home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава III

Ровно через час “Мамелют” был уже готов. Как спасательный буксир, он всегда был полностью укомплектован и заправлен, экипажу оставалось только подняться на борт и рассесться по своим местам. Найти приписанных к кораблю инженеров не составляло особого труда — все они лишь ждали вызова, кто у себя дома, кто в порту. Медицинская служба порта послала врача, который был рад избавиться от своих бумаг, а Станция дальней радиосвязи — своего офицера. Поскольку штатный помощник капитана возмутился, когда ему предложили остаться на Лорне, Соня согласилась на роль офицера снабжения.

Итак, все было готово к отправке, но Гримс настаивал на том, чтобы подождали Мэйхью. В любых работах по оказанию помощи чрезвычайно важно поддерживать связь между спасателем и спасаемым, но из опыта третьей орбитальной станции было ясно, что электронная радиосвязь невозможна.

Гримс стоял на присыпанном снегом бетоне возле трапа к открытому шлюзовому люку буксира и смотрел на затянутое тучами небо.

— Черт знает что такое, — возмущался он. — Я ведь говорил ему, что срочно.

Спустившись и встав рядом с ним, Соня сказала:

— Похоже, какой-то звук…

Он тоже услышал — это было отдаленное стрекотание вертолета. Наконец вертолет вынырнул из-за крыши административного корпуса. Яркие лампы на концах лопастей вычерчивали четкий красный круг на темном небе, который приближался, увеличивался, и, наконец, обдав Соню и Гримса холодным мокрым снегом, вертолет сел в нескольких метрах от них. Открылась дверца, и оттуда выпрыгнул высокий и сутулый телепат, пряча от ветра лицо в высоком воротнике пальто. Увидев Гримса, он взмахнул рукой, что должно было обозначать приветствие, и повернулся к дверце, откуда ему подавали большую тяжелую сумку.

— Можете не спешить, — проворчал Гримс. Мэйхью, волоча ноги, приблизился и осторожно поставил сумку на землю.

— Лесси не привыкла к таким путешествиям, — сказал он с легким укором. — Ей нельзя подвергаться тряске.

Гримс вздохнул. Он уже почти забыл о том, какие нежные отношения существуют между любым космическим телепатом и его живым усилителем — головным мозгом какой-нибудь собаки, который находится в питательном растворе. Эти отношения часто бывают гораздо более близкими, чем между живой собакой и ее хозяином. После того, как собаку оперируют и ее мозг лишают тела, она признает как хозяина лишь настоящего телепата, и возникает своеобразный симбиоз.

— Лесси себя неважно чувствует, — жаловался Мэйхью.

“Бросьте ей мысленно сочную кость”, — чуть было не сказал Гримс, но решил воздержаться.

— Я пытался, конечно, — ответил Мэйхью, — но она… она этим больше не интересуется. Она уже слишком стара. А с широким распространением системы связи Карлотти никто не хочет заниматься выращиванием биоусилителей.

— Но она еще помотает вам? — холодно спросил Гримс.

— Да, сэр, но…

— В таком случае поднимайтесь. Миссис Гримс покажет вам вашу каюту. Подготовьтесь к немедленному взлету.

Он поднялся к люку и прошел по узким коридорам и крутым лестницам в тесную контрольную рубку. Там уже находился его помощник, чья небрежная поза вполне гармонировала с его мятой и незастегнутой формой. Несмотря на свой неряшливый вид, этот молодой человек был опытным и компетентным пилотом и в качестве старшего помощника на буксирном корабле нельзя было мечтать о лучшем.

— Вы готовы, шеф? — поприветствовал он Гримса. — Сами поведете тачку?

— Наверное, вы лучше знаете этот корабль, чем я, мистер Уильямс. Как только получим сигнал, что экипаж готов к перегрузкам, можно взлетать.

— О’кей, шеф.

Гримс проверил показания приборов, выслушал доклады офицеров и произнес в микрофон:

— “Мамелют” контрольной башне. Взлетаем.

И прежде чем оттуда успели ответить, Уильямс нажал кнопку пуска. Величественный плавный взлет, мягкое увеличение перегрузки, свойственное большим кораблям — это было не для “Мамелюта”.

Гримсу показалось, что ими выстрелили из пушки. За несколько секунд они вырвались из облачности, и яркий солнечный свет ударил в глаза. Гримс попытался поднять руку, чтобы нажать на панели кнопку поляризации стекол, но это было невозможно. Солнце било сквозь широкие иллюминаторы прямо в лицо, настолько ярко, что даже закрытые веки не спасали от его болезненных лучей. На помощь пришел Уильямс. Открыв глаза и привыкнув к полумраку, Гримс увидел, что тот смеется.

— Этот старый “Мамелют” скачет, как молодая сучка, — сообщил он с гордостью.

— Это точно, мистер Уильямс, — с трудом ворочая языком, согласился Гримс. — Но не все из присутствующих так же молоды… А раз уж разговор зашел о собаках, то, я думаю, вряд ли биоусилителю мистера Мэйхью понравятся эти прыжки.

— Хотите сказать — этим маринованным собачьим мозгам? Уверяю, шеф, этим останкам кучерявого пуделя в их теплом рассоле сейчас лучше, чем нам, — он снова засмеялся. — Ладно, я ведь забыл, что у нас тут сборная команда… Так и быть, сброшу до полутора жи, вы ведь не против, шеф?

“Лучше до одного, — подумал Гримс. — В конце концов, кто бы ни были те люди на корабле, им не грозит немедленное падение на солнце… Но несколько минут для них могут оказаться решающими. В любом случае мы должны остаться способными к тяжелой физической работе, когда мы догоним корабль”.

— Снизьте ускорение до полутора жи, мистер Уильямс. Вы заложили траекторию полета в компьютер, не так ли?

— Конечно, шеф. Как только расчет закончится, я выведу корабль на автопилот. Все пойдет, как надо.

Когда корабль вышел на устойчивую просчитанную орбиту, Гримс покинул Уильямса и стал осторожно спускаться по крутым лестницам вниз. Он обошел с осмотром весь корабль, заглянул в ракетный отсек, к доктору, в обе радиорубки и, наконец, добрался до каюты офицера снабжения возле столовой. Соня выглядела так, как будто она родилась и выросла в условиях полуторократной гравитации. Он с завистью смотрел, как она свободно управляется с чашками и кофейником, не обращая внимания на свой возросший вес.

— Садись, Джон, — сказала она. — Если ты так устал, что у тебя это написано на лице, то тебе лучше даже лечь.

— Ничего, я в порядке.

— Нет, не в порядке, и нечего разыгрывать передо мной большого и сильного космического капитана.

— Но если ты выдерживаешь…

— Ну и что из этого? Я ведь не вела такую жизнь, как ты, и я привыкла к спешке и перегрузкам на маленьких кораблях вроде этого. Это ты все больше летал в невесомости.

Он устроился на койке и, взяв чашку кофе, спросил:

— Так ты считаешь, что нам следует спешить?

— Честно говоря, нет. Работы по спасению всегда очень тяжелы, и при длительной перегрузке более полутора “g” все мы будем едва передвигать ноги, даже этот твой боевой помощник. — Она улыбнулась. — Если бы я вроде него была, ты бы на мне не женился.

Он засмеялся:

— Если бы ты была моим помощником, ты была бы такой же, как он.

— Только в случае крайней необходимости, дорогой.

Она протянула к нему руки, и Гримс подумал, что в языке жестов больше правды, чем в языке слов…


Глава II | Звездный путь (сборник). Том 4 | Глава IV