера» Вильгельма Завоевателя с 1069 по 1070 год. — Примеч. авт.

7

XI век не может претендовать на монополию этой идеи. Классическим примером «священной войны» (помимо крестовых походов) может служить вооруженная экспансия мусульман в VII и VIII веках. Идея была стара уже тогда, но она существует и сегодня. XX век приумножил количество подобных примеров. Сообщения об ангелах в битве при Монсе, разлетевшиеся в 1914 году по всей Англии, могли быть позаимствованы из хроник о войнах норманнов. Излишне особо оговаривать идеологическую сущность войны между Сталиным и Гитлером, можно лишь вспомнить, что 19 мая 1940 года одну из самых известных своих речей сэр Уинстон Черчилль закончил цитатой из книги Маккавеев и косвенной ссылкой на девиз крестоносцев: DEUS VULT. Согласно отчетам, в июне 1967 года Священная война была провозглашена как раввинами в синагогах Лондона, так и муфтиями в мечетях Дамаска. — Примеч. авт.

8

Этот труд, возможно, использовал Петр Дьякон, когда работал над вторым вариантом хроники Льва Остийского во второй половине XII века. — Примеч. авт.

9

Произведение Анны Комниной представляет собой одно из наиболее примечательных сочинений Средневековья, поскольку сочетает в себе как трезвый исторический анализ и обилие важных подробностей, так и живейшие, непосредственные и яркие оценки людей данной эпохи, в том числе и норманнских правителей. Двойственность, присущая этим оценкам, всецело определена тем, что Анна, будучи кровным и, если угодно, потомственным врагом норманнов, отдавала себе отчет в значительности тех личностей, которые противостояли ее отцу. — Примеч. ред.

10

Именно с территорией позднейшей Нормандии были связаны наиболее драматичные события эпохи галльских войн Гая Юлия Цезаря — его морские бои с венетами, а также подготовка и осуществление высадки в Британии. — Примеч. ред.

11

Эпопея завоеваний Рольфа, известного в скандинавском мире под прозвищем Пешехода (якобы он был столь массивен и велик, что его не могла нести ни одна лошадь), растянулась более чем на два десятилетия рубежа IX–X вв. В ходе которых он «прославился» среди населения по обе стороны Ла-Манша и стал одной из наиболее одиозных персон своего времени среди вождей викингов. Однако его постигла судьба, схожая с судьбой многих других предводителей северных воинов: в зрелом возрасте, удовлетворив, вероятно, все свои юношеские амбиции, Рольф вполне отчетливо осознал все преимущества вхождения в состав правящей элиты Запада. Крещение и принесение вассальной присяги франкскому королю Карлу Простоватому, к которым сами викинги, судя по всему, отнеслись не без определенного и вполне характерного юмора, тем не менее, дало им массу преимуществ перед теми скандинавами, которые предпочли продолжение разбойной жизни с малопонятными перспективами у себя на родине, где оставалось все меньше места для личной инициативы и политического маневра в условиях складывавшихся скандинавских государств. (Упомянутый характер восприятия викингами новых обычаев иллюстрируется хрестоматийным эпизодом принесения ленного оммажа королю. Сам Рольф категорически отказался вставать на одно колено и целовать ногу государя, что предусматривалось протоколом, предложив выполнить это кому-либо из своих дружинников. Воин же, которому пришлось исполнять эту малоприятную для викинга обязанность, не затруднил себя вставанием на колено, но поднял ногу короля до уровня собственных губ, чем вызвал восторг и одобрение товарищей и, разумеется, шокировал свиту короля). — Примеч. ред.

12

Сохранялся дух викингов, однако само скандинавское происхождение уходило в прошлое. Потеря скандинавами в Нормандии своей этнической идентичности вошла в число классических примеров ассимиляции и забвения собственных корней — уже второе поколение скандинавов во Франции забыло собственный северный язык, а их вожди — теперь уже герцоги Нормандии и их приближенные — выписывали из Скандинавии воспитателей и учителей для своих детей. К середине же XI столетия скандинавское происхождение, которое, конечно же, не было забыто (забвение родословных вообще несвойственно для Средневековья), во всяком случае перестало оказывать сколько-нибудь заметное влияние на политические приоритеты. — Примеч. ред.

