home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

   Четыре одинаковых черных крузера неслись по пустынному прямому шоссе. Несмотря на потрескавшийся во многих местах асфальт, скорость была приличная, опасаться притаившихся гаишников смысла не было, они уже давно исчезли как класс. В машинах сидело двадцать человек, вооруженных, молчаливых, всматривающихся в окружающее их хмурое утро.

   1

   Первое, что мы сделали - это нажрались, прямо в Павлово. Жен с собой не было и никто не мешал. Помянули всех павших. Второе, выпили на радостях, что Майкл не погиб, при захвате сектора, а сумел выбраться. Третье - помянули Угрюмого. Четвертое - пожалели себя и поплакались друг другу в жилетку. И все. После этого потянулись трудовые рабочие будни, итогом которых стал очередной совет четырех, только вместо Паши присутствовал Майкл.

   Если выбросить неделовые разговоры, то итогами стало несколько моментов и, самым важным, было назначение Майкла на пост главы города. Правда он заранее оговорил некоторые условии, которые мне лично не очень понравились, но я не стал возражать.

   Значит так, никакого давления. Статус полной независимости, то есть участие в жизни на общих основаниях...

   Мишка взялся за дело засучив рукава. Из тех мастеров, кто сумел выжить, он создал новый городской Совет, а уже после эти советчики выбрали себе бургомистра. Мишка же поставил себя над всеми, единственное, у него было не очень много бойцов, но он старался, вкалывая по двадцать пять часов в сутки. Что меня поразило, так это перестройка города. Он собственноручно нарисовал план, по которому следовало заниматься строительством в черте города. Каюсь, после того как его посмотрел, дал задание нарисовать очень похожий. По новому плану, улочки получались прерывистые и узенькие. Никаких больших подворий, хочешь усадьбу, вали за стены города. Раскатать его можно, но захватить проблематично. Также оговаривался стиль построек, никаких кирпичных или деревянных коттеджей - парочка построенных ударными темпами зданий, рядом со всеми остальными, напоминала танки, рядом с трехколесными велосипедами. Массивные коробки с толщиной стен от метра, тяжелые перекрытия, узенькие окна, наружу поуже - внутрь пошире. Каждое из зданий напоминало крепость, небольшие дворики компенсировались обширными подвалами, в которых очень удобно хранить припасы или скрываться при бомбежке и обстреле. Майкл договорился с Андреичем и тот стал поставлять ему камень из каменоломен "Шахтера". Скажу так, что у меня не получилось воспроизвести у себя, я сделал основной упор на обычные деревянные дома, хотя Мишкина идея была занимательна.

   А в начале осени к нам постучались орденцы, совместно с Шерханом.

   ***

   День начинался как обычно, разобравшись с домашними делами, я уединился с Игорем, для обсуждения проекта, который все больше терзал меня. Нужно было изыскать внутренние ресурсы для начала работ. Завязываться с кем-нибудь из наших - я не хотел. В двреь легонько стукнули:

   Кто там? всем нашим одинаковые сообщения, но было бы неплохо, чтобы ты приехал чуть пораньше. Они сказали, что будут ждать от нас принципиального согласия в течении недели. Что будет потом, не уточняли. Может подъедешь, потолкуем?

   Медленно сложив письмо, я поудобнее устроился в кресле.

   То, что городские с нами деревенскими хотят скооперироваться я знал, даже целенаправленно работал в этом направлении. На последней рабочей

   Курьер, Ваша милость.

   Немного понаслаждавшись выражением, Ваша милость (грешен, придумал и заставляю так себя называть), я сказал:

   Давай его сюда.

   Зашедший курьер не выглядел не взмыленным, ни уставшим.

   Петр Андреевич, посылает Вам письмо, с просьбой дождаться ответа, а на словах велел передать, тревожно ему как-то.

   Взяв запечатанный в полиэтилен пакет, я распорядился, чтобы гонца устроили и дали ему отдохнуть. Благодарно кивнув, то вышел из комнаты. Я покрутил письмо в руках, если бы было страшное, то Андреич использовал бы световые сигналы, а тут: "...тревожно мне что-то...". Ладно думать не будем, прочитаем посмотрим. Найдя на столе ножницы, я аккуратно отрезал край пакета и достал небольшой листочек. Как и все мы, писать он не любил, разве только смски:

   Здоров Дэн. Пишу тебе письмо о делах странных, творящихся у нас здесь. Не поверишь, но у меня такое ощущение, что я свихнулся - к нам приехали послы. Но давай лучше по порядку:

   Третьего числа мне доложили о нехорошей активности на стороне города, естественно я ломанулся сразу туда, посмотреть, что происходит. От ихнего блокпоста вышли трое человек, с большой белой простыней на палке, но до нас не дошли. Остановились на середине моста и стали кричать, типа нихт шисен, их бин парламентер. В общем с нашей стороны я тоже послал двух человечков. Они дошли, те отдали моим большой конверт форматом А4 и ушли. Те вернулись ко мне. На письме ничего не было написано, если честно, я тут вспомнил конверты с сибирской язвой, поэтому открывал очень осторожно.

