home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать третья

Возможно стоило бы поблагодарить местных богов, отвечающих за погоду. Уже второй день дождя с небес не было, не считать же за дождь мелкую водную взвесь висящую в воздухе. По сравнению с прошедшими двумя месяцами чуть ли не библейского потопа, превративших Зареченск и окрестности в кучу островков посреди гигантского водоема. Пусть и мелкого, но создававшего немаленькую проблему для людей.

Все замерло. Торговля, охота, раскопки не велись. Для большинства зареченцев сезон дождей оказался истинным бедствием. Невозможность добывать себе пропитание и вещи из развалин для обмена, привели к нешуточному голоду, а недостаток медикаментов к болезням. Многие, те которые раньше не желали присоединяться к различным общинам, вдруг возжелали приобщиться к обществу.

Неподготовленные к такому наплыву сторонних людей общины, образовавшиеся раннее, отказывали оголодавшим. Запасов было мало, охота скудная, когда прекратится потоп, никто не знал. Доходило до жарких схваток за провизию. Все эти факторы вместе, уменьшали человечество количественно.

Клан помогал, по мере своих невеликих сил, страждущим. Однако в крыше над головой отказывал. Места самим не хватало. Принимали только специалистов. Автомехаников, инженеров, ученных и их семьи, у кого они еще имелись. И конечно тех у кого Бер обнаруживал непропорционально большое биополе. Его размер, есть первый признак наличия дара. Остальных, неудовлетворяющих требованиям кормили, если были дети давали паек на три четыре дня и… не пускали.

Жестоко скажете? А куда деться? Если каждого пришедшего, в такое нелегкое время, брать на довольствие, то очень скоро запасы закончатся и наступит голод уже в самом клане, а этого допускать никак нельзя. И другим не смогут помочь и себя на голодное существование обрекут, если не хуже.


Сашку разбудил грохот. Кто-то тарабанил в дверь, да так настойчиво.

— Александр Сергеич! Александр Сергеич!

Бер вскочил и как был в трусах, подскочил к двери. Приоткрыл ее и сонным взглядом уставился на мокрого Фиксу, глаза которого выражали тревогу и нетерпение.

— Случилось чего? — быстро спросил Бер.

— Там… Это…. Командир караула прислал, — Николай от быстрого бега тяжело дышал.

— Так. Успокойся и скажи внятно, что Сапрыкин просил передать?

Александр стал сноровисто одеваться, не дожидаясь дальнейших разъяснений.

— Так там от Фадеевских прибежала ребятня. Говорят, напали на них. И то ли побили многих, то ли убили. Я не понял.

— Вот что, — сказал Бер, натягивая болотники, — дуй за Коноваловым и Никифоровым, разбуди. Да не так громко. Тихонько. Нечего зря остальных баламутить. Скажи куда им подходить, а я побежал.

Когда Фикса исчез, Александр надел разгрузку, поверх накинул, ставшую неизменным элементом снаряжения, армейскую плащ-палатку. Подхватил "грозу" и скорым шагом отправился в дежурку к Сапрыкину. Добравшись увидел следующую картину. Клановцы отпаивали горячим чаем, закутанных в теплые одеяла, двух мальчишек лет двенадцати и девочку, чуть старшего возраста. Он узнал в этом перепуганном, чумазом существе дочку Фадеева.

— Что тут у вас? — поинтересовался Бер у Егора.

Сапрыкин подошел к главе, взял его под локоть и вывел из помещения с детьми в смежную комнатушку, в которой кроме маленького самодельного стола и четырех стульев ничего не было.

— Говорят на них напали. Дети перепуганы. Их отправили скорее всего подальше, что бы хоть кто-то спасся.

— А кто напал?

— Да какая-то банда. От детворы многого не добьешься. Знай себе талдычат "бородатые дядьки с автоматами". Количество выяснить не удалось, потери фадеевских тоже неизвестны. Но сообщают, что своих убитыми точно видели.

— Понятно. А что сам Фадеев просил передать, когда детей отправлял?

— Ясно что. Помощи просит. Что делать будем? Собирать команду?

В этот момент в помещение почти одновременно вошли Коновалов и Никифоров. За их спинами маячил Фикса. Сапрыкин, увидев Николая, рявкнул:

— А ты чего здесь? Марш на пост!

Фикса козырнул и скрылся с глаз долой подальше от гнева начальства.

Бер еще раз выслушал Егора, когда он сделал повторный доклад старшим офицерам, после взял слово:

— Я за то, что бы выступить. Добрые соседи на дороге не валяются. Ваши предложения?

— А чего тут думать. Вотчина Фадеева, можно сказать, почти наша территория и каждый кто покусится на нее и людей на ней проживающей необходимо примерно наказать, то бишь замочить без затей. И нам хорошо и остальным в пример.

— Их итак дождик намочит, — решил пошутить Егор, но Александр тяжело взглянул на Сапрыкина и тот подавился несвоевременным юмором и замолчал виновато.

— Значит так. Думаю, выйдем двумя отрядами. Карту, — попросил Бер. Егор достал из планшета карту и протянул Александру. Сашка развернул ее, обклеенную для большей сохранности прозрачным скотчем и продолжил.

— Община тут, — он ткнул пальцем в точку на карте, — насколько я помню вот здесь и здесь зданий не осталось. А вот здесь, — Бер сместил палец влево и указал на строения со знаком красного креста, — одиннадцатая поликлиника.

