home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Вслед за детективом Бланчардом Айви поднялась на один пролет вверх по лестнице, прошла по коридору и остановилась перед последней дверью. «Быть может, за какой-нибудь из этих закрытых дверей, которые мы миновали, сейчас находится Дэвид», — отстраненно подумала она.

Бланчард распахнул перед ней дверь и отступил в сторону, давая ей пройти.

Айви подсознательно ожидала, что он приведет ее в комнату для допросов, но это, похоже, оказался рабочий кабинет самого детектива, если предположить, что приятная женщина в годах, чья фотография в рамочке стояла на столе, была его женой, а молодой человек в военной форме на другом снимке — сыном.

Бланчард сел за стол. Айви опустилась на краешек деревянного стула с прямой спинкой напротив него. Он бросил взгляд на телефон, стоявший рядом с ним на столе. На нем горела красная лампочка.

Кабинет был обставлен удобной мебелью, отчего создавалось впечатление почти домашнего уюта, а на окне, выходившем на парковочную площадку, висели неуместные здесь шторы. Страницы раскрытой на столе книги для регистрации количества произведенных арестов и фамилий арестованных были чисты. Вдоль одной стены кабинета выстроились книжные полки, а на противоположной стороне висело большое зеркало. Рядом с ним в рамочке красовался диплом об окончании университета Саффолка, выданный в 1970 году. Ага, Альберт — вот как зовут Бланчарда.

На лбу и верхней губе Айви выступили капельки пота. Она сняла куртку и повесила ее на спинку ступа. Ей пришло в голову, что в комнате отнюдь не случайно стояла такая духота, — это могло быть устроено намеренно.

— Мне показалось, вы сказали, что мой адвокат уже находится здесь? — поинтересовалась она.

— Так и есть. Схожу взгляну, что его задержало.

Бланчард вышел, оставив дверь своего кабинета открытой.

Айви слышала, как удаляются его шаги по коридору. А потом откуда-то издалека донесся стук в дверь.

— Где она? — раздался голос Дэвида. — Я хочу видеть свою жену.

Айви подошла к двери как раз вовремя, чтобы заметить, как Бланчард исчезает в соседней комнате. Она услышала гул голосов, но слов разобрать было невозможно.

На мгновение она заколебалась. Но ведь детектив не приказывал ей оставаться на месте, в его кабинете, и поэтому она тихонько выскользнула в коридор. Дверь в комнату, в которую он вошел, оставалась распахнутой настежь, и Айви на цыпочках подкралась к ней.

— Вы — ублюдки! — вновь зазвучал голос Дэвида, сердитый и разгневанный. — И что, они действительно могут сделать это?

Айви услышала, как кто-то, скорее всего Тео, что-то негромко ответил ему. Затем в разговор вступил новый голос, на этот раз женский.

За распахнутой дверью Айви видела комнату примерно таких же размеров, как и та, из которой она только что сбежала. Освещение в ней было тусклым. Айви подошла ближе, обводя ее взглядом: голые стены, полдюжины стульев, стол, который был завален бумагами и на котором рядом с телефоном лежали толстый конверт манильской бумаги и большой магнитофон.

Женщина оказалась молодой, одетой в темный брючный костюм. Нет, это была не униформа, Дэвид и Тео сидели рядышком с одной стороны стола и о чем-то жарко спорили, не замечая застывшей в дверях Айви. К дальней стене небрежно привалился офицер Фурнье, тот самый высокий полицейский, который расспрашивал Айви и Дэвида о сундуке, выставленном на тротуар возле их дома.

Но поразило ее не это, а стеклянная панель на стене — она оказалась окном, и Айви увидела через нее стол и стул, на спинке которого висела ее куртка. Вот, значит, как: зеркало с односторонней проницаемостью.

Женщина заговорила:

— Детектив Бланчард намерен допросить вашу жену в присутствии ее адвоката. Вы можете остаться здесь и наблюдать за ходом беседы. Или, если хотите, мы можем отвести вас в камеру для задержанных. — Айви поняла, что молодая женщина, скорее всего, местный окружной прокурор.

Что же получается — они собирались следить за тем, как ее будут допрашивать, а она даже не подозревала бы об этом?

— Дэвид, — негромко произнес Тео, так что Айви с трудом расслышала его. — Я настоятельно — понимаешь, настоятельно — советую тебе не оставаться здесь. Это не в твоих интересах. Позволь мне самому разобраться с этим вопросом. Ты должен довериться мне еще раз.

