home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

— Должен признать, что эти парни в чем-то правы, — проворчал Тео. Он вез Айви домой из больницы. В салоне его «лексуса» пахло кожей и дорогими сигарами. — Обнаружение трупа миссис Уайт ничуть не опровергает того факта, что исчезнувшую женщину в последний раз видели живой и здоровой, когда она входила в ваш дом. Они с Дэвидом повздорили. Полиция обнаружила следы крови и нож, а Дэвид имел глупость признать, что пытался избавиться от него. Кроме того, не следует забывать об этом билете в один конец на Каймановы острова. Так что они имеют все основания и дальше держать Дэвида под арестом, как минимум — за попытку избавиться от вещественных доказательств и создание препятствий следствию.

Слова его долетали до Айви словно издалека. На ветровом стекле мелкими капельками влаги оседал туман, тусклое небо нависло над головой, гася краски и звуки, отчего казалось, что уже наступили сумерки, хотя на самом деле время только приближалось к полудню.

— Ну а ты как? — вяло полюбопытствовал Тео, избегая смотреть на живот Айви.

— Физически? — Она аккуратно застегнула ремень безопасности, сдвинув его в самый низ. — Нормально.

Тео включил «дворники» и медленно покатил к выезду с территории клиники. В боковое зеркальце Айви видела Джоди. Та шла по парковочной площадке, высматривая ее машину.

— Я просто вне себя от злости, — заявил Тео и бросил взгляд сначала направо, а потом налево, прежде чем выехать на дорогу. — Полиция наотрез отказывается сообщить нам, как они обнаружили тело миссис Уайт и при каких обстоятельствах она умерла.

По лобовому стеклу ерзали «дворники», смахивая капли дождя и тумана.

— Детектив сказал мне, что миссис Уайт мертва уже довольно долгое время, — обронила Айви.

— Довольно долгое время? — Тео метнул на нее удивленный взгляд.

— Да, именно так. Я и сама удивилась. Что это значит? И где та женщина, которой полагается жить в этом доме? Разве миссис Уайт не продала его кому-то постороннему?

— Дом был продан, — заявил Тео. — Около восьми месяцев назад. Мы обнаружили запись о продаже в городском архиве. Новой его владелицей стала какая-то женщина, некая Элейн Галлахер. Я нанял частного детектива, который должен выяснить, кто она такая и где сейчас находится. Но мне интересно: с чего бы вдруг полиция решила обыскать ее дом? Должно быть, они получили от кого-то наводку.

— Скорее всего, — согласилась Айви.

Она смотрела в окно, избегая его взгляда. Айви не собиралась рассказывать Тео о том, что побывала в доме на Белчер-стрит и обнаружила ванну, которая была наполнена кристаллами соли и в которой лежала миссис Уайт, и что в полицию звонила Джоди. И уж, конечно, она ни за что не скажет ему о фотографиях Дэвида, которыми была оклеена стена в комнате, некогда служившей Мелинде спальней. Сейчас она про себя радовалась тому, что их там больше нет.

Тео раздраженно стукнул по рулевому колесу раскрытой ладонью.

— Так где же, черт побери, эта женщина по имени Руфь Уайт, которая, как предполагалось, заботилась об умственно неполноценной, а на самом деле — давно мертвой миссис Уайт?

— Для меня совершенно очевидно, что Дэвид не имеет ни какого отношения к убийству их матери, — заявила Айви.

— Согласен с тобой целиком и полностью. Пока мы даже не знаем, была она убита или нет. Кроме того, Дэвид арестован не по подозрению в убийстве. — Айви явственно расслышала невысказанное «пока еще». — Сейчас мы должны сидеть тихо, не высовываться и готовиться к слушанию об освобождении под залог, которое назначено на понедельник. — Перед глазами Айви взад и вперед раскачивался серебряный крестик, свисавший с зеркальца заднего вида. — Нам еще предстоит найти объяснение этому злосчастному билету на Каймановы острова. Поскольку Дэвид его не заказывал, это сделал кто-то еще.

