home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Механически переставляя ноги, Айви, ничего не видя перед собой, сошла вниз.

Дэвид сказал ей, что отнес коробку с книгами покупателю, но, как теперь выяснилось, он этого не сделал. Он сказал, что видел, как Мелинда уходила из их дома, но и это оказалось ложью. Он сказал, что не заказывал билет на свое имя до Каймановых островов…

— Что такое? Ты выглядишь так, будто у тебя все болит, — заявила встревоженная Джоди, поджидавшая ее у подножия лестницы.

Айви положила руку на живот.

— Нет, ничего, все в порядке. Очередные ложные схватки. Несколько неожиданно они начались, вот и все.

— Ты уверена, что схватки именно ложные?

— Абсолютно.

— В таком случае как насчет обеда или… — начала было Джоди.

Айви прервала ее.

— Послушай, ты мне здорово помогла. Спасибо тебе большое. Серьезно, я очень тебе благодарна. Теперь мне намного лучше. Я чувствую себя в безопасности, и у меня совершенно точно преждевременные роды еще не начались. Со мной все будет в порядке.

— В порядке? — Джоди вопросительно приподняла свои темные брови.

— По крайней мере, настолько хорошо, насколько это вообще возможно в моем положении.

— И ты хочешь, чтобы я ушла и оставила тебя в покое.

— Да, я хочу, чтобы ты оставила меня в покое. Я тебя люблю, но…

— Ну ладно, я тебе это припомню, — шутливо пригрозила Джоди. Подойдя к двери, она распахнула ее и обернулась, остановившись на пороге.

Айви показала ей поднятый вверх большой палец.

— Ступай.

— Напиши мне письмо по электронной почте. И не забудь что-нибудь съесть, — напутствовала ее Джоди, после чего быстро зашагала к своему автомобильчику.

Айви стояла в дверном проеме и смотрела, как отъезжает «фольксваген» Джоди. Та же самая женщина, которую Айви видела в воскресенье утром, вышагивала по тротуару на другой стороне улицы, толкая перед собой коляску с близнецами. Она выглядела совершенно нормально и даже обыденно в джинсах, мешковатой белой футболке и красной бандане, повязанной низко над глазами, но вдруг остановилась и метнула на Айви любопытный и отнюдь не дружелюбный взгляд. Айви вздрогнула и поспешила закрыть за собой дверь, заперев ее на два оборота.

На полу в коридоре первого этажа по-прежнему в беспорядке валялись чемоданы, которые Джоди выволокла из стенного шкафа. Среди них виднелся и туристический рюкзак Дэвида. Айви отложила его в сторону, а остальные чемоданы принялась запихивать обратно в шкаф.

Последним оказался ее небольшой саквояж, в который Айви еще несколько недель назад сложила самое необходимое. Она неукоснительно выполнила все указания инструктора по родовспоможению: внутри лежали ночная рубашка на пуговицах, зубная щетка, несколько красных леденцов на палочке, чтобы сосать в перерывах между схватками, и бюстгальтер для кормления грудью. Разработанный ими план заключался в следующем: в ту минуту, когда у нее отойдут воды или начнутся регулярные схватки, она позвонит Дэвиду. Она рассчитывала, что он будет рядом с ней, будет следить за ее схватками, вызовет врача, отвезет в больницу и станет держать за руку во время последующего сурового испытания, помогая ей расслабиться, сосредоточиться на чем-либо постороннем и правильно дышать. Рассчитывала на то, что Дэвид сумеет сыграть роль отца для матери их маленькой дочурки.

Она и Дэвид…

Тыльной стороной ладони Айви смахнула со щеки непрошеную слезу. Швырнув саквояж обратно в шкаф, она рывком поправила пальто, висевшие там на плечиках, и уже собралась было в сердцах захлопнуть дверцу, как вдруг заметила с краю старую футбольную куртку Дэвида, которую он носил еще в школьной команде. Некогда сверкающая и прочная кожа на рукавах потрескалась и висела лохмотьями, а шелковая подкладка рассыпалась в пыль, но Айви упрямо не позволяла мужу выбросить ее.

Она сняла куртку с плечиков и прижала ее к груди, полной грудью вдыхая запах, до сих пор ассоциирующийся у нее с мужчиной, которого она полюбила так давно. Она носила эту куртку на многих футбольных матчах. Закуталась в нее, накинув на голые плечи, после того как они в первый раз занимались любовью.

Айви вдруг представила себя полгода спустя. Вот она держит на руках малышку, яростно сосущую пустышку, и бережно укутывает ее в эту красно-белую куртку, ставшую для нее символом надежности и безопасности.

Она повесила куртку обратно в шкаф, подхватила с пола рюкзак Дэвида и отнесла его наверх, где и бросила на площадке лестницы. Войдя в свой кабинет, Айви присела к столу и пошевелила мышкой компьютера. Экран монитора мигнул и проснулся.

