home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

В контрольной рубке также были тела. Три мертвых мужчины и три мертвых женщины, которые находились пристегнутые в своих креслах. Как и остальные, они были уже слишком тронуты разложением.

Гримс пытался игнорировать эти ужасные, багровые распухшие фигуры. Он ничем не мог им помочь. Вернуть их к жизни было невозможно.

Он стал изучать приборные панели, за которыми сидели погибшие члены экипажа. На первый взгляд все было похоже на типичные приборы управления межзвездного корабля — белые деления возле ручек и циферблатов, расчерченные и пронумерованные арабскими цифрами квадраты на экранах, красные, зеленые и белые контрольные лампы, которые, казалось, должны были ожить, стоило пустить ток… На первый взгляд, все было похоже, но с небольшими странными изменениями в местоположениях приборов — нормальному человеку это показалось бы очень неудобным. В одном месте он обнаружил надпись: “МИНСХИНН СИСТИМИ”. Но кто, спрашивал он про себя, какая людская раса построила этот корабль, который вполне мог летать в составе Флота Патрульной Службы или Конфедерации Приграничных Планет? Кто заменил все гласные в своем алфавите на эту вездесущую “И”?

— Джон, — услышал он голос Сони, — помоги-ка мне.

Он обернулся. Она пыталась расстегнуть ремень, глубоко вонзившийся в распухшую плоть, на кресле одного из пилотов.

Ему пришлось сдержать подступивший к горлу приступ тошноты. Борясь с отвращением, он достал из сумочки на боку нож и обрезал ремень, осторожно, только бы не дотронуться до этого страшного тела… Что будет, если он ножом случайно проткнет кожу…

Соня осторожно подняла тело, отнесла в сторону и поставила на магнитные подошвы. Затем она указала на кресло.

— Смотри, Джон, что это? — спросила она.

Это была прорезь, шириной чуть больше дюйма и такой же глубины, которая пополам рассекала всю спинку кресла.

Пендин нарушил долгое молчание:

— У них были хвосты.

— Где же у них хвосты? — возразил Гримс. — У всех этих людей нет даже намека на хвост.

— Дорогой мой Джон, — усталым начальственным тоном произнесла Соня, — неужели ты еще не понял, что все эти люди — это не экипаж и не представители существ, построивших корабль? Возможно, они беглецы, беженцы или восставшие рабы. И даже скорее всего это именно восставшие рабы. Ты когда-нибудь видел корабль подобного класса с экипажем без форм и знаков отличия? А дети? Ты видел детей на военном корабле? Я уверена, это беглый корабль.

— Но он не обязательно военный, — защищался Гримс. — Возможно, это вооруженный для защиты торговый корабль.

— С одетым в лохмотья экипажем? И который называется “Эсминец”?

— Но сочетание букв, которое мы видели на борту, вовсе не обязательно должно означать “Эсминец”.

— А это сочетание букв, — она указала на приборную панель, которую до того изучал Гримс, — вовсе не обязательно должно обозначать “Мансхенн система”? Держу пари, если ты разберешь этот корабль по частям и проследишь направление кабеля, то прямиком придешь в зал компрессионных гироскопов.

— Ну ладно, — сказал Гримс. Я согласен. Можно допустить, что мы находимся на борту судна, построенного человекоподобной расой, делавшей надписи на исковерканном английском языке…

— Человекоподобной расой с хвостами, — добавил Пендин.

— Пусть будут с хвостами, — согласилась Соня. — Но что это за раса? Посмотрите на эту выемку. Если она сделана для хвоста, то для хвоста одинаково тонкого как в конце так и у основания. А из хвостатых, единственные известные нам существа, сравнимые с нами по степени эволюции, имеют толстые короткие хвосты, и к тому же свою собственную письменность. Только представьте себе, как наш ящероподобный друг садится в спешке в это кресло… Если он и втиснет сюда свой хвост, то вряд ли потом вытащит.

— И что еще нам поведает офицер разведки?

— Я не только офицер разведки. У меня степень доктора по ксенологии. И уверяю тебя, Джон, то, что мы нашли в этом корабле, не похоже ни на что известное людям.

— Это действительно ни на что не похоже, — согласился Гримс. — С самого момента появления на экранах радара третьей орбитальной станции это ни на что не похоже…

— Это так, — сказал Пендин. — И мне это совершенно не нравится.

— Почему же? — спросил Гримс и потом сообразил, что не может ведь нравиться набитый трупами корабль.

— Не нравится… потому что здесь все не так… Посмотрите на это размещение приборов управления… А левосторонняя резьба? И все шкалы проградуированы справа налево, — задумчиво сказал Гримс. — Но это еще страннее… Почему же тогда надписи сделаны слева направо?

— А может, их и следует читать наоборот? — сказала Соня. — Но нет, это невозможно. Похоже, единственная разница между нашим письменным языком и их заключается в том, что у них сохранена только одна гласная “И”, которая заменяет все остальные. — Она обходила контрольную рубку. — Черт возьми, они должны были оставить какие-то записи. Надеюсь, они не все запихали в свой компьютер.

— Сомневаюсь, чтобы они записывали свои мысли в тетрадку, — сказал Гримс.

— Но все-таки, хоть что-нибудь… Так, это явно регистрационный компьютер. Стандартные накопители… Но где же судовой журнал? Можно предположить, как это было… Корабль стоял в порту, накопитель с судовым журналом вынесли для перерегистрации, и в этот момент его захватили эти несчастные… Здесь остались лишь технические данные по кораблю… Картографический справочник… А это… — она вынула из стеллажа электронных накопителей продолговатую черную коробку с разъемами с одной стороны. — “СИГНИЛНИ ЖИРНИЛ”? “Сигнальный журнал”? Может, он нам поможет чем-нибудь? Предлагаю взять это с собой…

Соня положила черную коробку к себе в сумочку.

— Возвращаемся на “Мамелют”, — сказал Гримс. Это прозвучало, как приказ, но никто и не думал возражать.

Командор последний вышел из контрольной рубки, пропустив вперед себя Пендина и Соню. Отчасти, несмотря на усталость, ему хотелось, чтобы у них в запасе было больше воздуха и они могли продолжить осмотр других помещений, а с другой стороны, он был рад, что они наконец возвращались. На сегодня он уже достаточно насмотрелся трупов, а Сигнальный журнал мог им рассказать больше, чем разложившиеся тела.

Он чувствовал себя значительно лучше, когда они втроем снова стояли под колпаком, и почти счастливым, когда они летели к ярким огням их родного “Мамелюта”. Тесные и узкие переходы казались ему комфортными, и он чувствовал себя как, дома. Если уж толкаться в коридорах, то лучше среди живых, чем среди мертвых.


Глава VI | Звездный путь (сборник). Том 4 | Глава VIII