— А что, если окажется, что билет был заказан с нашего компьютера? — поинтересовалась Айви.

От неожиданности Тео убрал ногу с педали газа.

— Это действительно так?

— Не знаю. Но вдруг?

Тео мастерски вписал тяжелую машину в поворот и остановился на светофоре.

— Если это так, значит, у кого-то еще есть доступ в ваш дом и к вашему компьютеру, — предположил он. — У кого? И как мы тогда сможем доказать, что билет заказала не ты или не Дэвид? Вряд ли можно рассчитывать на то, что в доме установлены камеры наружного наблюдения.

— Может быть, у нас появится свидетель, видевший, как кто-то пытался проникнуть в наш дом.

— Которого до сих пор не допросили?

— Да, которого до сих пор не допросили, потому что его состояние здоровья не позволяет этого. Это моя соседка. Не исключено, что миссис Биндель видела, как кто-то пытается открыть нашу дверь старым ключом после того, как я сменила замки. Быть может, именно поэтому ее и ударили по голове. Сейчас она ничего не помнит. Но память может и вернуться к ней.

Айви вспомнила выражение лица миссис Биндель, когда та пришла в себя в больнице и увидела, что у ее кровати сидит Айви. Первоначальные смущение и растерянность быстро сменились чем-то еще. Но что это было, страх? Спросить об этом соседку Айви не успела, потому что в этот самый неподходящий момент появился детектив Бланчард.

— Полиция проводила обыск в нашем доме, — заметила она. — Может, они сделали дубликат ключей. Может быть кто-то из них вернулся позже, когда дома никого не было. Среди тех людей, которые, как я видела, рылись в плетеном сундуке, был и мужчина. — Айви попыталась вспомнить, как он выглядел, но в памяти у нее сохранился лишь его силуэт, высокий и худощавый.

— Полицейский сговор? Если мы заикнемся о том, что копы подбросили вам улики, судья рассмеется нам в лицо. И нам остается только надеяться, что это не так, иначе доказать это будет практически невозможно.

На светофоре загорелся зеленый. Шины взвизгнули и провернулись вхолостую, прежде чем нащупали сцепление с дорожным полотном. Тео покатил через площадь, мимо скобяной лавки «У трех братьев» и бывших «Счастливых дорожек Керси». Листок с подсчетом очков, который она нашла в спальне Мелинды, попал к ней именно отсюда.

— Помнишь старый кегельбан? — спросила Айви.

— Конечно. — Тео оглянулся на лавку. — Интересно, они когда-нибудь снимут эту вывеску или нет?

— Вы, парни, частенько там торчали. После ваших футбольных тренировок. Ты тоже бывал там с Дэвидом?

Тео молча кивнул, поворачивая на главную улицу.

— А Эдди и Джейк?

Тео бросил на нее удивленный взгляд.

— Ну да. Вся наша команда бывала там. — Он выехал на Лорел-стрит.

— Мелинда Уайт работала там после занятий, — продолжала Айви.

Автомобиль подкатил к тротуару перед их домом и остановился. На несколько долгих мгновений в салоне повисла напряженная тишина, прежде чем Тео заговорил.

— Все может быть. Я уже и не помню — давно это было.

— Ты сам только что сказал: вся ваша команда любила собираться там.

Руки Тео, небрежно лежавшие на рулевом колесе, дрогнули и стиснули его так, что побелели костяшки пальцев.

— Айви, ты говорила об этом полиции?

— О чем?

Он развернулся к ней лицом.

— О Керси. О боулинге.

— А я должна?

Тео впился в нее взглядом.

— Хороший вопрос. Почему это ты должна упоминать об этом?

Айви не ответила.

— Словом, не нужно говорить об этом. Никому. Пожалуйста.

В животе у Айви похолодело от дурного предчувствия.

— Что случилось?

— Это старая история. Даже не история, а археология.

Очевидно, все-таки недостаточно старая, раз он хочет, чтобы она никому не заикалась о кегельбане.

