home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

22 июня 1941 г: момент истины

22 июня 1941 г. был и останется черным днем в российской истории. В этот день началось осуществление плана «Барбаросса». В 4 часа утра гитлеровские войска атаковали советские западные границы и начали широкомасштабные боевые действия, нанеся первые массированные удары по советским аэродромам, железнодорожным узлам, военным базам, по крупным городам.

По замыслам Гитлера, вермахт к осени 1941 г. должен был выйти на линию Волга — Архангельск, а затем беспрепятственно достичь советско-иранской границы, после чего фюрер планировал двинуть свои дивизии в наступление на Средний Восток. Оттуда было недалеко и до Британской Индии. Наступил момент истины для советско-иранских отношений. С кем будет Реза-шах — поддержит Гитлера или же предпочтет остаться в стороне? На этот вопрос предстояло ответить правителю Ирана.

Мобилизовав на борьбу с Советским Союзом своих европейских союзников и сателлитов, фюрер рассчитывал на активное участие Ирана в войне против СССР. Отныне этому государству отводилась роль ударной силы фашистского блока на южном направлении. После 22 июня иранский нейтралитет больше не удовлетворял Гитлера. Высокомерно отказывая Реза-шаху в способности проводить самостоятельную политику и не сомневаясь в том, что иранские лидеры перенесут сотрудничество с Третьим рейхом из экономико-политической в военную сферу, 25 июня 1941 г. Берлин нотой потребовал от иранского правительства вступления в войну на стороне Германии[152]. Предложив Реза-шаху вооружение и финансовую помощь, Гитлер поставил вопрос о передачи в распоряжение люфтваффе иранских авиационных баз, к строительству которых немецкие специалисты имели прямое отношение.

Участие Германии в индустриализации Ирана, прогерманские настроения иранского офицерства, впечатляющие успехи вермахта на первом этапе Второй мировой войны, казалось, служили серьезными предпосылками для подключения Ирана к блоку фашистских государств.

Но Реза-шах посчитал благоразумным не участвовать в гитлеровской авантюре, и уже 26 июня 1941 г. иранский посол в Москве Мухаммед Саед в вербальной ноте заявил: «Посольство Ирана по поручению своего правительства имеет честь довести до сведения Народного комиссариата иностранных дел, что при наличии положения, созданного войной между Германией и СССР, правительство Ирана будет соблюдать полный нейтралитет»[153]. Еще через несколько дней состоялось заседание высшего военного совета, на котором только 16 присутствующих высказались за вступление в войну на стороне немцев, а 24 — категорично выступили против[154].

Почему же Реза-шах занял именно такую позицию? Может быть, он опасался перспектив отторжения от Ирана провинции Иранский Азербайджан? Как мы уже знаем, в советской историографии шаха традиционно изображали как прогерманского политика.

Война — вещь опасная, поэтому, прежде чем в неё вступать, Реза-шаху надо было иметь четкое представление об ее последствиях. Конечно, правитель Ирана был бы не прочь в случае победы Германии воспользоваться плодами триумфа Гитлера. Но какими именно? Национализировать Англо-иранскую нефтяную компанию или расширить за счет соседей территорию? И согласна ли была сама Германия щедро вознаградить Иран за его участие в боевых действиях? Как следует из германского ультиматума, реальных предложений иранцам не было сделано, а это значит только то, что у Гитлера были свои планы территориального переустройства Востока, расходившиеся с планами Реза-шаха.

Из различных источников до Реза-шаха доходили сведения, что Гитлер рассчитывает создать под эгидой Германии Арабское государство, в состав которого вошла бы богатая нефтью иранская провинция Хузестан, населенная в основном арабами. По этому плану Иран также бы потерял значительные территории, населенные курдами. В качестве компенсации иранцы могли рассчитывать на бедные ресурсами, но зато с воинственным населением некоторые афганские земли, а возможно, и английскую часть Белуджистана.

