home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Потому что мир пуст, а я коснулся небес

Кирк знал, что Боунс Мак-Кой был одинок. То, что он пошел служить после серьезной личной трагедии, Кирк подозревал. Чего он не понимал, так это болезненной гордости Мак-Коя, которая накладывала табу молчания практически на все случаи, когда речь шла о внутренних неурядицах. Тем более Кирк был удивлен его бурной реакцией на нарушение сестрой Чапел границ того, что Мак-Кой называл ее “профессиональней властью”.

Войдя в лазарет, Кирк нашел ее готовой расплакаться.

— Звать капитана, — не ваше дело! — бушевал Мак-Кой. — Вы можете идти! Идите в свою каюту.

Она высморкалась.

— Я, во-первых, сестра, доктор, и член команды “Энтерпрайза”, во-вторых, — сказала она, упрямо выкатив подбородок и опустив покрасневшие глаза.

— Я сказал, вы можете идти, сестра!

Кристин сглотнула. В ее лице читалась откровенная боль. Она снова высморкалась, глядя на Кирка, и Мак-Кой резко сказал:

— Кристин, прошу тебя. Ради Бога, перестань плакать… Я представлю капитану полный отчет, я обещаю.

Она выбежала, и Кирк сказал:

— Да, это была драматическая сценка.

Мак-Кой распрямил плечи.

— Я закончил стандартное обследование всего экипажа.

— Хорошо, — сказал Кирк.

— Команда в порядке. Я не обнаружил ничего необычного — за одним исключением.

— Серьезный случай?

— Смертельный.

Пораженный Кирк спросил:

— Ты уверен?

— Абсолютно. Редкая болезнь крови. Поражает одного из 50000 астронавтов.

— А что это?

— Ксенополицитемия. Лечение невозможно.

— Кто?

— У него один год — в лучшем случае. Он должен быть немедленно списан с корабля.

Кирк спокойно спросил:

— Кто это, Боунс?

— Старший офицер медицинской службы.

После паузы Кирк сказал:

— Ты имеешь в виду себя?

Мак-Кой взял со стола кассету с записью. Стоя по стойке “смирно”, он подал ее Кирку.

— Это полный рапорт, сэр. Вам нужно быстро передать его в командование флота, чтобы оформить мою замену.

Не в силах вымолвить ни слова, Кирк смотрел на него. Потом он положил кассету обратно на стол, как будто она жгла ему руку. Мак-Кой сказал:

— Я буду максимально полезен в то время, которое мне осталось, если вы будете держать это при себе.

Кирк покачал головой.

— Должно же быть что-то, что можно сделать!

— Нет, — голос Мак-Коя был груб. — Я провел все возможные исследования. Я сказал вам.

Выражение лица Кирка подкосило его. Он опустился в кресло у стола.

— Это смертельно, Джим. Смертельно.

Несмотря на тревогу, объявленную по “Энтерпрайзу”, Кирк был в своей каюте. “Замена” Боунсу! Военный язык — забавная вещь. Как может кто-то “заменить” опыт человеческого существа — доверие, дружбу, испытанную сотней опасностей? “Один год жизни — в лучшем случае”. Когда ты доходишь до основания человеческой судьбы, хочется, чтобы речь никогда не изобретали. Но она существует. Как и тревога. Она тоже была изобретательна. Чтобы напомнить тебе, что ты не только старый товарищ обреченного человека, но и капитан звездного корабля.

Когда он шагнул из лифта на мостик, Спок молча уступил ему капитанское кресло.

— Что это такое на экране, мистер Спок? Какие-то движущиеся булавки. Ракетный залп?

— Да, капитан. Ракеты очень старого типа. Досветовой космос.

— Да, и с химическим зарядом, сэр, — добавил Скотти.

— Что-нибудь в эфире, лейтенант Ухура?

— Ничего, сэр. Пусто на всех частотах.

— Курс ракет, мистер Спок?

— Похоже, что их цель — “Энтерпрайз”.

— Приготовить бортовые фазеры. Оба. — Отдал приказ Кирк. — Проверьте, мистер Чехов, точку запуска ракет.

— Данные введены, сэр.

— Искривление три, мистер Зулу.

Спок позвал с компьютерного поста:

— Это были очень старые ракеты, капитан. Данные сенсора определяют более 10000 лет.

— Странно, — проговорил Кирк. — Как они могут функционировать?

— Очевидно, у них были автономные системы самонаведения, и не было необходимости во внешних пунктах управления.

— И боеголовки, капитан, — сказал Скотти. — По моим данным, термоядерные заряды.

Спок снова заговорил:

— Подходим к точке с координатами неприятельского корабля, капитан.

— Дайте его изображение на экран, мистер Зулу.

Термин “корабль” мало подходил к тому, что они увидели. На экране появился огромный шарообразный астероид. Его поверхность была изъязвлена и изрыта следами тысячелетних столкновений с метеоритами.

— Мистер Спок, это максимальное увеличение. Объект на экране — действительно то, чем он кажется? Это астероид?

— Да, сэр. Около двухсот миль в диаметре.

— Может ли неприятельский корабль скрываться за ним?

— Невозможно, капитан. Я держу этот район под постоянным наблюдением.

— То есть ракеты были выпущены с астероида?

— Так точно, сэр.

Кирк встал и прошел к посту Спока.

— Полная сенсорная проба, мистер Спок.

Через мгновение Спок оторвал глаза от монитора.

— По составу это типичный астероид, но он не движется по орбите, капитан. Он следует независимым курсом, пересекая эту звездную систему.

— Как это у него получается? — поинтересовался Кирк. — Если у него только нет двигателя…

Спок приподнял бровь, что у него означало удивление. Потом медленно произнес:

— У него есть двигатель, и он корректирует все гравитационные флюктуации. — Он опять улыбнулся в монитор.

— Источник энергии? — спросил Кирк.

— Атомный, совершенно архаического типа. Оставляет за собой след из отходов жесткой радиации.

Кирк на мгновение нахмурился.

— Займитесь курсом астероида, мистер Чехов.

Спок опять оторвался от монитора.

— Этот астероид — полая скорлупа. Она окружает внутреннее ядро с атмосферой, пригодной для дыхания. Сенсоры не засекают никаких форм жизни.

— Вероятно, контроль осуществляется автоматически, — решил Скотти.

Спок кивнул.

— А его строители — или пассажиры — мертвы.

Чехов доложил:

— Курс астероида — то есть этого корабля — 241 плюс 17.

Спок быстро нагнулся к своему пульту, ткнул несколько кнопок. Потом поднял взгляд.

— Сэр, данные, которые сообщил лейтенант Чехов, — это курс, который приведет астероид в столкновение с планетой Даран-5!

— Даран-5! — Кирк уставился на него. — Насколько я понимаю, это обитаемая планета, мистер Спок!

— Да, сэр. Население примерно три миллиарда семьсот двадцать четыре миллиона, — он помолчал, сверяясь с компьютером. — Расчетное время столкновения — три месяца шесть дней.

— Ладно, — сказал Кирк. — Довольно большое население, — он повернулся к Зулу. — Мистер Зулу, уравняйте ход “Энтерпрайза” со скоростью астероида. Мистер Спок и я будем высаживаться на него. Мистер Скотти, передаю командование вам.


Волк в овчарне | Звездный путь (сборник). Том 4 | * * *