home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

О наших союзниках: иранские претензии

Естественно, подписание договора с союзниками объективно не могло решить всех проблем иранской экономики. Отныне страна становилась непосредственным участником антигитлеровской коалиции и была вынуждена разделить с Великобританией и СССР тяжесть борьбы с германским фашизмом. Вторая мировая война нанесла серьезный ущерб иранской экономике: нарушение мировых хозяйственных связей резко сократило объем внешней торговли Ирана, заметно сузило географию иранского экспорта. Однако союзники, сами испытывавшие трудности с продовольствием, как могли помогали Ирану. Только в период с августа 1941 г. по август 1942 г. они ввезли в Иран более 100 тыс. т хлеба, что составляло почти треть от потребляемого страной за год[571].

И все же надо признать — продовольственный вопрос на многие месяцы стал камнем преткновения в советско-иранских отношениях.

Советские военные власти уже в первые дни пребывания Красной Армии в Иране пытались навести порядок в этом вопросе. Советским работникам было дано указание добиться от местных властей полной уборки урожая и принятия мер к его сохранению, а также обработки и засева всей годной земельной площади. По указанию посла A. A. Смирнова в занятые красноармейцами районы были посланы специалисты, которые оказали помощь местному населению в вопросах сельского хозяйства: «обучили методам обработки, эксплуатации почвы, разведения культур и т. д.»[572].

Иранские власти традиционно решали продовольственный вопрос, вывозя из северных плодородных провинций продовольствие на юг. Естественно, что это было не в интересах советских военных властей. Массовый вывоз продовольствия из Иранского Азербайджана, усиливавший дороговизну на продукты широкого потребления, вызывал беспокойство со стороны местных властей, которые были вынуждены принимать меры к недопущению вывоза продовольствия и проявляли в этих вопросах склонность к сотрудничеству с советской военной администрацией. Губернатор Мараги по своей инициативе обратился к начальнику советского гарнизона с просьбой: окажите помощь в прекращении вывоза продовольствия из этого города[573].

Советские военные власти оперативно реагировали на эти просьбы. Так, комендант Казвина запретил вывоз сухофруктов, кишмиша, говядины, баранины в места, находящиеся вне зоны расположения советских воинских частей. Эти решения были направлены против контрабандного вывоза продовольствия за пределы Ирана[574].

Иранское правительство и местные власти предпринимали меры, препятствовавшие снабжению советских воинских частей за счет местных ресурсов. Они стимулировали и сами пытались проводить усиленный вывоз продовольствия и фуража из зоны расположения советских войск под предлогом снабжения иранской армии. В целях стабилизации положения в зоне расположения частей Красной Армии в соответствии с указанием генконсула СССР в Тебризе вывоз продовольствия и фуража из Северного Ирана на юг был строго запрещен.

Осуществляемые командованием Красной Армии меры контроля за вывозом из северных провинций в другие районы Ирана скота, мяса и сухофруктов были просто необходимы. Без этого контроля возникли бы серьезные затруднения в снабжении продовольствием как частей Красной Армии, так и в отношении нормального снабжения продовольствием местного населения в районах расположения советских войск.

Уместно будет сказать о том, что экономические трудности, с которыми столкнулся Иран, давали повод прогермански настроенным иранцам поднимать волну возмущения против присутствия в стране иностранных войск. Тайные сторонники Германии, сохранившие свои посты в иранском руководстве, в том числе и в дипломатическом корпусе и средствах массовой информации, используя все доступные им рычаги власти, пытались обострять отношения Ирана с Англией и СССР. Они обвиняли союзников в том, что советские и английские офицеры ведут себя неподобающим образом — пьянствуют, совершают аморальные поступки, вмешиваются во внутренние дела страны и т. д.[575].

«Советские войска во время войны нарушали законы Ирана и вмешивались во внутренние дела», — утверждает Мохтари Мохаммед Таги в своей диссертации[576]. Таково мнение иранских историков. Справедливо ли оно?