13

Речь идет об одном из наиболее примечательных конунгов Норвегии, с именем которого связывается окончательное крещение этой страны и важнейшие шаги по ее устойчивому объединению — Олафе Толстом, который вошел в историю под именем Олафа Святого и стал не только небесным покровителем Норвегии, но и наиболее популярным скандинавским святым эпохи Средневековья. — Примеч. ред.

14

Вполне оригинальное и имеющее под собой почву заявление автора лишний раз подчеркивает, насколько Денло (Область датского права) и Нормандия были типологически близкими политическими единицами. Впрочем, Денло не являлась административной единицей, тем более не находилась в структурированных вассальных отношениях с верховной или локальной властью в Англии и в силу этого не сыграла столь самостоятельной и отчетливой исторической роли, как Нормандия. Однако степень влияния скандинавского этнического элемента в этих землях представляется идентичной. — Примеч. ред.

15

Претензии эти имели под собой основание не только в виде исторической территории Римской империи, наследницей которой ощущала себя Византия (при полном, в общем-то, согласии с этим со стороны Запада вплоть до возведения Карла Великого в ранг императора), но и в наследии Юстиниана, отвоевавшего в 535–555 гг. у остготов всю Италию. Хотя большая часть земель вскоре была византийцами потеряна, юг Апеннинского полуострова и Сицилия в той или иной мере продолжали оставаться под властью Византии, и переломить эту ситуацию было суждено именно норманнам. — Примеч. ред.

16

Cf. J. Gay, L'Italie, meridionale et l'empire byzantine, pp. 366431. Даже в конце XI века «императором» для таких писателей, как Вильгельм из Апулии, всегда был Византийский император, императоры с севера Альп были для него «короли германцев». — Примеч. авт.

17

Катепан — первоначально в VIII–IX вв. предводитель воинского отряда в провинции. В X–XII вв., с созданием наряду с фемами новых административных единиц — катепанстов, стали наместниками важных в стратегическом отношении округов, где они, подобно стратигам, обладали всей полнотой военной и гражданской власти. — Примеч. ред.

18

Дорога, которая служила продолжением дороги Via Appia (соединяла Рим и Бриндизи). Построена проконсулом Гаем Игнатием, II в. до н. э., тянется от Диррахия до Апполонии. — Примеч. ред.

19

Адемар довел свою историю до 1034 года, а Глабер, по-видимому, до 1044. Следовательно, хотя один из них жил в Аквитании, а другой в Бургундии, оба они были живы, когда произошло восстание Мелеса. Глабер — самый ненадежный источник информации, но в данном случае он мог получить информацию от Одилона, аббата монастыря Клюни, который свершал паломничество в Монте-Кассино примерно в 1023 году. — Примеч. авт.

20

Титул графа Аверсы перешел сначала к другому племяннику Раннульфа. Ричард стал графом Аверсы примерно в 1049 году, а князем Капуи — в июне 1058 года. Герцогом Гаэта стал в 1063 году. Женился на Фредесендис, родной или единокровной сестре Роберта Гвискара. См. ниже генеалогическое древо 5. — Примеч. авт.

21

Он уже проиграл войну на Сицилии, которую завоевали норманны, и остановился у Антиохии, где правил Боэмунд. — Примеч. авт.

22

Тости отправился в конечном счете именно в Норвегию, так как полагал Харальда наиболее реальным претендентом на роль «артиллерии главного калибра» в борьбе с английским королем. Харальд Суровый (Хардрада) — одна из наиболее космополитичных фигур Средневековья. Бежав в юношеском возрасте из Норвегии, он оказался при дворе Ярослава Мудрого, князя киевского, и не только ходил походами во славу Киевской державы и вел при дворе двусмысленную жизнь принца без королевства, но и влюбился в дочь Ярослава Елизавету — впрочем, безответно (скорее всего, именно в силу неопределенности своего статуса). Покинув Русь, Харальд стал воином гвардии византийского императора и в течение нескольких лет успешно сражался с врагами Империи (в том числе и в союзе и бок о бок с некими латинянами-норманнами, находившимися в рядах византийских войск). Через войны и политические интриги Харальд прошел с честью, став вождем скандинавской гвардии и весьма популярным человеком, был даже посажен в тюрьму в Константинополе, откуда бежал и со своими скандинавскими сторонниками вернулся на Русь. Елизавета теперь была отдана за вполне завидного жениха, и вместе с ней и немалым числом сподвижников Харальд отправился возвращать законный трон в Норвегию. В конечном счете в результате многочисленных сражений королем Норвегии он стал и, казалось бы, мог почивать на лаврах. Однако в 1066 г. к уже далеко не молодому Харальду явился Тости с тем, чтобы соблазнить его перспективой грандиозного предприятия — захвата Англии. Предприятия, начавшегося триумфально, но пресекшегося еще более внезапно, чем началось — героической гибелью в бою самого Харальда и значительной части его войска. Таким образом, Харальд за время своей жизни повоевал едва ли не по всему периметру Европы и как минимум дважды в жизни — на крайних участках своего пути — так или иначе оказывался вовлечен в отношения с нормандскими предводителями и воинами. — Примеч. ред.