Собственно говоря Фадеев и поселился рядом с медицинским учреждением, из-за возможности добычи лекарств и последующей реализации найденного. И держался за место крепко, да видно недостаточно.

— Одним отрядом выдвинемся со стороны развалин, опоясывающих фадеевскую девятиэтажку. Прижмем бандитов, если они конечно еще там, им не останется другого выхода, как прорываться к поликлинике. Через нее единственный сухой маршрут отхода. Поэтому на пути отступления организуем засаду силами второго отряда. И пусть попробуют избежать участи. Под перекрестным огнем шансов уцелеть исчезающее малы. Главное не дать им засесть в здании общины, иначе не выкурим без потерь. Штурмовать подъезды и квартиры — последнее, чего бы мне хотелось. Что думаете? — вопросом закончил излагать план Александр и окинул присутствующих выжидательным взглядом.

— Хорошо, — после короткой паузы взял слово Никифоров, — так и сделаем. С одним дополнением. Улица прямая, удобная для снайпера. Мне не хотелось бы позволить самым ушлым уйти по воде….

— Я понял, — прервал Бер, — оставим на удобном позиции пару человек со снайперской винтовкой. На месте сориентируемся где. Будут отстреливать, тех кто попытается уйти вдоль улицы. Все собираемся. Пойдут обе группы быстрого реагирования и поднимайте еще два десятка человек самых опытных. Двадцать минут на сборы и выдвигаемся.


Александр всем своим естеством ощущал напряжение повисшее в воздухе. В очередной раз Бер посмотрел на клановцев, стоящих по колено в воде по обе стороны подъезда. Бойцы прижались к стенам в ожидании команды. Вторую группу было пока не видно. Они сосредоточились у правого торца дома и так же ждали сигнала. Вместе со второй группой находился и Сапрыкин. В задачу бойцов, как уже говорилось ранее, входил не молниеносный захват, а планомерное выдавливание противника из здания. Главное не дать преступникам расправится с жителями и не позволить уйти, прикрываясь заложниками. Пусть лучше отступят сами, в специально оставленное "окно". Поэтому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы захватчики почувствовали себя зажатыми в угол. Пусть беспрепятственно сбегут, а там…. Дальше понятно. Вряд ли кто-либо из лихих парней переживет эту ночь. Вокруг поликлиники рассредоточились двадцать бойцов клана. Они уже не те неумехи и не позволят прорваться сквозь свои ряды.

Бер сидел немного в стороне вместе с Никифоровым, под прикрытием нагромождения бетонных плит. Его обязанностью было выявить количество находящихся внутри людей и отслеживать их перемещения. Правда расстояние предельное для него, но такое применение способностей главы клана, по мнению всех, гораздо больший вклад, нежели его личное участие в боевых действиях. Сашка поначалу воспротивился, однако не мог не согласиться с высказанными доводами, поэтому сейчас находился за укрытием, подальше от посторонних глаз и шальной пули, метрах в пятидесяти от девятиэтажки и "созерцал". Никифоров же увязался в качестве телохранителя. Мало ли…. Вдруг, какой-нибудь недобиток сможет вырваться, и наткнется на, пребывающего в трансе, главу клана. Вячеслав не мог позволить такому случиться и как всякий ответственный человек, порой даже через-чур, предпочел сам охранят Александра. Не то, что бы он не доверял другим, просто ему было так спокойнее. А участие в штурме…. Ну для того группы и создавались, чтобы воевать в городских условиях. Бывшие омоновцы не зря гоняли подопечных. Вот пусть бойцы и работают по профилю.

Никифоров отвлекся на секунду от наблюдения и всмотрелся в напряженное лицо соратника и друга. Лицо Бера слегка побледнело, а глазные яблоки не переставая двигались под закрытыми веками. Вячеславу очень хотелось поторопить Сашку, но боялся сбить настрой и вывести того из медитативного состояния. Поэтому молча ждал, когда тот очнется и скажет всё, что заметил.

Наконец Саша открыл глаза и посмотрел на Никифорова уставшим взглядом. Сидящий рядом начальник СБ клана обратил внимание на полопавшиеся сосуды вокруг зрачков. И немного посочувствовал Александру.

— Что там? — выдал своё нетерпение Вячеслав.

— На первом этаже четверо на лестничной площадке. Большое скопление людей на втором этаже. Точное количество сказать не могу. Вижу их, как большое размытое пятно. Я предполагаю, что это выживших людей согнали в одну комнату. Немного в стороне, в той же комнате, двое. По-видимому охрана. Еще несколько, кажется пятеро, скопились в квартире с той стороны, откуда в здание должна проникнуть вторая группа. Выше второго этажа никого не чувствую, — сказал Бер, продолжая наблюдать уже обычным зрением за зданием. — Ты знаешь….? У меня появилось стойкое ощущение, что они нас ждут.

— Ты уверен? — подивился Никифоров. — Мы соблюдали все меры предосторожности. Изучили все возможные подходы. Никаких секретов не обнаружили. И к самому дому подошли незаметно.

— Не знаю. Что-то не так. — Сомнение все больше и больше нарастало, постепенно трансформируясь в уверенность. И Бер приказал. — Меняем план захвата и зачистки.

— Как именно?

— Для начала пусть люди из отряда засевшего в поликлинике приготовятся к нападению противника со стороны. И по первому требованию спешат сюда, — предложил Александр и пояснил. — Уж больно уверенно бандиты рассредоточились. А также сообщи нашим, чтоб пока не спешили. Я еще посмотрю в округе.