— Дело не в том, что я тебе не доверяю. Я должен быть здесь ради Айви.

— Но тебя все равно не будет рядом. Ты останешься сидеть здесь, откуда ничем не сможешь ей помочь. А я не могу разорваться и одновременно быть с тобой, консультируя тебя, и находиться при ней, занимаясь тем же самым.

Айви заметила, как детектив Бланчард выразительно закатил глаза, глядя на молодую женщину.

Тео и Дэвид продолжали препираться, не подозревая о ее присутствии. Было заметно, что упрямство Дэвида все больше и больше выводит Тео из себя.

— Миссис Роуз, — вдруг громко произнес Бланчард. — Мне казалось, я просил вас подождать в моем кабинете.

Дэвид обернулся. Он увидел ее, и на его лице отразились испуг и смятение. Но когда он взглянул на детектива Бланчарда, в его глазах уже читалась холодная злоба.

— Ах ты сукин сын! — прошипел он.

Бланчард с молодой женщиной обменялись понимающими взглядами, и Айви вдруг с содроганием поняла, что полицейские разыграли перед ней целый спектакль. Они намеренно выманили ее из соседней комнаты, чтобы она услышала сама, перед каким трудным выбором оказался Дэвид. Они хотели, чтобы она узнала о том, что во время допроса за ней будут наблюдать. Они решили сполна воспользоваться преимуществом, которое давал им тот факт, что у них с Дэвидом был один и тот же адвокат, и Айви, сама о том не подозревая, сыграла им на руку.

Разделяй и властвуй, противопоставь жену мужу — вот в чем заключалась их проверенная временем стратегия.

Чувствуя себя безбилетной пассажиркой, которую поймал суровый проводник, Айви позволила Бланчарду препроводить себя обратно в кабинет по соседству. Она опустилась за стол, сцепила пальцы и приготовилась ждать.

Через несколько минут в комнату вошел Тео. Судя по его виду к нему уже вполне вернулись самообладание и присущий ему апломб.

— Микрофон с громкоговорителем, — сказал он, показывая на телефон для двусторонней связи, стоявший на столе. Он развернулся к Бланчарду. — Не могли бы вы его выключить, пока я беседую со своей клиенткой?

Бланчард, пожав плечами, ткнул в какую-то кнопку, и красный огонек погас.

— Пять минут, — предупредил детектив и вышел из комнаты.

Айви готова была расплакаться. К тому же ее тошнило. Она не могла поверить, что все это действительно происходит наяву.

— Дэвид? — еле слышным шепотом произнесла она.

Тео мотнул головой в сторону соседней комнаты.

— Он там. Наблюдает за нами. Я не смог убедить его уйти.

Айви встала и посмотрела на свое отражение в зеркале. Обойдя письменный стол Бланчарда, она подошла к стеклу вплотную и прижалась к нему носом и ладонями. Она надеялась, что Дэвид по другую сторону сделал то же самое.

— Айви, — голос Тео прозвучал негромко, но резко. — Нам нужно поговорить.

Он развернул ее стул спинкой к зеркалу. Она присела на него, и он придвинул еще один стул для себя.

Тео прикрыл рот ладонью.

— Ты обязательно должна следовать моим советам, поняла? — Айви заставила себя кивнуть. — Этим парням ровным счетом ничего не известно о том, что случилось с Мелиндой Уайт, — заговорил он хриплым шепотом. В данный момент у них есть лишь одежда и пятна крови на ней. Если бы они располагали вескими уликами, то уже давно предъявили бы обвинение. Но у них нет ничего. Они ловят рыбку в мутной воде.

— Ловят рыбку, — машинально повторила Айви.

— Тебя не арестовали, равно как и Дэвида. Но если они наткнутся хотя бы на маленькую щель в нашей защите, то начнут расширять и раскалывать ее, можешь мне поверить. Они будут манипулировать тобой, постараются подтасовать факты. Нам будет нелегко. Эти ребята — отнюдь не дураки. Они знают, как разворошить осиное гнездо, как воткнуть в рану нож и повернуть его, чтобы тебе стало еще больнее.

Айви ничего не чувствовала. В голове у нее царила совершеннейшая пустота. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы понять, что говорит ей Тео.

