home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Бомбардировка «беззащитных городов»?

30 августа иранское правительство ввело в Тегеране военное положение[430]. В этот же день была подвергнута бомбардировке столица Ирана. По мнению советских историков, эту «провокационную» акцию по приказу Реза-шаха предприняли иранские самолеты[431], что подтверждается материалами из Центрального архива Министерства обороны, согласно которым 30 августа ВВС Закавказского фронта боевых действий не производили. Только 31 августа советские самолеты поднялись в небо, да и то с целью разброса листовок[432].

Косвенные тому свидетельства мы находим в иранской прессе. 31 августа в местных газетах появилась заметка, в которой сообщалось, что «вчера утром два иранских самолета поднялись в воздух и летали над столицей, не получив разрешения от командования, ввиду чего зенитная артиллерия открыла огонь, чтобы вынудить их приземлиться»[433].

По-видимому, это был отчаянный поступок иранских офицеров-германофилов, выразивших таким образом протест против присутствия в стране войск союзников. Еще одним доказательством того служат данные советской разведки, согласно которым 30 и 31 августа с иранских самолетов над Тегераном были сброшены листовки, в которых говорилось, что «наши земли захватили войска Советского Союза и Англии»[434].

Факт бомбардировки столицы Ирана иранскими летчиками подтверждает корреспондент газеты «Бакинский рабочий», сообщавший в те дни из Тегерана: «…начальник иранской авиации отдал распоряжение завести самолеты в ангары, а летные части сосредоточить в казармах. Однако несколько летчиков заявили, что они не подчинятся приказу и будут действовать против английских и советских частей, и что они будут бомбардировать Тегеран… Есть основания утверждать, что указанные иранские летчики действовали по прямому подстрекательству германских фашистов»[435].

Мнимой бомбардировкой столицы воспользовалась германская пропаганда. 1 сентября 1941 г. диктор берлинской радиостанции передал на персидском языке сообщение о бомбардировке северо-западной части Тегерана, в результате которой погибли сотни людей, в том числе женщины и дети[436]. На следующий день, 2 сентября 1941 г. иранские газеты опубликовали на видном месте опровержение этой радиопередачи, в котором, в частности, говорилось: «…диктор берлинской радиостанции говорил о победе над врагами и давал какие-то обещания. Мы в связи с этим считаем необходимым заявить, что иранский народ не питает никакой ненависти и вражды к какому бы то ни было народу. Мы все время имели с Германией нормальные политические и экономические отношения, но мы с ней никогда не заключали специальных договоров, и мы не будем терпеть подобного рода измышления»[437]. Для многих это был неожиданный ход иранской дипломатии. В Иране впервые прозвучала острая критика гитлеровской политики.

«Бомбардировка открытых и беззащитных городов» — под таким заголовком газеты «Иран» и «Эттелаат» поместили 27 августа передовицы, в которых констатировалось: «Согласно полученным нами сведениям […] советская авиация бомбардировала большое число городов Азербайджана, в том числе Пехлеви, Газиян и Казвин. Во всех этих городах, являющихся открытыми и беззащитными городами, произведены большие разрушения и насчитываются многочисленные жертвы среди гражданского населения. В частности, вчера 15 самолетов бомбардировали г. Пехлеви и причинили большие повреждении. Эти сведения явились полной неожиданностью, ибо подобные действия, помимо того, что они являются агрессивными, противоречат всем правилам войны и морали»[438]. В этот же день иранское посольство в Москве направило в адрес советского МИД ноту, в которой, отметив, что «продвижению советских войск на территории Ирана предшествуют бомбардировки открытых городов и населенных мест, причиняя мирным жителям значительные потери», просило руководство СССР «незамедлительного распоряжения о прекращении бомбардировки иранских открытых городов и поселений»[439].

Среди историков развернулась нешуточная дискуссия по поводу бомбардировок иранских городов авиацией союзников. «В первый день вторжения бомбардировке были подвергнуты города Ардебиль, Ахар, Ахваз, Банаб, Бендер-Пехлеви, Маку, Мехабад, Мешхед, Резайе, Миандоаб, Миане, Решт и Хасан-Киаде. Как видно из списка, большая часть этих городов находится на севере Ирана и, соответственно, бомбардировалась советской авиацией. Это, однако, нисколько не свидетельствует о миролюбивом характере англичан, которые просто боялись повредить принадлежащие им нефтепромыслы, расположенные на юго-западе Ирана, куда они осуществили вторжение. Союзники просто копировали схему нападения Германии на Советский Союз», — предложил свою версию событий З. А. Арабаджян[440]. Факт бомбардировки иранских городов советской авиацией отмечается также в зарубежной историографии[441].

