home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

В сгущающихся сумерках Айви подошла к собственному дому с тыльной стороны. На девятом месяце беременности трудно остаться незамеченной, но ей удалось проскользнуть мимо дома миссис Биндель и через ее задний дворик пробраться к своему черному ходу. Похоже, ее никто не видел.

В густой тени от арки у входа она попала ключом в замочную скважину только с третьей или четвертой попытки. Но не успела она приоткрыть дверь, как вдруг вся сторона дома озарилась яркой, пронзительной вспышкой. Прожектора заливали все вокруг ослепительным светом. Айви зажмурилась и услышала, как кто-то бежит к ней по траве.

— Миссис Роуз, как вы отнеслись к тому, что вашего мужа арестовали по подозрению в убийстве? — выкрикнул чей-то голос.

К ней протянулись сразу несколько микрофонов.

— Что вы можете сообщить нам по поводу тех улик, которые следователи обнаружили в конторе компании «Роуз Гарденз»? — Этот вопрос задала какая-то женщина.

— Вы дружили с Мелиндой Уайт?

Айви все-таки умудрилась протиснуться в дверь и с грохотом захлопнуть ее за собой. Заперев ее на все засовы, она остановилась посреди полутемной крошечной прихожей, тяжело дыша и дрожа всем телом. Снаружи до нее все еще доносились голоса репортеров. Эти люди не унимались, они старались проникнуть сквозь стены ее дома, влезть ей в самую душу и их вопросы вонзались ей прямо в незащищенный мозг.

Но это же был ее дом, в котором, как предполагалось, она должна чувствовать себя в безопасности, ходить голышом, если таковая блажь придет ей в голову, или визжать во весь голос и бить тарелки о стену.

Вдруг раздался сильный стук в дверь, и входной звонок разразился заливистой трелью. Айви зажала уши обеими руками и устремилась в кухню. Выскочив оттуда, она со всей возможной скоростью пробежала по первому этажу, повсюду задергивая шторы, занавески и жалюзи на окнах.

Наконец она вернулась в кухню. Здесь, на столе, по-прежнему стояла кружка Дэвида, из которой он так любил пить кофе. Айви взяла ее и понесла в раковину, чтобы вымыть. И тут она вдруг заметила, что подставка с ножами сдвинута со своего обычного места возле крана. Она не помнила, когда в последний раз трогала ее.

Разделочного ножа — очень похожего на тот, который полиция обнаружила в белой холщовой сумке в мусорном контейнере за сараем в «Роуз Гарденз», — на подставке не оказалось.

С улицы до нее донесся женский голос:

— …до сих пор считается пропавшей без вести с прошлой субботы…

Айви неловко размахнулась и изо всех запустила кружку Дэвида в стену. Она разлетелась на мелкие куски, оставив на обоях медленно оплывающее коричневое пятно. Ноги не держали ее, и она мешком осела на пол, больно ударившись спиной.

Ребенок!

Зазвонил телефон. Ну и черт с ним.

Айви не могла позволить себе причинить вред своему ребенку. Только не сейчас. Она обняла живот обеими руками, стараясь не обращать внимания на боль, которая горячими толчками поднималась от крестца по позвоночнику. Воды у нее пока еще не отошли. И кровотечение тоже вроде бы не началось.

Вновь раздался телефонный звонок. Малышка сильно ударила ее ножкой снизу вверх, попав в нижнее ребро, «Ничего, это даже приятно», — подумала Айви. Значит, с ней все в порядке.

Телефон опять разразился требовательным звоном. Наверное, кто-то из этих хищников снаружи. Хотя это может быть и Тео, желающий убедиться, что она благополучно добралась домой.

Айви поднялась на колени. Включился автоответчик, и зазвучал ее собственный голос, советующий всему миру убираться к дьяволу. Звуковой сигнал. Би-ип.

— Фууу! Где тебя носит, черт возьми? — донесся из машинки голос Джоди.