Тео потянул на себя рычаг ручного тормоза.

— Говорю тебе, Айви, — он резко развернулся к ней на сиденье, — там не случилось ничего.

Айви выдержала его взгляд.

— Тео, ты чего-то не договариваешь. Что-то там у вас произошло.

— Айви…

— Что именно?

Тео застонал от отчаяния.

— Сейчас это не имеет никакого значения.

— Тео!

— Ну хорошо, хорошо. Она… Мелинда… она думала, что Дэвид… — Он на мгновение умолк, словно не зная, как продолжать, и тщательно подбирая слова. — Однажды мы заглянули туда после тренировки, и она решила, что Дэвид пришел ради нее.

Айви не отрывала взгляда от серебряного крестика, по-прежнему раскачивающегося на зеркале заднего вида. Пришел туда ради нее. И что это должно означать?

— Я уверен, что именно так она тогда и подумала, — продолжал Тео. — Что он неравнодушен к ней. Но разумеется, это полная ерунда.

— А ты откуда знаешь?

— Откуда я знаю… Потому что я тоже был там.

Остывающий двигатель негромко потрескивал.

— Я не это имею в виду. Откуда ты знаешь, что подумала Мелинда? — требовательно спросила Айви.

— Я… Вот же дерьмо какое. — Тео отвернулся. Он стиснул зубы, и на щеках у него заиграли желваки. — Мне рассказывал Дэвид. Вот почему он пригласил Мелинду в дом во время распродажи ненужных вещей у вас во дворе. Потому что она ударилась в воспоминания о том, что произошло тогда в кегельбане, но в своей интерпретации. Проклятье, сколько лет прошло! Оказывается, она ничего не забыла. И он решил, что будет лучше поговорить с ней об этом… без помехи.

Тео вытащил ключ из замка зажигания.

— Говорю тебе, она все это выдумала. Приняла желаемое за действительное.

— И насколько плоха ее интерпретация того, что там случилось? — затаив дыхание, спросила Айви.

— Он… она… — Тео в замешательстве облизал губы. — Черт, неужели тебе действительно нужно знать об этом? Уверяю тебя, не случилось ничего серьезного.

Айви протянула руку, чтобы остановить серебряный крестик. Она не собиралась выходить из машины, не получив ответа, и Тео понял это.

— Это случилось после тренировки. Осенью, когда мы учились в выпускном классе, — начал он. — Мы пошли туда. Поиграть в боулинг. В клубе никого не было. Мистер Керси вышел, и кто-то из ребят притащил ящик пива; мы стали пить, и играть, и… Ну ты понимаешь, дурачиться.

— Дурачиться?

— Мы набрались. Заблевали там все. — Он глупо ухмыльнулся. — Признаю, ситуация вышла из-под контроля. Немного.

— Немного?

— Ну, пожалуй, изрядно. Так будет точнее.

— А что Мелинда?

— Она тоже пила с нами. Веселилась и отрывалась, как могла. Потом… — Тео вновь замялся и облизнул губы.

— Так что было потом? — Айви не намеревалась отступать.

— Ты имеешь в виду, не трогали ли мы… Что мы могли… Нет, конечно. Но не потому, что она не хотела. Можешь мне поверить: она прямо-таки напрашивалась на это.

Айви поморщилась. От его самодовольного тона и улыбки ее воротило. Скорее всего, Мелинда до этого никогда не напивалась допьяна. А мальчишки обратили на нее внимание, пожалуй, в первый раз в ее жизни. Для банды крутых и развязных футболистов подобное поведение, может статься, действительно было ерундой, но только не для Мелинды. Для нее эти знаки внимания значили очень много.

Тео резко выдохнул.

— Было очевидно, что Мелинда неровно дышала к Дэвиду. А он вел себя с нею мило и вежливо, чтоб мне провалиться, И это было большой ошибкой с его стороны.

— Итак, ты хочешь мне сказать, что у нас на распродаже Дэвид пригласил Мелинду внутрь, потому что она хотела поговорить с ним о том, что случилось много лет назад в школе?