   Я на секунду представил это осторожно. Андреич выгнал всех из комнаты и открыл сам, хлопнув для храбрости грамм стопятьдесят. После этого хлопнул еще грамм сто на радостях, что это обычное письмо. А потом уже внимательно прочитал.

   Не буду тебя долго мурыжить, говорю коротко, они хотят договоренности о дружбе и сотрудничестве, никаких конкретных предложений пока нет, предлагают провести встречу с гарантированными заложниками. Че то мне как-то стремно, но если это реально получится, то для нас это будет очень даже неплохо. Я послал встрече с орденцами, даже обговаривалось, что инициатива должна исходить от Шерхана, а орденцы соблюдающие якобы твердый нейтралитет, должны соглашаться с Шерханом. Указал я и список вопросов, которые было бы неплохо включить в договор с их стороны, а не с нашей; они же отдали мне свой. Даже ожидаемый срок послания совпадал.

   Мне было непонятно почему они вышли именно на Андреича, а не на меня. Они должны были связаться со мной, а не с ним, а уже я должен был сообщить всем остальным. Было интересно и непонятно.

   ***

   Они просто тянут время, - рубил рукой воздух Майкл.

   Это-то понятно, - задумчиво говорил Саня. - Они тянут время, пытаются договорится, им передышка также жизненно необходима. Интересно зачем им эта передышка.

   А что скажет начальник транспортного цеха, - спросил андреич, посмотрев в нашу сторону.

   Я налил себе стопочку, выпил, со вкусом закусил и только потом начал говорить.

   Вы знаете, что на нас некоторое время назад вышли орденцы с рядом предложений, которые очень плотно пересекаются интересами. По крайней мере так это выглядит на первый взгляд.

   Майкл не повелся на уловку и спросил:

   А как это выглядит на второй взгляд?

   Я пожал плечами:

   На второй взгляд все это выглядит достаточно смутно. Дело в том, что явно прослеживаются интересы орденцев и наши, но что получает Шерхан в результате подписания договора, по меньшей мере непонятно. Вроде бы все выглядит нормально, но чем его собираются зацепить орденцы, непонятно. Тут во время переговоров, один из них обронил фразу, что это инициатива пошла от людей Шерхана. К сожалению, у меня не так много знакомых среди его людей. Узнать удалось немногое, но даже это немногое напрягало. Пока это были одни вопросы без ответов, но вопросы очень интересные.

   Я побренчал ложечкой в стакане, а потом отхлебнул остывший чай, чувствуя себя Ниро Вульфом, Шерлоком Холмсом, майором Прониным и всеми Знатоками вместе. Остальные терпеливо ждали, пока я не соизволю продолжить. Я не стал затягивать паузу:

   Вот те некоторые моменты, на которые мы обратили внимание. Шерхан, достаточно долгое время сидевший в городе и плотно оккупировавший территорию нескольких заводов, мясокомбината, и курирующий группировку, контролирующую городскую ТЭЦ, обратил свое внимание в сторону нижегородского тракта. Причем начал экспансию в ту сторону очень активно и это при общем недостатке в человеческих ресурсах. При этом он активно расселят свое народонаселение вдоль тракта на ближайших пятидесяти километрах, до самой Волги. А на самой границе ставит трактир, в котором отдыхают его боевики, работающие на блок посту. Известно, что там периодически появляются непонятные люди. Предупреждая возникающий вопрос - кто такие не знаю. Дальше становится страньше и страньше. Неизвестно откуда появляются танки, которых в нашем регионе вообще не было. Причем с обученными экипажами и боекомплектом. Наши ребята посмотрели дорогу, правда поздновато, но по их мнению танки прибыли по Волге. Характерные следы начинаются от пристани, то есть за территорией блок поста их нет. Дальше больше, Шерхан, приостановив свою непонятную экспансию на запад, резко переориентируется на восток, в нашу сторону. Причем одновременно начинает активно использовать орденцев, подталкивая их к контакту с нами. У орденцев аже мысли не взникает о том, что их ведут. Они не привыкли ожидать этого от туповатого Шерхана. Кто то очень тонко подставил орденцам проблему и мягко указал пути решения её, да так, что поначалу они ничего не заметили. Хотя сейчас, как мне кажется, они что-то почуяли и начали разбираться в этих непонятках. Мы пока честно говоря теряемся между орденцами и Шерханом, нам просто некуда деваться. Себя мы можем утешать, что мы сильнее, что мы лучше, но на самом то деле все мы прекрасно понимаем, что не продержимся против объединенных сил. Боюсь предположить, что и против одного противника нам будет выстоять затруднительно. Особенно в свете открывшегося факта мощной поддержки оказываемой неизвестными группировкам окопавшимся в городе.

