home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Айви так и не смогла отогнать от себя воспоминания о навязчивом запахе, посему остаток ночи спала плохо, урывками. Ей казалось, что каждые полчаса к ней заходила новая медсестра, чтобы взглянуть на нее и ребенка у нее в утробе. В половине восьмого на следующее утро пришла доктор Шапиро, отсоединила ее от фетального монитора и объявила, что ее выписывают.

— Но далеко не уезжайте, — предостерегла она Айви.

Никаких возражений. Первое, что она сделает, добравшись до дому, — это заберется в постель и заснет.

Позвонила Джоди. К десяти часам за ней заедет Тео и отвезет ее домой. Айви просмотрела утренние выпуски новостей. Ни в одном из них не сообщалось о трупе, обнаруженном в пригороде Браш-Хиллз.

Айви приняла обжигающий горячий душ, подставив больную спину под струи воды. Она вновь надела вещи, которые носила вчера. Фотографии и вырезки, которые она забрала из спальни Мелинды, куда-то исчезли. Айви надеялась, что Джоди все-таки сожгла их.

Она вновь включила телевизор на очередном выпуске новостей. По-прежнему ничего.

Не находя себе места от беспокойства, Айви сняла трубку больничного телефона.

— Коринна Биндель, Б-И-Н-Д-Е-Л-Ь. — Она по буквам повторила фамилию для дежурной сестры.

Да, миссис Биндель значилась в списках пациентов этой больницы. Ее состояние улучшилось с тяжелого до средней тяжести. Это все, что смогла сообщить ей дежурная.

Айви повесила трубку и принялась отщипывать кусочки от гренка, оставшегося на подносе после ее завтрака. Ей приходилось сдерживаться, чтобы вновь не включить телевизор.

Волосы ее все еще были влажными после душа, когда она вышла из палаты. На стене рядом с лифтами висели план этажа и адресный указатель. Айви не знала, где именно находится миссис Биндель, но клиника не отличалась большими размерами, не то что эти новомодные медицинские комплексы в нижней части города, которые смело можно было назвать «городом в городе».

Айви пробежала глазами список отделений. На первом этаже располагались администрация и приемное отделение. Интенсивная терапия — третий этаж, восточное крыло. Родильное отделение — второй этаж, западное крыло. Так, здесь сейчас лежит на сохранении она сама. Хирургическое отделение находилось на втором этаже, в восточном крыле, — скорее всего, миссис Биндель поместили туда.

Айви двинулась по стрелке, указывавшей мимо лифтов в сторону восточного крыла. Она прошла по длинному коридору, миновала ряд двойных дверей и подошла к большому посту медицинской сестры. Здесь, спиной к ней, облокотившись на стойку, стоял какой-то врач и разговаривал по телефону. Айви поспешно проскользнула мимо, усиленно делая вид, будто идет по неотложным делам.

В этом отделении на дверях палат висели карточки, на которых черным маркером были написаны фамилии пациентов. Айви пришлось пройти вдоль всего коридора по одной стороне и вернуться до половины по обратной, прежде чем она нашла то, что искала.

В открытую дверь Айви увидела миссис Биндель. Она лежала на ближайшей ко входу кровати, и Айви перешагнула порог. Женщина на соседней кровати бросила на нее равнодушный взгляд и отвернулась к окну.

Миссис Биндель лежала на спине, голова у нее была забинтована, а глаза закрыты. Губы у нее пересохли и потрескались. Айви подвинула к кровати стул и села. Потом взяла соседку за руку. В сгибе локтя у нее торчала игла капельницы, и пластиковая трубка убегала куда-то в изголовье кровати. Грудь миссис Биндель равномерно вздымалась и опадала. Состояние средней тяжести. Интересно, что это означает?

Сидя здесь, Айви вдруг вспомнила, как в последний раз навещала свою бабушку Фэй. Это случилось через несколько месяцев после того, как они с Дэвидом поженились. В тот день она приехала к ней после обеда и обнаружила бабушку, безвольно поникшую в кресле. Утренняя газета все еще лежала у нее на коленях. Утратив свойственную ей живость, бабушка в смерти словно бы стала меньше ростом. Она походила на обтянутый сухой кожей мешок хрупких птичьих костей.

Айви исполняла обязанности официального бабушкиного попечителя, но по своему обыкновению старушка сама решила, как и когда ей уйти из жизни. Еще утром она бодро шествовала в супермаркет с ручной тележкой, раскланиваясь со знакомыми, а потом у нее случилось несварение желудка, в области груди возникла легкая боль, и через несколько часов ее не стало. Это была прекрасная и легкая смерть для того, кто, подобно ей, все время повторял, что «не хочет быть обузой».