— Именно. Как иначе это можно назвать, если не безумием или чем похуже? Вот только… тогда ничего не было.

Тео подался вперед и взглянул на себя в зеркало заднего вида. Пригладив характерным жестом волосы на виске, он оглянулся через плечо. Там Джоди загоняла машину Айви на подъездную дорожку.

Он обернулся к Айви.

— Послушай, Айви, Дэвид говорил мне, что Мелинда вела себя как полоумная. Она рехнулась окончательно. Он же и тебе рассказывал, как она стала изображать из себя маленькую девочку. Расколотила стеклянную игрушку. Она пришла в ярость, когда он заявил ей, что она… ошибается относительно того, что случилось много лет назад. Вся ирония заключается в том, что он так напился, что попросту вырубился. Мне пришлось чуть ли не на себе тащить его домой. Да и она была настолько не в себе, что… — Тео коротко рассмеялся. — Откровенно говоря, я удивлен, что они помнят о том вечере что-то еще, помимо жуткого похмелья, с которым наверняка проснулись на следующее утро.

Тео вылез из машины. Айви подождала, пока он подойдет к дверце со стороны пассажира. У нее было такое чувство, будто ее вываляли в грязи, а потом ударили под ложечку. Да, действительно, Дэвид рассказал ей о том, как Мелинду развезло на чердаке, но, как выяснилось, рассказал он ей далеко не все. Он обошел молчанием обвинения Мелинды, и Тео сейчас вел себя точно так же.

Тео распахнул для нее дверцу. Дождь наконец прекратился.

— Знаешь, о чем я подумал, когда узнал, что полиция обнаружила труп? — спросил он. Айви закусила губу, подавляя внезапное отвращение, охватившее ее, когда она оперлась на руку Тео и с трудом выбралась из салона. — Что это Мелинда и что она совершила самоубийство. И я должен сказать тебе кое-что еще. Я очень надеюсь, что она мертва. Потому что она слетела с катушек, и если она еще жива, то может принести немало проблем.

Кому? А что, если Мелинда вдруг объявится, живая и здоровая, горя желанием рассказать полиции о том, что случилось у Керси много лет назад? Свою версию событий, естественно. Даже если срок давности истек и выдвинуть конкретные обвинения против кого-либо не удастся, история эта наверняка станет достоянием гласности. И Дэвид окажется в самом центре шумного скандала. Тео тоже начнут задавать неприятные и неудобные вопросы о том, какую роль он сыграл в случившемся. Недомолвки, домыслы и инсинуации запросто могут погубить репутацию будущего сенатора штата. Причем так, что он не отмоется до конца жизни. А на его политической карьере можно будет поставить жирный крест.

По подъездной дорожке к Айви шагала Джоди.

— Я отперла боковую дверь. Твои ключи я оставила в кухне. Как ты, нормально? Схваток и болей больше не было?

— Ничего особенного, — ответила Айви. — Со мной все в порядке.

— А по твоему виду никак не скажешь, что у тебя все нормально. Хочешь, чтобы мы вошли в дом и побыли с тобой немного, прежде чем Тео отвезет меня домой?

Айви выставила перед собой руки, умоляя избавить ее от предложений подобного рода.

— Нет. Благодарю покорно. — Быть может, против присутствия Джоди она бы и не возражала, но меньше всего на свете ей сейчас хотелось провести хоть одну лишнюю минуту в обществе Тео. — Нет, правда. Все, что мне сейчас нужно, — крепкий и долгий освежающий сон.

И, повернувшись спиной к друзьям, она зашагала по подъездной дорожке к дому.

— Я не буду выключать сотовый телефон, — окликнула ее Джоди.

Айви уже занесла ногу на ступеньку, чтобы подняться к боковой двери, как вдруг собачий лай, донесшийся со двора позади дома миссис Биндель, заставил ее замереть на месте. Проклятье! Она совсем позабыла об этой чертовой собаке.

— Джоди! — воскликнула она, оборачиваясь.