— Они станут задавать тебе вопросы. Они будут записывать твои ответы на магнитофон, а по другую сторону зеркала будет сидеть окружной прокурор, слушать и наблюдать за тобой и Дэвидом. Чтобы ни случилось, прежде чем что-нибудь сказать, посоветуйся со мной или хотя бы просто посмотри на меня. И придерживайся только фактов. Не высказывай домыслов и предположений. Не говори того, о чем тебя не спрашивают. Ты все поняла?

— Да, наверное.

— Я должен быть уверен, что ты в точности последуешь моим советам. — Он наклонился к Айви и крепко сжал ее руку. — Ты сможешь сделать так, как мы договорились?

Айви кивнула.

Через несколько секунд раздался стук в дверь и в кабинет вернулся Бланчард. Он опустился в кресло за столом и нажал кнопку на телефонном аппарате. Вновь загорелся красный огонек. Затем детектив выдвинул ящик стола и достал оттуда маленький магнитофон. Вставив чистую пленку, он включил его.

Бланчард заговорил:

— Сержант уголовной полиции Альберт Бланчард, управление Браш-Хиллз, среда, 5 ноября…

Первые вопросы оказались достаточно безобидными. Он попросил, чтобы Айви назвала свое полное имя. Сказала, сколько ей лет. Где она родилась и выросла? Сколько времени они женаты с Дэвидом? Как долго живут в этом доме? Отвечая на вопросы, Айви не могла отделаться от ощущения, что все это происходит с ней не наяву, что кабинет Бланчарда — это всего лишь сценическая постановка, а она сама читает строчки текста, который написал для нее Тео.

Не возникало ли у них проблем в браке? Тео утвердительно кивнул, разрешая ей ответить на вопрос. Айви ограничилась коротким и твердым «нет».

Далее Бланчард перешел к взаимоотношениям Айви и Дэвида с их соседями. И наконец, он пожелал узнать, насколько хорошо и близко она знала Мелинду Уайт.

Айви сказала ему, что они выросли в одном городе, даже вместе ходили в одну и ту же школу, но близкими подругами никогда не были.

— Когда вы видели ее в последний раз, не считая того дня на распродаже?

Тео взглядом дал Айви разрешение ответить.

— Откровенно говоря, я не припоминаю, чтобы мы вообще виделись с ней после окончания школы.

— Кстати, Мелинда Уайт школу не закончила, — заявил Бланчард. — Она бросила учебу в выпускном классе.

— Я этого не знала, — парировала Айви.

— Она проучилась последний семестр и получила диплом об общеобразовательной подготовке годом позже, — уточнил Бланчард с таким видом, словно речь шла о каких-то пустяках, не заслуживающих внимания.

Допрос продолжался.

— Миссис Роуз, прошу вас рассказать о том, что произошло в субботу, 1 ноября, и о своем разговоре в то утро с жертвой, то есть Мелиндой Уайт.

Тео заколебался, но потом кивнул Айви, давая ей знак, что она может ответить. И она во всех подробностях, какие только смогла вспомнить, рассказала о том, что произошло в тот день на распродаже ненужных вещей. Время от времени Бланчард делал какие-то пометки, но у Айви сложилось твердое убеждение, что он слушает ее вполуха.

— Мы допросили ваших соседей, а также кое-кого из тех, кто пришел к вам на распродажу. Так вот, мы беседовали с людьми, которые говорят, что видели, как миз Уайт вошла в дом с вашим мужем, но нам не удалось найти ни одного человека, который бы видел, как она оттуда выходила. Как вы это объясняете?

Айви уже открыла было рот, чтобы ответить, когда вдруг заметила, как Тео отрицательно покачал головой. «Не высказывай своих домыслов и предположений».

Бланчард тем временем продолжал:

— Если бы нам удалось разыскать хоть кого-нибудь, кто мог бы подтвердить ваше утверждение о том, что Мелинда вышла из вашего дома в то утро, то мы стали бы рассматривать другие версии. А пока, должен заметить, все упирается в ваши слова… против показаний всех остальных.

Айви больше не могла сдерживаться.

— Она пришла. Потом ушла. Больше мне ничего не известно.

Бланчард равнодушие пожал плечами и принялся задавать вопросы о сундуке. Айви объяснила ему, что вплоть до последнего времени он хранился в гараже миссис Биндель, а потом перечислила, что они обнаружили внутри.

— Перед тем как оставить сундук на тротуаре, вы или ваш супруг положили в него что-либо, чего там не было, когда вы открыли его в первый раз?