В этой связи особую важность приобретает вопрос о том, рассчитывал ли Иран в случае победы Германии овладеть территориями СССР? У нас есть на этот счет некоторые, правда, косвенные свидетельства. Еще в апреле 1940 г. МИД СССР получил в свое распоряжение отпечатанную по решению иранского меджлиса карту под названием «Новое административно-территориальное деление государства Иран», внизу которой было сделано небольшое примечание: «Границы Ирана, за исключением границы с Турцией, не являются официальными». В ноте иранского посольства за № 643 от 17 мая 1940 г., подписанной Реза-шахом и министром иностранных дел и направленной в советский МИД с целью получения аккредитации для нового иранского консула в Баку, Азербайджанская ССР открыто называлась «Кавказским Азербайджаном». В результате проверок, проведенных органами государственной безопасности, было установлено, что в персидском тексте документов, направленных генеральным консулом, последний подписался как «генеральный консул шахиншаха в Кавказском Азербайджане». Письмо к уполномоченному МИД в Баку адресовалось как «Представительству комиссариата иностранных дел в Кавказском Азербайджане». В своей официальной переписке иранское консульство пользовалось древним персидским названием Баку и упоминало его как «Бад Кубе»[155].

Есть даже сведения о том, что в начале 1940 г. военный министр Ирана зондировал у британского военного атташе возможность совместного нападения на СССР и бомбардировке нефтяных разработок в Баку, а также заключения секретного соглашения о сотрудничестве в военной области[156].

Определенные реваншистские настроения, как мы видим, были. И все же, возможное присоединение к Ирану Советского Азербайджана по большому счету не имело однозначно положительных последствий для страны, так как азербайджанское население стало бы в Иране преобладающим, и в перспективе мог встать вопрос о потере национальной независимости для Ирана. Таким образом, реализация гитлеровского сценария территориального передела мира на Ближнем и Среднем Востоке создавала для Ирана серьезные проблемы уже в ближайшем будущем.

Восхищение силой германского оружия и страх перед возможными последствиями, неоднозначность положения и настроений вынуждали иранцев лихорадочно искать выход. И некий компромисс был найден. По указанию сверху местные газеты стали более активно публиковать материалы, поступавшие из фашистских государств. Характер этих многочисленных публикаций был таков, что у читателей создавалось впечатление исключительных успехов немецкой армии, что, надо признать, было недалеко от истины. В первую неделю войны иранские газеты не напечатали ни одной статьи из СССР. Отвечая на протесты советской стороны, директор «Парс» объяснял этот факт тем, что телеграфные сообщения из СССР поступают в очень малом количестве и тонут в потоке информации из других стран[157].

Только начиная с 29 июня тегеранские газеты стали помещать материалы ТАСС. Однако телеграфные сообщения из стран «оси» по-прежнему преобладали в иранской прессе. Отдел иностранной хроники иранской прессы в среднем на 60 % заполнялся антисоветскими материалами, а журнал «Эттелаате Хафтаги», который систематически публиковал мировую хронику за неделю, главным образом сводки военных действий с советско-германского фронта, составлял ее преимущественно по немецким источникам[158].

В начале лета 1941 г. на улицах Тегерана вдруг появились листовки с требованиями к СССР вернуть 19 городов, перешедших к России еще во времена Азовских походов Петра I. Ясно, что без санкции властей эти листовки не могли быть напечатаны — цензура была такая, что даже спичечные этикетки нельзя было напечатать без соответствующего разрешения.

Между тем реакция в СССР на иранский нейтралитет была довольно спокойная. Было принято решение — направить в Иран нового посла, никогда ранее не бывшего в Иране, но зато хорошо разбиравшегося в немцах. Накануне отъезда A. A. Смирнов был вызван к И. Сталину и лично проинструктирован перед тем, как отправиться на Средний Восток.

И. Сталиным были даны важные директивы относительно стран, граничащих с СССР на юге. Он сказал: «Нас беспокоит ближневосточный район, особенно Иран и Турция, где англичане и немцы проявляют особую активность. Нам нужно внимательно следить за положением там, поскольку эти страны — наши соседи и втягивание их в войну на любой стороне не может нас не беспокоить. ЦК думает об укреплении наших позиций в этих странах и изучает вопрос о посылке в эти государства новых наших полпредов, в частности, Вас в Иран в качестве полпреда СССР».