23

Битва при Стэмфордбридже стала последним сражением викингов в Европе, завершив почти трехсотлетнюю историю походов на континент и в Британию. Она детально описана в «Саге о Харальде Суровом». Отметим здесь лишь то обстоятельство, что она представляет собой едва ли не первый в истории Средневековья случай, когда массированное применение конницы англосаксами против пеших норвежских викингов решило исход битвы. В этом смысле Гастингс, возведенный историографией нового времени в ранг поворотной битвы эпохи, без сомнения, все же вторичен. — Примеч. ред.

24

«Хаос отступления», несомненно, был предусмотрен сценарием Вильгельма Завоевателя — иначе невозможно объяснить внезапный поворот бегущих всадников и блестящую победу не только над увлеченными погоней хускарлами Гарольда, но и над оставшимися на холме англосаксами. — Примеч. ред.

25

В самом деле, история Англии — той, какой мы ее знаем, — ведет свое начало именно с этого дня. Феномен британской культуры сформирован почти исключительно в результате синтеза, осуществлявшегося под эгидой нормандских захватчиков и их потомков. И, отметим, это было последнее вторжение иноземцев на сухопутную территорию Британии (если, конечно, не считать таковым оккупацию немцами английских Нормандских островов в 1940 г., вызвавшую невероятную бурю патриотизма в Англии). — Примеч. ред.

26

«Книга Страшного Суда» («Domesday Book») — сборник, представляющий собой детальную перепись населения Англии как результат своего рода «инвентаризации», предпринятой норманнами в новообретенной стране. Воспринятая как предвестие Апокалипсиса населением, которому не приходилось ждать ничего хорошего от перспективы более тщательного налогообложения, «Книга Страшного Суда» представляет собой совершенно бесценное — и беспрецедентное для Европы еще очень долгое время — свидетельство, дающее исчерпывающий срез состояния общества в переломную эпоху, являясь неоценимым подспорьем для историков-медиевистов. — Примеч. ред.

27

Сейчас это место не заселено, оно находится на берегу реки Форторе между Сан-Паоло ди Чивитате и Серракаприола. — Примеч. авт.

28

Leo of Ostia, II, с. 15; Amatus, IV, cc. 2–8. Malaterra, I, cc. 16, 17, 18, 19. Gay, L'Empire byzantine, p. 505. В это же время зафиксированы нападения на Бизиньяни, Козенцу, Галлиполи и Отранто, весь залив в городе Таранто также находился под угрозой. Кажется, что имперские власти, хоть это и произошло, без сомнения, из-за столкновения лицом к лицу с турками и печенегами, странным образом не проявляют в эти годы в Италии никакой активности. — Примеч. авт.

29

См. ниже с. 190–195.

30

Yeatman, Bohemund. В мае 1082 года Боэмунд вторгся в Эпир и захватил его главный город — Янину. Летом 1082 года он безраздельно господствовал в Албании и Фессалии. — Примеч. авт.

31

С. Cahen, Syrie du Nord, pp. 223, 224; Yeatman, Боэмунд, p. 229. До 1096 года в Италии Боэмунд именовал себя просто «Боэмунд, сын герцога Роберта Гвискара», тем же именем в 1098 году в Антиохии он подписал хартию для генуэзцев. Но в 1100 году Боэмунд стал «князем», и был он «князем Антиохии». (Cod. Dipl. Barese, I, pp. 56–59; 61–65; V, pp. 38–42. Hagenmeyer, Kreuzzugsbriefe, pp. 156, 310). — Примеч. авт.

