home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




12

Ричард покинул Хартум, как только ему дали выездную визу. Эндрю посоветовал ему сократить расходы и вернуться на работу, но он не собирался сдаваться и совсем не собирался возвращаться в Лондон. Ему казалось, что это последнее место на Земле, куда могла бы отправиться Фрэнсис.

Эндрю возражал:

— Только там она сможет найти тебя. В конце концов, она объявится, и ты ее упустишь.

Но его слова не убедили Ричарда. Если бы она хотела, то разыскала бы его в Хартуме, и, кроме того, по приезде в Лондон его тут же затянули бы заботы, и тогда уж ему точно никогда не выбраться. Он использовал все отпускное время за год, ему даже перед Рождеством выходных не предоставят. Кроме того, самым разумным было бы отправиться в Лондон, а ему больше не хотелось поступать так, как велит разум. Экспресс «Долина Нила» освободил его от иллюзий, которые несут с собой такие понятия, как благоразумие и осмотрительность. Может быть, это был лишь способ отдалить неизбежное, может быть, он не хотел смотреть в лицо истине — но убедил себя, что, если хочет опять встретить Фрэнсис, ему придется вести ее образ жизни. Попрощавшись с Эндрю и с Хартумом, он улетел в Каир.

Прямо из аэропорта он проехал в отель «Лонгчампс» и, когда вошел в вестибюль, тут же понял, что Фрэнсис здесь уже была, — да, месяц назад вместе с ним, но и после того тоже. Он поселился в гостинице и поднялся на балкон выпить чего-нибудь холодного и собраться с мыслями. Вернувшись в шумную столицу, обладающую всеми благами Запада, он почувствовал себя совершенно голым без кредитных карточек, и хотя ему только что перечислили зарплату на счет, его финансовое положение было шатким. Его маленькое незапланированное приключение начинало потихоньку опустошать счет в банке, и деньги, отложенные на квартиру, перекочевали в кассу отеля «Меридиен». Переход из безграничных просторов пустыни в уютную роскошь дорогого отеля стоил ему немалых вложений, но тогда «Меридиен» стал для него оазисом. Или Эндрю исполнил роль оазиса в его злоключениях? Ричард уже скучал по шотландцу, более того, он скучал по Хартуму, сидя на небольшой, залитой солнцем террасе гостиничного ресторана. Каир был совершенно другим. Он забыл, как бывает шумно в больших городах, забыл о загазованных улицах, о том, как спертый воздух стоит, скопившись между зданиями, будто поддерживая их в вертикальном положении.

Его миссия становилось все более трудноразрешимой. Его друг и непосредственный начальник Боб Холден согласился дать ему неделю отпуска. С его точки зрения, гоняться за девушкой по Египту было безумием, но дал согласие найти ему замену на некоторое время, так что у Ричарда в распоряжении было всего лишь несколько дней, чтобы напасть на след Фрэнсис. Он вбил себе в голову, что она в Каире. Ей здесь очень понравилось, когда они были вместе. А теперь у нее наверняка заканчивались деньги, и далеко она уехать не могла. Для начала ей надо было подзаработать. Для нее это не составит большого труда, — ей просто надо будет обойти окрестные языковые школы в поисках вакантного места учителя, а если не получится, то она устроится на работу в фирму, где знание английского языка будет преимуществом. В авиакомпанию. Или в туристическое агентство. Ричард знал, где искать.

Но на следующее утро первым делом он позвонил в Рим. Он позвонил в маленькую школу в Траствере, где Фрэнсис полгода преподавала английский язык, и поговорил с ее подругой Карен. Он объяснил, что звонит из Каира.

— Простите, а с кем я говорю?

— Меня зовут Ричард Кин. Я близкий друг Фрэн.

— Ах да. Ричард. Привет. Как у тебя дела?

— Я, ну, мне хотелось узнать, не звонила ли тебе часом Фрэнсис?

Пауза.

— Она ведь с тобой, верно?

— Была со мной, ага, но так получилось, что мы разминулись, путешествуя вдоль Нила. Мне казалось, она могла позвонить тебе.

На том конце провода повисла тяжелая тишина. Ричард представил, как она в раздумье качает головой. «Значит, она все-таки это сделала».

— Карен?

— Извини, но она мне не звонила. А что произошло?

Ричард снова, уже в который раз, перечислил недавние события. Чем больше он рассказывал, тем глупее ему казалось собственное предположение, что Фрэнсис когда-нибудь захочет жить с ним оседлой жизнью.

— А что ее мама? — спросила Карен. — Ты связался с ней?

— Я не хочу ее беспокоить. Она живет в своем мире и…

— Тогда с ее сестрой?

— Вот поэтому я и звоню. Не могу вспомнить ее фамилию. Может, ты знаешь?

— Господи, откуда мне знать.

— А Фрэн не давала тебе свой почтовый адрес, когда уезжала из Рима?

— Как ты себе это представляешь? Вы же еще не знали, где будете жить. Она сказала, что пошлет мне адрес, как только вы устроитесь.

— Черт… Послушай, я буду искать ее здесь…

— Правильно. Такие города, как Каир, ей нравятся.

— А если ты узнаешь что-нибудь, позвонишь мне?

И он дал ей свой номер телефона.

— Надеюсь, с ней ничего не случилось, — сказала Карен. — Она ведь не лежит где-нибудь больная и хворая, как ты думаешь?

— Судя по всему, она села на паром и отбыла в Египет, а это может означать только одно.

— Она дала деру.

Ричарда перекосило от ее слов.


В Каире стало жарче. Под нещадно палящим солнцем он прочесывал одну за другой языковые школы. Он ходил по западным благотворительным фондам, по авиакомпаниям, международным банкам, турагентствам и подолгу просиживал в «Лонгчампс» в ожидании чуда. Не сводя глаз с лифта. В конце концов, после шести дней поисков и трех с половиной недель, прошедших с момента их расставания, он позвонил по старому номеру ее мамы. Новые жильцы дали ему другой номер. Когда он дозвонился, помехи на линии не сделали разговор легче.

— Фрэнсис? — громко сказала ее мама. — Нет, я не знаю, где она. Я никогда не знаю, где может быть эта девчонка. Она где-то болтается со своим другом. А кто говорит?

— Ее друг. Это я, Ричард.

— А-а, Ричард.

Короткая пауза, а затем:

— Бросила тебя, так ведь?

Ричарду показалось, что она сказала это с гордостью в голосе. Если он когда-нибудь снова встретит Фрэнсис, надо не забыть сказать ей, что ее мама ее на самом деле любит — и даже одобряет ее образ жизни.

— Я знала, что так будет, — сказала она ему. — Ты зря потратил время, пытаясь заставить ее жить на одном месте. Ты сам затянул петлю у себя на шее.

В ее голосе слышалось сдержанное удовлетворение, просачивалась родительская гордость: «Я ведь говорила тебе». Ричард боролся с собой. Он мог попросить ее передать Фрэнсис, что он звонил, но самолюбие одержало верх. Он и так уже выглядел достаточно жалко в глазах миссис Диллон, и он не хотел умолять ее о помощи. И кроме того, она была права. Фрэнсис его бросила. И бог с ней.

Он попрощался и повесил трубку. Довольно за ней бегать.


предыдущая глава | Ночной поезд в Инсбрук | cледующая глава