И. Сталин спросил A. A. Смирнова:

— Бывали ли Вы на Востоке и знаете ли его?

— Не бывал на Востоке и знаю его лишь по книгам, — ответил A. A. Смирнов.

— Да, — сказал И. Сталин, — на Востоке все не так, как в Европе. И если поедете туда, то Вам придется многому учиться заново. Рекомендовал бы для начала ознакомиться с богатой историей Ирана, с историей происхождения мусульманства, прочитать Коран, познакомиться с великими иранскими поэтами: Фирдоуси, Хайямом, Саади.

Затем И. Сталин пригласил A. A. Смирнова и В. М. Молотова в смежную комнату, подвел к стене, встал на стул и достал из шкафа карту Ирана. Развернул и стал показывать основные провинции, расположенные близко к границам СССР: Азербайджан, Гилян, Мазандеран, Хоросан и давал характеристику каждой из этих провинций. Да так подробно, что у A. A. Смирнова создалось впечатление, что И. Сталин в молодые годы бывал в Иране, в частности в Гиляне. Он обратил особое внимание на провинцию Семнан, где находилась советская нефтяная концессия «Кевир-Хуриан», и посоветовал обязательно съездить туда.

Справка

Андрей Андреевич Смирнов прошел большой жизненный путь: с 1921 г. по 1927 г. — работа кочегаром на пароходах Балтийского гражданского флота, с 1927 г. по 1929 г. — служба в армии. Затем рабфак. В 1934 г. окончил Ленинградский плановый институт, потом был командирован в Высшую дипломатическую школу в Москве, которую успешно окончил в 1936 г. С этого времени начинается его дипломатическая деятельность, которой A. A. Смирнов посвятил без остатка всю оставшуюся жизнь. В 1937 г. он был в Германии пресс-атташе в ранге 1-го секретаря посольства СССР и одновременно исполнял обязанности представителя Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС), затем советником посольства СССР в Германии, а в 1940 г. в ранге советника организовал посольство СССР в Словакии. В 1941 г. он был назначен послом в Тегеран. Прежнего посла М. Е. Филимонова руководство обвинило в инертности, неумении организовать работу посольства и в неспособности улучшить советско-иранские отношения.

Из Ирана A. A. Смирнов вернулся в Москву в 1943 г. по причине тяжелого заболевания. Он перенес две сложные хирургические операции и после длительного восстановительного периода занимал должности посла СССР в ФРГ, в Турции, заместителя министра иностранных дел и выполнял другие важные правительственные поручения.

A. A. Смирнов, уже через два часа по прибытии в Тегеран, в нарушение дипломатического протокола до визита в МИД и до вручения верительных грамот, направился к премьер-министру Али Мансуру. «В СССР с большим удовлетворением принято заявление иранского правительства о сохранении полного нейтралитета», — были практически первые слова, которые услышал от нового советского посла премьер-министр[159].

Немаловажный вопрос: а рассматривали в Москве Иран в качестве вероятного противника? Ответить на него помогут нам архивные документы. Обратимся же к ним:

«…При вероятном вооруженном нейтралитете со стороны Ирана и Афганистана возможно открытое выступление против СССР Турции, инспирированное немцами», — докладывали 18 сентября 1940 г. И. Сталину министр обороны С. Тимошенко и начальник Генерального штаба Красной Армии К. Мерецков[160].

Заметим, что об Иране как о вероятном противнике нет ни слова в «уточненном плане стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на западе и на востоке», разработанном генеральным штабом Красной Армии и датированном 11 марта 1941 г.[161]

Ответ, как мы видим, отрицательный. Несмотря на то что сближение Ирана с Германией накануне Второй мировой войны и динамичное развитие германо-иранских торгово-экономических отношений привело к ослаблению позиций СССР в Иране и нанесло ущерб стратегическим интересам, Москва не ожидала, что Иран способен открыть еще один — южный фронт против Советского Союза.