— Пусть так, но ты чего-то неважно выглядишь.

— У тебя есть идея получше?

— Повторно обследовать местность силами второго отряда. Если ты прав и нас ждали, то логично предположить, что где-то неподалеку засели несколько человек готовых ударить нам в тыл. Я бы так и сделал.

Александр на минуту задумался и медленно произнес.

— Нет. Повторную разведку производить не стоит. Если часть нападавших где-то хорошо затаилась, то их не заметят, а если найдут, то элемент неожиданности все равно будет на стороне бандитов. Я не хочу глупых потерь. Сделаем, как я предложил.

Никифоров кивнул, соглашаясь с главой клана.

— Сообщи снайперской паре, пусть не только за дорогой и за фадеевской базой следят, но и про то что в округе творится, не забывают.

— Хорошо, — Никифоров поднес к губам радиостанцию и передал бойцам новые вводные.


— Слышь, Шаман….

— Тихо урод, — зло шикнул тот, кого только что назвали шаманом и так посмотрел на посмевшего вякнуть, что здоровенный, зачуханый мужик, одетый в старую кожаную куртку отшатнулся и чуть не выронил короткоствольный калаш. — Если издашь еще хоть звук…. Ты меня знаешь…. Отдам псам.

Шаман наслаждался произведенным эффектом, но внешне оставался спокоен. Негоже главарю огромной банды в тридцать стволов показывать эмоции подчиненным. Шаман был уверен, чуть дашь слабину и тебя нет. Сожрут уроды и не подавятся. Боялись его и ненавидели все поголовно. От самого сильного, как этот бывший зек, случайно прибившийся пару месяцев назад, он мечтал занять место Шамана, думал, идиот, что главарю об этом неизвестно, и до самого последнего раба. "Пора с ним кончать. Слишком часто в последнее время он стал гавкать. Плохой пример остальным подает", — решил Шаман.

Еще совсем недавно Шамана звали совсем иначе. Попроще. Костя. Точнее Константин Павлович, как он любил представляться, чтобы чуть повысить оценку о себе в чужих глазах. Иногда получалось, но чаще нет. Константин был типичный неудачник, каких на Земле жило воз и маленькая тележка. К тому же увлекающаяся личность. Увлечением ему служила религия. Он бросался из одной секты в другую. Начал с Адвентистов Седьмого Дня, но не по религиозным причинам попал туда, а с целью получить справку, что по убеждениям не может служить в армии. Да так и втянулся. Военкомат направил его на альтернативную службу в дом престарелых. Там он познакомился с представителями Свидетелей Иеговы, которые частенько захаживали спасти души брошенных пенсионеров. Но по причине жадности, в секте полагалось делиться заработками в обязательном порядке, быстро от них слинял.

После окончания государственной повинности, устроился на работу и поступил в институт на заочное обучение. Старался завести знакомства с девушками, и хоть Костя не слыл красавцем, но и до страшненького ему было далеко. Все же женский пол старался обходить странного молодого человека десятой дорогой. Единственный раз ему повезло в жизни. Он встретил Веру. Пожалуй, девушка оказалась одна из тех немногих, которые не чурались Костиного общества, и даже была благосклонна к нему. За неимением альтернативы, Костя сделал ей предложение и о чудо, она согласилась.

Брак оказался недолгим. И виной очередное увлечение. На этот раз изотерикой и магией. Жена поначалу не обращала внимания на увлеченность мужа, думала, пройдет. Однако не прошло. Наоборот, Костя наконец нашел себя и окунулся в мистику целиком. Вере надоело невнимание мужа, и они тихо мирно расстались. Оставшись один он всецело погрузился в мир непознанного. Изучал все — от тривиального гадания до учения Вуду. Ему казалось вот еще чуть-чуть и всё, мир падет к его ногам, а мир падать не спешил. Так прошло двенадцать лет. Мечты о могуществе потихоньку таяли, пока не случился Перенос, как он окрестил произошедшую катастрофу.

Уже в этом мире случилось неожиданное и так давно им ожидаемое, перевернувшее всю его жизнь. Это случилось в первые дни катастрофы. Он, как и многие уцелевшие горожане, рылся в развалинах в поиске полезных вещей и продуктов. Во время очередного турне к полуразрушенному и, по большей части, ограбленному магазину, Костю почти раздавило бетонной плитой. Почему почти? Потому что в последний момент, крича от страха, он вытянул руки вверх и плита зависла над ним, так и не раздавив. Перестав орать Костя осторожно вышел из-под бетонного обломка. Стоило опустить руки, как плита рухнула на землю, подняв тучу пыли. Ошалевший и счастливый Костя побежал домой. В ту ночь он так и не смог уснуть. Лишь одна мысль билась в голове. "Наконец то!" Утром он уже решил для себя, что такой шанс он не упустит и теперь этот мир, ни много ни мало, будет его.

Приходилось тяжело. Мало кто воспринимал всерьез неудачника Константина Павловича. Пока он не прибился к небольшой шайке мародеров. Там он развернулся. Используя полученные на земле энциклопедические знания и живой ум, быстро понял, что здесь работает, а что нет. В то время, когда зареченцы убивали друг друга и воевали с местными дикарями. Константин, уже получивший кличку Шаман, изучал собственные силы. Когда получил уверенность в себе, быстро и жестоко расправился с главарем мародеров. Тривиально сжег его на расстоянии, на глазах у всех. Произведя нужное впечатление, объявил себя главным. Пара человек было воспротивились и попытались тут же пристрелить Костю. Как ожидаемо… не менее эффективно прибил и этих двух. Разжал кулаки и с ладоней к бунтарям устремились на бешеной скорости шарики из подшипников. Два трупа рухнули на землю. Больше желания побадаться с новым боссом ни у кого не возникло.