Джоди легкой рысцой устремилась к ней по подъездной дорожке.

— Что, все-таки хочешь, чтобы я прочитала тебе сказку на ночь и подоткнула тебе одеяло?

— Ты можешь сделать мне одолжение и занести внутрь тот большой пакет с собачьим кормом, который лежит в моей машине? Оставь его в кухне, если тебе не трудно. Я обещала присмотреть за Фебой. Это собака миссис Биндель.

Айви прошла по лужайке на соседний участок. Завидев ее, Феба перестала лаять и жалобно заскулила. Бедная псина запуталась в веревке, которой она была привязана к бельевому шнуру, и даже не могла дотянуться до миски с водой, оставленной Айви для нее.

Айви отвязала веревку от бельевого шнура, а потом опустилась, поджав ноги по-турецки, прямо на влажную траву рядом с миской и стала ждать, пока собака подойдет поближе.

Феба столь яростно махала хвостом, что вся ее задняя часть подпрыгивала и содрогалась в такт. Она лизнула Айви в нос, подбежала к миске, стала лакать воду, вновь подскочила к Айви и опять принялась облизывать ее. Айви распутала веревку и обняла собаку за шею, зарывшись лицом в ее теплую, влажную шерстяную шубу. Да, вот это и называется — смех сквозь слезы. Бедная Феба помогла ей сбросить внутреннее напряжение.

Айви встала на колени, а потом поднялась на ноги. Феба попыталась было увлечь ее в сторону дома миссис Биндель. Но после недолгого перетягивания каната, собака сдалась и позволила Айви отвести себя в новый дом. Войдя внутрь и отцепив веревку от ошейника, Айви повесила ее на ручку с обратной стороны двери в крошечной прихожей. Она устало бросила сумочку на кухонный стол, рядом с ключами, оставленными Джоди. Пакет с собачьим кормом стоял на полу.

Пока Феба обнюхивала новую территорию и осваивалась в кухне, Айви вскрыла пакет и насыпала немного корма в миску. Она не знала, можно ли добавлять в корм воду, но после некоторого размышления решила добавить, после чего поставила миску на пол.

Феба осторожно приблизилась к угощению, а потом начала жадно есть. Спустя несколько секунд она оторвалась от миски, подняла морду и бросила на Айви тревожный взгляд, но тут же спохватилась и вновь уткнулась в лакомство.

Айви вышла в прихожую. Цок, цок, цок. Когти застучали по полу, когда собака последовала за ней. Она заперла боковую дверь на два оборота, опустилась на корточки и ласково почесала Фебу за ушами.

Откровенно говоря, она была рада тому, что не осталась в одиночестве. Но еще больше ее радовал тот факт, что компаньонке не требовалось общение.

Пока Феба угощалась кормом, Айви налила себе стакан апельсинового сока. Отпив половину, она вдруг ощутила непривычную горечь во рту. Выплеснув остатки сока в раковину, она сполоснула стакан и поставила его в сушилку.

В обществе Фебы, следовавшей за ней по пятам, она отправилась в обход по помещениям нижнего этажа. В коридоре стояла Бесси и смотрела, как ей и положено, на входную дверь, запертую на два замка. Шторы в гостиной были задернуты, да и в самой комнате царил образцовый порядок. По дивану в художественном и строго заданном беспорядке были разбросаны подушки. Ни на полу, ни на кофейном столике не валялись забытые газеты и журналы.

Айви зевнула во весь рот. Она действительно смертельно устала.

Поднявшись наверх, она мимоходом заглянула в каждую из спален. Сбросив с себя грязную одежду, которую она носила со вчерашнего дня, Айви надела чистое белье и спортивный костюм. После этого она отправилась в ванную, где тщательно почистила зубы, чтобы избиться от горьковатого привкуса во рту, оставшегося после апельсинового сока.

