home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Айви показалось, что земля ушла у нее из-под ног. Во рту у нее появился неприятный металлический привкус, как будто она облизала жестянку из-под консервированного супа. Она с трудом подавила подступившую к горлу тошноту. А Фурнье по-прежнему держал на кончике ручки перепачканную блузку, внимательно рассматривая ее.

— Есть какие-нибудь идеи относительно того, как эта вещь попала сюда? — поинтересовался он.

— Что это такое, черт возьми? — воскликнул Дэвид. — Вчера этой штуки здесь не было, когда мы бросили сундук на тротуаре.

— Вы утверждаете, что этой блузки здесь не было? — невозмутимо и бесстрастно переспросил Фурнье.

— Да, утверждаю. Я сама складывала все вещи обратно, — подтвердила Айви, про себя удивляясь тому, как спокойно и уверенно звучит ее голос. — Многие останавливались, чтобы заглянуть в сундук. Должно быть, кто-то еще положил ее сюда, потому что мы точно этого не делали.

— Кто-то еще? Допустим. — Полицейский уронил блузку обратно в сундук, опустил его крышку и выпрямился во весь рост. — Что вы скажете насчет того, чтобы пройти внутрь? — Он окинул внимательным взглядом дом, потом посмотрел на Дэвида. — Я хотел бы задать вам еще несколько вопросов, да и осмотреться заодно, если вы не возражаете.

Дэвид скрестил руки на груди, и на скулах у него заиграли желваки.

— А если я возражаю? Это наш дом. И мы не сделали ничего предосудительного.

— Тогда в чем дело? — В вежливом тоне Фурнье проскользнули металлические нотки. — Я имею в виду, если вам нечего скрывать…

— Мне не нравятся ваши намеки! — вспылил Дэвид.

— Понимаю. В конце концов, это ваше право. Но вот в чем вся штука. Или вы пригласите меня войти, чтобы я мог осмотреться, или я получу ордер и привезу с собой целую бригаду экспертов, которые обыщут ваш дом. Очень тщательно, сверху донизу. Смею вас уверить, любой судья согласится, что этого, — он коленом приподнял крышку и с нехорошим интересом осмотрел блузку, — более чем достаточно для проведения необходимых следственных действий.


«Интересно, что бы произошло, — думала Айви, — если бы Дэвид согласился на предложение Фурнье и пригласил его войти в дом?» Но часом позже ей казалось, что перед ней вновь разворачивается некое сюрреалистическое воспроизведение давешней распродажи ненужных вещей с отключенным звуком. Вот только за окном стояло не утро, а вечер и на тротуаре толпились не покупатели, снедаемые желанием приобрести для себя что-нибудь полезное. Это были зеваки, старавшиеся держаться поодаль, но подгоняемые болезненной страстью оказаться как можно ближе к месту действия. Они нетерпеливо переминались с ноги на ногу, и их движения выглядели гротескными и рваными в ослепительных сине-белых лучах полицейских мигалок.

Проезжая мимо, автомобили замедляли ход. На другой стороне улицы к окнам приникли любопытные. Какой-то велосипедист остановился и навел на их дом камеру мобильного телефона. Что он делает — передает изображение?

Айви не находила себе места. От одной только мысли о том, что она оказалась по другую сторону видоискателя, ее тошнило. Ей отчаянно хотелось вбежать в дом и закрыть за собой дверь, но путь ей преграждал полицейский в форме.

Несколько минут назад Дэвид позвонил своему другу Тео, адвокату. Тот отреагировал сухо и немногословно.

— Сотрудничайте с полицией, будьте вежливыми. Не спорьте. Но не отвечайте — повторяю, не отвечайте — на любые вопросы до тех пор, пока я не приеду к вам.

Создавалось впечатление, что толпа на противоположной стороне улицы с каждой минутой становится все больше; велосипедист теперь о чем-то оживленно говорил по мобильному телефону. К дому подкатила золотистая «краун виктория». Фары машины погасли, и из салона выбрался мужчина в темном костюме. Он огляделся по сторонам, окинув внимательным взглядом обсаженную деревьями улицу и дома, а потом перебросился несколькими словами с Фурнье. После чего неторопливо направился к Айви и Дэвиду.

Айви едва взглянула на значок, который он показал им, и пропустила мимо ушей его имя, когда он представился. Она как завороженная не сводила глаз с бумаг, которые он протянул Дэвиду.