Постепенно сила банды возрастала и не в последнюю очередь благодаря новому главарю. От мародерства шайка отказалась в пользу рэкета и подчинения людей. Не гнушались убийствами и насилием над женщинами и девушками. Чтобы еще больше укрепить свою власть и запугать, Шаман изредка проводил жертвоприношения непокорных. Страх оказаться под ритуальным ножом дисциплинировал подчиненных, данников и появившихся рабов. Костя упивался властью и могуществом. Настал тот миг, когда ему показалось мало того, что он имел, и прятаться ото всех ему надоело. Первой жертвой и ступенькой к новой вершине он выбрал клан. От засланного человека он узнал, о том, что глава этого сообщества зареченцев может составить ему в будущем конкуренцию, и разработал план, который не только позволит избавиться от верхушки клана, но и взять его под свой контроль. И когда это свершится…. О-о-о. Тогда никто не посмеет не считаться с ним. Самым сильным магом человечества!

И вот Шаман стоял среди своих солдат и ждал. Ждал первого шага противника на пути к собственному поражению.


— Больше никого не чую, — выдохнул Бер, спустя десяток минут, — как только тебе доложат о готовности, прикажи начинать.

— Я понял, — отозвался Никифоров и вновь зашептал в рацию. Выслушав от каждой группы ответы, перешел на общую волну и скомандовал. — Всем! Начали!

Бер наблюдал, как первая тройка бросила внутрь дефицитные, специально для подобных случаев купленные, светошумовые гранты и друг за дружкой проникла в подъезд. Послышались первые выстрелы. В стороне ухнул взрыв. Это вторая группа полезла в окна первого этажа. Спустя минуту вторая тройка скрылась вслед за своими товарищами во тьме входа девятиэтажного дома.

— Перемещаемся к ребятам. Не хочу оставлять их одних. На сердце не спокойно, — Бер, не дожидаясь ответа от Никифорова, рванул к дому. Вячеславу ничего не оставалось, как последовать за командиром. Александр заразил его беспокойством и теперь начальник службы безопасности клана и сам испытывал тревогу.

Подбежав к стене дома, Вячеслав отстранил Сашку и первым заглянул в провал подъезда. Слышно было, как интенсивность огневого контакта нарастала.

— Доклад, — потребовал он от командиров групп. Внимательно выслушав, повернулся лицом к Александру, хотел сказать, что группы столкнулись с ожесточенным и как Сашка и предполагал, организованным отпором, но потерь пока нет.

— Я слышал, — Бер постучал пальцем по собственному наушнику. — Заходим.

Очутившись внутри, оба начальника быстро преодолели первый короткий пролет и оказались в компании двух бойцов, контролировавших этаж. Один из них оказался бывший омоновец Вадим Ходько.

— Эти гады, похоже прорубили в стенах проходы, обеспечив себе некий оперативный простор. Они ждали нас, — констатировал Вадим.

Беру ничего не оставалось, лишь кивнуть. Все как он и боялся. В голове промелькнула предательская мысль. А не отступить ли? Подавив пораженческое настроение, пока никто не заметил его колебаний, спросил.

— Что на втором этаже?

И немедленно получил ответ. На лестничной площадке. Прямо над головой взорвалась граната.

— Из подствольника, — предположил бывший омоновец.

Наверху что-то загудело, запахло паленным и Бера обдало отголоском силы. Он часто подобное ощущал, когда ученики тренировались под его руководством, будто легкий ветерок проникает в тебя. Иногда казалось, а не почудилось ли. Но такого напора чужого выброса энергии никогда раньше ему не встречалось. По спине пробежали мурашки.

— Оставайтесь здесь, — приказал он. — Зачистите первый этаж.

— Ты куда! — попытался воспрепятствовать Никифоров.

— Я сказал, зачистить первый этаж, — твердо, что бы ни у кого не оставалось сомнений кто здесь на самом деле командует, проговорил Александр. — Выполнять!

Не дожидаясь реакции подчиненных, в три прыжка преодолел лестницу к промежуточной площадке и осторожно выглянул. Никого не увидев, ни своих ни чужих, уже более осторожно, держа автомат наготове стал подниматься дальше.

На втором этаже трещали короткие автоматные очереди, они то затихали на секунду, то вдруг взрывались интенсивностью, порождая гулкое эхо в полупустых помещениях. Саша прижал приклад к плечу и продолжил движение вперед. Зная о том, что бандиты проделали проходы между квартирами, решил зайти сначала в квартиру слева. Так, на всякий случай, не хотелось ему, что бы какой-нибудь недобиток оказался в тылу.

Он рывком преодолел расстояние до намеченного прохода и заглянул внутрь. Никого не обнаружив быстро вошел, держа на прицеле короткий коридор. Чтобы осмотреть все комнаты потребовалось меньше минуты. В спальне обнаружился трупп бандита, пули бойцов клана разворотили тому череп. В стене, рядом с телом, находился один из проломов, о которых раннее докладывали штурмующие клановцы. Бер нажал на кнопку радиостанции и потребовал.