   А сейчас то что ледать, золото ты наше? - спросил Андреич. Какие у нас сейчас есть варианты развития событий.

   Утешительных нет вообще. Основных вариантов развития событий - три. Есть еще варианты, но это те же самые основные линии с некоторыми вариациями.

   А мне вот что не понятно. нас всех в ступор.

   А действительно, - спросил серега, - зачем мы им нужны? Зачем они вокруг нас крутятся. Ведь мы же ничего из себя не представляем. Мы не можем противопоставить им ни военную силу, ни промышленную базу.

   Сельским хозяйством только начинаем заниматься, - внес свою лепту Саня. Свежатина, которую они могут с нас поиметь - штука приятная, но пока не товар первой необходимости.

   И все уставились на меня.

   А что я? У меня единственная мысль, что они занимаются чем то взрослым и серьезным, а нас они просто упустили из виду, действительно считая нас не очень нужными.

   Все замолчали, пока Саня не - заметил жуя андреич. Нафига им мы?

   Простой вопрос, но ввел откашлялся и не продолжил солидно покачивая пальцем перед своим носом:

   Сейчас воевать с нами - им не катит, вот они и пытаются решить "нашу" проблему всеми возможными способами. Причем орденцы с самого начала решили вползти тихой сапой, Шерхановцам был ближе силовой вариант решения проблемы, который они и попытались реализовать. Он не прокатил, вот они и прислали деловое предложение. Если его внимательно изучить, то оно более чем выгодно для нас, чем для них.

   Как это? - не поверил Андреич. - Да я сходу назову пунктов семь - восемь, с которыми не согласен полностью, а ты говоришь...

   Мне кажется, что эти пункты включены для того, чтобы сделать их предметом торга, - вмешался молчаливый Майкл. - Пока все походит на правду. К тому же мне кажется я понял в чем дело...

   Да это то как раз понятно, - досадливо вмешался я, - непонятно что нам делать.

   Что понятно, - вылупил глаза Андреич. Где понятно? Мн. Например, ничего непонятно, просветите идиота.

   Процесс дестабилизации заканчивается, и люди поумнее, начинаю формировать конгломераты, которые придут на замену бывшим государственным образованиям и всеми правдами и неправдами добиваются этого. Мы не представляем никакой силы и никакого интереса, но можем представлять будущую проблему. Вот и аннексируют нас потихоньку.

   Надо решить на что мы готвоы ради независимости, - сказал майкл.

   Если честно, то мне плевать на независимость, как таковую, лишь бы меня не трогали.

   То есть?

   Да очень просто - я считаю что все равно ближайшее время сил справиться с нами не будет, а условия договора за исключением нескольких пунктов очень привлекательны.

   Ну что? - поднял глаза Саня. Что мы решим? Заключаем мирный договор или нет?

   Серега неопределенно пожал плечами:

   Мне кажется думать нечего, надо соглашаться.

   Я тоже согласен, - резко встал с кресла Майкл.

   Я не против, - быстро добавил я, чтобы мой голос не оказался заверщающим.

   Ну да, я тоже "за", - пробурчал Андреич.

   Значит все единогласно подитожил Саня и посмотрел на нас. - Договариваемся!

   А про варианты никто и не вспомнил, хотя они были интересными.

   2

   Наступило небольшое затишье. После подписания договора о ненападении и соблюдении границ, а также договоров о торговле, сотрудничестве и военной помощи, в случае нападения внешнего врага, все стало выглядеть мирно и красиво. Немного помявшись, мы разрешили, правда не всем, ездить в город и обменивать свою продукцию на товары народного потребления, которых в избытке оставалось в секторах, они просто не были востребованы. Да и просто, в качестве развлечения. Разумеется, всех мы не пускали туда, чтобы оградить от тлетворного влияния наших конкурентов. Макарово, как то незаметно переименовали в Пашин городок, а потом в Павлово. Всех сгоревших захоронили прямо на месте церкви, а новую стали строить рядышком. Орден хотел прислать своего попика, но мы гордо отказались и предложили кандидатуру своего человека, которая и была утверждена.