— Было бы замечательно, если бы у людей наличествовала кнопочка «ВЫКЛ», — сказала как-то бабушка Айви. — Вот только в моем случае на ней будет написано: «Хватит, довольно уже».

Айви вздрогнула и очнулась от воспоминаний, когда миссис Биндель пошевелила рукой. Веки у нее дрогнули и приподнялись, и она обвела палату затуманенным взором. Наконец взгляд ее остановился на Айви. И тут же узнавание в ее глазах сменилось растерянностью. Она поднесла руку к забинтованной голове.

— Да, — сказала Айви, — вы ушибли голову. Помните, как это случилось?

— Я… — В глазах у миссис Биндель появился яркий, осмысленный блеск. — Вы…

— Да, это я нашла вас. А потом вызвала «скорую помощь».

— Феба?

— С ней все в порядке. — Айви ощутила легкий укол вины. Как только она окажется дома, то сразу же заберет бедную псину к себе и накормит до отвала. По крайней мере, миску с водой она собаке все-таки оставила. — Миссис Биндель, вы помните, что с вами случилось?

— Я была в саду, — пробормотала соседка. Взгляд ее растерянно заметался по сторонам. — Лилейник…

— Да, в этом году ваши лилейники цвели просто великолепно, — согласилась Айви. — Очевидно, вы подрезали и прореживали их?

Миссис Биндель непонимающе уставилась на Айви.

— Я обнаружила вас на заднем дворе, рядом с клумбой. Вы лежали на ступеньках. Вы никого не видели? — спросила Айви. — Вас кто-то ударил?

Миссис Биндель перевела взгляд за плечо Айви. Глаза ее расширились, и с силой, неожиданной для женщины в ее состоянии, она вдруг вырвала у Айви свою руку.

— Вы… — Айви не успела договорить. Ее прервал резкий стук в дверь.

Она обернулась и оказалась лицом к лицу с детективом Бланчардом.

— Миссис Роуз, что вы здесь делаете? — Он вошел в палату, не потрудившись хотя бы поздороваться.

Айви едва сдержала готовую сорваться с языка грубость. «Не твое собачье дело».

— Вчера вечером у меня начались схватки, и я приехала в больницу.

Его взгляд скользнул по ее животу.

— Они прекратились, — добавила Айви.

— Вы провели здесь ночь?

— Меня выписывают утром.

— Следовательно, вы еще ничего не знаете?

Сердце у Айви сбилось с ритма и провалилось куда-то вниз.

— Не знаю чего?

Бланчард знаком предложил ей выйти в коридор.

— В деле наметились кое-какие сдвиги, — сообщил он.

Айви чувствовала, что, разговаривая с ней, он внимательно следит за ее реакцией.

Она честно попыталась изобразить на лице удивление. Айви уже предвкушала, как обольет его презрением, когда детектив скажет ей о том, что Мелинда Уайт, розыски которой наделали столько шума, все это время пролежала мертвая в доме, в котором родилась и выросла.

— Мы обнаружили тело Гереды Уайт. Матери Мелинды, — сообщил ей Бланчард.

Матери Мелинды? Айви была слишком потрясена, чтобы сказать что-либо.

— В доме, который когда-то принадлежал ей. Похоже, миссис Уайт умерла довольно давно.

— Я… я не знаю, что сказать. Как…

— Мы узнаем причину смерти только после того, как будет произведено вскрытие.

— Но… — Айви растерянно умолкла. Как сформулировать вопрос и при этом не выдать себя? — Я полагала, что миссис Уайт живет во Флориде вместе с сестрой Мелинды Руфью.

На лице Бланчарда отразилось должное огорчение.

— Мы тоже так полагали. Очевидно, все мы ошибались. Полиция Неаполя нанесла визит в квартиру Руфь Уайт и обнаружила, что там никто не живет. Соседи вот уже несколько недель не видели, чтобы кто-нибудь входил или выходил оттуда. — Он опустил взгляд на носки своих туфель. — Сейчас мы изучаем записи звонков с мобильного телефона Руфь Уайт, чтобы попытаться установить ее местонахождение в то время, когда она нам звонила. У нее флоридский номер, но звонить она могла откуда угодно.

— Но у Мелинды действительно есть сестра, которую зовут Руфь? — язвительно поинтересовалась Айви.

— Разумеется. Это мы проверили в первую очередь. — Огорчение на его лице сменилось раздражением. — Расследование продолжается. Все прочие факты и обстоятельства, установленные нами, остаются неизменными.

— Но…

Бланчард выставил перед собой руку.

— Я уже и так сообщил вам больше, чем следовало. Доверьтесь мне, расследование идет полным ходом.

— Довериться вам? — переспросила Айви, не веря своим ушам. — Ну и когда же в таком случае вы намерены освободить моего мужа?


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