— Первая группа…. Не слышу доклада. Сообщите о потерях, — то что таковые имеются Александр не сомневался. Слишком все пошло не так, как они планировали. Оставалось надеяться, что потери будут лишь в виде ранений.

— Один ранен. Среди бандитов есть колдун… — говоривший замялся, — раненный сильно обгорел. Часть боевиков ушла выше этажом, они оставили заслон. Не можем пока пробиться.

Бер чертыхнулся. Теперь, как бы не пришлось гоняться за ними по этажам. Это будет трудновато. Можно ставить на первоначальном плане операции жирный крест.

— Я иду к вам. Уже рядом почти, — Сашка переключился на другую волну и продолжая двигаться вызвал Никифорова. — Слава как закончите, пусть отряд из поликлиники берет ноги в руки и сюда. Снайперы остаются на месте.

— Что придется наверх подниматься? — просек ситуацию начальник СБ клана.

Сашка не ответил, итак все понятно.

— Принял. Мы тут быстро, — словно подтверждая слова Никифорова внизу раздался сдвоенный взрыв, за ним последовала длинная очередь и наступила краткая тишина, которую прервал вызов от Вячеслава. — Все. На первом никого. Поднимаемся.

Пока Никифоров говорил, Александр успел достичь места расположения первой штурмовой группы. Он ни слова не говоря, сразу подошел к раненому. Около него валялся одноразовый шприц, видать уже вкололи обезболивающее, больше бойцы ничем не могли помочь товарищу. Бер сразу понял, что дело плохо, слишком обширные ожоги. Вспомнилась смерть Михаила от удара молнии и в душе зародился вихрь эмоций. Сначала возник страх, что не сможет ничего сделать и все окончится, как в прошлый раз. Но потом Александра обуяла злость на самого себя и он положил руки на грудь. Раненый застонал от прикосновения.

— Потерпи чуток. Скоро станет легче, — прошептал Бер, скорее убеждая самого себя чем кого-либо. Он посмотрел на сидящего неподалеку бойца и поинтересовался. Хотя сам догадывался какой услышит ответ. — Чем этого его?

— Если бы сам не видел ни за что не поверил.

— Не тяни резину, — поторопил бойца Александр.

— Когда мы выбили этих козлов из этой квартиры, то сунулись было дальше, но в дверной проем влетел огненный шар и прямиком в Геныча и вот…. - боец не закончил фразу. Тяжело вздохнул и отвернулся.

"Огненные шары формировать умеем, значит", — пролетела в голове мысль, — "ну-ну, фаерболист. Посмотрим". Сашка отбросил посторонние рассуждения и вплотную занялся клановцем.

Он привычно ушел в себя, сосредоточившись. Сознание скользнуло внутрь тела бойца и перед глазами замелькали образы, которые через секунду выстроились в четкую картину. Вот сердце стучит быстрее, чем нужно. Пока не трогаем. Дальше. Бер переместил свое внимание из глубины организма на поверхность. При этом возникло ощущение будто всплываешь. Энергетические каналы и сосуды сужались, превращаясь в капилляры. Чаще стали попадаться участки с неподвижными клетками, и когда таких вокруг осталось большинство Александр остановился.

"Теперь поступим так", — Бер через свои руки пропустил толику собственной энергии и направил ее на восстановление порванных каналов. Чтобы они восстановились необходимо много энергии, а так как раненный обладает своим запасом, просто не мог его организм им воспользоваться по понятным причинам, то почему бы не дать ему этого сделать. Достаточно, для упрощения процесса, помочь. Сашка так и сделал. Он точно вихрь пронесся, даже сам от себя не ожидал такого, по все энергетическим каналам, заново подводя их к поверхности, то есть к кожному покрову. Когда с этим закончил, быстро проверил не напортачил ли где. Ничего ужасного не заметив, приступил к следующему этапу. Надо "заставить" клетки делиться, чтобы "новорожденные" заменили собой погибшие. Здесь нужно соблюсти особую осторожность. Не хватало еще запустить неконтролируемое деление клеток. Так и до рака недалеко. Бер понимал это изначально и уже, не раз и не два, натренировался на собственных ранах. В данном случае все сложнее, чем при порезе, например. В последнем случае чаще всего достаточно дать толчок организму и он сам излечит повреждение, а вот при ожогах… При ожогах в мозг поступает такое количество тревожных сигналов, что защитная система не успевает реагировать, и учитывая, что отсутствует приток так необходимой для регенерации энергии, то клетки не могут воспроизводиться долгий период времени.


— Эй! Там внизу! Слышите! — раздался голос с третьего этажа.

Никифоров наблюдавший, как Саша пытается помочь бойцу, отвлекся на голос и подошел к выходу из квартиры возле которого наготове дежурила пара бойцов из первой группы. Остальные и вторая группа штурмового отряда, успевшая подняться с нижнего этажа, рассредоточились по всем помещениям и на лестнице, так, чтобы не скапливаться в одном месте и не допустить какому-нибудь ушлому бандиту накрыть столпившихся клановцев гранатой.

— Чего не отвечаете? Неужели испугались? — кричавший громко заржал. Никифоров услышал, как ему вторили еще несколько голосов.

— С кем я говорю? — откликнулся Вячеслав.

— Мое имя Константин Павлович! Я Архимаг, — при этих словах брови Никифорова поползли вверх. "Архимаг" между тем продолжал, — у меня предложение!