Айви с трудом выпрямилась и схватила трубку.

— Джоди!

— Слава богу, ты жива, — ответила подруга. — Я весь день только и делаю, что оставляю тебе сообщения. Ты ведь должна была позвонить мне. Или ты забыла? Я заехала к тебе, но твоя соседка сообщила мне, что тебя арестовали. — До слуха Айви донесся плач Райкера, который наверняка сидел у Джоди на коленях.

— Нет, меня не арестовали, а доставили в полицию на допрос. Арестовали Дэвида.

— За что?

— За попытку скрыть вещественные доказательства.

— Ты дома одна?

— Одна? Если бы. Снаружи топчется целая свора репортеров.

— Хочешь погостить у меня? Разумеется, хочешь, можно не спрашивать. Я сейчас приеду за тобой.

Айви уже собралась было сказать, что с ней все в порядке, но Джоди не дала ей открыть рта.

— Собери сумку. Немедленно. Я буду у тебя максимум через пятнадцать минут. Позвоню тебе от угла.

Айви уставилась на телефонную трубку, которую по-прежнему сжимала в руках. Джоди — вот кто ей сейчас нужен больше всего. Хвала Небесам, что хоть один из них сохранил рассудок.

Айви позвонила Тео и оставила ему сообщение о том, что уезжает к Джоди, где и переночует, и что она берет мобильный телефон с собой. Десять минут спустя она уже сидела в кухне за столом, напряженная и взведенная, как пружина. Рядом стоял пакет для покупок, в который, она второпях швырнула зубную щетку, ночную сорочку и смену чистого белья.

Едва только зазвонил телефон, как Айви схватила трубку.

— Я только что проехала площадь, — сказала Джоди. — Сейчас я сворачиваю на улицу Вязов. — Последовала долгая пауза, — Я уже на Лорел-стрит. — Еще одна пауза. — Все, я сворачиваю к тебе за угол. О боже, откуда здесь столько народу?

— Не останавливайся перед домом. Иначе они возьмут тебя штурмом и…

Джоди не дала ей договорить.

— Разве я сказала, что собираюсь останавливаться? Слушай меня… Я хочу, чтобы ты сделала вот что. Ты меня слушаешь?

— Продолжай.

— Ты сейчас в кухне?

— Угу.

— Выключи свет и посмотри, стоит ли кто-нибудь возле боковой двери.

Айви повиновалась.

— Там никого нет.

— Отлично. Одевайся и будь готова выйти. Я досчитаю до двадцати и приторможу возле двери. Ты выскочишь из дому и запрыгнешь ко мне в машину.

Выскочишь? Запрыгнешь? С таким-то животом? Ладно, попробуем.

— Совсем как в добрые старые времена, — продолжала Джоди, — Девчонки зажигают! — Их старый боевой клич прозвучал сейчас совершенно не к месту, но когда-то разжимая объятия перед эстафетой, они и впрямь подбадривали себя этим возгласом.

— Ладно, начинай считать со мной вместе. Раз, два… — заговорила Джоди.

Пять, шесть… Айви опустила взгляд на свой живот. Нет, эта девочка ни в коем случае не должна стать обузой, ей тоже когда-нибудь предстоит зажигать. Восемь, девять… Она схватила свою сумочку и пакет для покупок, вышла черев боковую дверь наружу и заперла ее за собой, а потом подкралась к границе светового круга, начинающегося сразу же за аркой.

Судя по тому, что репортеры до сих пор толпились перед главным входом в особняк, ее никто пока не заметил. Чуть ниже по улице светились фары какого-то автомобиля, но Айви не сомневалась, что это «фольксваген» Джоди, притаившийся на углу с двигателем, работающим на холостом ходу.

Досчитав до двадцати, она подняла пакет перед собой, загораживая им лицо, и быстрым шагом устремилась по подъездной дорожке сначала к тротуару, а потом и на проезжую часть, удивляясь тому, что способна передвигаться столь стремительно.