32

Типичный набор норманнского снаряжения был плодом эволюции наступательного и защитного вооружения в течение веков не только на Севере, но и по всей Европе. Несомненно, решающее воздействие на его сложение оказала эпоха викингов. Одновременно этот набор является переходным к экипировке эпохи начал расцвета рыцарства и первых крестовых походов. Интересно, что, за исключением ковра из Байё, немногих рельефов церквей Италии, а также единственного шлема середины XI в., сохранившегося в Европе, мы ничего не можем сказать об этом вооружении; однако шпалера эта настолько отчетливо воссоздает особенности оружейной культуры и методов ведения боя этого периода, что удачно латает лакуны наших представлений. Конический шлем с массивным наносником является вершиной мастерства в том смысле, что представляет собой наиболее лаконичное, эффективное и технологически совершенное творение оружейников. От него идет несколько ветвей эволюции, в которых берут начало все основные типы рыцарских шлемов развитого и позднего Средневековья. Кольчуга, вплоть до XI в. бывшая просто рубашкой из стальных колец, делает первый шаг к превращению в более поздний полный доспех: судя по изображениям, воины при Гастингсе — причем с обеих сторон — одеты в своеобразные комбинезоны до колен и с рукавами до локтя, представляющие единое целое. Аналогов в археологическом или ином сохранившемся материале мы не находим — вероятно, этот вариант остался мимолетным экспериментальным образцом, который, тем не менее, попал «в кадр» важнейшего свидетельства эпохи. Тяжелые копья были важнейшим элементом наступательного вооружения — они диктовали тип схватки, в которой почти все зависело от эффективности первого и решительного таранного удар всадников-копейщиков. Применение мечей каролингского типа или секир на длинных рукоятях было уже вторичным, хотя и не менее важным, действием. Именно поэтому мы говорим о том, что воины Вильгельма, по сути своей — первые настоящие рыцари Средневековья. — Примеч. ред.

33

Пассаж Дугласа вызывает некоторое недоумение. «Накладки на щит», то есть умбоны (впрочем, не медные, а стальные) использовались с глубочайшей древности и в Европе сопровождают всю историю раннесредневекового щита. Искать в них свидетельство поздней вставки этой подробности Анной Комниной нет никакой нужды. Сами же так называемые миндалевидные щиты являются свидетельством высочайшей универсализации вооружения — они распространяются повсеместно и, в частности, являются неотъемлемой принадлежностью русских дружинников этой поры. — Примеч. ред.

34

«Стена щитов», прекрасно известная по скандинавским источникам, была действительно наиболее эффективной мерой защиты пехотинцев в сомкнутом строю — будь то от натиска пехоты или конницы. Отметим, что, согласно ковру из Байё, пехотинцы представляли собой по своему внешнему виду практически тех же всадников, только без лошадей. Это свидетельствует о незавершенности процесса кристаллизации сословия рыцарей, еще не ставших своеобразной кастой средневекового общества. — Примеч. ред.

35

Фирд — народное ополчение свободных крестьян. — Примеч. ред.

36

Наемными рыцарями норманнским магнатам в Англии служили люди из Нормандии, не имевшие в собственности земли, но, несмотря на то что существуют и противоположные мнения, кажется очень маловероятным, чтобы в англосаксонских фирдах многие воевали верхом (cf. Beeler, op. cit., pp. 310–313). — Примеч. авт.

37

Это еще одно свидетельство «развоплощения» скандинавов на континенте. Для викингов или их потомков, не утративших генетического навыка, строительство флота не представляло ни малейшей проблемы. — Примеч. ред.

38

Типология кораблей, изображенных на ковре из Байё, не вызывает сомнения: разумеется, это суда вельботного типа с клинкерной обшивкой, абсолютно идентичные тем, что использовали викинги. — Примеч. ред.

39

Вероятно, невозможность транспортировки лошадей по морю была основным фактором, прекратившим походы викингов. — Примеч. ред.

40

Brehier, Monde Byzantine: Institutions, pp. 419–429; Runciman, Byzantine Civilisation, p. 168. Пожалуй, норманнам повезло, что кораблям, которые Вильгельм переправил через Ла-Манш, никогда не пришлось участвовать в морском сражении. Что случилось с саксонскими кораблями осенью 1066 года — остается загадкой. Отказались ли они воевать против Гарольда? В любом случае, в тот период норманнские корабли использовались в основном, видимо, для транспортировки и блокады и только в редких случаях принимали участие в сражениях на море. — Примеч. авт.