— Я слушаю!

— Буду говорить только с главой вашего гребаного клана, Бером.

— Он немного занят. Я, Никифоров Вячеслав, исполняю обязанности начальника службы безопасности. Можешь говорить со мной, — предложил Слава, особо не надеясь на согласие противника. Следующая реплика подтвердила его выводы.

— С шавками не разговариваю! Давай сюда своего хозяина. Иначе буду заложников на ремни пускать! — крикнул наглец и снова заржал.

Вячеслав посмотрел в сторону, где возле раненого на коленях стоял Александр. Поняв, что Сашка будет в ближайшие минуты занят, решил потянуть время.


Шаману действительно было смешно. Эти клановцы оказались такими предсказуемыми. Так бездарно попались в его ловушку. Он мысленно ликовал. Все шло по его, как он любил думать, проекту. Несмотря на то, что бойцы противоборствующей стороны сумели уничтожить почти половину его солдат, потери в живой силе ни капли не смущали. Такого отребья он себе всегда найти сможет. Главное покончить с их главным. Он единственный, кто способен представлять угрозу. С остальными он справится легко, несколькими минутами позже. Шаман захихикал. Он сначала хотел разделаться с бойцами клана по быстрому, но затем пересмотрел планы. Побоялся, что Бер и выжившие с его помощью командиры отступят за стены крепости и тогда придется начинать всё заново. Такого допускать ни в коем случае не следовало.


Бер смотрел, как клетки делились, лишь изредка поправлял ход заживления. В нужных участках прибавляя количество энергии, в некоторых наоборот, снижал интенсивность потока, замедляя процессы, для того чтобы иметь возможность тщательно изучить, что именно пошло не так и исправить ошибку. Сколько прошло времени, он не ощущал. Ему казалось, что очень много.


— Так, где Бер? — снова раздался насмешливый голос. — Смотри, как бы не пришлось тебе потом собственные локти кусать.

— С чего вдруг? — спросил Никифоров.

Вячеслав не видел, как Шаман подал сигнал рукой и к нему подвели девочку, лет одиннадцати, двенадцати. Девчушка от страха находилась на грани истерики. Шаман схватил ее сзади за шею, сдавил, привлекая к себе поближе. Он наклонился к белокурым волосам и вдохнул в себя запах.

— Какая прелесть! — он встряхнул перепуганную девочку, заставляя от боли вскрикнуть. — Вы посмотрите сколько в этом дитя жизни! Эй, шавка! Не хочешь присоединиться!? — Шаман опять громко рассмеялся. — Ты только представь какое это удовольствие!

— Не трогай ее! Возьми меня вместо девчонки! — слова Никифорова вызвали всеобщий смех на верху.

— Что значит "возьми меня"!? Я предпочитаю маленьких невинных девочек. А эта, как раз мне подходит. У нее такая гладкая кожа, — издевался шаман. И тут же поменял интонации голоса. — Слушая сюда мудила! Если через пять минут Бер не будет здесь, то прелестная белокурая головка скатится по лестнице к тебе под ноги, но прежде… Девочка крикни дяде как тебя зовут?

— Лена, — послышался сдавленный голос девочки.

— Слышал? Дитя зовут Леночка. Так вот, если через пять, нет. Уже через четыре минуты я не услышу твоего босса, то девке конец, но прежде она лишится девственности в самой извращенной форме!!! Я жду! Время пошло!

Один из бойцов было дернулся наверх, однако Никифоров успел его перехватить и отрицательно покачал головой. После нервно повернул голову к Александру. Бер по-прежнему сидел с закрытыми глазами, пытаясь спасти жизнь молодому клановцу.

"Если через пару минут он не закончит, придется выводить его из транса насильно", — решил Вячеслав. Ситуация полностью вышла из-под контроля и Никифоров чуть ли не первый раз в жизни растерялся. Как поступать в сложившихся обстоятельствах он представлял, но любое его действие все равно привело бы к смерти части заложников. Одно дело воевать с равным, а то и с превосходящим по силе врагом. Совсем другое дело, когда твой противник псих, прикрывающийся детьми. Чтобы совсем уж не сидеть сложа руки Вячеслав приказал бывшим омоновцам, как единственным из присутствующих отрабатывавших еще на Земле подобные трюки, отправляться к окнам и приготовится взобраться по внешним подоконникам, чтобы иметь возможность атаковать бандитов с двух направлений. Рискованно, однако, это лишний шанс расправиться с преступниками и сохранить чуть больше жизней среди людей Фадеева.

Когда Никифоров было собрался идти растормошить Бера, тот сам открыл глаза и осоловело, будто только что проснулся, посмотрел на окружающих. Александр быстро взял себя в руки, поднялся с колен и подергал ногами, отгоняя онемелость конечностей. Никифоров облегченно выдохнул.

— Чего тут? — поинтересовался Александр, подходя к своему особисту.

— Тебя требует. Говорит, что порежет всех, если ты не соизволишь обратить внимание на его светлость "архимага", — со злостью в голосе зашептал Вячеслав.

— Одна минута! — предупредил Шаман.

— Я понял, — ответил Бер и громче добавил, — Я здесь! Поговорить хотел? Давай поговорим!

— Давай, но сначала презент!