Айви не стала дожидаться утвердительного кивка Тео.

— Нет. Мы просто сложили все вещи обратно.

— После того как вы выставили сундук на тротуар, вы больше ничего не клали, в него?

— Нет!

Тео негромко откашлялся, выражая свое неодобрение. «Возьми себя в руки и успокойся».

Бланчард откинулся на спинку кресла и принялся лениво разглядывать Айви.

— Миссис Роуз, у нас имеется вполне надежный свидетель, который видел вас в тот же вечер, хотя и несколько позже, когда вы в гордом одиночестве положили что-то в сундук.

Бот оно. Айви знала, что этого вопроса не миновать, но все же растерялась.

— Это была не я. А вы ведете себя так, словно…

И только встревоженный и повелительный одновременно выкрик Тео: «Айви!» — заставил ее умолкнуть.

Бланчард невозмутимо продолжал, как будто ничего не произошло.

— Этот свидетель утверждает, что в воскресенье после полудня вы вместе с вашим супругом вытащили сундук на тротуар. Что вы оставили его там. И что в тот же вечер, около десяти часов, вы вновь вышли из дому открыли крышку и…

— Достаточно, — заявил Тео, решительно прерывая детектива. — Миссис Роуз ответила вам. Переходите к следующему вопросу.

Бланчард полез в ящик стола и достал оттуда большой конверт манильской бумаги.

— Собственно говоря, это уже не имеет значения. У нас и без того достаточно улик.

Из конверта он извлек фотографию и положил ее на стол перед Айви. На снимке были запечатлены сине-желтая блузка для беременных и джинсы.

— Эту блузку и эти брюки мы обнаружили в сундуке на тротуаре перед вашим домом. Вот эти пятна — кровь, и группа ее соответствует группе крови Мелинды Уайт.

И вновь Айви не нужно было смотреть на Тео, чтобы по его нахмуренному лицу угадать, как она должна ответить.

Бланчард между тем выложил на стол еще одну фотографию — на этот раз головы стеклянного лебедя.

— Вы знаете, что это такое. Мы обнаружили осколки стекла в мешке для мусора из вашего пылесоса, который вы держите в своем гараже. Интересно, что скажет жюри присяжных, когда узнает о том, что вы пропылесосили свою мансарду после исчезновения жертвы. Или что мы обнаружили мешок для мусора разрезанным пополам и что в его содержимом кто-то рылся.

Тео вел себя как ни в чем не бывало, он выглядел спокойным и расслабленным, как если бы эти косвенные улики ничего не доказывали. Но сердце у Айви учащенно забилось, когда Бланчард монотонным голосом принялся перечислять улики так, как это делает многоопытный прокурор перед лицом присяжных заседателей, рассчитывая убедить их в виновности подозреваемого. Она и сама прекрасно понимала, что доказательства его звучат весьма убедительно. Это был тот самый случай, когда количество переходит в качество.

— А вам известно, что нам удалось найти вчера во время обыска конторы нашего супруга? — Подобно фокуснику, извлекающему из рукава разные штуковины, Бланчард выложил перед Айви очередную фотографию. На ней была белая полотняная сумка, очень похожая на ту, которую носила на плече Мелинда Уайт в день распродажи. Поверх нее лежал нож с деревянной рукояткой, длинным лезвием и прямой кромкой, заканчивающейся хищным острием. Айви содрогнулась и поспешно отвела глаза.

— Вам знакомы эти предметы? Мы нашли их в мусорном контейнере позади сарая на территории головного офиса компании «Роуз Гарденз». Как вы отнесетесь к тому, что отпечатки пальцев, обнаруженные на рукояти ножа, принадлежат вам?

Айви не могла оторвать взгляда от фотографии. У нее в кухне в деревянной подставке стояли несколько ножей. И один из них очень походил на тот, что ей показали на фотографии. И если нож на фотографии принадлежал ей и был взят с ее кухни, то ее отпечатки пальцев вполне могли на нем оказаться. Как и Дэвида, кстати.

— Удивит ли вас тот факт, что мы обнаружили следы человеческой крови на ноже? — Губы Бланчарда сложились в мрачную, но явно удовлетворенную улыбку. — Кроме того, мы нашли следы крови и в грузовичке вашего супруга. Что вы скажете, когда узнаете, что ДНК этих образцов совпадает со следами ДНК с зубной щетки, которую мы изъяли из квартиры миз Уайт?