   ***

   Ильяс зашел ко мне ближе к вечеру:

   Ну что ж, мы их нашли.

   Кого нашли, непонятливо спросил я, снимая очки, откладывая ручку и с наслаждением потягиваясь.

   Ну тех вычислили мы тех, для кого колы на площади приготовили.

   Да ты шо?! - обрадовался я. - И хде?

   Знаешь, они даже особо не скрываются, ну кроме главного. Люди Шерхана, как мы и ожидали, а опознал их один из крестьян, приехавший на осеннюю ярмарку. Видели, как один из них с охраной пробежался по рядам, посмотрел на народ и свалил в черном джипе.

   Он присел за стол:

   Единственная проблема, что к нему не подобраться.

   Совсем?

   Ну как совсем, - Ильяс неловко повел плечом. - Убить его можно, на крышу человечка с винтовкой и все, гуд бай май лав, гуд бай.

   И? - поторопил я его.

   Мы однозначно сдаем своего стрелка, потому-что путей отхода просто напросто нет. Второе: мы обещали посадить его на кол прямо на площади в Павлово. И третье - мы не знаем как среагирует на это Шерхан и орденцы.

   Ну это не твоя забота, - легкомысленно сказал. - Твое дело разработать план, а дальше я уже приму решение.

   Да план то разработан, - досадливо поморщился Ильяс, - но я же говорю, будут потери. Вот если бы его из ближнего круга сдал, то расклад был бы совсем другой.

   И тут меня осенила идея:

   Ладно, забей на это. Его нам сдадут, тебе надо будет только держать под рукой группу быстрого реагирования, чтобы забрать тушку.

   ***

   Человеку не свойственно постоянно грустить и предаваться унынию. После катастрофы первые года три люди были заняты только выживанием, однако это не продолжалось долго. В конце концов не войну пережили, в целом все осталось как было. Техногенных катастроф тоже не возникло и потихоньку люди начали забывать о прошлом. Вернее, яподобрал неправильное слово. Забывать. Это слишком сильно сказано, просто близкие маленькие неприятности стали застилать глобальное, как из-за близкого леса не видно великих гор. И еще, человек не может постоянно быть грустным, даже на поминках происходит момент, когда люди начинают улыбаться и рассказывать анекдоты, забывая о причине сбора. А где человек может хорошо повеселиться? Правильно! В кабаке, ресторане, кафе и тому подобных местах. Так и сейчас, ряаились забегаловки разного пошиба. Их было немного, но тнм не менее они были...

   ***

   Кабак находился на нейтральной территории, здесь собирались все: и приезжие, появляющиеся достаточно редко. Но всегда пользующиеся опвышеннвм вниманием; и местные. Не сказать, что он охранялся

   Медленно, я сказала медленно идем к машине,- улыбаясь сказала девочка.

   Слегка бородатый тип скрипнул зубами, но пошел к машине. Девочка повисла на его руке, улыбаясь и бессмысленно щебеча. Сопровождаемый завистливыми взглядами, он дошел до машины.

   Что ж ты, падла, творишь? Ты ж не уйдешь отсюда. Тебя же прямо здесь закопают.

   Ты погавкай, погавкай еще на меня, тварь ползучая, - мило улыбаясь на все стороны света, говорила девочка вполголоса. - Шевелись, если не хочешь башкой маслину поймать.

   На улице было прохладно, конец августа в наших широтах теплым не назовешь. Небольшая площадь была полупустой, местные не особенно совались туда, где отдыхали доблестные солдаты, только шалавы. Типа этой сучки. Ходили сюда. Развлечься да подзаработать. Надо же было попасть так, кто она такая вообще? Если денег захотела по легкому срубить, то пусть попробует, братва ей покажет. А если сербезное? - на секунду прошиб холодный пот. -Да ладно! Кто там из серьезных может наехать, пахан всех под себя подмял, так что это самодеятельность этой сучки, да еще двух трех её корешей. Элементарная разводка, ничего мы потерпим. А потом эту суку на куски рвать будем, чтоб не выеживалась.

   Как раз проходили мимо стационарного поста, он попытался пошевелиться, но ствол больно вдавился в бог и миленький. Блондинистый голос произнес:

   Даже не думай.

   А эти придурки только поскалились и рукой помахали. Вот и машина, сейчас ей надо будет решать. Отпускать его вперед или самой сначала садится, а это шанс. Если сажусь первым, то потом рву у неё ствол, если она - падаю под машину и ору. Что есть силы. Тут не до гордости, в живых бы остаться. Тварь. Тварь. Тварь. Чтоб ты сдохла. Пропускаешь меня? Правильно, сучка, у меня под сиденьем ствол, с патроном в стволе, а под панелью еще один.