С другой стороны, хотя Иран и не вступил в войну, но мало кто в иранском правительстве верил в победу антигитлеровской коалиции, а стремительное продвижение германских войск по советской территории еще больше убеждало Реза-шаха и его окружение в скорой победе Германии.

Будем честны перед историей и поймем иранцев. Они не могли не считаться с нарастающим военным перевесом стран «оси», к тому же они ненавидели англичан — своих традиционных противников, и хотели с помощью Германии избавиться от британского господства. Сталинский же режим на правящие круги в Иране наводил ужас, и поэтому известие о германской агрессии в шахском дворце восприняли с радостью.

Такая картина складывалась в общих чертах. А как отнеслись различные слои в Иране к германской агрессии против СССР? Обратимся к сообщению советского разведчика, некоего «Федота»:

— иранские правительственные и династические круги вздохнули свободно, чувствуя себя спасенными от «большевистской опасности», висевшей над Ираном как дамоклов меч;

— имущий класс персов обрадован, что избавлен от неприятности большевистского нашествия и хищнического грабежа, и надеется, что с божьей помощью германцы положат конец большевистскому существованию;

— несознательный и полусознательный неимущий класс персов относится к событию индифферентно;

— малочисленная часть неимущего класса персов относится к вопросу с живым интересом. Они надеются, что в течение войны все приграничные области Ирана будут оккупированы Красной Армией, что СССР выйдет победителем из этой борьбы и установит если не коммунистическое, то, по крайней мере, новое, более справедливое экономическое положение;

— продавшиеся английской дипломатии малочисленные персы обрадованы тем, что грозящая Англии опасность выпала на долю большевикам, что позиция Англии в Иране укрепится со всеми вытекающими отсюда последствиями для иранцев вообще, а для них в особенности;

— персы, работающие на германцев, и вообще персы — люди с улицы и мещанские массы ликуют, предвидя новые молниеносные победы германцев над большевиками. Больше всех ликуют тюрки, в особенности эмигранты с Кавказа. Они устраивают жертвоприношения, кутежи с патетическими речами: «Конец советскому деспотизму, конец хищническому большевизму!». Они высказывают свою симпатию германцам и антипатию Советам, бегая по улицам и магазинам;

— обрадовалось и еврейское население поголовно. Его духовная подавленность последних времен исчезла. Они питают оптимистические надежды: новый конфликт окончательно обеспечивает поражение главного врага еврейского народа — Германии и спасение еврейства от своих притеснителей;

— глубоко подавлены все слои армянского населения: «Наше Отечество — СССР подверглось нападению со стороны Германии, со стороны векового коварного врага армянского народа, империалистического погромщика — Турции»;

— англичане ликуют наподобие турок: «СССР — спаситель!». Были случаи бурных, не соответствующих английскому темпераменту проявлений радости. Так, два английских чиновника шахиншахского банка по получении известия о нападении на СССР начали танцевать;

— больше всего обрадованы все без исключения славяне, чехи в особенности. Они кутили три дня подряд, не стесняясь того, что многие из них служат в германских учреждениях: они все уверены, что СССР разобьет Германию в пух и прах и восстановит национальную независимость славянских народов, хотя бы и в будущих пределах СССР;

— многие германцы удручены: «Эта единственная ошибка фюрера может погубить все его предыдущие достижения»[162].

В это же время в Берлине… В Берлине, не сомневаясь в успехе блицкрига, строили планы прорыва в Иран. Прогнозируемые антисоветские выступления на Кавказе, в Средней Азии, желание лидеров стран Среднего Востока поживиться за счет СССР, казалось, создавали благоприятные условия для прорыва германских войск на Средний Восток и дальнейшего продвижения в направлении Британской Индии.

Еще в 1940 г. командование сухопутных войск Германии приступило к разработке плана операции «Юго-Восток». Для ее реализации выделялись серьезные силы: авиация, артиллерия, танковые части. Этот план предусматривал продвижение вермахта на Ближний Восток и далее в Центральную Азию и Индию с двух направлений: из Северной Африки во взаимодействии с итальянской армией и через Болгарию, Грецию, турецкую Анатолию к Ираку, где обе группировки должны были соединиться.

