home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интерлюдия:

Где-то в Коридорах Власти…

Хотя внизу стоял несмолкаемый грохот большого города, на борту реактивного лайнера было тихо. Ноги сенатора по щиколотку утопали в ковре, который казался временно застывшим морем. Было четыре часа утра. Аарон Муленфельд смотрел на движущиеся по автострадам редкие автомобили, и лицо его, испещренное отметками времени, отражалось в круглом иллюминаторе. Глаза безучастно следили за передвижением точек белого и красного цвета вдоль величественных сооружений Лос-Анджелеса.

— Все готово, сэр.

Сенатор повернулся в своем кожаном кресле с высокой спинкой. По другую сторону письменного стола овальной формы стоял молодой человек. Лицо его было строгим и бесстрастным, как нашивка на рукаве. Его рука лежала на магнитофоне. Муленфельд ждал, когда тот снова заговорит.

Скупыми движениями молодой человек открыл конверт из коричневой бумаги и выложил его содержимое на стол.

— Вот что удалось записать, — сказал он, — примерно час назад с помощью нашего подслушивающего устройства, установленного в штаб-квартире революционной рабочей партии. Благодаря анализу голосограммы мы смогли идентифицировать голоса членов фракции, именуемой «Альфа». — Он положил на стол большую черно-белую фотографию.

Муленфельд взял ее, аккуратно приподняв за уголки кончиками покрытых коричневыми пятнами пальцев. На снимке был изображен малорослый мужчина, стоящий в очереди в киоск, где продаются гамбургеры. Судя по качеству снимка, сделан он был с большого расстояния с помощью оптики высокого разрешения.

— Это Мендель Косе, — пояснил молодой человек. — После ликвидации на прошлой неделе их товарища Майкла Штиммица он выступает в качестве руководителя группы. — Он положил на стол второй снимок. — Это Спенсер Штиммиц, младший брат Майкла.

Сенатор окинул фотографии беглым взглядом, но следующую рассмотрел более внимательно.

— Эту женщину зовут Сара. — Говоривший на минуту замолчал, потом добавил: — Узнать ее фамилию нам пока не удалось. В группе есть еще один человек, его зовут Гунтер Ортиц, но голоса его на пленке нет. Во время записи он либо не присутствовал, либо молчал.

Сенатор оттолкнул от себя слипшиеся фотографии.

— По телефону, — сказал он своим звучным, как у струнного музыкального инструмента, баритоном, — вы упомянули, что в комнате присутствовало еще одно лицо.

— Да, это так. — Молодой человек вытащил из конверта еще один снимок и подтолкнул его сенатору.

Это была увеличенная фотография с удостоверения сотрудника операции «Снонаблюдения». Изображение лица было нечетким, и сенатор бросил снимок к остальным.

Молодой человек нажал на магнитофоне кнопку воспроизведения.

— По голосу мы установили личность последнего. Это Ральф Метрик, один из наблюдателей базы.

Сенатор вскинул вверх одну из своих белых как снег бровей.

— Наблюдатель? Что он делает в Лос-Анджелесе?

У него отпуск, насколько мне известно. — Перестаньте, — Муленфельд ударил по столу ладонью. — Что он делает здесь? Не слишком ли он прыткий для наблюдателя?

— Нам тоже так кажется. — Молодой человек извлек из конверта листок бумаги, исписанный словами и цифрами. — Мы связались с базой, и они по телеграфу сообщили нам данные его серо-тонин-мелатонинового теста. С тех пор как его наняли, прошло чуть более шести месяцев, и все это время тест показывал уровень ниже обычного. Сейчас мы проверяем, не была ли его прошлая жизнь отмечена какой-то патологией, которую мы упустили из виду.

— Проверьте и аппаратуру для проведения наблюдения. — завибрировали струны. — Сначала Штиммиц, а теперь еще и этот.

В маленькой книжечке молодой человек сделал какую-то пометку.

— Ну, в чем дело? — раздраженно спросил сенатор, сделав неопределенный жест в сторону магнитофона.

— Примерно в два часа тридцать минут ночи, когда уже прошло порядочно времени после окончания еженедельной дискуссии в штаб-квартире революционной рабочей партии, подслушивающее устройство, установленное нами в зале заседаний штаба, уловило голоса членов фракции «Альфа» и Ральфа Метрика. До этого, как мы полагаем, они находились в другой части здания, пока нами не прослушиваемой.

Сенатор издал звук, похожий на ворчание собаки, и неприязненно покачал головой, но ничего не сказал.

— Из записи их разговора, — продолжал молодой человек, — вытекает, что раньше Метрик не достоял в контакте с группой и до того момента даже не знал о ее существовании. Большая часть беседы сводилась к тому, что члены группы знакомили его с назначением и прошлым фракции «Альфа». Таким образом мы получили сведения, подтверждающие то, что нам уже известно о них. — Он занес руку над кнопкой воспроизведения и, вопросительно изогнув брови, посмотрел на сенатора и, когда тот кивнул, нажал клавишу. — Первым говорит Мендель Косе, — отрывисто прошептал он.

Из магнитофона послышалось тихое шипение, и раздался мужской голос, слегка заглушённый металлическим звуком механического воспроизведения.

— Видишь ли, Ральф, если бы нам не нужен был новый человек, — из-за того, что случилось, как ты знаешь, с Майком, — я бы, вероятнее всего, предложил тебе убираться отсюда и забыть обо всем.

Вмешался второй голос, женский:

— Но нам нужна твоя помощь.

— Эту женщину зовут Сара, — пояснил молодой человек Муленфельду.

