home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XIII

Пленник в окружении своих охранников уже был в кают-компании, когда туда пришли Гримс, Соня и Мэйхью. Он стоял в своем скафандре, с наручниками на руках и на ногах, в окружении шести мощных пехотинцев, которые были готовы броситься на него при малейшей попытке к бегству. Если бы не несколько странные движения его ноги и нечеловеческий блеск глаз за стеклом шлема, его вполне можно было принять за еще не успевшего переодеться солдата.

— Ну, мистер Мэйхью? — спросил Гримс.

— Это… он не человек, сэр, — пробормотал телепат. Гримс хотел сказать, что это и без того ясно, но воздержался.

— Я могу читать… в определенной мере его мысли. Там… ненависть и страх. Страх — безумный, парализующий.

“Вполне закономерно испытывать страх, — подумал Гримс, — когда находишься во власти своих бывших рабов”.

— Может, его раздеть, сэр? — предложил майор.

— Давайте, — согласился Гримс. — Надо взглянуть, что он в действительности из себя представляет.

— Браун! Гилмор! Снимите с него скафандр.

— Сначала придется снять с него наручники, сэр, — с опаской сказал один из пехотинцев.

— Вас шестеро, а он один. Но если не хотите рисковать, освободите сначала руки, снимите скафандр и снова наденьте наручники, а затем то же самое с ногами.

— Хорошо, сэр.

— Я думаю, нужно действовать осторожно, — сказала Соня.

— Мы будем действовать осторожно, мадам, — заверил ее майор.

Браун взял у себя на поясе связку ключей, нашел нужный и очень осторожно освободил пленнику руки, держась наготове к любой выходке. Но тот стоял совершенно спокойно. Гилмор отстегнул застежки шлема, повернул его на четверть оборота и осторожно приподнял его. Люди застыли, глядя на открывшееся им лицо — поросшее короткой серой шерстью, с острыми желтыми зубами под тонкой верхней губой, длинными щетинистыми усами у острого носа, красными глазами, огромными, круглыми ушами, со свешивающимися концами. Существо пронзительно огрызнулось. От него шел странно знакомый тошнотворный запах.

Гилмор уверенно отстегивал от него ремни, крепившие баллоны с воздухом и оборудование, сдвигал скафандр на руки пленного, в то время, как Браун, у которого даже густая черная борода не могла скрыть гримасу отвращения, стаскивал с него рукава. Наконец, со вздохом облегчения он снова застегнул наручники.

“А во время допроса, — думал Гримс, — должны ли мы придерживаться принятых на этот счет конвенций?”

Браун подозвал еще одного человека, чтобы тот помог им освободить от скафандра ноги пленника. Гилмор высвобождал хвост, бормоча, что он не нанимался в слуги к змеям.

Хвост действительно напоминал змею. Неожиданно он взвился, схватил Гилмора за горло и сжался так, что тот захрипел. А руки в наручниках с такой силой опустились на Брауна, что лишь густая шапка волос спасла его от смерти. А острые когти на ногах распороли туловище третьему человеку от горла до живота.

Это было настолько быстро и жестоко, что никто не успел прийти на помощь. Существо металось, как ураган, и, несмотря на свои раны, тут же вывело из строя человека, пытавшегося с ножом спасти задыхающегося Гилмора. Это был ураган своей и чужой крови, когтей и зубов. Кровь мелкими каплями, как красноватый туман, висела в воздухе.

Теперь уже все достали ножи, и Гримс пытался убедить морских пехотинцев, что ему нужен живой пленник, а не мертвый. Существо орудовало когтями и наручниками, грозя вспороть живот и раздробить кости каждому, кто приблизится.

— Осторожней! — кричал Гримс. — Не убейте его!

Соня, казалось, единственная была готова к такому исходу и не растерялась. Она достала небольшой пистолет, казавшийся не больше игрушки. Но это была не игрушка — он стрелял усыпляющими зарядами. С оружием наготове она приблизилась к дерущимся и выстрелила, но промахнулась. Пуля попала в человека, и еще один пехотинец неподвижно повис в воздухе, раскинув руки.

Она подошла ближе, чтобы стрелять наверняка, прямо в цель. Цель находилась в самом центре шевелившейся массы ножей, когтей, рук и ног, человеческих и нечеловеческих. И когда она приблизилась, существо, воспользовавшись телом усыпленного Соней человека и замешательством остальных, вырвалось из окружения. Пытаясь схватить его, кто-то резко ударил Соню по руке, выбив у нее пистолет.

Не успев опомниться, она увидела этот ужас перед собой. Запачканный кровью, яростно сверкая глазами и зубами, он замахнулся руками с тяжелыми наручниками. Острыми когтями одной ноги он вцепился в ее одежду на груди и собирался нанести удар одновременно руками и второй ногой.

Забыв обо всем, Гримс выхватил свой кинжал (в области рукопашного боя он оказался способным учеником и прошел хорошую школу).

В одно мгновение все было кончено. Кровь брызнула из перерезанной шейной артерии, и когти, обагренные человеческой кровью, бессильно застыли в воздухе.

Гримс бросился к жене, но она оттолкнула его.

— Со мной все в порядке. Займись лучше другими.

Мэйхью пытался что-то сказать. Схватив Гримса за руку, он бормотал о своем живом усилителе, Лесси, и о сне, убившем ее.

Гримс уже думал об этом еще до того, как Мэйхью попытался объяснить. Командор уже понял, несмотря на размеры и видоизмененный череп, с какими существами они столкнулись. Он вспомнил, как в молодости однажды поднялся на борт судна с грузом пшеницы, пораженной неизвестной болезнью. Он вспомнил, каких вредителей отлавливали члены экипажа на атом корабле… И среди этих вредителей — огромная крыса…


Глава XII | Звездный путь (сборник). Том 4 | Глава XIV