home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Среди великих норманнских лидеров той эпохи наиболее значительным был Вильгельм Завоеватель, наиболее влиятельным — Роберт Гвискар, самым ловким политиком — граф Рожер Сицилийский, а самым талантливым воином на поле брани — Боэмунд. Эти четверо обладали и определенными общими качествами: все они в той или иной степени вызывали отвращение, были жестоки и абсолютно беспринципны, все они были очень талантливы и очень амбициозны. Наделенные редкой политической дальновидностью, пусть даже иногда и ограниченной, они преследовали свои цели с непоколебимой решимостью. Пройти столь рискованный путь до вершин власти, каждому по отдельности, им удалось только благодаря силе характера. Но важнее всего то, что они были властными людьми: идеальные лидеры для хитрых и энергичных норманнских магнатов, в окружении которых они жили. Абсолютно очевидно, что объяснить достижения норманнов без постоянной опоры на типичные для них действия невозможно.

Но норманнские предприятия второй половины XI века не следует оценивать, опираясь только на деятельность выдающихся личностей. И действительно, наиболее интересным здесь является тот факт, что все эти события были неразрывно связаны с более широкими процессами, которые в этот период и дали новый толчок к росту Европы. Те полвека, между 1050 и 1100 годами, стали, например, свидетелями изменений в расстановке политических сил в Северной Европе и в отношениях между Латинской Европой и Тевтонскими и Скандинавскими странами. Тогда же изменились отношения между Восточной и Западной империями и между восточной и западной церквями, папство достигло новых вершин власти, а силы Креста и Полумесяца вступили в более тесный контакт, а позже и в вооруженное противостояние. Норманны были вовлечены во все эти процессы, в каждый из них они сделали свой особый вклад, и без вмешательства норманнов все сложилось бы иначе. Это, конечно, не значит, что их влияние, проявленное таким образом, было плохим или хорошим, было на благо или пошло во вред. Но в каждом из случаев их вмешательство имело решающий характер, а его последствия оказывались далеко идущими. Достижения норманнов воплотились в жизнь в критические для развития Европы годы и проявились в тех странах, чьи судьбы имели решающее значение в формировании европейского самосознания.

Проводить линии на карте истории — занятие неблагодарное, так как это размывает естественный ход человеческой истории, скрывает связь идей и действий, из которых и соткано полотно человеческого общества. Тем не менее Марк Блок, великий французский историк, несомненно, был прав, когда в качестве даты, отмечающей начало социальных перемен, которые «изменили лицо Европы», выбрал 1050 год[7]. Конечно, в регионах, находившихся под особым влиянием норманнов, все процессы того периода развивались своим, абсолютно отличным, образом. Например, Англию второй четверти XI века можно рассматривать как основообразующую частью Скандинавского мира. На больших территориях страны находились поселения выходцев из стран Балтики, а сама Англия какое-то время была частью империи Кнута Великого. Угроза реставрации в Англии скандинавской династии существовала до 1070 года. Однако с этого момента такому положению вещей было суждено измениться. Помимо воздействия, оказанного норманнскими завоеваниями на внутреннее состояние страны, приход норманнов соединил Англию с одной из французских провинций таким образом, что на протяжении всего Средневековья Англия отдалялась от Скандинавии и сближалась с Латинской Европой.

Естественно, что все эти события были весьма значительными, и их последствия вышли далеко за пределы Англии. Не заметить появления на севере новых политических сил не могли ни Франция, ни Западная империя, ни страны Балтики, ни папство, ни даже Византия, а причастность норманнов к завоеванию Англии ощущалась, по правде говоря, не только в политической сфере. И в самом деле, разумно будет предположить, что изменения в расстановке сил в результате норманнского влияния на Англию были одной из причин появления особых черт в культуре Западной Европы XII века[8]. Связав Англию с Латинской Европой, норманны, возможно, помогли странам, говорящим на романских языках, достигнуть того господства в западной культуре, которое прослеживается на всем протяжении этого блестящего и продуктивного периода. Во всяком случае, развитие монашеского движения в XII веке, настроения крестовых походов, песни трубадуров, новые университеты и преподносившиеся там учения, новый гуманизм, а позже и новая теология, пришли главным образом из регионов западнее Рейна и южнее Альп, то есть из мира, центром которого являлись Италия и Франция. Англия, завоеванная норманнами, была частью этого же мира.