У иранцев были претензии к советской стороне по поведению красноармейцев в Иране. 21 декабря 1941 г. иранцы направили ноту, в которой сообщалось, что в Казвине три красноармейца в нетрезвом виде застрелили виноторговца Рамазана, а другие красноармейцы взломали в телефонном управлении кассу и забрали оттуда денежное наличие. Кроме того, в ноте указывалось на то, что «красноармейцы по ночам заходят в частные квартиры, скандалят и безобразничают»[577].

В памятной записке МИД Ирана в советское посольство в Тегеране от 25 октября 1942 г. был отмечен следующий факт: 10 сентября 1942 г. один советский лейтенант, будучи в пьяном виде, пристал на улице Керибан к учителю средней школы Али Акберу Мохерем Нежаду и потребовал от него шашлык и водку, приставив к его лбу револьвер[578]. В другой памятной записке приводились сведения якобы о том, что 22 октября 1942 г. в 10 часов вечера один советский офицер в сопровождении солдата в местечке Шоторбан вблизи Агабаба перелезли через стену дома Хаджи Мехди Алякебенда, изъяв у него 600 риалов, часы, ранили хозяина дома, а затем скрылись[579].

Насколько были обоснованны иранские претензии? Согласно сообщениям компетентных органов, советские воинские части в Иране не имели абсолютно никакого отношения к убийству Рамазана. «Что касается утверждений о других случаях, якобы имевших место о том, что красноармейцы по ночам заходят в частные квартиры, то эти утверждения также лишены основания, так как по самой структуре внутренней организации Красной Армии красноармейцы не могут без служебных надобностей отлучаться по ночам из своих частей» — такой ответ в виде ноты был отправлен советским посольством иранской стороне[580]. Вряд ли он устроил Тегеран.

По сведениям иранцев, советская военная администрация нарушала таможенные правила Ирана.

Обратимся к дневнику A. A. Смирнова: «Перейдя к другому вопросу, Форуги сказал, что при ввозе нами товаров в Иран не оплачивались таможенные пошлины и государство терпит от этого большие убытки. Он также просил разрешить вопрос о конфискованных у купцов товарах. Сохейли добавил, что наши военные власти препятствуют выдаче с таможни товаров, принадлежавших государству.

Я заявил, что вопрос о таможенных сборах решен положительно и Торгпредство будет платить таковые. Я обещал Форуги рассмотреть вопрос о задержаниях на таможнях товаров, принадлежащих государству, но добавил, что мы не имеем от МИД по этому поводу жалоб»[581].

Жалоб ждать осталось недолго. В них иранцы приводили сведения, что советские работники в январе 1942 г. доставили в Пехлеви из СССР большое количество мануфактуры, сахара, посуды, железа, разгрузили весь этот товар в склады пароходной пристани и начали продавать без ведома таможни[582].

Как следует из нот МИД Ирана, «путешественники» — граждане СССР — приезжали в Иран, не выполняя установленных правил и минуя иранские таможни. Например, поезда, курсировавшие из Джульфы, никогда не останавливались перед таможней, а пассажиры, как военные, так и гражданские, игнорировали какие-либо таможенные формальности. Также поступали и пассажиры, прибывавшие в Тебриз на самолетах. Иранские таможенники не имели возможности проверить у них даже паспорта[583].

Управление Иранбара в Ноушехре после ввода советских войск разгрузило несколько советских пароходов, но деньги в сумме 10 900 риал — зарплата грузчикам — не были выплачены. Неоднократные обращения по этому поводу в Управление Совторгфлота и советское вице-консульство в Ноушехре не привели ни к какому результату[584].

Звучали жалобы на то, что советские воинские части, занимая помещения, не вносят арендной платы.