41

Замок, за крепостными стенами, то есть во дворе, которого находился холм, около 5 м высотой (иногда выше), чаще всего искусственный и, как и замок, окруженный рвом. На вершине этого холма строили тоже своего рода замок. Эту «башню» или «внутренний» замок использовали как наблюдательный пункт, или как дополнительное оборонительное сооружение при осаде. — Примеч. ред.

42

См. выше с. 97–98. Необходимо отметить, что многие из замков Фридриха II как в Италии, так и на Сицилии строились на месте уже существующих, а те, без сомнения, были созданы Робертом Гвискаром и графом Рожером. Здесь можно вспомнить замки Бари и Трани в Апулии и замки в Трапани, Лентини, Термини и Милаццо на Сицилии. См. G. Masson, Frederick //, pp. 176, 182. — Примеч. авт.

43

К теме священной войны подходить следует с большой осторожностью и, конечно же, без каких-либо предубеждений о романтических чувствах или огульном цинизме. Желание воевать предстает в истории человечества как нечто постоянное и, видимо, таковым и останется. А если это так, то легче всего оправдать те войны, которые ведутся из самых высоких побуждений. Но, с другой стороны, преданность можно симулировать так же, как и чувства, а пропаганда здесь дает особые возможности для оправдания жестокости и продолжения военных действий под такими предлогами, как «безоговорочная капитуляция» или «борьба до победного конца». Если преподносить войну как дело праведное, ее цель непременно должна заключаться в том, чтобы навязать побежденным желание победителя с наименьшими потерями для обоих, так как разрушения здесь Должны быть средством достижения цели, а не самой целью. Но при ведении «идеологической» или «священной» войны подобные ограничения принимались лишь в нескольких случаях. Крайним проявлением подобных войн, возможно, стал геноцид. — Примеч. авт.

44

Представление о «священной войне» от лица Церкви — отнюдь не только идеологическая подготовка крестовых походов, но и краеугольный камень идеологии рыцарства как такового. — Примеч. ред.

45

Подобные примеры уводят нас к началу письменной истории — и к Гомеру. О проповедовании священной войны в современном мире см. выше с. 31. — Примеч. авт.

46

Mr J. J. Saunders (Aspects of the Crusade, p. 17) приводит рекомендации св. Василия Великого: солдат, убивший в бою своего врага, должен оставить святую общину на 3 года. Можно отметить, что в конце этого периода в 1070 году папские легаты накладывали епитимьи на тех солдат, которые убили или ранили врага в битве при Гастингсе (Douglas, English Historical Documents, II, no. 81). Если эти церковные уложения о наказаниях — подлинные, то они представляют собой огромный интерес, так как Папа сам благословил норманнскую экспедицию в Англию. — Примеч. авт.

47

B'edier, Les L'egendes 'epiques, 4 vols., esp. Vol. III, pp. 183–455. Многие из предположений Бедье были успешно опровергнуты, но центральное утверждение его блестящего повествования, заключающееся в том, что «Песнь о Роланде» — это работа одного автора второй половины XI века, и по сей день пользуется широким, хотя и не всеобщим, признанием. Однако автор поэмы, скорее всего, пользовался готовыми материалами. Связь имен Роланда и Оливье как имен братьев обнаруживается уже в 1000 году, и это является свидетельством использования более раннего предания, а короткая запись, добавленная с 1065 по 1075 год к Сан-Милланской рукописи из Риоха X века, указывает на то, что некоторые из материалов были ранее выражены в стихах на латыни или, возможно, на народном диалекте. Не являясь специалистом, высказываться по этим спорным вопросам следует с крайней осторожностью. — Примеч. авт.

48

Песнь о Роланде. Пер. Ю. Корнеева, 2389–2396. — Примеч. ред.

49

Ежегодная дань папской казне. — Примеч. ред.

50

Следует помнить, что подобные заявления делались (хотя и не в столь значительных количествах) и касательно других кампаний, а именно в связи с пизанской экспедицией против сарацин Махдии в 1087 году. — Примеч. авт.

51

См. ниже с. 213. В поход против Дураццо он взял с собой руку св. Матфея.

52

Его дальнейшая судьба неясна. — Примеч. авт.