   Человек легко улыбаясь махнул смотрящим на него бойцам стационара и уселся в машину, девочка наклонилась к нему, что-то говоря. Со стороны казалось, что она его на что-то уговаривает, наконец она захлопнула дверку и пошла, покачивая бедрами, к пассажирской двери.

   Один из бойцов стационара простонал восхищенно, наблюдая эту картинку:

   Смотри, Колян как поднялся! Теперь не он телок уговаривает, а они его, во везет.

   Дааа, - глубокомысленно протянул напарник. - Не завидуй, с него и работу спрашивают не в пример нам. А на бабу эту не смотри, месяца через два, три она и нам достанется и не такая гордая как сейчас.

   А человек в машине бесился. Эта чика обошла машину, нарочито не торопясь и виляя своей толстой жопой, уселась в машину и сказала:

   Погоди ка еще минутку.

   Сука, что тут годить, со всех сторон обложили, только сел в машину, как нож под горло и крючок по артерию. И не дернешься ни хрена. Ладно, насрать, сейчас поедем, постараюсь их тряхануть

   Защелкнулся ошейник на шее, непростой, а с кинжалами, направленными к шее.

   Вот теперь заводи и поехали. Только смотри, без лишних понтов, а то подруга у меня будет только за ошейник держаться.

   Страх потихоньку заползал в душу, невесомо и неслышно разлетался по углам как пыль в комнате. Попытавшись сорваться с места, он почувствовал болевые уколы и как тонкие ручейки крови потекли по шее6

   Ты чё, сука, осторожнее не можешь?

   Сам виноват, раздался за спиной приятный девичий голос с легкой сексуальной хрипотцой, - веди медленно и печально, тебе же сказали. Что я держусь только за твой ошейник.

   Куда ехать б... леди?

   Давай прямо езжай, на Лобачевского сворачиваешь, потом на Толстого и у Суоми тормозни, понял?

   Надо что-то делать, контакт какой-нибудь налаживать, шлепнут ведь, шлеепнуут:

   Девчонки, а нафига я вам сдался, а?

   Смотри ка, а он быстро пришел в себя, еще вот только что, кипишевал, а сейчас нормально разговаривает.

   Не ссы, паренек. С тобой только хотят немного поговорить.

   Кто?

   Этого тебе знать пока не надо.

   Это орденцы или центристы?

   Тебе не нужно этого знать.

   Кто? Может татары орденцев? Или эти отщепенцы за городом?

   Не важно кто. С тобой побеседуют и отпустят и все. Да не ломайся ты как целка.

   Обычно я говорю эти слова, - с нервным смешком сказал заложник.

   Не ссы, - грубовато сказала девушка и потрепала ласковыми острыми коготками пленника по щечке так, что тот ощутимо скрипнул зубами.

   Машина, соблюдая все старые проржавевшие знаки дорожного движения, аккуратно проехала мимо ТЭЦ и направилась в старый спальный район. По причине своей ненужности, там не было ничего цивилизованного. Этот район служил прибежищем "диких", тех кто до сих пор не определился с пристрастиями и со своим положением и куда сбегали люди не терпевшие над собой никакой власти. Серьезным препятствием их никто не считал, они собирались небольшими группками, потрошили остатки складов и магазинов, нападали на вольных фермеров. Когда они особенно доставали городские власти, то район прочесывали. Дикие сматывались, а потом возвращались. Туда сбегали рабы из всех секторов, чтобы прибарахлиться а потом рвануть дальше. Район был безобидный, для больших групп и очень опасный для одиночек, туда и направлялся джип.

   Дикие? Похоже. Но как! Как они смогли! Или они выполняют чей-нибудь заказ? Это бессмыслица. Совершенная бессмыслица.

   Куда мы все таки едем, можно узнать?

   Встретиться с нужными людьми... - отвечает сучка, на переднем сиденье.

   И все?

   И все.

   Что то мне не вериться.

   Здесь налево.

   Машина свернула на Комсомольскую и мягко затормозила около небольшого двухэтажного здания.

   Глуши машину, - заложник послушно выключил двигатель. - Ключи сюда, - связка послушно упала в подставленную ладонь, попутно ловко зацепив наручниками руку и пристегнув её к рулю. Поправила зеркало, так чтобы не видно было того, что происходит сзади и ... вышла. Сзади хлопнула дверца и голос уходящей произнес:

   Хочешь жить, сиди, смотри вперед и не поворачивайся.

   Оставшийся в машине человек уже полчаса пялился в лобовое стекло и злился. За ним явно наблюдают. Скрип гравия под ногами, аккуратно открылась задняя дверка. Со стороны водителя, и кто то уселся за спиной.