«В 20-х числах этого месяца в Бабольсар прибыл новый советский гарнизон из 3000 человек и, не заикнувшись ни одним словом об арендной плате и совершенно не считаясь с тем, что кому-то наносятся убытки, с полной бесцеремонностью потребовал очистить в течение нескольких часов четыре здания, в которых находились распределительный пункт и органы министерства финансов. В Куджуре советскими частями заняты 31 правительственная лавка и магазин, которые до того были полностью заселены и приносили 9500 риалов арендной платы в месяц», — утверждалось в ноте иранского МИД советскому посольству в Тегеране от 22 февраля 1942 г.[585].

«Управление губернатора в Семнане во время прихода советских войск предоставило для их жилья часть сада Фердоуси, принадлежавшую Хаджи Сефер Али. Прошел уже год, и за это время ни разу не разрешили владельцу поместья заглянуть в сад для проверки. Урожай сада им не собран, деревья вырваны, и для уплаты арендной платы также никаких мер со стороны советских воинских частей не принято», — было отмечено в памятной записке МИД Ирана советскому посольству от 27 сентября 1942 г.[586].

Тебризский губернатор Ахмеди через Генконсульство неоднократно заявлял заведомо неприемлемые требования о предоставлении иранским властям помещения, находившегося в Мараги в центре расположения советского гарнизона[587].

Официальная претензия губернатора Тебриза по поводу того, что якобы начальник советского гарнизона г. Мараги без всяких оснований закрыл местную аптеку, находившуюся в ведении городской управы, и препятствует обеспечению населения медикаментами — являлась необоснованной и по существу провокационной.

В результате проведенного следствия выяснилось, что начальнику гарнизона г. Марага Кабанькову от группы иранских граждан поступили сведения, что в городе имеется аптека, принадлежавшая немцам, и в ней хранится оружие. Об этом был поставлен в известность губернатор г. Мараги, и с его согласия был произведен обыск. Оружие при обыске обнаружено не было… На просьбу советских представителей указать хозяев аптеки местные власти таковых не указали. Предполагая, что аптека является немецкой, и во избежание растаскивания медикаментов начальник гарнизона майор Кабаньков приказал аптеку закрыть. Впоследствии владелец аптеки был установлен, и печать с нее была снята[588].

Иранские власти необоснованно обвиняли красноармейцев в нарушении правил вырубки леса. Согласно заявлению депутата меджлиса Шахдуста, в принадлежащем ему поместье Пежмехеш красноармейцы срубили и увезли 27 деревьев[589].

Будем прямы и честны: ни одна иранская жалоба не осталась без ответа. По всем случаям, перечисленным в иранских нотах, советским командованием проводились компетентные расследования. И только в редких случаях жалобы иранцев подтверждались, после чего военными трибуналами проводились показательные судебные процессы, приговоры по которым широко разъяснялись личному составу частей[590]. В подавляющем же большинстве случаев выявлялась фиктивность жалоб. Причиной тому были недоброжелательное отношение к советским войскам со стороны отдельных иранских чиновников, а, следовательно, извращение отдельных случаев взаимоотношений советских военнослужащих с местными жителями. В качестве примера можно привести антисоветскую деятельность губернаторов г. Хой и г. Резайе.

Возмущение иностранным присутствием усилилось после того, как в конце 1942 г. без какого-то либо договора или даже объяснения на территорию Ирана вступили американские войска. В течение нескольких дней они заняли порты Бендер-Шахпур и Хорремшехр. По-видимому, ненависть к американцам в Иране имеет глубокие корни, и семена этой неприязни были посажены в те далекие годы.

В 1943 г. тайные сторонники Германии, которых особенно много было среди высшего иранского офицерства, подняли вопрос об организации суда над отдельными командирами — участниками августовских событий. Предпринималась попытка представить процесс как уголовный, замаскировав его политическую окраску.