53

Согласно католическому догмату о Троице, «Святой Дух» исходил не только от Отца, как в православии, но и от Сына (филиокве). — Примеч. ред.

54

«Песнь о Роланде», пер. Ю. Корнеева, 540–543. — Примеч. ред.

55

«Песня о Роланде», пер. Ю. Корнеева, 371–372. — Примеч. ред.

56

Лев Остийский утверждает, что Стефан, «который испытывал ужас перед норманнами», чтобы расплатиться с наемниками для борьбы с ними, на самом деле хотел использовать богатства монастыря Монте-Кассино. — Примеч. авт.

57

Например, появившаяся в Константинопольской епархии практика выдвижения на церковные должности евнухов, особенно в качестве священников в монастырях, на Западе вызывала отвращение. Об этом см. Н. Delahaye, in Baynes and Moss, Byzantium, p. 153. — Примеч. авт.

58

Ibid. Можно добавить, что 7 декабря 1965 года Папа Павел VI и патриарх Афиногор отменили отлучение, в гневе произнесенное Гумбертом и Михаилом Келруларием в 1054 году. — Примеч. авт.

59

M'enager, op. cit., pp. LIV, 29; Chalandon, op. cit., II, p. 588. Монастырь св. Николая Морбанского входил в число греческих монастырей, подчиняющихся Веносе, а монастыри в Джирасе, Стило и Сквилисе, живущие по уставу св. Василия, перешли под контроль Милето. — Примеч. авт.

60

Последний греческий архиепископ правил в Россано с 1348 по 1364 год, а в Галлиполи греческая литургика существовала до 1513 года (R. Weiss, Proc. Brit. Acad., XXXVII (1951), pp. 30–31). В Джирасе и Оппидо греческий чин богослужения просуществовал до 1480 года, в Бове — до 1573 (M'enager, op. cit., p. 27). Женский монастырь св. Адриана в Сан-Деметрио греческим ритуалом пользовался, видимо, еще в 1691 году, а в 1911 году некий путешественник отмечает, что во многих районах Аспромонте свободно говорят по-гречески. — Примеч. авт.

61

M'enager (op. cit., p. 22), рассказывает, что примерно в это время в южной Италии опустело множество монастырей, живших по уставу св. Василия, — монахи, возможно, вернулись на Сицилию. — Примеч. авт.

62

Stevenson, Crusaders in the East, pp. 24, 25; H. A. R. Gibb, ed., Damascus Chronicle, pp. 21, 22. В 1095 году был убит правивший в Сирии Тутуш, брат Малик-шаха. В Алеппо его преемником стал его сын Ридуан, а в Дамаске — его сын Дукак. Оба они принимали участие в событиях первого крестового похода. — Примеч. авт.

63

Роберт, герцог Норманнский; Стефан, граф Блуа, муж Аделы, дочери Вильгельма Завоевателя; Готфрид и Болдуин, сыновья Евстафия герцога Бульонского; Боэмунд и Танкред. — Примеч. авт.

64

A. S. Chron., «Е», s. а. 1096. «Валлийцы, — добавляет Уильям Мальмсберийский (Gesta Regum, II, p. 399), — оставили свою охоту, шотландцы — своих родных вшей, датчане — свои напитки, а норвежцы — сырую рыбу». — Примеч. авт.

65

Условия капитуляции Боэмунда включали в себя и признание верховной власти византийского императора над Антиохией, и запрещение католического патриаршества. Но ни одна из этих уступок не была проведена в жизнь. — Примеч. авт.

66

В VIII–XI веках стратиг — наместник, правитель административного округа, а также комендант отдельного города или крепости. Представлял на местах власть императора, решал гражданские и военные дела от его лица, осуществлял суд. — Примеч. ред.

67

Ibid., no. D. I. Рожер Борса довольствовался титулом «герцог Божьей милостью, сын и наследник герцога Роберта». — Примеч. авт.

68

Это слово образовано от франц. «comte» — граф. — Примеч. ред.

69

Земли графства Сиракузы Танкред получил после смерти в 1091 году Джордана, незаконнорожденного сына Рожера I. Он был покровителем епархии Сиракуз и монастыря св. Агаты в Катании и постоянным членом двора «Великого графа». (M'enager, Messina, p. 59.) — Примеч. авт.

70

Ломбардские гастальди (gastaldi) первой половины XI века считаются судьями местных церковных судов (которые часто проявляли непокорность), а не вассалами (которые часто восставали). — Примеч. авт.