   Добрый день.

   Здравствуйте.

   Вы не догадываетесь зачем вас позвали?

   Явно не для того чтобы казнить. Это можно было бы сделать и без доверительной беседы.

   Правильно, вообще то я хочу предложить вам работу, которая даст вам возможность реализовать себя, ну и кроме этого послужит на благо всех нас.

   Интересное предложение, - удивленно протянул мужчина, откидываясь на спинку стула. - Чем же я заслужил его?

   Тем же самым, чем вы заслужили смертную казнь.

   Тот слегка ухмыльнулся:

   Значит все-таки отщепенцы. Занятно.

   Вот сволочь какая, нервы как канаты. Не может же он вообще не бояться.

   Что вам так занятно?

   Занятно, что вы начали выполнять свое обещание о казни с меня.

   А что, разве есть возражения?

   Есть, конечно, но вас ведь это не волнует.

   Правильно. Меня это своершенно не волнует. Вы напали на город, устроили там беспредел, потом свалили и теперь у вас какие-то возражения!

   Я выполнял приказ.

   Бывает.

   Это беспредметный разговор, так мы с вами ни к чему не придем. Кто вы?

   Тебе не нужно этого знать. Тебе нужно знать только то, что поможет тебе выжить. А для этого потребуется одна услуга

   И какая же? Заранее, правда, хочу вас предупредить - я человек маленький, могу очень мало, фактичеки я никто.

   Давайте вместе подумаем, что нам с вами делать.

   Вам со мной или нам с вами?

   Шутит он, ну-ну, пошути сколько можешь.

   Знаете, мне сейчас с вас никакой пользы одно расстройство. Постарайтесь убедить меня, что вам необходимо сохранить жизнь. Ну-с, я Вас внимательно слушаю.

   Видимо мозги у него крутились как надо. Смог ведь убедить, сам выдал всю раскладку и обоснование под свою жизнь.

   ... есил так получится, то на его место становлюсь я. Ну а там дальше от удачи зависит, смогу - значит поднимусь.

   Не переживайте, мы вам поможем подняться.

   Дверка хлопнула, человек сзади вышел, тут же возле передней дверки образовались два амбала:

   Ну что болезный, пойдем с народом познакомишься.

   3

   Подошло время заняться больничкой. Семеныч с несколькими бойцами охраны и девочками, давно вернулся из командировки. Мне не хотелось, чтобы они были в курсе моих задумок, несмотря на то, чем всем нам приходилось заниматься, они до сих пор не утратили толику наивности. Мне этого не надо было, мне нужен был человек, который бы понимал, что я хочу сделать и зачем. И я нашел такого человека, а вот за ним уже будет наблюдать Семеныч. Это не будет противоречить его стариковской миролюбивой старческой позиции. Хотя нашел его не я, а завербованный нами один из боевиков, пользующийся доверием руководства Шерхана. Он предложил этого человечка, как не пришедшегося ко двору шерхану. После выяснения всех обстоятельств дела, я согласился на его использование.

   Встретится договорились в кабаке "На площади".

   Проходите, садитесь.

   Спасибо, - человек прошел вперед к столу и уверенно уселся, положив сцепленные в замок руки на стол.

   Вы ознакомились с моим предложением?

   Что? А да. Конечно. В целом веешь довольно таки интересная. Я бы даже согласился если бы не одно но.

   Какое же?

   Как какое? Вы же умный человек и прекрасно понимаете что в живых носителей такой информации не оставляют.

   Вы совершенно правильно это заметили, носителей не оставляют. Оставляют фигур, стоящих выше чем среднее звено, тех людей. От которых зависят ключевые вопросы. Если вы обратили внимание, то я предлагаю Вам возможность занять как раз такую должность.

   А что если я наплюю на предложение, и воспользуюсь вашей беспомощностью?

   Я в душе невольно поежился, но виду не показал:

   У меня есть на вас рычаги давления.

   Например?

   Почитайте вот это, - обыденным тоном сказа я.

   Он взял толстую папочку и углубился в чтение, просматривая попадающиеся фотографии и изредка хмыкая.

   Прочитав он небрежно кинул папку обратно через стол и задал вопрос, на который у меня не было путевого ответа:

   И что? Вы думаете это будет кому-то интересно? Нет, я понимаю, что многие мои невинные грешки могут привлечь внимание многих власть предержащих. Но ведь это только здесь. Вы сами понимаете, что в существующем мире меня можно хоть трижды объявлять в розыск, а мне будет на это глубоко наплевать. Ну?

