home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

Проснувшись, Александр обнаружил, что Дарья под боком отсутствует. "Хорошо, увидимся еще", — подумал он и встал. Осмотрел бедро, потрогал скулу и остался доволен результатом. В принципе можно не тратить собственные силы для дальнейшего лечения. Через несколько дней итак следов почти не останется. "Определенно, Даша молодец", — одеваясь размышлял Бер. Закончив напяливать на себя джинсы (полевая форма отправилась в стирку еще вчера) и футболку, задумался, что обуть. Все-таки берцы более прочные, а кроссовки износятся и где потом брать новые? Покончив с одеванием приступил к осмотру гнолла. Тот лежал, то ли спал, то ли опять пребывал без сознания. Сашка внимательно осмотрел Пшика, проверил повязки, как проходит заживление и решил потормошить охотника.

Он легонько потряс Пшика за плечо. Гнолл моментально открыл глаза.

"Как ты себя чувствуешь?" — заинтересованно спросил Бер. — "Ты был ранен, но идешь на поправку", — попытался передать пояснение Александр.

В ответ Пшик, что-то произнес мысленно, но Бер не смог уловить не четко сформулированные мысли, лишь оттенок удивления донесся до него. Сашка понял эмоцию гнолла по-своему и проговорил: "Ты у меня в комнате. Не бойся, скоро ты снова сможешь выйти на охоту".

Александр обернулся на легкий скрип открываемой двери. Дарья вошла с подносом в руках, на котором исходили паром две чашки чая и на тарелке лежали испеченные женщинами, работающими на кухне, сладкими лепешками.

— А вот и завтрак. Очень кстати.

Даша поставила поднос на стол.

— Я смотрю все проснулись. Извини, не подумала про твоего дружка, а то обязательно выпросила бы в столовой пару кило сырого мяса, — съязвила Дарья.

"Воды. Дай мне воды шхас", — донеслось до сознания Бера.

— Дарья, принеси воды, Пшик пить хочет, — попросил Александр девушку.

Та на мгновенье растерялась, не зная во что же налить воду. Догадавшись о затруднении Дарьи, Бер сказал:

— В стакан налей.

— В какой?

— В любой.

— Но он же чужак, у него там…. наверное микробов полно, — неуверенно произнесла девушка.

— Даша! Налей. Воды. В стакан, — раздельно проговорил Бер. В его голосе послышались стальные нотки.

Дарья, насупившись, выполнила пожелание и протянула воду Александру. Сашка левой рукой приподнял голову гнолла и попытался напоить Пшика. Челюсти хашш разошлись в стороны, принимая внутрь живительную влагу. Девушку передернуло от такого зрелища и она поспешила отойти. Вид, с близкого расстояния, раскрывающихся челюстей напомнил ей виденных ранее тварей в фильмах ужасов.

"Какой кошмар. Как ему не противно?" — подумала она.

"Пусть дни твои буду многочисленными, а добыча богатой", — на пределе понимания донеслось до Бера. — "Уверен, благодаря тебе Великий, скоро смогу снова убивать".

"Скоро сможешь", — пообещал Бер.

"Твою самку раздражает мое присутствие, Великий?"

Сашка рассмеялся. Хорошо, что Дарья не могла услышать, как Пшик её назвал. На "самку" она точно обиделась бы.

— Чего смеемся? — спросила Даша с подозрением.

— Да так ничего. Не обращай внимания. Пшик рассмешил.

Даша заинтересованно посмотрела в сторону сидящих на полу.

— Ты умеешь с ним разговаривать?

— Это давно для всех не секрет. Разве тебе отец не говорил?

— Нет, — ответила девушка. — Меня научишь?

— Если будешь хорошо себя вести, — пообещал Александр.

Даша фыркнула и сказала.

— Иди, перекуси, пока горячее.

Бер, поднимаясь мысленно проговорил гноллу: "Тебя сегодня перенесут в твою комнату и покормят".

"Спасибо", — гнолл попытался кивнуть подсмотренным у людей жестом, но только бессильно откинулся на матрас.

По быстрому позавтракав, Бер привычно надел разгрузку, поверх футболки, сунул в кобуру ПМ.

— Пойдем отсюда. Пусть отдыхает, — заметив, что девушка до сих пор на него обиженна, приобнял и поцеловал в висок. — Не дуйся. Прости. Я немного сорвался. Постараюсь, чтобы больше такого не повторилось.

— Да уж постарайся. И зачем ты приказал притащить его в свою комнату? Не понимаю. Другого места не нашлось?

— Ну, сам подумай? Куда его было положить? В лазарет? Как бы его лечили? Только бинты меняли и все. Или предлагаешь чтобы раненый, я, носился верх вниз?

— Но ты же уже в порядке.

— Благодаря тебе, — он снова поцеловал девушку. — Вчера я не знал, что так быстро подлечусь, — он ухмыльнулся, — и морально, и физически. Может, найдем укромное местечко и продолжим лечение?

Дарья отстранилась.

— Нет.

— А вечером?

— Зависит от вашего хорошего поведения, — вернула колкость Дарья. — И вообще, уважаемому главе клана разве не нужно спешить решать текущие вопросы или вы все на заместителей спихнули?