Дэвид негромко выругался и скомкал документы в кулаке.

— Ордер на обыск, — сказал он, — Куда, черт возьми, провалился Тео? Его же контора находится прямо за углом, ради всего святого!

Недовольно поджав губы, Дэвид поднялся по ступенькам и отпер входную дверь.

Вновь прибывшие и остальные сотрудники полиции гурьбой потянулись в дом, оставив снаружи одного патрульного охранять вход.

Дэвид и Айви отступили под арку. Здесь, в темноте, они хота бы могли скрыться от любопытных глаз. Поднялся ветер, порывы которого пробирали до костей, но Айви дрожала не от холода. Дэвид обнял ее одной рукой за плечи, но мыслями он был где-то далеко, и от него исходило не столь желанное сейчас тепло, а лишь страшное напряжение, когда он провожал взглядом очередной автомобиль, приближавшийся к их дому и проезжавший мимо.

Наконец у тротуара замер черный «лексус», из которого вылез Тео, выглядевший очень чопорно и внушительно в своем темном костюме и длинном пальто. Он метнул недовольный взгляд на толпу, собравшуюся на противоположной стороне улицы.

— Слава богу! Самое время, — с облегчением пробормотал Дэвид и помахал ему рукой.

Тео подошел к ним и опустил на землю пухлый портфель из кордовской кожи.

— Я, конечно, слыхал о том, что полиция склонна к крайностям, но это просто нелепо, — прошипел он сквозь зубы. — Мне очень жаль, что вам пришлось пройти через это. Особенно в твоем положении. — Он одарил Айви сочувственным и ободряющим взглядом, а потом обнял ее, окутав терпким запахом своего одеколона.

Айви испытала мгновенный прилив благодарности и облегчения.

Дэвид протянул Тео скомканный ордер на обыск. Разгладив его, Тео пробежал глазами содержимое и поднял голову.

— Вы ведь не отвечали на вопросы, как я вас просил?

— Мы понятия не имели о том, что «отвечаем на вопросы», — заявил Дэвид, взяв последние слова в кавычки. В его негромком голосе явственно сквозило напряжение. — Мы вернулись домой, а тут…

Тео выставил перед собой руку, прерывая его. Айви проследила за его взглядом, устремленным вдоль улицы. Перед их домом затормозил фургон службы новостей.

— Подождите минутку.

Тео подошел к патрульному, охранявшему вход, о чем-то коротко поговорил с ним и мгновением позже исчез внутри. Через несколько минут отворилась боковая дверь и он высунул голову наружу.

— Входите. В кухне они уже закончили.

Айви поднялась по ступенькам и вошла в собственным дом, ставший вдруг чужим. Миновав крохотную переднюю, в котором на крючках за дверью висели многочисленные плащи и форменные пальто, она вошла в кухню. Оглядевшись по сторонам, она быстро задернула занавески и принялась задвигать ящики и закрывать дверцы шкафов и стола, которые полицейские оставили открытыми. После чего устало прислонилась спиной к столу, плотнее закуталась в куртку и замерла, дрожа всем телом и обнимая обеими руками выступающий живот.

— У меня такое ощущение, будто мы попали в засаду, — прорычал Дэвид, ногой захлопывая дверцу холодильника.

Тео швырнул ордер на обыск на стол. Он плотно прикрыл дверь в столовую и уселся на стул. Дэвид принялся расхаживать взад и вперед.

— Какого черта здесь происходит? Они обращаются с нами как…

— Прекрати метаться и сядь, — оборвал его Тео. — Нам нужно поговорить.

Дэвид и Тео обменялись долгими взглядами. Потом Дэвид глубоко вздохнул и обеими руками взъерошил волосы. Сняв куртку, он повесил ее на спинку стула и сел.

— Ты тоже, — распорядился Тео, глядя на Айви.

Она послушно опустилась на стул.

И тут, совершенно не к месту, зазвучала мелодия из старого телесериала, исполняемая на игрушечном пианино. Тео моментально выудил из кармана свой сотовый телефон, раскрыл его и бросил быстрый взгляд на экран. Затем он поспешно выключил телефон и звук оборвался.

— Почему они ведут себя так? — пожаловался Дэвид. — Они обращаются с нами как с преступниками.