— Хорошо, а что именно вы хотите сделать? — прозвучал другой мужской голос, явно озадаченный.

— Это Метрик.

Раздался звук кашля, и снова заговорил Мендель Косе.

— Некоторое время мы занимаемся… исследованиями проекта операции «Снонаблюдения»…

— Кто «мы»? — спросил Метрик. — РРП?

— Нет, — возразил Косе. — Фракция «Альфа». РРП в целом, как на местах, так и в государстве.

— Тогда почему вы называетесь фракцией? — спросил Метрик.

Косе ответил после секунды замешательства. В голосе его прозвучали нотки нетерпения.

— Организации типа РРП таким образом называют свои комитеты, У них есть исполнительная фракция, фракции печати и сбора средств и другие им подобные; это слово им нравится больше, чем комитет. Так у них заведено испокон веку. Почему «Альфа»? Не знаю, это была идея Майка, Думаю, просто надо было как-то называться, — Вся эта идея от начала до конца принадлежала Майку, — прозвучал другой голос, — Он и создал фракцию. Он был первым, кто заподозрил, что в операции «Снонаблюдения» творится что-то неладное, — Это говорил Спенсер Штиммиц, — пояснил молодой человек. — Он имеет в виду своего брата.

Сенатор кивнул и придвинулся к магнитофону чуточку ближе.

— Видишь ли, — продолжал голос Косса. — Майк вышел из рядов РРП, Он сомневался относительно эффективности партии и той работы, которой она занимается. Оказавшись не у дел, он нанялся для участия в Операции, Он был одним из первых, кто попал в проект. Но прошло довольно много времени, прежде чем он начал замечать, что в проекте происходят странные вещи, и когда фактов скопилось немало, у него возникли подозрения относительно Операции в целом. Тогда он связался с некоторыми из нас — с теми из РРП, кому он доверял.

— Он не хотел, — перебил голос Сары, — чтобы какие-нибудь сведения стали известны агентам или внедренным лицам. В группах, подобной нашей, это не редкость.

— Хельга Уорнер была одной из вас? — спросил Метрик.

— Она присоединилась к Штиммицу уже по ходу дела, — сказал Косе, — потому что он чувствовал, что вдвоем им удастся узнать больше.

— И как, удалось?

— Не больше, чем тебе самому. Во всяком случае, перед смертью они ничего не успели передать нам. Мы знали об их планах проникнуть в Дом Трон-сена, но мы от тебя впервые услышали о том, что там происходит на самом деле.

— Вы знаете, что это означает? — прорвался с пленки нетерпеливый голос Метрика. — Дети в спячке и все такое?

— Черт, — выругался Косе. — Откуда нам знать, для чего все это Муленфельду и ему подобным.

— Откуда вам знать, что за всем этим стоит Муленфельд? Может быть, сенатор и знать не знает, чем занимаются тут сотрудники базы на те денежки, которыми он ее финансирует из своего фонда.

— Как раз напротив, и в этом мы уверены на все сто процентов, — угрюмо произнесла Сара. — Майк проник в кабинет начальника базы и нашел целую папку с распоряжениями от Муленфельда. Конечно, ничего такого, что выдавало бы истинную цель проекта, там не было, но все же достаточно, чтобы нам доподлинно стало известно, что руководством операции с самого начала занимался непосредственно Муленфельд.

— В таком случае, вам не кажется, что силы ваши несколько не равны? — на более высокой ноте прозвучал голос Метрика. — Я хочу сказать, что за тем парнем стоят миллиарды. Если операция «Снонаблюдения» является его любимым детищем, и он не хочет, чтобы кто-нибудь что-либо о ней знал, разве это по силам выяснить вашей маленькой фракции? Не говоря уже о том, чтобы остановить его деятельность.

— У нас имеются давно подготовленные планы, — заметил Косе.

— Например?

— Ладно, уже слишком поздно…

Молодой человек нажал на панели магнитофона другую клавишу. Голос Менделя Косса на полуслове споткнулся.

— На этом важная часть разговора заканчивается, — сказал он. — Они покинули здание штаб-квартиры РРП и разошлись по домам. Метрик отправился спать к Спенсеру Штиммицу. Там же его должны были коротко посвятить в дальнейшие планы фракции «Альфа».

Сенатор откинулся на спинку кресла.

— Тогда давайте прослушаем другую пленку.

— Боюсь, — не спеша сказал молодой человек, — что в доме Спенсера Штиммица подслушивающую аппаратуру мы еще не установили. Он довольно хорошо разбирается во всяких электронных штучках, поэтому мы решили, что нет гарантии, что он не обнаружит любой «жучок», какой мы вздумали бы установить в его квартире.

— Так значит, об их планах вам неизвестно? Молодой человек помолчал некоторое время.

— Нет.

— А что-нибудь о другой группе?

Сжав губы, молодой человек снова отрицательно покачал головой.

Сенатор сплел пальцы и положил руки на стол.

— Надеюсь, что вы хотя бы уже работаете над этим.

— О, да. Конечно же, можете не сомневаться. Мы как раз заканчиваем подготовку по раскрытию фракции. Мы… очень надеемся, что нам это удастся.

— Чудесно, — очень тихо сказал Муленфельд. Струны его голоса едва прошелестели. — Я бы порекомендовал вам поторопиться с этим.

В лице парня не осталось ни кровинки, он кивнул и, забрав магнитофон, быстрым шагом ретировался.

Оставшись один, сенатор встал, подошел к иллюминатору лайнера и посмотрел на раскинувшийся внизу город. Большая часть Сан-Франциско еще была погружена в сон.


* * * | Сонное царство | Глава 9