home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IV

Не менее примечательно и постоянное взаимодействие норманнских сухопутных сил и флота. Как только норманны решили перенести боевые действия на территорию Сицилии, они тут же столкнулись с проблемой морского транспорта. Но собственных кораблей у них не было, а поначалу не было и корабельных плотников или специалистов, которые могли бы корабли сконструировать{37}. Поэтому они полагались на корабли, которые смогли получить в завоеванных ими портах Апулии и Калабрии, например в Отранто, Бриндизи, Реджо. Ранее византийские правители вынуждали эти города предоставлять им корабли для обороны, норманны возобновили эти договоренности. Но они наняли и корабли, и моряков и таким образом стали обладателями коллекции разнообразных судов, которые в 1060 и 1061 годах перевезли первые норманнские экспедиции через Мессинский пролив на Сицилию[191].

Однако очень скоро норманны стали строить для себя корабли сами. Возможно, норманнский флот существовал во времена герцога Роберта I[192], но причиной активного строительства кораблей (что столь наглядно изображено на ковре Байё) стало вторжение его сына в Англию. Количество кораблей, доставивших армию Вильгельма на другую сторону Ла-Манша в ночь с 27 на 28 сентября 1066 года, оценивают по-разному. Все они, вероятно, были разных типов и размеров. Но плодом главных усилий кораблестроителей, несомненно, являются изображенные на ковре Байё корабли с клинкерной обшивкой и с изящно вздымающимися парусами{38}. Незадолго до этого норманны с юга тоже начали строительство кораблей. Возможно, что корабли появились к моменту наступления норманнов в 1076 году на Трапани; для вторжения в Византию в 1081 году собственные корабли, конечно же, создал и Роберт Гвискар[193]. В 1085 году для нападения через год на Сиракузы Рожер «Великий граф» приказал начать строительство флота в Калабрии, и нет сомнений, что в 1090 году эти суда влились в состав экспедиции, отправлявшейся на Мальту[194].

Тем не менее норманны по-прежнему во многом зависели от кораблей, которые они реквизировали, и моряков, которых они насильственно привлекали к службе. Моряки, служившие Завоевателю и его сыну после 1066 года, скорее всего, тоже были англичанами, а уже в 1096 году внук Танкреда Готвилльского потратил большую сумму, чтобы нанять итальянские корабли и силами 200 гребцов перевезти через Адриатическое море 1500 солдат и 90 лошадей[195]. Известно, что для своего похода на восток в 1081 году Роберт Гвискар собирал корабли и моряков не только в таких итальянских городах, как Бриндизи и Отранто, но и в портах Иллирии, например в Рагузе, а Рожер в это время продолжал пользоваться кораблями из Реджо и сицилийских городов: Мессины, Катании и Сиракуз[196]. Особого внимания, возможно, заслуживает тот факт, что один из самых могущественных флотов Средневековья появился и применялся в норманнском королевстве Рожера II Сицилийского. Но это произошло в XII веке, и хотя Роберт Гвискар и его сын Рожер заслуживают за свои начинания всяческого уважения, все же в их период достичь удалось лишь ограниченного прогресса. Во второй половине XI века норманны все еще повсюду напрямую зависели от кораблей, созданных другими, и от моряков, нанятых в завоеванных ими землях.

И тем не менее то, как они использовали собранный флот, весьма примечательно. Действия норманнов на суше близ Мессины в 1060 и 1061 годах интересны тем, что сюда лошади впервые были доставлены по морю[197]. Возможно, этому трудному искусству норманны научились у итальянцев, которых еще раньше для этой цели использовали греки, и норманны, естественно, использовали любые инструкции, какие могли получить. Мессинский пролив очень узкий, и хотя воды в нем не всегда спокойные, они все же защищены, а норманнский участок Ла-Манша открыт и его незащищенный отрезок составляет более 20 миль, а протяженность переправы от Отранто до острова Корфу — почти 60 миль. Но лошади, совершившие в 1066 году вместе с Вильгельмом переправу на его небольших судах, на ковре Байё имеют привлекательный вид, а о Роберте Гвискаре совершенно точно сказано, что, переправившись в 1081 году через Адриатику, он привез с собой лошадей[198]. Вопрос этот и в самом деле чрезвычайно важен. В этот период успех норманнов в сражениях самым непосредственным образом зависел от атаки конных рыцарей, но для этого были нужны хорошо выдрессированные лошади, и как в Англию, так и на Сицилию, их было необходимо доставить на кораблях. Поэтому не будет преувеличением предположить, что успешная транспортировка лошадей по морю была существенным вкладом в победу норманнов на суше{39}.

Всем норманнским завоеваниям того периода, очевидно, способствовали скоординированные действия флота и сухопутных войск. Построенный Вильгельмом Завоевателем флот сделал возможной военную кампанию, кульминацией которой стала битва при Гастингсе, и в 1066 году именно факт господства Завоевателя в водах малых морей, отделяющих Великобританию от континента, предоставил ему возможность, находясь в Англии, получать крайне необходимое для него подкрепление[199]. Захватить в 1071 году Бари вновь помогла одновременная блокада с суши и моря, а сразу после падения города флот не только перевез норманнские войска в Катанию, но и принял участие в совместной операции против Палермо, причем Роберт Гвискар со своими кораблями отправился дальше вдоль северного побережья, а Рожер с большей частью сухопутных войск покинул Катанию. Эту осеннюю кампанию 1071 года можно сравнить с кампанией Вильгельма Завоевателя против Шотландии в 1072 году. В 1071 году для защиты Английского королевства он реквизировал корабли, в 1072 году направил морские и сухопутные войска в сторону Шотландии и при помощи кораблей взял страну в блокаду, а сам с сухопутными войсками отправился через залив Ферт-оф-Форт.

Соответствие с тактикой, используемой на Сицилии годом ранее, — абсолютно полное.

На протяжении всего XI века для транспортировки и блокады норманны повсюду использовали корабли. Например, в 1077 году после осады, в которой принимали участие и корабли и войска, Роберту Гвискару сдался Салерно, Ричард из Капуи использовал тот же метод против Неаполя (хотя на этот раз безуспешно)[200]. Корабли Роберта Гвискара между тем направлялись к побережью Далмации, и в 1081 году его флот доставил норманнские экспедиционные войска на остров Корфу[201]. Пожалуй, норманнам повезло, что в этот момент византийский флот находился в состоянии упадка{40}, так как противостояние в Адриатическом море даже одному венецианскому флоту им далось уже с трудом. Венецианские корабли не только одержали победу над норманнами у Дураццо в 1081 году, но и продолжали решительное сопротивление норманнам на море весь 1084 год, пока сами не потерпели поражение чуть позже в том же году и в 1085 году[202]. Норманны тем временем продолжали десантные операции. В 1086 году в результате длительной осады с моря и суши сдался город Сиракузы. В 1088 году, чтобы отобрать у своих врагов Певенси, Вильгельм Рыжий провел более мелкую операцию с использованием кораблей[203], и в 1090 граф Рожер предпринял свою великую экспедицию по морю на Мальту. Таким образом, успешное применение кораблей для поддержания войск на суше норманны продемонстрировали на севере в 1066, 1071, 1072 и 1088 годах, а на юге — в 1071, 1081, 1086 и 1090 годах. Неудивительно, что одно из первых распоряжений Боэмунда в 1099 году, когда владение Антиохией было еще не прочным, должно было обеспечить сотрудничество с генуэзским флотом[204].


предыдущая глава | Норманны. От завоеваний к достижениям. 1050–1100 гг. | cледующая глава