— В наши дни полиция никому не дает послаблений. Во всяком случае, после дела Джон-Бенет Рэмси. — И Тео в красках объяснил им, что, после того как полиция небольшого городка Боулдер в штате Колорадо приложила все усилия для того, чтобы блестяще завалить дело об убийстве маленькой девочки, по всем Соединенным Штатам расследования отныне проводятся в строгом соответствии с инструкциями. — Особенно когда дело касается пригорода, в котором живут преимущественно белые. Так что здесь нет ничего личного.

Тео вновь перечитал ордер на обыск, а затем достал из своего портфеля серебристую ручку и блокнот с желтой линованной бумагой.

— Ладно, начнем по порядку. Пропавшая женщина? — Тео наморщил лоб. Ослабив узел галстука, он бросил на Дэвида вопросительный взгляд. — Мы говорим о Мелинде Уайт — той самой Мелинде Уайт из средней школы?

— Правильно. — Дэвид объяснил, как полиция проследила ее до распродажи ненужных вещей, которую они давеча устроили.

— Хорошо. Значит, сестра сообщает о ее исчезновении, — продолжал Тео. — Они обнаруживают ее автомобиль. В нем лежит газета, по объявлению в которой полиция выходит на вас. Ну и как после этого они сумели получить ордер на обыск?

Дэвид рассказал ему о плетеном сундуке миссис Биндель, который они оставили на тротуаре, чтобы его забрала мусороуборочная машина. И о том, как офицер полиции обнаружил внутри блузку Мелинды.

— Они имеют на это право, Тео? То есть я хочу сказать, это же вмешательство в частную жизнь? — с тревогой спросил Дэвид.

— Все, что стоит без присмотра на уличном тротуаре, может считаться добычей полиции. Они не нарушили никаких законов, открыв его и заглянув внутрь.

— Но блузки там не было, когда мы в воскресенье вечером оставили сундук у обочины, — заявил Дэвид и бросил взгляд на Айви, словно ища у нее поддержки.

— Разумеется, ее там не было. И не могло быть, — сказала Айви.

— Меня в этом убеждать не нужно, — заметил Тео. — Я ваш адвокат. — И он долгим тяжелым взглядом посмотрел на Дэвида. — Кроме того, я еще и ваш друг.

Над головой у них заскрипели доски. Скорее всего, полицейские поднялись наверх и сейчас обыскивали их спальню, роясь в нижнем белье Айви и переворачивая простыни и одеяла на кровати.

— Айви видела, как многие останавливались рядом с сундуком и рылись в нем, — подчеркнул Дэвид. — И любой из этих прохожих мог положить в него блузку.

Тео делал быстрые пометки.

— Что это были за люди? Сколько именно их было?

— Наша соседка, — начала перечислять Айви. — Потом еще одна женщина — она живет поблизости. Какой-то высокий мужчина, но, к тому времени как он появился, стало уже слишком темно, так что рассмотреть его хорошенько я не могла. — Айви взяла со стола солонку, маленькую керамическую лягушку с дырочками на голове, которую она обнаружила в каком-то антикварном магазине. Она провела пальцем по ее гладкой спине и стиснула зубы, стараясь, чтобы они не лязгали на всю комнату. — Наверняка были и другие. Я же не могла присматривать за сундуком все время.

— Мы полагали, что они забирают понравившиеся им вещи, — добавил Дэвид. — Нас это вполне устраивало, потому что мы надеялись, что к утру в нем ничего не останется. Я хотел сказать, что мы надеялись на… — Дэвид запнулся и умолк.

— …барахольщиков, — пояснила Айви. — Пусть лучше кто-нибудь заберет ненужные нам вещи и найдет им достойное применение, чем мы попросту выбросим их.

Вот теперь Тео выглядел озадаченным. А Айви вдруг вспомнила квартиру адвоката: кругом один хром, стекло и белые берберские ковры на полу. Ему столь же трудно было представить, что кому-то может понадобиться гнилой плетеный сундук, как надеть дешевые электронные часы или пить вино из горлышка.

— Вообще-то, Айви здорово испугалась, когда поздно вечером увидела на тротуаре какую-то женщину, — понизив голос, сообщил Дэвид.

— И что же? — заинтересовался Тео. — Айви?

— Я услышала какой-то звук. А потом выглянула в окно в кухне и увидела ее.