Кровать неудержимо манила ее к себе. Но она знала, что заснуть не сможет. Сразу, во всяком случае. Из головы у нее не шли слова Тео: «Ничего не случилось». Правда заключалась в том, что она ему не поверила. Тео был прирожденным лгуном и тонким политиком, даже когда не баллотировался в сенат, — а такие, как он, всегда имеют склонность ненавязчиво подправлять острые углы и нелицеприятные стороны повседневной суровой реальности.

Как бы то ни было, но она поймала Дэвида на очередных недомолвках, если не сказать — лжи. «Что еще должно случиться, чтобы вы перестали защищать его?» Не исключено что детектив Бланчард был прав. Да, конечно, улики легко мог подбросить тот, кто хотел подставить Дэвида, но почему тогда ее супруг лгал снова и снова? В конце концов, он признался даже в том, что спрятал холщовую сумку с ножом внутри. А фетальная ткань? Айви начинало тошнить от одной только мысли об этом.

Что будет, если анализ ДНК покажет, что отцом ребенка Мелинды является Дэвид? Дэвид и Мелинда? «Решительно невозможно» — так ответила бы Айви еще несколько дней назад. И даже сейчас, вопреки доводам разума, вопреки растущему грузу вещественных доказательств, в глубине души она была убеждена в том, что Дэвид — не убийца. Стоит обнаружить слабое звено в логической цепи улик — и все обвинения рухнут и рассыплются как карточный домик.

Взять хотя бы тот злополучный билет на Каймановы острова — она собственными глазами убедилась в том, что он был заказан с их компьютера. Впрочем, так ли это на самом деле? Посещение парочки веб-сайтов, посвященных туризму, вряд ли можно счесть исчерпывающим доказательством вины.

Айви вошла в свой кабинет и уселась за письменный стол. Пошевелила мышкой, и экран монитора ожил. В комнату незаметно просочилась Феба и тихонько улеглась под столом, у ног Айви. Айви зевнула и открыла окно браузера.

Сначала она щелкнула по иконке «История просмотров», затем нажала кнопку «Вторник». И вновь перед ней в обратном хронологическом порядке высветился список веб-страниц, которые они посетили в последнее время. За сайтом caymanislands.com следовал сайт travelocity.com. С обеих сторон они оказались зажаты между страницами «Мэп Квест» до и новостным сайтом «Чэнел 7» после них.

Итак, это было три дня назад. Айви попыталась восстановить в памяти прошедшие события. Она спала допоздна и проснулась только после того, как Дэвид уже ушел на работу. На страницу «Мэп Квест» она заходила для того, чтобы узнать, как проехать к дому престарелых, в который переселился мистер Власкович. И она была почти уверена в том, что сайт новостей «Чэнел 7» она просматривала только после того, как вернулась домой с импровизированного дня рождения Тыковки в офисе у Дэвида.

Чтобы унять возбуждение, она даже приложила пальцы к экрану монитора. Итак, посещение сайтов caymanislands.com и travelocity.com состоялось во вторник, когда Дэвид был на работе. В тот самый день, когда в его конторе полным ходом шли приготовления к дню рождения их будущего ребенка. Следовательно, его сотрудники вполне могут обеспечить ему алиби и доказать, что он никуда не отлучался.

Испытывая прилив душевных сил, Айви ткнула пальцем в клавишу «Печать экрана». Мгновением позже негромко зажужжал принтер. Айви ухватилась за страницу и потянула ее на себя, не дожидаясь, пока она полностью выползет из приемного отверстия. Она отдаст распечатку Тео, который предъявит ее судье в понедельник, на слушаниях по поводу освобождения под залог. Или еще лучше: он может попытаться созвать внеочередное заседание суда.

Наконец-то у нее появились доказательства того, что Дэвид не намеревался уклоняться от правосудия. Доказательства того, что во вторник кто-то проник в этот самый кабинет и воспользовался ее портативным компьютером, чтобы заказать билет на самолет на имя Дэвида. Доказательства того, что кто-то побывал в их доме, причем так, что ни она, ни Дэвид этого не заметили.

Слава богу, что на следующий день она поменяла замки в дверях.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