Не успел Сашка поинтересоваться, что за презент, как на ступенях показались скачущие металлические шарики. Они неестественно высоко подпрыгивали, хаотично перемещаясь. Клановцы, первое мгновение остолбенело, наблюдали за этим танцем. Блестящие шарики одновременно подпрыгнули, зависнув в воздухе и устремились к бойцам клана.

— Бойся!!! — заорал Бер, инстинктивно поднимая руки. Уйти с траектории такого количества быстро набирающих скорость предметов, он не успевал.

Саша ощутил резкий прилив крови к голове и давление во лбу, не осознавая, что делает, полностью отдался чувству самосохранения. Посторонний наблюдатель заметил бы, как стальные шарики замедлили свой разгон и буквально в нескольких сантиметрах зависли перед Александром, при этом не переставая вращаться вокруг своей оси.

Бер опустил поднятые руки, стараясь не потерять контроль над угрожающим блестящим роем. Шарики начали дергаться из стороны в сторону. Противник не хотел уступать и пытался перехватить инициативу, забирая у главы клана драгоценные силы. Сашка лихорадочно соображал, что ему делать. Он уже потратил некоторое количество сил на излечение раненого. Нужно что-нибудь срочно придумать, пока энергия для противостояния еще имелась. Можно пополнить её из окружающего пространства, но кто ему даст спокойно помедитировать. Никто.

— Эй, начальник! — раздался насмешливый голос сверху. — Ты жив еще?

Александр не отреагировал. Он пытался полностью перехватить контроль над висящей пред ним угрозой, пока ничего не выходило. Оппонент попался мастер, таких сильных людей с паранормальными способностями ему не встречалось. Пожалуй посильнее его будет. Надо как-то отвлечь главаря банды. Сашка ничуть не сомневался, что противостоит именно главному бандиту. Беру пришла в голову глупая идея. Если ничего не получится, то это возможно будет конец. Единственное преимущество в сложившейся ситуации — неожиданность. В случае успеха, враг отвлечется и даст главе клана время для адекватного ответа.

Саша постарался сосредоточиться еще больше. Он закрыл глаза, не выпуская из невидимого захвата "подарки", сознание начало будто раздваиваться. Он правой рукой вытащил из кармана разгрузки рожок и большим пальцем стал выщелкивать из магазина патроны, которые не долетая до поверхности пола зависали, слегка покачиваясь, в воздухе. По вискам потекли капельки пота. Саша не замечал их. Было не до того. Когда последний патрон достиг своих собратьев, Бер перевел часть своего внимания этажом выше, чтобы по сиянию аур засечь место нахождение бандитов, одновременно направив ответный гостинец. Негоже оставить щедрость противника без ответа. Импровизированный шар из тридцати цилиндров калибра 7,62 взметнулся до междуэтажной площадки, и не снижая скорости подпрыгнули на уровень голов взрослых людей. Александру не хотелось случайно задеть девочку. Будь у него больше времени и сил, он смог бы сделать всё точнее. Пока же приходилось довольствоваться возможностью припугнуть главаря. К тому же существовала вероятность задеть того и кого-нибудь из бандитов. Это было бы очень кстати.

Глава клана сосредоточил внимание на начинке гильз и послал почти всю оставшуюся энергию под оболочки. Раньше он такого никогда не делал и даже не приходило в голову, но всегда что-то происходит в первый раз. Порох от резкого нагрева воспламенился и взорвался. Рой пуль вылетел, некоторые правда ринулись не в ту сторону, потому как отдача развернула повисшие патроны, и силы Александра не хватило удержать их все в одном направлении. Оставшихся вполне хватило, чтобы Бер почувствовал, что металлические шарики кроме него никто не удерживает. Так, держа усилием воли перед собой шарики, он на одном адреналине рванулся по лестнице. Он не замечал текущую из носа кровь и бросившихся вслед за ним нескольких бойцов клана, во главе с Никифоровым.

Буквально взлетев, перепрыгивая через три ступени, уже с межэтажной площадки открыл огонь, поверх стоящей в ступоре девочки. Рядом с ней валялись два трупа, тех кому не повезло увернуться от Сашиного "привета". Главаря не было видно. Остальных подручных тоже. Успели укрыться. "Ловок, гад", — отстраненно подумал Бер. Толкая малолетнюю заложницу за спину. Девочку перехватили мужские руки и по цепочке передали не сопротивляющегося ребенка вниз. Последим волевым усилием, он подвел к дверному проему до сих пор удерживаемые им подарки бандита и запустил их в проход. На авось, вдруг кого и пришибет.

В этот момент со стороны окон в квартиру влетели, разбрызгивая стекла, несколько светошумовых гранат. Не ожидавший "поддержки" Бер часто заморгал, пытаясь избавиться от последствия вспышки. В ушах зазвенело. Его резко отстранили, прижали к стене, Саша увидел как мимо него замелькали силуэты бойцов клана. Стрельба вспыхнула с новой силой. И не прекращалась добрых пять минут, в течении которых Бер пытался прийти в себя.

— У тебя кровь.

Александр поднял взор на говорившего. Никифоров стоял перед ним и протягивал носовой платок. Сашка машинально взял его и вытер кровавую юшку с верхней губы и подбородка, еще больше размазывая её по лицу.

— Чего? — устало спросил ухмыляющегося Вячеслава.

— На вампира похож, — разъяснил друг, — глаза красные и рот в крови.

Бер вместо ответа отлепился от, покрашенной давным-давно синей краской стены и вошел, в когда-то жилое помещение. Здесь уже хозяйничали клановцы.