Намерения сводились к тому, чтобы отдать под суд командиров дивизий в Мешхеде, Резайе и Реште за то, что они в августе 1941 г. при вступлении советских войск в Иран покинули свои части, в результате чего военное имущество и оружие попали в руки курдов и местного населения. Им ставилось в вину то, что были утеряны отчетные документы этих дивизий, в результате чего военному министерству были представлены требования от различных лиц за те или иные поставки указанным дивизиям. A. A. Смирнов был вынужден в начале 1943 г сделать специальное заявление представителям иранского военного министерства о нежелательности суда над этими офицерами, так как данный процесс носил бы антисоюзнический, а следовательно, прогерманский характер.

«Мы намерены судить их не за то, что их части не оказали сопротивления, а за нарушения воинской дисциплины, следствием чего явилось расхищение военного имущества», — пытался смягчить ситуацию перед советским послом военный министр Ирана Ахмеди в ходе одной из встреч[591].

Ответ посла был категоричен: «Судебные процессы над четырьмя генералами, командовавшими дивизиями в северных районах Ирана по обвинению их в том, что в период вступления советских войск в Иран они нарушили дисциплину, явится, безусловно, политическим процессом и будет носить антисоюзнический характер»[592].

Возмущение посла вызвал и тот факт, что иранское командование упорно настаивало на суде именно над генералами, командовавшими войсками в Северном Иране, между тем как в Ахвазе, Керманшахе и других крупных пунктах Южного Ирана командиры также безнаказанно покинули свои части, а имущество было расхищено бахтиярами, лурами, кашкайцами и другими племенами.

Но тайная деятельность прогерманских сил не могла изменить хода истории. Симпатии большинства иранцев были на стороне Советского Союза и Красной Армии, а 9 сентября 1943 г. Иран объявил войну Германии. Путем выражения вотума недоверия правительству меджлис подавляющим большинством голосов: 73 против 4-х одобрил этот важный шаг. Решение было немедленно доведено до сведения германского руководства через шведского и швейцарского посланников в Тегеране.

Выступая в меджлисе с сообщением об объявлении войны, премьер-министр А. Сохейли заявил: «Немцы стремились посеять разногласия, расколоть нашу нацию и разжечь пламя восстания внутри страны для того, чтобы создать беспокойство в народе и беспорядок в государстве. Иранские власти расценивают подобные действия германского правительства как враждебные, а подстрекательства и средства, которые применялись с целью создания беспорядков и восстаний на всей территории Ирана, как крайне опасные»[593].

Иранские газеты на своих страницах поместили множество статей, посвященных объявлению Ираном войны Германии. В передовой «Эттелаат» заявлялось, что «Иран по существу вступил в войну на стороне союзников еще тогда, когда покойный Али Форуги заключил договор с Англией и СССР, ибо 600 тыс. человек его населения работали и работают для победы союзников на предприятиях и железной дороге». В газете «Аздан» отмечалось, что объявление войны произвело большое впечатление на солдат и офицеров иранской армии. В газете «Имруз ва Фарда» в статье под заголовком «Мы должны иметь свою долю в военных действиях» писалось: «…хотя союзники и не требуют нашего непосредственного участия в военных действиях, наше правительство не должно с этим соглашаться. Участие иранцев полезно потому, что наши солдаты и офицеры получат большой опыт и окажут большую помощь армиям союзников»[594].

Говоря о том, как не просто складывались советско-иранские отношения, нельзя не сказать о том, что недоверие и подозрительность существовали между Англией и СССР. Даже совместно проведенная иранская операция не решила всех проблем.

Прежде всего, англичане активно занимались антисоветской пропагандой. В октябре 1941 г. они начали распространять бюллетень на персидском языке под названием «Мировой обозреватель».

Для привлечения на свою сторону нацменьшинств англичане давали им разрешение принять британское подданство. В этом отношении показателен факт принятия английского подданства армянином — владельцем гостиницы в Казвине, который стал вербовать других лиц последовать его примеру. Активная антисоветская пропаганда велась британцами и среди проживавших в Иране евреев.

