home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Москва — Лондон — Тегеран: ленд-лиз и рождение союза

Иранская операция была завершена. Англия и СССР добились поставленных целей — германская агентура была загнана в глубокое подполье, Иран дал согласие на организацию через его территорию военных поставок союзников.

Еще на конференции представителей СССР, Англии и США, состоявшейся 29 сентября — 1 октября 1941 г. в Москве, было принято решение о поставках в СССР значительного количества военной техники и товаров. Вскоре после Московской конференции США предоставили СССР кредит в 1 млрд долл. и распространили на нашу страну закон о ленд-лизе.

Чтобы обеспечить легитимность военных поставок через территорию Ирана и гарантировать этому государству достойное место в рядах антигитлеровской коалиции, союзники предложили новому иранскому правительству подписать договор о союзе.

Вспоминает Д. С. Комиссаров: «Когда наши войска вошли в Иран, надо было определить взаимоотношения Ирана с союзниками, потому что всё оставалось пока только на словах, на бумаге ничего не было. И тогда союзники предложили молодому шаху Ирана заключить договор в 1942 г. В этом договоре было зафиксировано всё — и то, что войска союзников имеют право передвигаться по территории Ирана, оговорены экономические обстоятельства, перечислена необходимая помощь с иранской стороны. По предложению советской стороны был введен специальный пункт, что ввод войск не является захватом территории, а это временное явление, для того чтобы помочь продвижению помощи со стороны Англии и Америки через Иран, где было более спокойно. Дело в том, что северный морской путь — через Мурманск — был в то время очень опасен, там фашисты всё заминировали и топили корабли, а окружной путь — через юг Ирана — был более надежный. Через Иран в Советский Союз везли автомобили „студебеккеры“, грузовики „виллисы“, горючее для самолетов, сырец для покрышек, продовольствие для армии. В Договоре было четко сказано, что как только закончится война, войска союзников будут немедленно выведены из Ирана.

Этот договор превратил Иран из страны, готовящейся стать плацдармом для войны против СССР, в его союзника. И сам Иран от этого немало выиграл. Во-первых, он не стал ареной военных действий, что было бы неизбежно, если бы туда вошли немцы. Во-вторых, после войны по договору 1942 г. и по решению Тегеранской конференции союзники обязались всячески помогать Ирану экономически и действительно помогали. Например, в 1943 г. Советский Союз, сам нуждающийся в продовольствии, направил в Иран 25 тысяч тонн пшеницы»[554]. О советской пшенице тогда дружно написали основные тегеранские газеты. Все публикации на эту тему были восторженными, что было нехарактерно для местной прессы. Приведем несколько публикаций:

«Иран»: «…Мы уверены, что иранский народ никогда не забудет этой помощи, оказанной нам в такое трудное время… Нужно учесть обстановку, в которой СССР оказывает помощь Ирану… Выражаем свою благодарность Советскому Союзу»;

«Сетаре»: «Благодаря этой помощи мы теперь спокойны, что хлеба у нас хватит до нового урожая… Мы выражаем СССР благодарность за эту помощь»;

«Кейхан»: «.. Мы очень рады, что иранский народ не ошибся в своих чувствах к СССР. В течение года иранская печать свидетельствовала хорошее отношение иранского народа к СССР потому, что Красная Армия в Иране в течение этого периода показала себя с самой лучшей стороны и этим еще больше увеличила к себе любовь»;

«Рахбар»: «…Население Тегерана выражает благодарность своему дружественному и великому соседу. Нашу благодарность особенно увеличивает то обстоятельство, что СССР оказывает нам эту помощь в тяжелое для него время».

В газете «Насиме Сабах» 17 апреля 1943 г. было напечатано стихотворение, автором которого стал сам ее редактор Кухи Кермани:

Дар Советского Союза Ирану

Дошла до меня весть новая, свежая

Что к нам пшеница идёт из Москвы.

Когда жизнь наша стала тяжёлой,

Подарок прислал нам русский народ.

Когда в беде оказалась наша страна,

Каждый скажет, что это подарок кстати.

В эти дни, в это время, в этот час,

Когда для иранского народа наступили чёрные дни,

На нас обратили внимание,

Облегчили наши страдания.

Они увидели, как мы бедны

И что скитаемся в пустыне как меджун.

Увидев, что иссякли средства наши,

Пришли к нам на помощь наши соседи.

Утешат они каждого из нас.

Дали нам пшеницу по дружбе они.

Так пусть здравствует и крепнет русский народ!

И пусть молва о нём во весь голос повсюду пойдёт!

Все желаем ему одного мы —

Выйти победителем из этой войны.

Да поможет и способствует в этом им бог!

Да умножит он их величие и славу![555]

Выполнением 7-й статьи тройственного договора со стороны СССР стали значительные поставки сахара и мануфактуры. Только в 1942 г. СССР ввез в Иран 12 млн метров мануфактуры, 11 000 т пшеницы, 1600 т муки, 4400 т цемента, 5070 т сахара, посуду и другие товары[556]. В этом же году СССР заявил о готовности оказать помощь Ирану в борьба с саранчой. Советская сторона не только сообщила о готовности поставить отравляющие вещества, но и послать в Иран специальные самолеты, которые разбрызгивали эти вещества[557]. Кроме того, Советский Союз в годы войны покупал все экспортные излишки у Ирана. Это было лучшим доказательством экономической помощи.