Не менее примечательны и изменения того периода в политических взаимоотношениях стран, граничащих друг с другом в бассейне Средиземного моря. Норманны и здесь сыграли существенную роль. В начале XI века все Средиземноморье находилось под влиянием трех сил, ни одна из которых не относилась к Западной Европе[9]. Первой из этих сил была Восточная христианская империя со столицей в Константинополе, в которую входили Балканы и полуостров Малая Азия, на запад ее владения простирались до южной Италии, а на восток — до северной Сирии. Второй был Фатимидский халифат со столицей в Каире, господствующий не только в Египте, но также и в Палестине, и на всей территории Африки севернее пустыни Сахары до самого Туниса; под его контролем находилась также Сицилия с островами Мальта и Гозо. И наконец, третья сила — это Испанский халифат со столицей в городе Кордове. Испанскому халифату принадлежала не только большая часть Пиренейского полуострова, но также земли, где теперь находятся Алжир и Марокко, и далее на юг через Мавританию до Сенегала. Более того, баланс сил между тремя этими державами менялся, В первой четверти XI века, после смерти великого халифа аль-Азиса Каирского (996) и аль-Мансура из Кордовы (1002), распри ослабили исламский мир, в то время как власть Византии при правлении «Македонских» императоров неуклонно росла вплоть до смерти в 1025 году Василия II[10]. К этому времени Восточная империя стабилизировала положение на своих северных и восточных границах и прочно обосновалась как на юге Италии, так и в Сирии, реально контролируя восточную часть Средиземного моря. С другой стороны, Сицилия оставалась аванпостом ислама, в то время как в самой Восточной империи появилась угроза внутренних смут, а вскоре ей пришлось противостоять жестокой мусульманской атаке со стороны турок-сельджуков.

Следовательно, в 1050 году западный христианский мир почти не принимал участия в жизни плотно населенных стран в бассейне Средиземного моря, в регионе, который был колыбелью христианской культуры. В тот период оспорить влияние ислама в бассейне Средиземного моря западнее Сицилии до Гибралтарского пролива было не под силу ни одной западной державе. Колокола собора в Сантьяго все еще украшали главную мечеть Кордовы, а мусульманские корабли непрерывно совершали набеги на побережья Лигурии и Прованса[11]. Даже повторное установление власти Византии на юге Италии далось ценой потерь на Западе, в частности было отмечено поражением германцев под командованием Оттона II в битве при Стило в 987 году. В это время сам Рим находился в упадке и не мог с точки зрения вековой перспективы соперничать с Константинополем, Каиром или Палермо, а папство стало жертвой земной коррупции и местом римских интриг. Понтификат Папы Бенедикта VIII (который весьма поспешно приветствовал в Италии первых норманнов) с 1012 по 1024 год стал всего лишь островком между двумя печальными периодами политической деградации в истории папского престола[12].

Условия существования в бассейне Средиземного моря в конце XI века, когда Византию вытеснили из Италии, а сарацин — из Сицилии, когда папство приближалось к новому периоду всплеска власти и политического могущества, а западный христианский мир снова обрел силу на Средиземном море и готовился к наступательной операции против ислама, резко отличаются от условий, преобладавших там в 1050 году. Самым сильным и, возможно, единственным действующим фактором в осуществлении этой значительной перемены являются норманны. И как на севере своими действиями норманны изменили отношения между Англией, Латинской Европой и Скандинавскими странами, так и в бассейне Средиземного моря они стали причиной равных по значимости изменений, оказавших влияние на будущее Европы.


предыдущая глава | Норманны. От завоеваний к достижениям. 1050–1100 гг. | cледующая глава