— Миссис Роуз! — раздался у нее за спиной чей-то крик.

Но рядом с Айви уже остановилась машина Джоди пронзительного ядовито-зеленого цвета, и подруга, перегнувшись из-за руля, распахнула дверцу. Айви поспешно влезла в теплое нутро автомобиля. Шины протестующе завизжали, когда Джоди вдавила педаль газа в пол, и дверца захлопнулась.

— Уррааа! Пристегнись! — скомандовала Джоди, чуть ли не на двух колесах сворачивая за угол.

Восторг длился секунд десять, не больше.


— Значит, Дэвиду официально предъявят обвинение утром? — поинтересовалась Джоди, когда спустя некоторое время они устроились за кухонным столом их дома в стиле ранчо пятидесятых годов прошлого века. На коленях у нее восседал Райкер. Перед ними на столе в беспорядке валялись пустые бумажные пакеты с остатками ужина, который им доставили из китайского ресторанчика: креветки в винном соусе, цыпленок по-тайски и свинина в собственном соку.

«Дэвиду предъявят обвинение…» — прозвучали слова, которые Айви не рассчитывала услышать и в страшном сне. Сунув руку в карман, она нащупала свой сотовый телефон и проверила его. Новых сообщений не поступало.

Джоди забрала с подноса, стоявшего перед высоким детским стульчиком Райкера, его чашку-непроливайку и скомканную салфетку и отнесла их в раковину. Спереди ее домашний свободный свитер усеивали какие-то крошки и брызги; похоже, перед этим они с сыном ели овсяную кашу.

Как здорово вновь оказаться в этом уютном, пусть и не слишком ухоженном доме, где в раковине громоздятся грязные тарелки, под ногами на полу валяются детские игрушки и хрустят ломтики чипсов. Райкер сердито тер ухо и хныкал.

В комнату вошел Зак, супруг Джоди. На нем были запыленные джинсы и темно-бордовая толстовка с обтрепанными обшлагами. От него исходил запах древесной стружки, лака и сигарет. Он был столяром-краснодеревщиком, занимался главным образом отделочными работами, что давало Джоди повод шутливо жаловаться на то, что на собственное жилье времени у него не хватает. В кабинете высились незаконченные книжные полки, а в кухне на полу зияла широкая прореха в том месте, где некогда стояла стена, отгораживающая ее от кладовки. Зак затеял частичную реконструкцию семейного гнездышка, когда его перестали приглашать подрядчики, но потом строительная отрасль несколько оживилась, и ему пришлось забросить начатое. Учитывая, что Джоди, работавшая учительницей в средней школе, все еще находилась в отпуске по уходу за ребенком, им приходилось экономить каждый цент.

— Привет, Айви. — Лицо у него было встревоженное и серьезное. — Джоди рассказала мне о том, что у вас стряслось. Какой кошмар! Но ты же знаешь: мы всегда рады тебя видеть, так что можешь оставаться у нас столько, сколько пожелаешь. И ты, и Дэвид. Имей это в виду.

Райкер протянул к Заку пухленькие ручонки.

— Ну, иди ко мне, грязнуля, — сказал Зак и подхватил сынишку с коленей Джоди. Он поднял малыша высоко над головой, к самому потолку, отчего Райкер восторженно завизжал. — Тебе уже пора баиньки, приятель.

Сунув Райкера под мышку, хотя тот шумно протестовал, болтая руками и ногами, Зак вышел из комнаты.

— Знаешь, что я вспомнила? — сказала Джоди, выбирая кусочки креветок из длинной лапши и ловко отправляя их в рот. — Как Мелинда с ума сходила по тебе. По тебе и Дэвиду. Она ведь неровно дышала к вам обоим.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что у нее развилась настоящая мания. Она и вела себя как одержимая.

— Ты все это выдумала, причем только что.

— Ничего подобного. Так оно и было на самом деле.