— Где этот? — спросил Бер. Кто "этот" Вячеслав сообразил моментально и ответил.

— Выпрыгнул из окна, — расстроено сказал Никифорова и добавил, — Джедай хренов. Будто и не с третьего этажа сиганул. Я отдал приказ второму отряду преследовать.

Бер встрепенулся.

— Отставить. Пусть уходит. Нам не нужны потери. А они обязательно будут, если наши нарвутся на этого козла.

— Что, так силен? — и дождавшись утвердительного кивка главы клана, недовольно скривился. Он все же поднёс к губам радиостанцию и отдал приказ о прекращении преследования.

— Идите сюда!!! — раздался крик. Сашка узнал голос Егора и поспешил на зов.

То что они увидели, переходило все границы человечности. Тугой комок спазма подкатил к горлу. Александру потребовалось вся его выдержка, чтобы не опорожнить желудок. Клановцы заглядывали в комнату и с матами отшатывались обратно в коридор. По раздавшимся звукам не все оказались стойкими, как начальство. Некоторых впечатлительных рвало. Саша прикрыл рукой нос, запах кожаной перчатки немного сбил тошнотворный дух. Легче, правда, от этого не стало. На стенах, вплотную друг к другу висели тела людей. Прибитые за руки и ноги женщины, дети, мужчины. Большинство были раздеты до пояса. У всех на груди вырезаны пентаграммы в обрамлении засохшей крови. У некоторых распороты животы и вонь вывалившихся наружу кишок заставлял плясать желудки. В центре зала неподвижно сидели связанные друг с другом девять оставшихся в живых фадеевских, и пустыми взглядами буравили вошедших. Александр подумал, что это их он видел на втором этаже. Видно бандиты перед самым штурмом загнали уцелевших сюда.

Глава клана глазами поискал самого Фадеева и нашел. Не сразу, но нашел. Сильного, уверенного мужика было не узнать. Его тело превратили в кусок кровоточащего мяса. Бер и узнал-то его лишь по татуировке на предплечье, виденной им ранее при посещении общины. Небрежно прорисованный якорь и штурвал, с расплывшейся с годами надписью под рисунком, указывающей годы службы в ВМФ.

Фадеев поднял голову. Бер от неожиданности вздрогнул. Собрал волю в кулак и подошел к умирающему. То что Фадеев умирает Сашка понял едва стоило бросить взгляд на его энергетическое поле. Мужик держался из последних сил. Он что-то просипел. Бер подошел ближе, прислушался.

— Дочь, — прохрипел, чуть громче, Фадеев. Вместе со словами на губах запузырилась кровавая пена.

— Жива. У нас она. Жива и здорова, — поспешил успокоить умирающего Александр.

— Хорошо. Проследи, чтоб…. Так и оставалось, — слова слышались все тише и тише.

Бер кивнул.

— Прослежу.

Взгляд прибитого к стене Фадеева потускнел и Александр обратил внимание, как биополе вокруг умершего съежилось и пропало, оставляя после себя незначительные следы, которые вскоре тоже должны исчезнуть. Единственная активная область в энергетическом плане это мозг. Саша знал, что и это не надолго. Несколько часов и всё.

Бер отошел от ушедшего в мир иной и скомандовал.

— Выживших развязать, перевести в другое помещение и оказать медицинскую помощь. Трупы снять и похоронить. Всё. Выполнять.

Когда проходил мимо Никифорова напоролся на его задумчивый взгляд.

— Что? — спросил Бер у Вячеслава.

— Помнишь день, когда мы взяли в плен Пшика? Мы тогда еще нашли место с ритуальным массовым убийством.

Бер сразу ухватил суть высказывания:

— Думаешь дело рук этого ублюдка?

— Очень похоже. Знаки те же самые, — согласился Никифоров и добавил. — Зря ты не дал нам его догнать.

— Не зря. Поймаем его, когда будем готовы, — успокаивающе положил руку на плечо товарища, произнес, — Он очень силен. Бездарно положили бы бойцов. Я к этому не готов. Теперь мы знаем кто он и главное, на что он способен. Никуда от нас не денется.


Шаман бежал по воде. На душе скребли кошки и хотелось выть от переполнявшего душу негатива. Он на все лады проклинал клан и его главу.

— Ну ничего. В следующий раз ты от меня просто так не отделаешься. Я с тебя кожу сниму, ублюдок. Заплатишь мне за всё, — Шаман продолжал проклинать и грозить вслух различными карами, пытаясь скрыть от самого себя обуревавший его страх. Он не ожидал, что смерть пройдет настолько близко. И от осознания этого факта ему становилось не по себе. Так он и бежал пока не выдохся. Весь мокрый и дрожащий от злости и страха, забился в полуразвалившееся здание и повалился на сырой пол, тяжело дыша. Лишь сейчас до него дошло, что погони нет и он позволил себе немного расслабиться. Так, продолжая лежать, придумывал изощренные пытки для своего врага. Ненависть переполняла сознание, в этот миг он верил, что однажды они встретятся и тогда Бера ничто и никто не спасет.


Верил во встречу и Александр. В отличие от бандита, мысли его были холодны и расчетливы. Оставалось лишь подготовиться к будущему столкновению. Подготовиться так, чтобы не оставить противнику ни единого шанса. И как это сделать, в каком направлении двигаться в своем развитии, он уже знал.


Глава двадцать вторая | Хроники Зареченска. Книга первая | Эпилог