В конце июля 1941 г. личный штаб Гитлера разработал план наступления через Кавказ на Иран. Вторжение намечалось провести после полной победы над СССР, в несколько этапов:

1) захват района развертывания на Северном Кавказе;

2) развертывание сил для наступления через Кавказ;

3) наступление через Кавказ;

4) наступление через Закавказье до Аракса;

5) захват Тебриза и Керманшаха (здесь находился построенный англичанами нефтеперегонный завод)[163].

Потребности в крупных соединениях для проведения этой операции были оценены германским командованием в пять пехотных, четырех танковых, трех горнострелковых, двух моторизованных дивизиях[164]. Тот факт, что в Берлине планировали использовать столь крупную военную группировку, показывал, какую важную роль играл Иран в планах Третьего рейха.

К этому времени германские войска успели продвинуться вглубь советской территории на различных направлениях от 300 до 500 км. Были оккупированы Прибалтийские республики, Белоруссия, Правобережная Украина, Молдавия, значительная часть Европейской России. Шли упорные бои за Ленинград, Киев и другие города. Красная Армия несла чудовищные потери в живой силе и технике. С каждым новым днем ее положение становилось все более критическим. Если в Кремле в первые дни войны у кое-кого еще царило чувство близкой победы, что, мол, Красная Армия, как в показушных кинофильмах, быстро остановит врага и перейдет в наступление уже на его территории, то теперь стало ясно: положение очень и очень серьезное.

Успехи вермахта активно муссировались гитлеровской пропагандой. «После завоевания Северного Кавказа вермахт без особого труда захватит Баку, вообще все Закавказье и примется за освобождение Ирана. Афганистан же будет освобожден в первый день после вступления германских войск в Иран», — утверждали немецкие пропагандисты[165]. Летом 1941 г. министр пропаганды Германии Геббельс вещал: «Через несколько недель мы выйдем к иранской границе»[166]. «Русская армия прекратила свое существование», — безапелляционно заявляло 20 июля 1941 г. берлинское радио[167].

Успехи немцев вызвали оживление среди местных фашистов в Иране. Под руководством германской резидентуры в стране стали лихорадочно создаваться так называемые «группы любителей спорта», члены которых проходили регулярное военное обучение. В июле и августе 1941 г. для усиления этих групп в Иран начали прибывать сотни переодетых в гражданскую форму германских офицеров[168]. «Счастливым районом охоты для агентов стран „оси“, действовавших под прикрытием промышленных и коммерческих, предприятий, стала Персия после того, как Гитлер бросил вермахт против ее страшного северного соседа», — таким образом охарактеризовал сложившуюся обстановку английский генеральный консул в Мешхеде К. Скрайн[169].

Людей в шпионско-диверсионные группы немцы вербовали в основном из местного населения. Однако известны случаи, когда вербовка происходила в Ираке, Афганистане и Турции. Новоиспеченные агенты направлялись германской разведкой в качестве резидентов и организаторов подрывной работы в Северный Иран. Один из торговцев, эмигрант из Ташкента, долгое время проживал в Мекке, вел торговлю, в 1941 г. был там завербован, а затем переехал на жительство в один из районов Северного Ирана, граничившего с СССР. Некоторое время ему удавалось организовывать заброску бандитских и шпионско-контрабандистских групп на советскую территорию. Его деятельность бесславно закончилась, когда он попытался сам разведать пограничные тропы[170].

Германские агенты должны были обеспечить продвижение немецкой армии в случае ее вступления в Иран, в чем никто из них не сомневался. Предусматривались акты саботажа и террора, диверсии, выступления племен, оборудование посадочных племен и т. д. Выход вермахта к советско-иранской границе казался им лишь вопросом времени.

Резидент абвера в Тегеране Жак Гревер, работавший под прикрытием сотрудника экспортно-импортной компании в Гамбурге, получил приказ из Берлина создать пост радиоперехвата на побережье Персидского залива в районе Бендер-Шахпура[171]. Еще до вторжения германских армий на территорию СССР, 22 мая 1941 г. состоялось открытие железнодорожной линии Тегеран — Шахруд[172]. Эта железная дорога имела важное стратегическое значение — по ней германские войска могли быть переброшены от советско-иранской границы в глубь страны.