   Стараясь разговаривать ласково, я ответил ему:

   Но помимо этой папочки, все-таки согласитесь, могущей осложнить жизнь, я предлагаю вам и огромный сладкий пряник... и еще вот это, - и я кинул ему через стол небольшой пакетик.

   Собеседник взял пакетик покрутил в руках, поскрипел им над ухой а потом небрежно кинул мне в ответ:

   И что ты думаешь купить меня этой штукой? Ты думаешь, что я просравший последние мозги нарк?

   Нет! - решительно возразил я. - нарку я бы никогда не предложил такую работу. Просто я знаю о Вашей маленькой слабости и готов потрафить ей весьма качественным продуктом.

   Это лишнее, царственным жестом он отмел мое последнее предложение, - все что мне нужно, я могу достать себе сам.

   Но по остальным вопросам можно считать, что мы договорились?

   Согласен, - ответил он и мы скрепили договор крепким мужским рукопожатием.

   ***

   А пакетик он с собой захватил...

   4

   Оставалось еще одно маленькое дело. Почти всех назначенных нами виновников мы могли взять в один день. Всех, кроме одного человека, как раз того, который и командовал ими. Взять его было проблематично, Шерхан внаглую щурился и предлагал самим захватить его, при этом предупреждая, что на своей территории он царь и бог. Время поджимало и надо было определяться перед тем как заняться своим проектом

   ***

   Кабак гудел как в лучшие времена, во времена НЭПа, когда гуляли так, что казалось это - последний день, завтра будет конец света и все погибнут. Конец света наступил, правда не для всех, а оставшиеся в живых оттягивались по полной. Над столами плыл густой дым, зашедший с улицы серенький человечек, проскользнул внутрь и вдохнул полной грудью чуть сладковатый запах..

   Анашу курят. Ничего, не долго осталось.

   Проскользнув мимо столов, человечек проявился около хозяина и словно наполз носом на стойку.

   Чё тебе? - хмуро спросил хозяин.

   Человечек заискивающе улыбнулся:

   Горлодеру бы, хозяин, граммчиков сто, - он задумчиво почесал давно небритый подбородок и заискивающе продолжил, - лучше бы сто пятьдесят.

   Человечек согнулся, в зависимости от ситуации ожидая либо пинка, либо вожделенных сто пятьдесят грамм.

   Хозяин трактира окинул задумчивым взглядом согбенную фигуру, которой явно было плохо. Можно и выгнать, но как раз привезли дрова. Наколоть их накололи, но сложить не успели и огромная куча поленьев, сваленных во дворе, мешала всем.

   Значит так, - сказал трактирщик сурово нахмурив брови, - я наливаю тебе сто пятьдесят, ты делаешь красивую поленницу у меня на заднем дворе. Потом я тебя кормлю и наливаю еще сто пятьдесят. Ну?

   Невзрачный шумно сглотнул. Хозяин спрятал в усах ухмылку, наливая самогон в стакан:

   Вижу, что согласный.

   Тот жадно схватив стакан, выпил его частыми быстрыми глотками, после чего встал и не слова ни говоря, отправился на задний двор. Незаметно, он остался при трактире, на роли принеси-подай.

   ***

   Петька!

   Немного отъевшийся неудачник, которому крупно повезло, сидел в дровяном сарае, плетя лапти. Обувка была немудрящая, но хорошая, плел он хорошо, вычурно, и по воскресеньям носил продавать на базар. Брали неплохо, даже приезжие деревенские. С удовольствием примеряли, топали ногой, смотрели в облезлое зеркало и покупали. Небольшая свободная денежка, пригождалась как никогда ктстати. Хозяин хоть поил, кормил и давал какие-никакие обноски, но выпивкой особо не баловал.

   Петька! Мать твою иттить! Ты где, вылазь давай! Гостей подвалило.

   Лениво отложив рукоделие, Петька глянул на щелястые стены и ответил:

   Агов! Чё орешь как ишак, чё надо?

   Запыхавшаяся девка - мойщица посуды влетела в дровяник как-будто за ней черти гнались:

   Там эти приехали, а ты сидишь.

   Петька еще раз вздохнул, если приехали "эти", значит хозяин оставляет в зале себя, его, и Любашу, разбитную бабенку, которая всегда была не прочь, в любое время и в любом месте. Чего греха таить, он и сам бывало пользовался подвернувшейся возможностью снять стресс и напряжение последних дней.

   Ну пойдем, коли такие гости пожаловали,- и он поднялся, отряхая с колен остатки лыка.

   Сидевшие небольшой группкой за столом боевики, чувствовали себя здесь хозяевами. Любая женщина была их, любое желание выполнялось на счет раз. Остальные казались примерными первоклашками перед зашедшими в школьную столовую хулиганами.