«Англичане с целью привлечения на свою сторону населения в Мешхеде и южных городах, создают большое количество групп англофилов, расходуя на это крупные суммы денег. В связи с этим крупное купечество в Мешхеде, настроенное против Советского Союза, разделилось надвое, и одна часть ведет агитацию за поддержку Германии, а вторая за поддержку Англии», — отмечалось в разведсводке № 0058 штаба 53-й Отдельной среднеазиатской армии (ОСАА).

Посланцы Туманного Альбиона активно вели и разведывательную работу. «В Мешхеде активизировалась деятельность английской разведки. Разведывательной работой занимаются индусы под руководством английских офицеров», — отмечалось в разведсводке № 0046 штаба 53-й ОСАА. Английские военнослужащие без разрешения советской стороны производили топографическую съемку местности, заходя иной раз в зону расположения советских воинских частей.

Дело дошло до того, что англичане тайно организовали в самом центре Тегерана спецшколу, в которой стали обучать иранцев шпионскому ремеслу с целью дальнейшего их заброса в республики советского Закавказья. Советский разведчик Г. Вартанян вспоминал: «42-й год, война в разгаре, а люди полковника Спенсера (Спенсер — резидент английской разведки. — А. О.) открыли прямо в Тегеране, под крышей радиоклуба, свою разведшколу. Набирают туда людей, знающих русский […] англичане всегда принимали во внимание набор таких благостных стереотипов — не беден, в общении приятен, владеет несколькими языками […] Конспирация в школе — строжайшая, обучение парами, чтобы будущие агенты не знали друг друга. Армян готовили к заброске в Армению, таджиков — в Таджикистан».

Духу союзнических отношений также не способствовали попытки англичан вмешиваться в решение продовольственного вопроса в северных провинциях Ирана, где располагались советские войска, их претензии по совместному управлению Трансиранской железной дороги. Все это в конечном счете приблизило начало эпохи холодной войны.

Но вернемся к Ирану. Подписание тройственного договора о союзе и реализация его положений не только избавили Иран от угрозы порабощения нацистской Германией, приблизив час окончательной победы стран антигитлеровской коалиции, но и позволили Ирану занять достойное место среди держав-победительниц. Хотя иранская армия не приняла непосредственного участия в боевых действиях против Германии и ее союзников, вклад Ирана в общую победу был существенным и неформальным, что нельзя не отметить в связи с 65-летием Великой победы. Тысячи иранцев трудились на железных дорогах, в портах, перегоняли груженные амуницией и вооружениями автомобили, самоотверженно помогая осуществлять поставки по ленд-лизу. Остается только сожалеть, что в самом Иране излишне «скромничают» о своем участии в войне, когда говорят о событиях тех лет. Увы, но иранцы по-прежнему считают, что празднования таких событий как юбилей Победы или годовщина Тегеранской конференции — дело России, Англии и США, но никак не Ирана.

Еще больше удручает заявление иранского президента Ахмадинежада, сделанное в декабре 2009 г., о том, что он поручил своей администрации вычислить ущерб, нанесенный во время пребывания на территории Исламской республики стран антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании. По мнению Ахмадинежада, иностранные войска причинили большой ущерб Ирану, когда вторглись в страну и использовали ее ресурсы. Как отметил президент, бывший Советский Союз, Соединенные Штаты и Великобритания получили компенсацию после окончания войны, в то время как Ирану не дали ничего, чтобы восполнить страдания, которые перенесли граждане во время войны. Целевая группа, созванная иранским президентом, уже начала свою работу по определению объема ущерба, понесенного иранским народом во время Второй мировой войны. Как справедливо полагают российские эксперты, перспективы получить компенсацию у России за действия СССР практически нулевые. Такие шаги обеспечивают определенный пропагандистский эффект, но не содействуют улучшению российско-иранских отношений.


Глава 23 Москва — Лондон — Тегеран: ленд-лиз и рождение союза | В августе 1941-го | Послесловие