home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IV

Вскоре уже можно было видеть странный корабль — как медленно приближающуюся к центру точку на экране индикатора близости масс, а на самом краю радара он оставлял яркий след.

После того, как показания приборов были заложены в компьютер, и траектория полета объекта заново просчитана, подтвердились первоначальные расчеты, проведенные на третьей станции. Объект свободно летел в направлении солнца, не замедляя ход и не пытаясь изменить траекторию, полностью подчиняясь законам притяжения солнца и планет. Но еще задолго до того, как лучи солнца начнут разогревать его оболочку, буксирное судно догонит его и постарается перевести на безопасную орбиту.

Неизвестный корабль молчал. Он не отвечал ни на какие запросы, сделанные при помощи мощнейшего передатчика “Мамелюта”.

Беннет, офицер связи, пожаловался Гримсу:

— Я использовал все частоты, известные любому цивилизованному человеку, и даже несколько неизвестных. И все без толку.

— Попытайтесь еще, — ответил Гримс и отправился к Мэйхью с его биоусилителем телепатических сигналов.

Офицер пси-связи устало сидел на своем стуле и отсутствующим взглядом изучал прозрачный цилиндр, в котором в мутной жидкости плавал цинично обнаженный мозг. Командор старался не смотреть на него, но это было нелегко. Всякий раз, когда он видел эту штуку, он не мог удержаться от сочувствия к существу, лишенному тела, и чья жизнь искусственно поддерживалась, призванному улавливать заблудившиеся мысли более счастливых (или менее несчастных) людей… На что это было похоже — быть обреченным на усиление чужих непонятных мыслей? А если бы какие-нибудь высшие существа вынимали мозг человека из черепа и использовали его для своих фантастических целей? Безумная идея… А жертвовать собаками ради того, чтобы люди в разных концах Галактики могли без проблем разговаривать — это не безумная идея?

— Мистер Мэйхью, — сказал он.

— Да, сэр? — пробормотал телепат.

— Что касается электронной радиосвязи, этот корабль, похоже, мертв.

— Мертв? — со вздохом повторил Мэйхью.

— Как вы считаете, есть ли кто-нибудь живой на борту?

— Я… я не знаю, сэр. Я говорил вам перед отлетом, что Лесси неважно себя чувствует… Она уже больше не обращает на меня внимание… Она стара… Она стара, и почти все время спит… — его голос стал глухим. — Ее разум уже мутнеет… расплывчатые сны и призрачные воспоминания, и прошлое для нее более реально, чем настоящее.

— А какие же сны она видит, — спросил Гримс, все более проникаясь жалостью к небольшому прозрачному цилиндру.

— В основном, это охота. Она ведь была терьером до того, как ее призвали… на службу. Она ловила мелких грызунов, вроде крыс. У нее хорошие сновидения, только иногда они превращаются в кошмары. Тогда я ее бужу, но ока еще долго пребывает в таком ужасе, что работать с ней совершенно невозможно.

— Никогда бы не подумал, что у собак бывают кошмары, — заметил Гримс.

— О, еще какие, сэр. Бедная Лесси часто видит один и тот же — ей снится огромная крыса, которая за ней гонится, чтобы убить. Наверное, это осталось у нее с детства, когда ее сильно напугало какое-нибудь большое животное.

— Да… значит, ровным счетом ничего об этом корабле…

— Ничего, сэр.

— Вы пробовали связаться с ними сами?

— Конечно, сэр, — голос Мэйхью снова наполнился болью. — Несколько раз, когда разум Лесси прояснялся, я посылал сильный сигнал, такой сильный, что даже нетелепаты могли его принять. Может быть, вы сами его слышали, сэр: “Мы идем на помощь”. Но я не получил какого-нибудь подтверждения, что его приняли и поняли.

— Насколько мы знаем, это потерпевший аварию корабль. Мы не знаем, кто его построил, и кто его ведет — или вел.

— Кто бы его ни построил, сэр, это были разумные существа.

Вспомнив неудобнейшие корабли своей юности, Гримс ответил:

— Это вовсе не обязательно.

Мэйхью, не поняв шутки, настаивал:

— Но они обязаны мыслить! Они обязаны передавать друг другу информацию. И любой мозг излучает пси-сигналы. Более того, сэр, это излучение оседает в окружающих неодушевленных предметах, точно так же, как в случае с радиацией. Почему люди любят посещать определенные места? Да потому, что они подсознательно считывают со стен информацию о прошедших здесь когда-то драмах или сильных переживаниях. В определенных, наиболее благоприятных условиях возможно даже воссоздать картину происшедшего…

— Хм. Но вы сказали, что с вашей точки зрения этот корабль мертв, и не осталось даже, как вы выразились, записей на стенах, которые вы могли бы воспроизвести.

— Сэр, расстояние слишком велико. И что касается остаточного излучения неодушевленных предметов, то оно может в одном случае очень быстро исчезнуть, а в другом — держаться годами. Должны существовать какие-то законы, но они никем пока не открыты.

— Значит, там можно что-нибудь обнаружить.

— Может, нам это удастся… а может, и нет.

— Все-таки попытайтесь еще что-нибудь выяснить, Мэйхью.

— Конечно, сэр. Но пока Лесси в таком плачевном состоянии, я ничего не могу обещать.

Гримс отправился в каюту снабжения. Сев в кресло, он взял у Сони чашку кофе, который она для него сварила.

— Похоже, дорогая, — сказал он, — в скором времени офицер разведки нам будет необходим ничуть не меньше, чем офицер снабжения.

— Почему?

Он рассказал ей о своей беседе с Мэйхью, и добавил:

— Я надеялся, что он нам сможет помочь, но похоже, что его хрустальный шар в последнее время не слишком хорошо функционирует.

— Он говорил мне об этом, — ответила она. — Он уже жаловался всему экипажу. Но когда мы догоним корабль, то сможем все узнать — кто его строил, вел, и что там произошло.

— Я в этом не уверен, Соня. То, каким образом он появился на радарах третьей станции — возникнув из ниоткуда, — заставляет меня думать, что он прилетел из очень, очень далекого и Чужого мира.

— Патрульная Служба привыкла иметь дело с Чужими мирами, — ответила она, — а наша разведка — тем более.

— Знаю, знаю.

— А теперь, позвольте вашему скромному офицеру снабжения просить своего хозяина и повелителя сообщить день и час ожидаемого сближения с объектом.

— Если не случится ничего неожиданного, то мы сблизимся с объектом ровно через пять суток.

— И капитан крикнет: “На абордаж!” — сказала Соня, явно наслаждаясь перспективой предстоящих событий.

— Именно так, — согласился он, — и я с радостью выберусь из этой летающей консервной банки.

— Честно говоря, я буду рада ничуть не меньше послать к черту эту снабженческую работу и заняться настоящим делом, которому я столько лет училась…


Глава III | Звездный путь (сборник). Том 4 | Глава V