home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Тесная связь норманнов с папством в период с 1053 по 1096 год сделала их непосредственными участниками тех событий, который сыграли главную роль в процессе становления Церкви той эпохи. Современным ученым не терпится подчеркнуть, а может быть даже и преувеличить, важность Пасхального Собора, созванного Николаем II при поддержке норманнов в Риме в 1059 году. На этом Соборе лидеры реформистского движения при папском престоле заняли четкую позицию против светских правителей, там же обнародовали известный декрет против светской инвеституры: этот декрет успешно развивался и окончательно был сформулирован Григорием VII. Корпус этих положений сложился на основе теорий, выдвинутых кардиналом Гумбертом де Сильва Кандида в 1058 году и позже изложенных в Dictatus Рарае (Диктат Папы), и ознаменовал, как нам теперь сообщают, «великую революцию в мировой истории»[351]. Возможно, это утверждение и не стоит принимать за чистую монету, но правда состоит как минимум в том, что, пытаясь освободить папство от контроля Империи и отстаивая свободу канонических выборов, Николай II в 1059 году также провозгласил принципы, которые могли повлиять на взаимоотношения белого и черного духовенства внутри Церкви в целом, а возможно, даже и на взаимоотношения между Церковью и миром. Было ли это претензией на то, чтобы Церкви, далекой от попыток выйти из грешного светского мира, теперь следовало стремиться к владычеству над этим миром, используя Богом установленную иерархию? Затронутые вопросы, несомненно, имели серьезные последствия, но еще более очевидно, что они были и остаются спорными[352].

Следовательно, оценивать влияние норманнов на папскую политику в эти годы необходимо именно на фоне сведений общего характера. Вопросы, стоявшие перед западным христианским миром, нельзя было разрешить сражениями на улицах Рима или борьбой за новые территории в южной Италии. С другой стороны, стремление папства занять место политической доминанты в Западной Европе обладало исключительной важностью и, очевидно, во многом зависело от норманнов. Более того, с самого начала каждый этап продвижения норманнов способствовал и практическому распространению папской власти в тех странах, которые подчинялись норманнским союзникам папства. Обязательным условием политического продвижения папства стала необходимость обосновать претензии папского престола на административное управление, положив в основу опробованную, одобренную временем и абсолютно надежную систему законов. Далеко не маловажным в этой связи является тот факт, что следствием норманнских достижений в период с 1050 по 1100 год стал данный ими импульс к более широкому распространению признанного свода канонического права.

Этот процесс шел трудно. В середине XI века закон Церкви — каноническое право — еще не был реализован в едином своде. Наоборот, он был разбросан по огромному количеству актов и папских декретов, среди которых были и поддельные, но все они считались подлинными. В их число входили и так называемые «Лжеисидоровы декреталии», включавшие в себя известный «Константинов дар», где западным землям жаловалось превосходство светской власти над папством. Очевидно, что разумно воспользоваться этой колоссальной массой разбросанных материалов с законодательной целью было невозможно, поэтому время от времени в разных церковных провинциях отдельные люди составляли свои сборники. Но эти сборники, хотя к ним и относились с уважением, обычно имели лишь частичное или местное значение, а в некоторых случаях могли быть даже взаимно противоречащими. Здесь и крылась главная проблема, с которой столкнулся папский престол Гильдебранда и в которую напрямую были вовлечены норманны. Широкое распространение принципов этого канонического права стало одним из самых важных достижений папства во второй половине XI века: теперь это был не просто сборник разрозненных актов, сомнительный по своей ценности, это была действительно совокупность универсально применимых во всей церкви правовых норм на основе авторитета папского престола. Итак, для норманнов делом первостепенной важности стала необходимость в эти же годы ввести подобным образом понимаемое каноническое право на территории всех завоеванных ими стран[353].

Роберт Гвискар, например, всякий раз ущемляя греков и продвигаясь вперед в Апулии, Калабрии или Иллирии, открыто содействовал установлению в этих землях правовых принципов, предлагаемых Римом, и одной из самых примечательных черт в особых отношениях Рожера I Сицилийского и Урбана II стала гарантия герцога, что все епископы и все духовенство в его владениях за свои проступки будут отвечать по каноническому праву и перед духовными судьями[354]. Один из самых известных актов Вильгельма Завоевателя в Англии воплотился в его знаменитом, появившемся не ранее 1072 года, указе, который гласил, что с этого момента все церковные разбирательства должны рассматриваться епископами и архиепископами в их собственных судах «в соответствии с канонами и епископальными законами»[355]. Более того, осуществить принятие канонического права в Англии периода после норманнского завоевания удалось в первую очередь благодаря составленному Ланфранком сборнику[356]. В этот сборник входили не только «Лжеисидоровы декреталии», но и изданные на совете в Риме в 1059 году декреты Николая II. На этом совете, который Ланфранк посетил по делам герцога Вильгельма Норманнского, был принят закон, по которому 5 месяцев спустя между папством и норманнскими правителями Апулии и Калабрии был заключен конкордат.

Комплексное воздействие норманнских завоеваний на введение канонического права в западном христианском мире сравнимо с последствиями этих завоеваний для структуры церковного управления в странах, попавших под норманнское господство. Люди, постепенно занимавшие английские епархии после 1070 года, норманнам не только симпатизировали, они находились под более тщательным, чем их предшественники, контролем со стороны архиепископов, а во времена Ланфранка именно они активно занимались реорганизацией английской Церкви. При них, например, в соборах, позднее известных как соборы «Старой закладки», а именно в соборах в Солсбери, Лондоне, Линкольне, Йорке, Эксетере, Херефорде, Чичестере и Уэльсе, стали служить капитулами и прелатами люди похожие на тех, которые ранее существовали в норманнских соборах[357]. Однако еще более важной стала передача епархиальных престолов тем городам, где они в большинстве случаев существуют и до сих пор. Так, престолы епархий Дорчестера, Личфилда, Сесли и Шербона перешли в Линкольн, Честер, Чичестер и Солсбери соответственно, а Элмхем сначала перевели в Тетфорд, а потом в Норидж. По сути дела, созданная при норманнах епископальная структура Церкви в Англии оставалась почти неизменной до самой Реформации[358].

В Италии и на Сицилии события развивались так же, как и в Англии. Там результатом норманнских завоеваний стало не только появление в Церкви пронорманнски настроенных прелатов, но и коренная реорганизация епархий на завоеванных землях. В Апулии Церковь подверглась обширным изменениям после падения в 1071 году Бари и ослабления власти Византии. В тот же период в Калабрии увеличилось количество епархий и в значительной степени изменилось их расположение внутри провинций[359]. Так, путем объединения двух бывших епархий, Тауринской и Вибонской, статус епархии получил Милето[360], а число подчиняющихся Реджо викарных епархий сократилось с тринадцати до пяти[361]. Но наиболее зримые перемены происходили на Сицилии. Архиепископство Палермо было успешно восстановлено к маю 1073 года, то есть через 18 месяцев после взятия города норманнами[362]. Последующее продвижение норманнов, отмеченное, как мы уже видели, созданием в 1081 году епархии Троинской, а в период с 1087 по 1088 год епархий Агридженто, Мадзары, Мессины, Катании и Сиракуз, в 1095 году завершилось объединением епархий Троинской и Мессинской[363]. Словом, еще до 1100 года завоевание Сицилии норманнами вылилось в образование второй сицилийской Церкви.


предыдущая глава | Норманны. От завоеваний к достижениям. 1050–1100 гг. | cледующая глава