С такой постановкой вопроса не согласен Б. Х. Парвизпур, который вообще отрицал факт бомбардировки иранских городов советскими самолетами. «…Советское правительство, осуществляя ввод своих войск в Иран, поступало в соответствии с достоинством великой и могучей страны и стремилось, чтобы ввод советских войск происходил на началах гуманности. По признанию иранских источников, советские бомбардировщики не подвергали бомбометанию ни населенные пункты, ни солдатские казармы, чего нельзя сказать об англичанах»[442]. Эти слова Б. Х. Парвизпура находят косвенное подтверждение в ноте советского посла в Тегеране A. A. Смирнова, в которой тот сообщил министру иностранных дела Ирана А. Сохейли, что советское правительство отклоняет протест иранского правительства по поводу бомбардировки иранских городов и населенных пунктов, как совершенно необоснованный. «Советская авиация городов и населенных пунктов не бомбила», — было заявлено иранскому министру[443].

Так что же тогда произошло в Тегеране? Ответ на этот вопрос дают нам архивные материалы. Реальную картину произошедшего представляют прежде всего документы из фондов ЦАМО. Согласно им, оперативной директивой № 001 штаба Закавказского фронта от 23 августа 1941 г. перед советскими ВВС были поставлены следующие задачи:

«1) рядом последовательных ударов по аэродромам с рассветом 25 августа 1941 г. уничтожить авиацию противника на аэродромах: Маку, Хой, Тебриз, Ардебиль, Агар, Хиов, Решт, Тегеран и в других дополнительно установленных разведкой пунктах;

2) в случае оказания вооруженного сопротивления со стороны иранских войск уничтожить группировки противника в районах Маку, Хой, Урмия, Маранд, Тебриз, Ардебиль, Керганруд, Урмия, Решт, не допуская выдвижения их в северном направлении; во взаимодействии с наземными войсками — уничтожить живую силу и материальную часть противника на поле боя[…]

Исключить всякую возможность налета авиации противника на район Баку»[444].

27 августа, когда выяснилось, что иранские части оказывают слабое сопротивление и отходят на юг, оперативной директивой № 002 штаба Закавказского фронта были поставлены уже другие задачи:

ВВС фронта: «а) вести разведку до линии Мехабад, Сенендедж, Хамадан, Кишлан (50 км юго-восточнее Казвина), Рудесар, б) быть готовыми к действиям по аэродромам и живой силе иранской армии по особому распоряжению».

ВВС армий: вести разведку в границах армий и в случае сопротивления иранской армии уничтожать ее части.

Операцию первого дня по уничтожению авиации противника на аэродромах закончить ударом силами ВВС фронта по основным аэродромам в период с 19.30 до 20.00[445].

Из архивных документов следует, что советская авиация за время операции произвела 1514 боевых самолето-вылетов. В отчете о боевых действиях ВВС Закавказского фронта было приведено несколько примеров наиболее эффективных действий бомбардировщиков: «Решт — разрушен военный городок: казарма, в которой убито до 300 солдат, штаб, конюшня. Тебриз — уничтожена авиамастерская и выведено из строя семь самолетов противника»[446].

Таким образом, материалы из фондов ЦАМО позволяют согласиться с З. А. Арабаджяном, но с важными оговорками. А именно: ВВС Красной Армии наносили удары в основном по военным объектам, несмотря на то, что по первоначальному плану предполагались более массированные бомбардировки. Советское командование внесло разумные коррективы в ход операции и тем самым значительно снизило количество жертв не только среди иранских солдат и офицеров, но и среди мирного населения.

Так, уже в 01.00 25 августа по приказанию начальника генерального штаба полеты самолетов ДБ-3 над районом Тегерана без прикрытия истребителей были запрещены. К тому же все бомбардировки прекратились 29 августа, когда окончательно стало ясно, что иранская кампания выиграна Красной Армией.

В те дни в Тегеране поднялась настоящая паника. Из-за перебоев с горючим было нарушено автобусное сообщение. Многие жители, покинув столицу, стали искать убежища в окрестных деревнях. Причиной такого поведения служила германская пропаганда, внушавшая иранцам, что вступившие на иранскую землю войска союзников развернули невиданные репрессии. В период с 31 августа по 7 сентября в Тегеране не работали промышленные предприятия. Рабочие, заявив директорам фабрик, что «скоро придут советские и английские войска, и наши деньги пропадут»[447], отказались выходить на работу.

Тегеранцев пугала угроза голода, так как большая часть магазинов закрылась, и население стало испытывать трудности в приобретении продовольствия и товаров первой необходимости. Такое положение вынудило военного губернатора Тегерана объявить владельцам магазинов, что если они до 3 сентября 1941 г. не откроют без уважительных причин свои торговые точки, то будут привлечены к ответственности. Кроме того, правительство специальным постановлением разрешило свободу торговли за городской чертой и предоставило новые льготы булочным. Ввоз муки для Тегерана перестал облагаться какими-либо сборами, но зато ее вывоз был строжайше запрещен[448]. Только в результате этих мер удалось переломить ситуацию, и через несколько дней рынок вновь приобрел нормальный вид, а население стало возвращаться в столицу. Иранцы успокоились: призрак костлявой руки голода отступил.


Глава 17 Реза-шах Пехлеви: к тактике «пассивного сопротивления» | В августе 1941-го | Глава 19 Закат звезды диктатора