71

Кади — в мусульманских странах судья, единолично осуществляющий судопроизводство на основе шариата. — Примеч. ред.

72

«Сотня», округ. Единица административно-территориального деления графства, первоначально — территория, на которой проживали сто семей. — Примеч. ред.

73

См. выше с. 253–254. Список Катании от 1095 года гласит, что в своей хартии «Великий граф» сказал, что «сделана она по моему приказу, когда я был в Мессине, и в основе ее лежит списки, составленные два года назад в Маццаре: список (platae) моих земель и земель, пожалованных мною моим людям». — Примеч. авт.

74

M'enager, Messina, p. 33. Подобным образом катепаны появились в Баретте, Бриндизи, Конверсано, Монополи, Канне и в других местах. — Примеч. авт.

75

Юстициарии — верховный судья и наместник королей норманнской династии. — Примеч. ред.

76

Runciman, Crusades, II, p. 308. Феодальные институты Антиохии в первую очередь следует сравнивать не с иерусалимскими, а южно-итальянскими и сицилийскими (Cahen. Syrie du Nord, pp. 435–439, 530–537). — Примеч. авт.

77

Король Рожер II Сицилийский был князем Капуи, герцогом Неаполя и герцогом Апулии. Король Генрих II был герцогом Аквитании, графом Мэна, графом Бретани и так далее. Оба короля стремились воспользоваться местными обычаями, скажем, Пуату, Турени или Калабрии. — Примеч. авт.

78

Согласно Leo of Ostia (II с. 71) аббат Рихер неоднократно изгонял норманнских арендаторов с монастырских земель. — Примеч. авт.

79

H. Bloch, op. cit, pp. 192–195. Через пять лет после падения Бари греческий император Михаил VII вручил монастырю жалованную грамоту. — Примеч. авт.

80

Bertaux, L'art dans l'ltalie meridionale (1904), pp. 190, 191, 213215; H. Bloch,op. cit.,p. 215; M. Schi pa in Castnensia, I, pp. 159–160; P. Capparoni in Casinensia, p. 151. После смерти Роберта Гвискара по просьбе Сигельгайты, которая примерно в это же время передала монастырю владения Четраро в Калабрии, мощи св. Матфея из Салерно перенесли в Монте-Кассино. — Примеч. авт.

81

Преуменьшать важность Константина был склонен Charles Singer (History (1925), pp. 244, 245), a Rashdal так же скептически относился к влиянию Монте-Кассино. Но можно отметить, что в новом издании книги Rashdal (1936) эта глава (I, ch. III) подверглась сильным изменениям со стороны редакторов. — Примеч. авт.

82

Ibn el Athir (trans. Amari, Bibliotheca I, p. 553 et seq). Истинные или мнимые аристократы сицилийского происхождения пользовались уважением в Марокко еще в 1950 году. (Setton and Baldwin Crusades, I, p. 65.) — Примеч. авт.

83

Превосходство Рима он бестактно обосновал на том факте, что Рим некогда был центром Империи! — Примеч. авт.

84

Lenormant, Grande Gr'ece, III, pp. 323 et seq.; Bertaux op. cit p. 326. Соборы в Сквиласе и Никастро были разрушены в это же время. — Примеч. авт.

85

В основе предания, согласно которому здесь похоронен Джордан, незаконнорожденный сын Роберта I, вероятно, лежит неверное прочтение Malaterra (IV, с. 17). Тело, безусловно, в Сиракузы привозили, но похоронили его в церкви св. Николая в Троине. — Примеч. авт.

86

Это был Отто Голдсмит. У него была процветающая семья, им принадлежали поместья в Англии, они также были благотворителями аббатства Bury St Edmunds (Douglas, Feudal Documents, p. CXXXIX, and no. 20). — Примеч. авт.

87

Подходящим было и место захоронения маленькой жены Завоевателя Матильды — Аббатство Девы Марии. Это аббатство она построила на другом конце города. В церкви до сих пор находится подлинный надгробный камень, и пытливые могут прочесть на плите прекрасную надпись, которую приводит J. S. Cotman, Architectural Antiquities of Normandy (19822), I, plate XXXIII. — Примеч. авт.


Примечания | Норманны. От завоеваний к достижениям. 1050–1100 гг. |