У них уже есть результаты анализа ДНК? Теперь Айви не сомневалась в том, что Бланчард лжет. Нож они нашли только вчера днем. У полиции просто не было времени, чтобы провести анализ ДНК. И если на нем действительно присутствует кровь Мелинды, значит, кто-то посторонний испачкал ею нож, а потом припрятал его в «Роуз Гарденз», поскольку точно знал, что полиция будет его искать там в первую очередь.

— А кто посоветовал вам провести обыск в конторе моего мужа? — поинтересовалась Айви. — По-моему, именно его вам и следует допросить. Потому что как раз он и подложил эти так называемые улики на самое видное место, чтобы вы непременно обнаружили их.

— Так называемые улики? — Бланчард бросил на нее полный сожаления взгляд. — Мы также обнаружили кое-что заслуживающее внимания, когда обыскивали квартиру миз Уайт. — Он небрежно швырнул на стол пластиковый пакетик для сбора вещественных доказательств. — Узнаете?

Сквозь пластиковую обертку был виден моментальный снимок Дэвида.

— Мы обнаружили его на дверце холодильника в квартире миз Уайт. Это та самая фотография, которую, по словам сотрудников больницы «Непонсет», Мелинда показывала им в прошлом году, перед тем как уволилась оттуда. Кстати, этот же снимок она показывала и своим коллегам по работе в агентстве по продаже недвижимости «СоБо Риэлти». И она говорила всем, что это — ее жених.

Нет. Это была всего лишь фотография. Айви с такой силой сжала кулаки, что ногти впились ей в ладони. Снимок мог сделать кто угодно. Здесь нет и не может быть никакой связи. Просто не может.

— Когда вы узнали о том, что у вашего мужа роман на стороне? — выстрелил вопросом Бланчард, впившись в Айви пронзительным взглядом.

Он подтолкнул к ней фотографию и заговорщически понизил голос.

— У Мелинды Уайт есть сестра. У нее есть мать. Можете себе представить, как им сейчас тяжело. Ведь они до сих пор не знают, что с ней случилось.

Как Айви ни сдерживалась, у нее вырвался всхлип, больше похожий на стон. Сердце у нее разрывалось.

— Только представьте, как бы вы чувствовали себя на их месте, если бы вдруг пропал без вести ваш ребенок, тот, которого вы сейчас носите в себе. Просто взял и растворился в воздухе, — неутомимо и безостановочно продолжал наносить удары Бланчард. — Если вам известно что-либо, что поможет им смириться с происшедшим, сейчас самое время рассказать об этом. Прошу вас.

Плечи Айви бессильно поникли, и она отвернулась от зеркала с односторонней проницаемостью. Она не хотела, чтобы Дэвид видел, как ей тяжело.

Бланчард постукивал кончиком карандаша по столу и терпеливо ждал.

— Кстати, у нас есть еще кое-что. — Он вновь полез в ящик стола и вынул оттуда еще один кассетный магнитофон, который поставил между ними. — Мы обнаружили это сообщение на автоответчике Мелинды Уайт в ее квартире. По-моему, вам будет интересно прослушать его. Нам, во всяком случае, оно показалось чрезвычайно занятным.

Он нажал клавишу. Неживой, механический голос произнес:

— Суббота, 1 ноября, 18:05. — Сигнал зуммера. Пауза. И затем: — Мелин… Минди? Ты дома? — Голос принадлежал Дэвиду. — Пожалуйста, если ты дома, возьми трубку. — Последовала долгая пауза. — Проклятье. Тебя нет. Нам нужно поговорить. Мне очень жаль, что все так получилось. Правда. Я не думал… Не помню… Я понимаю, тебе это должно было показаться безумием, но… Мы можем хотя бы поговорить? Мне бы не хотелось оставлять все как есть.

В это мгновение зазвонил телефон, стоявший на письменном столе детектива. Прозвучал один-единственный звонок, за которым наступила тишина. Так бьет гонг, возвещающий об окончании боксерского поединка за звание чемпиона мира в супертяжелой весовой категории.

Бланчард подождал, пока телефон не зазвонит вновь, и только потом снял трубку. Он выслушал то, что ему говорили, с непроницаемым лицом опытного игрока в покер, встал и вперил в Тео холодный взгляд.

— Полагаю, ваш второй клиент созрел для того, чтобы сделать признание.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