home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



III

Таким образом, Северная Европа была вынуждена принять новое, вызванное норманнским завоеванием Англии, распределение политических сил. В те же годы норманны осуществляли не меньшие, а может и большие по важности преобразования на юге. Каким образом норманнские искатели приключений прибыли в Италию впервые, уже описывалось, но после 1050 года начал меняться характер норманнского воздействия на юге. Простой разбой сменили планы политического завоевания, и в тот же период к власти пришли люди, ответственные за прежние захваты. Таким образом, общее дело норманнов в Италии оказалось связанным с карьерами Ричарда из Аверсы и Роберта Гвискара — именно под их руководством наступление норманнов претерпело решительные изменения. Между 1050–1060 годами поселения в Аверса и в Мельфи превратились в норманнское княжество Капуя и норманнское герцогство Апулия.

К середине XI века норманны наверняка стали той грозной силой, с которой считались все признанные власти на территории Италии. Большой ущерб понесли ломбардские государства, причины для опасений были и у Византии. Папство, как и следовало ожидать, тоже беспокоилось по поводу бедственного положения в разоренных районах южнее Рима. Помимо этого, Папа Лев IX, вступивший на папский престол в 1049 году, был озабочен угрозами норманнов городу Беневенто, который недавно стал папским. В этих условиях в Италии начала формироваться антинорманнская коалиция. Поддержку Льву IX пообещал Аргирус, официальный представитель императора и сын бывшего ломбардского повстанца Мелеса из Бари. Итак, в 1053 году при обстоятельствах, которые казались особенно благоприятными, Лев IX решил использовать силу в полном объеме, чтобы наконец изгнать норманнов из Италии. Он провозгласил свое дело святым и собрал значительную армию, в которой наряду с ломбардскими и итальянскими войсками было и внушительное количество немецких наемных солдат из Швабии. Эту армию Папа лично повел на Беневенто[118].

Норманны, со своей стороны, с ответом не медлили, и между соперниками: Ричардом из Аверсы, Хэмфри, сыном Танкреда, и Робертом Гвискаром — немедленно возник союз, выдающийся во всех отношениях. Аргируса изолировали на юге[119], а три норманнских лидера, действуя, скорее всего, под предводительством Хэмфри, объединили своих последователей в единую ударную группу и 23 июня 1053 года встретились с армией Папы у Чивитате, примерно в 30 милях на север от Фоджи{27}.

На правом фланге находился Ричард, герцог Аверса, который отрядом лучших всадников атаковал ломбардцев. Хэмфри упредил швабов в центре, а левым флангом командовал Роберт Гвискар. Оставаться в резерве с войсками из Калабрии и, если союзники будут в опасности, выступить им на помощь — таковы были обязанности Роберта Гвискара[120].

Сражение началось, когда обученные всадники Ричарда атаковали итальянские войска Папы. Последние представляли собой всего лишь пеструю шайку без военного опыта, и их немедленно обратили в бегство. Но сломить сопротивление швабов было сложнее, и они продолжали сражаться, даже когда Роберт, согласно приказу, пришел Хэмфри на помощь. Исход же сражения в конце концов определили действия Ричарда: как раз в этот момент ему удалось вернуть своих всадников, преследующих итальянцев, и направить их против швабов. В конечном итоге армия Папы потерпела поражение с ужасающими потерями, а поле сражения было усеяно телами тех, кто пришел на войну под командованием наместника Христа. Самого Льва IX захватили норманны и отправили в почетный плен в Беневенто[121].

Последующие годы стали решающими в истории норманнских завоеваний на территории Италии. С 1054 по 1057 год норманны из Аверсы быстро продвинулись на север к Гаэте и Аквино, а в июне 1058 года Ричарду наконец-то удалось захватить всю Капую и свергнуть ломбардскую династию. Далее к югу медленно продвигался, расширяя свои завоевания в Калабрии, Роберт Гвискар, и в 1057 году, после смерти Хэмфри, он возглавил норманнов в продвижении по Апулии{28}. Западнее его главным оппонентом теперь стал Гизульф II Салернский. Однако в 1058 году этот человек согласился заключить с Робертом Гвискаром договор, и в знак вступления в этот союз Роберт Гвискар развелся с норманнкой Обри и женился на Сигельгайте, сестре Гизульфа[122]. Она проявила себя как женщина с сильным характером, и ее подвиги, особенно на поле брани, со временем стали легендой. Но непосредственным результатом этого супружества стало то, что ее внушающий ужас супруг теперь оставил ломбардцев в покое и обратил свое враждебное внимание на греков.