Большое значение для Ирана имела работа советских военных врачей. На протяжении всей войны из Советского Союза поступали различные медикаменты, обеззараживающие средства, вакцины. В некоторых районных центрах силами санитарных учреждений Красной Армии были построены показательные дезинфекторы и амбулатории. Места, в которых обнаруживались сыпнотифозные очаги, подвергались немедленной санитарной обработке. В дополнение к этому санитарные учреждения Красной Армии по просьбе местных властей и населения выпускали специальные листовки, разъяснявшие способы борьбы с инфекционными болезнями.

Все это было, но было несколько позже. А пока… пока шла речь о составлении договора. Сразу же скажем, что работа над ним проходила в довольно напряженной обстановке. Уже в период обсуждения договора по Берлинскому радио по три часа в день велись передачи, в которых звучали призывы к восстанию против советских и английских войск, к сопротивлению мероприятиям, связанным с заключением договора, а также требования к членам иранского правительства подать в отставку, изгнать премьер-министра М. Форуги, так как он якобы еврей. Содержались угрозы о наступлении часа возмездия, когда в недалеком будущем в Иран придут немецкие войска[558].

Оппозиционно к правительству М. Форуги был настроен офицерский корпус. «Офицеры — летчики авиаполков тегеранского гарнизона за уступки советскому и английскому правительствам настроены против правительства Форуги. Летчики требуют от правительства выдачи находящихся на тегеранских аэродромах и в ангарах всех самолетов. По данным, требующим проверки, все самолеты тегеранских авиаполков готовы к вылету. Гражданское население и солдаты иранармии тайно продолжают продажу и куплю оружия. Скупаемое оружие перепродается бандам, оперирующим на дорогах и в населенных пунктах Ирана», — сообщалось в донесении советского разведчика в штаб 53-й ОСАА[559].

Часть офицеров ликвидированных дивизий, мнивших о реванше, направились в Турцию, где под руководством немцев стали создавать собственную организацию. Имели место случаи саботажа. На текстильной фабрике в Мешхеде антисоветски неизвестные лица умышленно расплавили подшипники на станках и вывели из строя динамо-машину.

Противники подписания договора сплотились вокруг так называемой «Голубой партии» («Хезби Кабут») — подпольной антисоюзнической организации, появившейся на политической арене Ирана в конце 1941 г. Ее главным руководителем и организатором стал депутат меджлиса Хабибулла Новбахт, еще в 1930-е гг. прославившийся тем, что перевел «Майн Кампф» на персидский язык. X. Новбахт был убежденным, непримиримым противником договора, быть может, и наиболее опасным в то время.

Первыми действиями X. Новбахта после введения в Иран войск союзников стали бурные выступления в стенах меджлиса против сторонников союза с Великобританией и СССР. В результате его деятельности возникла непримиримая оппозиция не только союзному договору, но и всему процессу вовлечения Ирана в антигитлеровскую коалицию[560]. Уникальность сложившейся ситуации заключалась в том, что депутаты меджлиса, требовавшие установления в стране демократической системы, в большинстве своем были настроены против Англии и СССР[561]. Поэтому члены «Голубой партии» и сочувствовавшие ей иранцы делали все, чтобы сорвать подписание союзного договора. На улицах Ирана периодически появлялись написанные на персидском языке фашистские листовки в виде воззвания к иранскому народу с призывами сорвать его подписание. Перед зданием меджлиса регулярно собиралась группа иранцев. Они встречали прибывавших на заседания депутатов выкриками «долой договор», «смерть англичанам». Эти же иранцы выкрикивали откровенно антисоветские и фашистские лозунги[562].

Существовал своеобразный заговор молчания в иранской прессе: все, что касалось договора, тщательно скрывалось, ничего не сообщалось о его содержании. Военный комендант Тегерана Эмир Ахмеди даже пригрозил закрытием газете «Таджедод», опубликовавшей подробное сообщение о предстоящем заключении договора.

Д. С. Комиссаров вспоминал, что во время обсуждения в меджлисе англо-советско-иранского договора один из присутствовавших, (по-видимому, член «Голубой партии». — А. О.) напал на М. Форуги, нанеся ему несколько ударов камнем по голове[563]. Как позже выяснилось, нападавший еще до войны издавал газету с портретами Гитлера во всю полосу и мечтал о войне с СССР. В другой раз страсти разгорелись до того, что однажды во время заседания меджлиса открылась стрельба, и пули полетели в ложу, где находились журналисты и пресс-атташе. Д. С. Комиссаров едва успел присесть за перегородку, спас тем самым свою жизнь.

Название «Голубая партия» эта организация получила потому, что X. Новбахт и некоторые другие депутаты, резко выступив против союзного договора, опускали в урну бюллетени голубого цвета, означавшие голосование против его ратификации[564].