Айви открыла браузер и щелкнула мышью на кнопке «История просмотров». Сбоку открылось дополнительное окно, в котором отображался список последних посещений веб-страниц. Она щелкнула по кнопке «вторник» и вывела на экран список посещений. Так, поисковая система «Гугл», электронная почта, газета «Бостон Глоуб», сервер погоды — то есть все те сайты, которые она сама посещала почти ежедневно. А вот и виртуальная карта «Мэп Квест» — с ее помощью она искала адрес дома престарелых, в который поместили мистера Власковича.

И вдруг она нашла то, что боялась найти. У Айви перехватило дыхание. Она сидела перед монитором, пытаясь смириться с явной и недвусмысленной уликой, смотревшей на нее с экрана компьютера. Вот здесь, в самой середине, находилось доказательство того, что она всей душой надеялась не найти, — сайт caymanislands.com.[24] А потом, сразу после него, сайт «Тревелосити», известного агентства по онлайи-заказам билетов через Интернет.

Айви закрыла окно навигатора и оттолкнулась от стола. Значит, с этого самого компьютера Дэвид заказал себе билет, который позволил бы ему улизнуть прочь из этого кошмара. И он даже не потрудился замести за собой следы.

Если бы на его месте вдруг оказалась она, то заказала бы два билета.

Глаза Айви застилали слезы. Ничего не видя перед собой, она поплелась обратно в спальню, уже не обращая внимания на стойкий запах духов. Она швырнула рюкзак Дэвида на кровать, расстегнула застежки и принялась запихивать в него чистое белье, носки и пуловер. Затем она пошла в ванную комнату за зубной щеткой.

Глотая слезы, Айви прижала ладонь ко рту. Что это за человек, которого она беззаветно полюбила еще в школе? Кто же он такой на самом деле? Она попыталась найти ответ на этот вопрос в прошлом и не смогла. «Этот мальчик — хранитель и защитник» — вот так отозвалась о Дэвиде ее бабушка Фэй.

Неужели они обе жестоко ошиблись в нем?

Будь он проклят! Что он себе думает? Что может преспокойно бросить ребенка и оставить ее одну расхлебывать всю эту кашу, которую он же и заварил? Отчаяние, растерянность и злость комком подступили к горлу и сжали ей сердце, когда она не глядя сунула бритву и зубную щетку Дэвида в рюкзак и застегнула его на «молнию».

Покончив со сборами, Айви быстро переоделась, умылась и принялась яростно расчесывать волосы, пока у нее не заболела кожа на голове. На лице, смотревшем на нее из зеркала, отражались решимость и внутреннее напряжение.

Она подхватила рюкзак с кровати, вынесла его на лестничную площадку и швырнула вниз через перила. Он приземлился с глухим стуком на пол в коридоре первого этажа.

«И не забудь съесть что-нибудь», — вспомнила она напутственные слова Джоди при расставании. Ей понадобятся все силы, чтобы пережить этот день и то, что он еще принесет ей.

Айви вернулась в кухню и залпом выпила стакан апельсинового сока. Как после приема лекарства, во рту у нее сразу же появился горьковатый привкус. Она заела его горстью соленых орешков.

Затем, проверив, надежно ли заперта передняя дверь — надежно, на два оборота и засов! — Айви выскользнула из дому через боковой выход. Она швырнула рюкзак на заднее сиденье и уже собралась сесть за руль, как вдруг ее внимание привлек протестующий визг шин.

Раздался громкий и заливистый собачий лай, сменившийся жутким воем. Рассерженно рявкнул клаксон автомобиля.

Случись подобное неделей раньше, Айви выскочила бы на улицу, чтобы посмотреть, что там происходит. Сейчас же она с трудом подавила паническое желание броситься в дом и укрыться в своей крепости. И поэтому она осторожно подкралась к краю въездной арки и выглянула наружу.

Посередине улицы к земле припала собака миссис Биндель Феба, злобно рыча и оскалив зубы. Шерсть у нее на загривке стояла дыбом, и она, прижав уши, не сводила налитых кровью глаз с черного внедорожника «рейндж ровер». Стекло со стороны водителя поползло вниз, и разгневанное выражение лица мужчины, сидевшего за рулем, а также его бейсболка с надписью: «Янки» — что на территории болельщиков другой команды, «Ред Сокс», служило достаточным основанием для драки — говорили о том, что он не собирается вылезать из своего танка, чтобы почесать псину за ушами и угостить ее конфетой.

Едва мужчина завидел Айви, как тут же разразился пронзительными воплями:

— Эта ваша ненормальная собака ищет смерти под колесами! Я чуть не задавил ее! Что тут, черт побери, со всеми вами происходит?

— Это не моя собака. И совсем необязательно так орать, — заявила Айви.

Она осторожно подошла к Фебе. Оказавшись в нескольких футах от собаки, она наклонилась — приседание в ее положении исключалось — и протянула к ней руку.