Однако период с 1053 по 1059 год вошел в историю главным образом в связи с взаимоотношениями между норманнами и папством. Ни Лев IX, ни его непосредственные преемники так и не изменили своей резкой неприязни по отношению к норманнам, и тем не менее в Риме готовились фундаментальные перемены в политике папского престола. В этот период все более натянутыми становились отношения папства как с императорской властью в Германии, так и с церковными властями в Константинополе. В связи с этим крупная партия в Риме настаивала, что Папе следовало бы упоминать во время службы норманнов, которые теперь были самыми могущественными в Италии, которые уже разорили Византийскую империю и которые были заклятыми врагами греков. Таков был подготовительный этап союза между двумя несовместимыми сторонами, а в 1059 году этот союз обрел конкретные очертания. На церковном Соборе в Мельфи в августе того же года Папа Николай II признал Ричарда и Роберта Гвискара своими вассалами; Ричард был признан князем Капуи, а Роберт получил зловещий титул: «Герцог Апулии и Калабрии милостью Божьей и св. Петра, и в будущем с их помощью герцог Сицилии».

Со своей стороны, Роберт Гвискар (и, несомненно, Ричард из Капуи тоже) поклялся защищать статус Папы и лично Николая II и всюду и в борьбе со всеми поддерживать Римскую Католическую Церковь, сохраняя и приумножая владения св. Петра[123].

Ниже мы подробнее рассмотрим влияние этого исключительно важного союза на политическую жизнь христианского мира в целом{29}; что же касается непосредственного влияния на положение норманнов в Италии, то оно было фундаментальным. Папа торжественно пожаловал норманнам права, принадлежащие не ему, а другим. И хотя, чтобы обеспечить себе эти права полностью, норманнам придется еще немало сражаться, теперь их статус в Италии был признан высшими церковными властями христианского мира.

Неудивительно, что теперь продвижение норманнов ускорилось. Постепенно Ричард, князь Капуи, чьи связи с Папой Николаем II и Папой Александром II были особенно тесными, расширил свою власть, а успехи Роберта Гвискара были еще более примечательными. Подробное описание его жестокого и неумолимого продвижения не является частью настоящего исследования[124]. Довольно долгое время сопротивление оказывали в Калабрии, но постепенно он преодолел его. Покорение этой провинции ознаменовалось тем, что примерно в это же время сдались Реджо, Джирас, Сквилас и Россано. Кроме того, хотя в Италии Гвискару подчинялись все норманны, за исключением вассалов князя Капуи, район Отранто на юге страны полностью перешел в руки Роберта Гвискара несколько позже. Таким образом, хотя в дальнейшем ему и пришлось столкнуться с несколькими серьезными мятежами, в 1067 году он смог подготовиться к самой большой операции из тех, что предпринимались норманнами в Италии до того момента.

Этой операцией было не что иное, как прямая атака на город Бари, центр правления Византии в Апулии. В августе 1068 года Гвискар начал осаду города с суши и с моря. Борьба оказалась затяжной. Защитники могли рассчитывать только на ограниченную помощь от правительства Константинополя, где сейчас были озабочены угрозой со стороны турок, и после осады, которая с перерывами продолжалась два года и восемь месяцев, Бари все-таки пал. Шестнадцатого апреля 1071 года Роберт Гвискар с триумфом вошел в город, и правление восточного императора в южной Италии, которое продолжалось более пяти веков, в конце концов подошло к концу. Не без оснований начало своего правления в качестве герцога Апулии Роберт Гвискар отсчитывает в хартиях от падения Бари.


предыдущая глава | Норманны. От завоеваний к достижениям. 1050–1100 гг. | cледующая глава