Однако сопротивление иранских националистов оказалось тщетным. Основная масса депутатов меджлиса не поддержала оппозиционеров. X. Новбахту и его соратникам удалось только на несколько месяцев оттянуть подписание договора.

Англо-советско-иранский договор, подписание которого состоялось 29 января 1942 г., включал в себя всего девять статей и три приложения. В них нашли закрепление вопросы, связанные с уважением суверенитета Ирана; существом союзных отношений между СССР, Великобританией и Ираном, временным пребыванием английских и советских войск на территории Ирана, экономической помощью Ирану и финансовыми обязательствами в отношении этой страны со стороны СССР и Великобритании.

Договор о союзе начинался с того, что Советский Союз и Великобритания совместно и раздельно обязались уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана (ст. 1). Таким образом союзники подчеркивали, что строят свои отношения с Ираном на равноправной основе и не намереваются ущемлять интересы Ирана как самостоятельного государства.

Согласно п. 1 ст. 3, союзные государства совместно и раздельно обязались защищать Иран всеми имеющимися в их распоряжении средствами против всякой агрессии со стороны Германии или любой другой державы. Иран со своей стороны обязался сотрудничать с Англией и СССР всеми доступными ему средствами и путями с тем, чтобы они могли выполнить взятые на себя обязательства.

В целях транспортировки войск и снабжения от одного союзного государства к другому или для иных подобных целей Иран обязался обеспечить за союзными государствами неограниченное право использования всех средств коммуникаций по всему Ирану, включая железные, шоссейные и грунтовые дороги, аэродромы, порты, нефтепроводы, телефонные, телеграфные и радиоустановки, а также оказывать возможную помощь и содействие в получении материалов и наборе рабочей силы в целях поддержания и улучшения средств коммуникаций.

Со своей стороны Англия и СССР обязывались полностью принять во внимание существенные нужды Ирана (п. 2 и 3, ст. 3), т. е. союзные державы обязались приложить максимальные усилия для поддержания на должном уровне благосостояние иранского народа.

Согласно п. 1. ст. 4 договора, союзники могли содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в таком количестве, в каком они считали необходимым[565].

Как справедливо отмечает в одной из своих работ Б. Х. Парвизпур, «важное значение имело указание в договоре на то, что наличие войск союзных государств на иранской территории не представляло собой военной оккупации. Их дислокация должна была в возможно меньшей мере затруднять нормальную работу администрации и органов безопасности Ирана, экономическую жизнь страны, обычное передвижение населения и применение иранских законов и постановлений»[566].

Договор определял функции иранских вооруженных сил и их место среди армий стран антигитлеровской коалиции. В приложении к нему специально оговаривалось, что «союзные державы не потребуют от Ирана участия его вооруженных сил в какой бы то ни было войне или военных операциях против какого бы то ни было государства или государств».

Отметим, что, согласно ст. 5 договора, пребывание союзных войск в Иране носило временный характер. Не позднее шести месяцев после прекращения военных действий против фашистских держав они должны были покинуть иранскую территорию.

Вступал договор в силу с момента подписания и оставался в силе до даты, установленной для вывода вооруженных сил союзных государств с иранской территории[567].

Приведем интересный факт. В одной из бесед с A. A. Смирновым иранский шах прозондировал у советского посла возможность объявления Ираном войны Германии. «Как Вы находите, не лучше ли было бы, если бы Иран превратил нынешний союз в военный союз и иранский народ вступлением в войну освежил бы свою кровь», — заявил Мохаммед Реза. По-видимому, это предложение стало неожиданностью для A. A. Смирнова, так как в ответ шах услышал, что вопрос о военном союзе должен быть предварительно обсужден не только между Москвой и Тегераном, но и между Тегераном и Лондоном, Москвой и Лондоном[568].

Историческое значение тройственного договора заключалось прежде всего в том, что он обеспечил через территорию Ирана военные поставки по ленд-лизу. Установление контактов между США, Англией и СССР через Иран сыграло важную роль в беспрерывной доставке в Советский Союз материалов и вооружения. Особенно это относится к переломному моменту в Великой Отечественной войне. В 1942 г. южным путем было доставлено 28,8 % всех грузов, полученных СССР по ленд-лизу, а в 1943 г. — 33,5 %. Всего за годы войны почти четверть всех грузов (23,8 %) поступила в Советский Союз этим маршрутом[569].

Немаловажное значение эти перевозки имели и для самого Ирана. Союзники реконструировали и переоборудовали многие иранские дороги и порты. В главных портах Персидского залива — Бендер-Шахпуре и Бушире — были проведены большие работы по расширению причалов, устройству складских помещений и т. д. Были приняты меры к усилению пропускной способности иранских железных дорог.

Важные изменения в иранском транспортном хозяйстве произошли также в Северном Иране. В порту Бендер-шах был прорыт канал длиной в 14 км, установлено 14 подъемных кранов, сооружены склады и электростанция. Чтобы облегчить и ускорить доставку грузов, были построены или реконструированы старые шоссейные и автомобильные дороги[570].


* * * | В августе 1941-го | Глава 24 О наших союзниках: иранские претензии