Германская разведка особый интерес проявляла к железным дорогам Красноводск — Ашхабад — Мерв, Мерв — Кушка, Мерв — Бухара. Ее интересовали все перемещения частей Красной Армии вдоль советско-иранской границы. С целью заброса с территории Ирана в советский Туркестан разведчиков и диверсантов агент абвера «Патриот»[173] получил сразу несколько заданий: наладить связь из Тегерана до границы, подыскать проводников и разработать способ связи с ними, выявить дислокацию советских войск и возможность организации вооруженного восстания в Туркестане[174].

Незадолго до начала Великой Отечественной войны в Иранский Азербайджан зачастили различные германские экспедиции — от технических до этнографических. Руководители одной из них, занимавшейся проектом строительства железной дороги на севере Ирана, были приняты Реза-шахом уже после 22 июня 1941 г. Данная встреча была отнюдь не рядовой. От ее результата зависело выдвижение Германии на подступы к нашим южным границам[175]. Это был крупномасштабный стратегический проект, позволявший Германии угрожать СССР с территории Ирана.

Как и в довоенный период, гитлеровцы в своих агрессивных планах особое место отводили национальным меньшинствам. «27 июня 1941 г. состоялось заседание комитета мусаватистов… Решено организовать вооруженные отряды для борьбы против нас… По заданию немцев мусаватисты привлекли шаха Севанца, Гейдар-заде и Али Аскера для организации отряда в 500 сабель… с целью провоцирования нас на войну с Ираном и оказания помощи парашютным десантам немцев на Кавказе», — сообщал резидент советской разведки из Ирана[176].

«Особенно своей деятельностью и активностью в пользу фашизма выделяются мусаватисты… которые распространяют слухи, что якобы германские самолеты на юге Ирана сбросили листовки с призывом „уходите из городов, скоро немцы будут бомбить“», — отмечалось в информационной сводке штаба 53-й Отдельной среднеазиатской армии[177].

Серьезное внимание германская разведка уделяла курдам. Каких-либо официальных данных относительно их численности у нас нет. Имеющиеся сведения в различных справочниках и научных изданиях сильно различаются. Рискнем предположить, что к началу Второй мировой войны численность иранских курдов по самым скромным подсчетам достигла 600 000 человек[178]. Курды не имели своего административного закрепления и управления, не подчинялись иранским властям, не платили налоги государству, систематически грабили и убивали азербайджанцев и персов, что вызывало возмущение всего Иранского Азербайджана.

Сразу же скажем, что мощный нацистский пропагандистский аппарат работал среди курдов практически вхолостую. Теории гитлеровцев об общем арийском происхождении немцев и иранцев, унижавшие национальное достоинство курдов, не могли сделать нацистскую Германию привлекательной силой для борцов за независимый Курдистан.

Ради справедливости отметим, что среди курдов все же были те, кто пытался приспособить нацистскую расовую теорию под цели курдского национально-освободительного движения. Среди группы курдских националистов бытовало мнение, что первоначально курды как потомки переселенцев из Европы, сохранившие на протяжении тысячелетий в чистоте свой язык, были все блондины, голубоглазые и длинноголовые, и только под влиянием географических условий смешавшись с турками, армянами и персами, все больше и больше становились брюнетами и короткоголовыми. Курды — это потомки переселенцев из Северной Европы, и они в течение трех тысяч лет сохранили в чистоте свой язык. Подобных взглядов придерживался Сайд Мукриани, разработавший собственную оригинальную концепцию арийского происхождения курдов. По его мнению, курды происходят от мидийцев, таких же арийцев, какими являются и немцы[179]. И все же Сайд Мукриани был исключением. В целом нацистские расовые теории были решительно отвергнуты курдской интеллигенцией.


Глава 6 Абвер и СД расставляют сети | В августе 1941-го | Глава 8 «Медведь» и «Кит» объединили усилия