— Эта женщина… Ты узнала ее? — продолжал расспрашивать Тео, одновременно делая какие-то пометки в блокноте.

Айви проглотила комок в горле.

— Она была очень похожа на меня.

Тео перестал писать.

— Во всяком случае, волосы и прическа у нее выглядели в точности как мои, — добавила Айви.

— И тоже беременная? — поинтересовался Тео.

Айви закрыла глаза и попыталась сосредоточиться и вспомнить.

— Я… нет, не знаю. Крышка сундука была поднята.

— Ты сообщила полиции о людях, которых видела у себя на лужайке?

— Они меня не спрашивали об этом и даже не дали мне возможности… — начала было оправдываться Айви.

— Хорошо, — прервал ее Тео. — Полагаю, ты легко можешь представить себе их реакцию, если скажешь, что видела кого-то как две капли воды похожего на тебя. Это будет выглядеть, как если бы ты сама бродила по своему двору, а теперь пытаешься придумать правдоподобное объяснение на тот случай, если вдруг объявится свидетель, видевший тебя ночью.

— Но это была не я!

— Разумеется, это была не ты. Я в этом не сомневаюсь, — властно прошептал Тео и прижал палец к губам, кивком головы указывая на дверь, ведущую в столовую. — Я просто хочу сказать…

— …что они решат, будто я или лгу, или окончательно спятила. Беременная безмозглая клуша.

— Ты не спятила, успокойся, — произнес Дэвид, но голос его предательски дрогнул. — Это Мелинда — самая настоящая безмозглая беременная клуша. Господи, как я жалею что… — Дэвид поперхнулся и умолк, когда Тео бросил на него разъяренный взгляд.

— Отлично. Вернемся к Мелинде. — Тео перевел взгляд с Дэвида на Айви. — Когда вы видели ее в последний раз?

Дэвид опустил глаза и уставился себе под ноги.

— Милый? — неуверенно проговорила Айви.

— Что такое? — переспросил Тео.

Дэвид побледнел и устало откинулся на спинку стула.

— Полагаю, я был последним, кто видел ее, — признал он. — Это я пригласил ее в дом на экскурсию.

— Он все равно собирался войти внутрь, — пояснила Айви, — чтобы вынести последнюю коробку с книгами. А Мелинда без конца интересовалась, что мы сделали с интерьером, вот он и пригласил ее зайти и посмотреть самой.

Дэвид по-прежнему не поднимал головы.

— Она уверяла, что в детстве часто играла здесь. То ли ее мать работала в этом доме, то ли еще что-то такое. Во всяком случае, мне стало понятно, что ее присутствие действует Айви на нервы.

— Ладно. Значит, ты пригласил ее на ознакомительную экскурсию по дому. И что дальше?

— А дальше ничего. Мы поднялись наверх, потом спустились вниз — и все, — ответил Дэвид.

— Ты видела, как она уходила? — Тео переадресовал свой вопрос Айви.

Та отрицательно покачала головой.

— Кто-нибудь еще видел, как она уходила от вас?

— Распродажа проходила на подъездной дорожке по ту сторону дома, — пояснил Дэвид. — Полагаю, кто-нибудь да видел ее. Но сам я торопился…

В двери негромко постучали.

Тео подался к ним через стол.

— Итак, слушайте меня внимательно, — негромко произнес он. — Все очень просто. Вы не отвечаете ни на какие вопросы, пока я вам не разрешу. Здесь нет ничего противозаконного. Отказ отвечать на вопросы полиции — это еще не преступление. Кроме того, это не означает, будто вам есть что скрывать. Это означает всего лишь, что вы следуете советам своего адвоката, который действует в ваших собственных интересах.

Тео встал.

— Все, я повторяю: все, в буквальном смысле, что вы скажете, может быть использовано против вас. То, что представляется вам вполне безобидным, может быть искажено, вывернуто наизнанку и представлено в качестве улики. Вам это понятно?

Он поправил галстук, пригладил ладонями волосы на висках и поддернул рукава пиджака.

— Вам это понятно? — повторил он.

Подняв воротник куртки и зябко кутаясь в нее, Айви кивнула. Ей было очень холодно.


ГЛАВА ШЕСТАЯ | Никогда не лги | ГЛАВА ВОСЬМАЯ