— Тише, тише, все нормально. Я — друг, и я не причиню тебе вреда. Помнишь меня?

Айви понятия не имела, можно ли вести себя так с перепуганным животным, но, похоже, чутье ее не подвело. Феба слегка приподняла уши — хотя, быть может, псина попросту растерялась, поскольку вместо одного врага перед ней теперь оказались сразу двое.

— Хорошая собачка, славный маленький щеночек, — проворковала Айви, медленно подбираясь ближе.

Собака заскулила и попятилась, поджав хвост.

Айви вновь протянула к ней руку.

— Пойдем, Феба, — позвала она. Услышав собственное имя, собака слабо вильнула хвостом, а уши ее приподнялись еще больше. — Молодец, хорошая девочка.

Феба, все еще припадая к земле, бочком подобралась к Айви, обнюхала и робко лизнула ее руку. И вдруг лапы у бедного животного подогнулись, и она повалилась на асфальт.

Айви схватила Фебу за ошейник и потащила ее с проезжей части улицы на тротуар.

Феба скулила и повизгивала. Весила она фунтов сорок, никак не меньше, да еще и дрожала всем телом. Прядки взъерошенной шерсти на морде закрывали выразительные коричные глазки, и она жарко дышала Айви прямо в лицо.

— Идиотка! — вновь заорал мужчина, впрочем благоразумно не вылезая из-за руля своего черного внедорожника. — Купи ей поводок! — Завизжали шины, когда его механический монстр рванулся с места.

— Лучше купи себе намордник, — пробормотала ему вслед Айви. — А еще лучше — клетку, и не вылезай оттуда.

Она погладила собаку по голове, стараясь успокоить дрожащее животное. Раньше она никогда не видела, чтобы Феба одна гуляла по улице. Интересно, куда смотрит миссис Биндель?

Айви подтащила Фебу к передней двери соседки, нажала кнопку звонка и принялась ждать. Никакого ответа. Она постучала. По-прежнему ничего.

Может быть, миссис Биндель возится у себя на заднем дворе? Айви повела собаку за собой по передней лужайке, в обход дома. Они уже поворачивали за угол, когда Феба вдруг громко залаяла, вырвалась из рук Айви и помчалась вперед.

Айви последовала за ней. За домом ее взору открылись цветочные угодья миссис Биндель, на которых росли кусты форзиции, айвы и рододендронов, подстриженные вкруг. Айви пригнулась, проходя под старомодной бельевой веревкой, протянутой над ухоженной лужайкой, на которой не рискнул поднять пушистую головку ни один одуванчик.

Пофыркивая, Феба деловито обнюхала бетонные ступеньки, ведущие к задней двери, а потом легла в траву и жалобно засопела. Там, на собственной лужайке, ничком лежала миссис Биндель, выглядевшая издалека хрупкой и маленькой. Голова ее покоилась на нижней ступеньке крыльца.

Айви подбежала к простертой на земле фигуре. У нее внезапно закружилась голова, когда она заметила, под каким неестественным углом изогнулась шея миссис Биндель. Как у куклы, голову которой развернули задом наперед.

Она заставила себя наклониться и прижала пальцы к шее соседки. Шершавая, как пергаментная бумага, кожа была прохладной на ощупь, но отнюдь не ледяной. Лицо миссис Биндель усеивали крохотные капельки влаги, хотя нудный моросящий дождь давно прекратился. Под кончиками пальцев у Айви определенно билась слабая, но отчетливая ниточка пульса.

Невероятное облегчение охватило Айви, она покачнулась и едва не упала, когда сообразила, что шея миссис Биндель, похоже, вовсе не сломана. Просто парик пожилой женщины съехал набок, закрывая ей лицо.

Айви осторожно приподняла парик. Под ним обнаружилась совершенно лысая голова с кожей ярко-пурпурного оттенка, из которой торчали несколько жалких седых волосков. Бледное лицо соседки сморщилось и стало маленьким и спокойным, почти что кукольным.

Айви поправила парик. Миссис Биндель, несомненно, пришла бы в ужас, если бы какие-либо незнакомцы, пусть даже ими окажутся санитары «скорой помощи», увидели бы ее без него.

Кстати, она должна вызвать «скорую помощь». Ее сотовый телефон остался в машине. Когда Айви выпрямилась, Феба заскулила и тоже поднялась на лапы.

— Феба, сидеть! — К ее невероятному удивлению, собака выполнила команду. — Вот молодец, хорошая девочка. Жди меня здесь.

Феба обиженно фыркнула и вновь легла рядом со своей хозяйкой, положив морду на вытянутые лапы.

И только сейчас Айви обратила внимание на запах. Опять. Сандаловое дерево и гвоздика.

Она наклонилась и приподняла безвольную руку миссис Биндель. Кажется, аромат исходил от безжизненных пальцев соседки.


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