   Подойдя к хозяину, Петька поинтересовался:

   Чё делать?

   Иди на кухню, - почти не разжимая губ сказал трактирщик, - приготовят - таскай еду потихоньку.

   Любка летала по залу, улыбающаяся и раскрасневшаяся, глубоко наклоняясь при приеме заказа, с удовольствием принимая утонченные знаки внимания, в виде шлепков по заднице,

   Петька слегка хмыкнул, приехали защитнички, елы -палы. Щас начнут самогон глушить, рубашки рвать и характер показывать. Вроде бы когда в городе, то все серьезные, не пьющие, за дисциплиной следят. Как сюда попадают - пиши пропало: нажруться, из всех стволов стойку расхреначат, баб, кого найдут, перетрахают. Отдыхают люди.

   Забрав из окна кухни огромный поднос с едой, не торопясь пошел в сторону гуляк. От оно как зажигают! Даже завидно. Этому борща миску, сам дохлый, кожа да кости, а в кожаном пальте, пулеметными лентами перепоясанный. Фуражка. Тоже кожаная, рядышком валяется. Было б до катастрофы, за пидора или садомазо принял бы, а счас что ты, замать не смей. Комиссар отряда, не хухры мухры, явно главный здесь орет на всех, а сотальные только огрызаются. Неа, пожалуй не главный. Может этот, который под картофелиной ладонь держит, чтобы ни кусочка не пропало? Мужик в возрасте, основательный, все свое с собой носит, вон у края лавки автомат, на столе под рукой китайский ТТшник. Хотя, если б основной был, то карманный ствол был бы попонтовей и по основательней. Неа, это тож типа припевалы. Вычислить главного надо, да под него ориентироваться. Всем мил не будешь, а если ему угодишь, то он всем своим остальным не даст особо безобразничать. Вот и приходиться изворачиваться, хозяин то ведь не зря его, Петьку, оставил - у него нюх на главарей. Вот и приходиться выкручиваться, вычислять.

   Может вон тот? Который в центр стола уселся, локти разложил, вроде бы молчит, но смотрит недовольно да поправляет иногда остальных, если что не по евоному. Так, а это кто голос подал? Блин, сразу и не приметил, в темный уголок забурился, чтобы в окошко не видать было. Главный не главный? Вроде старшой, по крайней мере над этими ребятами. По крайней мере все остальныесразу вякать перестают, когда он говорить начинает. Все таки наверное он. Надо еще толкнуть его ненароком, только как это сделать? Чтобы до него добраться, надо через всех сидящих у стола пролезть, да такой ведь и не словом, а пулей ответит.

   Невзрачненький расставлял заказанную еду по столу, норовя все глянуть на руку атамана и заставить его говорить, неважно что, главное громко и побольше.

   Так, надо дождаться когда он стакан поднимать начнет, вот и рукав вниз сползет, сразу и видать будет. Ошибиться нельзя, лучше следующий раз позырить, а сейчас промолчать.

   Кожаный и нервный поднял кружку, громко сказал тост и отпив, поставил её на стол. Услужливый бездельник, которого, как все знали, хозяин днржал из жалости, бросился было наполнить её пивом, но споткнулся и лоблил только что вставашего комиссара. Взбешенный тот вскочил под громкий гогот товарищей, а услужливый недоумок первое дело, что сделал, получил в глаз. Несмотря на это он бросился вперед, пытаясь оттереть

   Н-ну, что встал, ком-миссар? Достал, с-ствол, так пальни, а не хочешь, так с-спрячь.

   Реглан видимо колебался, с одной стороны над ним никто так не ржал, как сегодня. С другой стороны, если за такую провинность убивать каждого, то ничего не получишь, да и вряд ли найдешь такую прислугу. Тем более приезжающие на отдых команды, привозили об этом кабаке ояень хорошие отзывы.

   Ладно, - недовольно буркнул он. - Пусть живет.

   М-молодец, - рука потянулась и похлопала того по плечу, рукав задрался и показался краешек татуировки.

   Он! Точно он!

   Пьянка меж тем продолжалась своим чередом. Недоумок суетился все больше, пытаясь услужить, но видимо сегодня был не его день Трактирщик со все возрастающим неудовольствием наблюдавший за происходящим, вскоре отослал его на кухню, занявшись "дорогими гостями".

   ***

   Вечерело, упившиеся гости даже и не собирались устраиваться на ночлег. Недоумок во дворе доколол дрова и теперь выстраивал аккуратную поленницу. Завершив работу, он кивнул стоящему на часах бойцу, проводил взглядом патруль, прошедший по внутреннему двору и закрыл ворота.


бунт и его последствия. | Stronghold 2 |