— Полиция обнаружила у нее дома фотографию Дэвида, прикрепленную к дверце холодильника. Судя по всему, она показывала ее своим друзьям и знакомым на протяжении последнего года, рассказывая, что Дэвид — ее парень и даже жених.

— Отлично. А я регулярно появляюсь в свете под ручку с Брэдом Питом. — Джоди вытерла руки о посудное полотенце. — Подожди минутку, я сейчас.

Она вышла из комнаты, но вскоре вернулась, держа в руках свой экземпляр выпускного школьного альбома. Начав перелистывать страницы, она негромко выругалась себе под нос:

— Черт возьми, где же она? — Наконец Джоди нашла то, что искала. — Ага, вот!

Она положила раскрытый альбом на стол и ткнула пальцем в фотографию, запечатлевшую какую-то спортивную тусовку. Игроки школьной футбольной команды весело улыбались в объектив, держа под мышками свои защитные шлемы. Был среди них и Дэвид. На груди у него красовалась семерка — тот же самый номер носил Дуг Флютье,[22] его кумир, из-за которого Дэвид для продолжения учебы выбрал именно Бостонский колледж.

— А вот это ты, правильно? — Джоди указала на девочку, стоявшую спиной к фотоаппарату. Она радостно махала рукой команде. — Я помню эту дурацкую куртку, которую ты таскала все время, не снимая.

Действительно, это была она, Айви, в красной шерстяной футбольной куртке Дэвида. Рукава у нее были сшиты из белой кожи, и на снимке они еще не успели приобрести грязно-желтый оттенок.

— Ты права. Эта куртка мне очень нравилась, — согласилась Айви.

— Тогда ты была влюблена, поэтому в мозгах у тебя царила полная каша. Но ты лучше посмотри сюда. Кто это, по-твоему? — Джоди показала на другую девочку, в одиночестве стоявшую в стороне от шумной толпы сверстников. Длинные вьющиеся волосы закрывали ей лицо, но было заметно, что она носит очки. — Теперь видишь, кто не сводит с тебя глаз?

Айви повнимательнее пригляделась к фотографии. Девочка и впрямь оказалась Мелиндой. На ней были мешковатый свитер и брюки — хотя это могли быть гетры или вязаные гамаши. И она действительно смотрела на Айви.

— Господи Иисусе, и где она только откопала такие тряпки? — выразительно закатила глаза Джоди, — Она выглядит так, словно афганские беженцы прислали ей гуманитарный груз одежды.

— Прекрати, — посоветовала подруге Айви. — В конце концов, мы уже давно стали взрослыми.

— А ты помнишь ее дом? По-моему, он стоял в одном из переулков в районе площади. Ну-ка, подожди минутку…

Джоди, не вставая со стула, передвинулась вместе с ним к импровизированному письменному столу — белая пластиковая крышка лежала на козлах для пилки дров — и принялась стучать по клавишам портативного компьютера. Заглянув ей через плечо, Айви увидела, что подруга вызвала на экран интерактивный адресный справочник и набрала в строке поиска несколько слов: «Уайт, Браш-Хиллз, Массачусетс».

— Мелинда. Ганнет-стрит, — сообщила Джоди. — Это же черт знает где, на другой стороне города.

— Пожалуй, это и есть ее квартира, в которой она сейчас живет, — заметила Айви.

Джоди прокрутила экран, на который компьютер вывел список адресов.

— Ты ничего не найдешь, — сказала Айви. — Мелинда говорила, что ее мать продала дом и переехала во Флориду.

Но Джоди упрямо продолжала орудовать мышкой.

— Ты права, ничего не выйдет, — огорченно выдохнула она через несколько секунд, сдаваясь. Закрыв навигатор, она откинулась на спинку стула и ненадолго задумалась. — А если попробовать по-другому… — Она вскочила на ноги, подошла к кухонному шкафу и выдвинула нижний ящик, в котором лежали несколько старых телефонных справочников. — Вот то, что нам нужно! — Она вытащила толстый том, датированный 2004 годом. — Зак никогда ничего не выбрасывает, так что время от времени мне приходится… — Она перевернула две трети страниц зараз, ища в самом конце фамилии, начинающиеся на букву «У». — Уайт, Уайт, Уайт… Белчер-стрит. Похоже, это то, что мы ищем. Гереда Уайт. Наверное, это ее мать. — Джоди, недолго думая, вырвала страничку и протянула ее Айви.

Да, в справочнике черным по белому значилось; «Гереда Уайт, Белчер-стрит, 6». Дом находился по другую сторону площади.

— Послушай, мне только что пришло в голову, что Мелинда могла припарковаться у вашего особняка, а потом просто перейти через площадь к дому, в котором выросла! — воскликнула Джоди.

— И что потом?

— Не знаю. Может, ее сбил автобус? Упала в канализационный колодец и сломала обе ноги? Или с ней произошло самопроизвольное возгорание? — Джоди бросила на Айви задумчивый взгляд. — Знаешь, а ведь мы можем подъехать туда и посмотреть…

— Уймись, девочка, — поспешила остудить пыл подруги Айви. — И думать забудь об этом.

— Эй, куда подевался твой дух искательницы приключений?

— Джоди, Дэвид в тюрьме. И мы с тобой не в игрушки играем.

Оживление в глазах Джоди потухло.

— Извини, я ляпнула, не подумав.

— Кроме того, все это может оказаться пустышкой. Ты в самом деле уверена, что они жили на Белчер-стрит? Зная тебя, я готова в этом усомниться. Помнишь, как в тот раз, когда…

Джоди залилась краской до корней волос. Еще учась в школе, они разукрасили туалетной бумагой дом, который, как уверяла Джоди, принадлежал тренеру школьной команды по легкой атлетике Рейнеру. Вскоре выяснилось, что в нем проживала корейская семья, недавно переехавшая в Браш-Хиллз. Полиция даже возбудила дело о разжигании расовой вражды, которое, впрочем, благополучно закрыла после того, как девочки сами во всем признались.

— На этот раз никакой ошибки быть не может, — уверенно заявила Джоди и хитро прищурилась. — Белчер-стрит. По-моему, я даже была там однажды. На дне рождения у Мелинды, классе в четвертом, наверное. Смотри-ка, какие странные фокусы иногда выкидывает память. В гостиной у них висели темно-зеленые шторы, и одна еще была порвана. В доме стоял жуткий запах, как будто они никогда не открывали окон. А спальня Мелинды находилась на утепленной веранде. Помнится, стены там были розовыми. Чудовищно, подчеркнуто розовыми. И еще у нее была настольная лампа на подставке, похожая на Кейт Уинслет в платье Золушки. Она бы тебе понравилась.

— Она бы понравилась мне сейчас. А в детстве я, пожалуй, возненавидела бы ее.

— Живая изгородь перед домом была высокой и страшной.

Белчер-стрит? Большая и страшная живая изгородь?

— Если я ничего не перепутала, то мы собирали там подношения на Хэллоуин. Точно, в шестом классе. Пожалуй, уже тогда мы были слишком взрослыми для таких забав. Ян Зилстра подначивал нас, что мы побоимся нажать кнопку дверного звонка. А потом Рэнди… Помнишь его?

— Конечно. Он вечно подбивал нас на всякие глупости.

— Так вот, Рэнди подобрался к звонку и нажал на него, а потом кинулся наутек. На порог вышла какая-то женщина. Должно быть, мать Мелинды. В руках она держала вазу с конфетами. А Рэнди принялся обстреливать входную дверь яйцами. Миссис Уайт уронила вазу и стала кричать на нас. — Айви закрыла глаза, содрогнувшись при воспоминании о том, как яичный желток стекал по лицу несчастной женщины. — О чем мы только думали?

— Дети — это жестокие чудовища, — глубокомысленно заметила Джоди. — Нам еще повезло, что родители не пороли нас с утра до вечера. Может быть, и зря.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