Выходя из комнаты Бер сказал:

— Уважаемому главе клана много чего нужно, — спохватившись сказал, — Спасибо за завтрак. Уважила старика.

Дочь Быстрицкого улыбнулась.

— Тоже мне…. Старик. Я смотрю воинский дух раненого в бою мужчины поднялся до прежнего уровня. Или я не права? — И так лукаво посмотрела, что Бер не выдержал, притянул к себе девушку и поцеловал в губы.

— С завтрашнего дня буду вести занятия часа по три.

— Каждый день?

— Почти, а чтобы вы не прохлаждались остальное время зря, вам определят, чем вы будете заниматься потом.

— И чем? — в голосе девушки послышалось недовольство

— О, моя дорогая…. Придумаем чем, — сказал Бер, а про себя подумал: "Почему, стоит переспать с женщиной, как она сразу пытается изыскать преференции от мужчины? Неужели нельзя просто находиться радом с тем, кто тебе нравится, не требуя ничего взамен?" — Если не я, так Вячеслав Никифоров. Он большой выдумщик, на пару с Сапрыкиным.

— А Сапрыкин это кто?

Александр не успел ответить. На лестнице послышался топот и спустя секунду появился, перепрыгивающий через ступеньку Фикса.

— Вы тут босс, — Фикса затормозил, увидев главу клана и Дарью. — Здрасьте, — поздоровался парень с дочкой генерала.

Даша прищурилась и ответила:

— Привет.

— Что случилось? — Бер сделал шаг вперед.

— Дозорные заметили гноллов.

— Много? — сразу сделал стойку Бер.

Фикса пожал плечами.

Сашка начал быстро спускаться на первый этаж.

— Кто сегодня дежурный? Коновалов?

— Ага, — подтвердил Николай.

— Никифорову доложили?

— За ним тоже побежали, — Фикса старался не отставать за начальством и не забывал при этом искоса пялиться на идущую радом девушку.

— Где сейчас капитан? — выскочив на улицу, спросил Бер.

— В четвертой башне. Дикарей оттуда видели, — ответил Николай.

— Даша, пожалуйста, отправляйся к себе, — попросил Саша девушку.

— Хорошо, — не стала препираться она. Дочка военного, понимала, когда не стоит мешаться под ногами и покорно покинула общество Александра.

Бер поднялся на самый верхний этаж башни. Коновалов находился внутри и всматривался в происходящее снаружи. Игорь отвернулся от бойницы и протянул для приветствия руку. Бер пожал мозолистую ладонь.

— Доброе утро.

— Да какое доброе, — отмахнулся Игорь Коновалов.

— Кто там у нас?

— Часовой увидел двух гноллов в ста метрах. Стояли, смотрели на стены, не скрываясь. — Пояснил Игорь.

— Поначалу, хотели шугануть их, но потом подумали, что это может спровоцировать нападение, и послали за вами, — дополнил один из двух часовых, находящихся тут же, в помещении башни.

В этот момент вбежал, запыхавшийся Никифоров. Разгрузка расстегнута, на плече висит автомат.

— Что тут у нас? — с порога задал он тот же вопрос, что и Бер пару минут назад.

Александр взял у часового бинокль и прильнул к окулярам:

— Говорят аборигены, только я пока ничего не вижу.

— Я смотрю ты уже в порядке, — Вячеслав хлопнул Бера по плечу, — Может, чувствуешь чего-нибудь?

— Тишина. Но это ничего не значит. Может у них шхасы есть. Все возможности местных нам неизвестны. Кто знает, до чего могли додуматься хашш? Вдруг умеют блокировать чувствительность других шхасов? Ведь по сути, что такое мозг, всего лишь биокомпьютер способный принимать и излучать волны во множестве спектров, в том числе и радио. Вопрос лишь в длине волны, — дал краткое пояснение присутствующим Бер. Он не видел как некоторые озадачено, кто почесал затылок, кто просто переглянулся друг с другом. Никто раньше этого не слышал.

— А кто такие хашш? — встрял с вопросом Фикса.

Бер посмотрел на Николая, немного в недоумении. Он привык в общении с гноллом называть расу Пшика их самоназванием и в первый миг не сообразил, что кто-то мог этого не знать.

— Хашш. Так называют себя гноллы, — пояснил он.

— У-у, понятно, — закивал Фикса, — а шхасы?

— Боец! — гаркнул Никифоров.

Николай сразу вытянулся во фронт, разве что каблуками не щелкнул.

— Найди своего командира. Пусть он определит тебе задачу.

— Есть! — ответил Фикса. Всё, шутки кончились. Николай четко развернулся и испарился, будто бы не было.

— Какое количество наших людей сейчас за стенами?

— Пеший патруль под командой Махно. И новая, обшитая стальными листами, газелька отправилась к соседям, — ответил Никифорову Игорь.

— К Фадееву? — спросил Бер, хотя итак не трудно догадаться. Соседей у клана не так много.

— К нему.

— У них то, что случилось?

— Да ничего, — вместо Коновалова ответил начальник СБ клана. — Они лекарства нарыли где-то, предложили часть обменять на провизию.

— Я отдал приказ Махно возвращаться и связался с машиной, они ближе к фадеевским, чем к нам, сказал чтобы сидели у них, пока обстановка не проясниться, — продолжил доклад Игорь. — Больше никто базу не покидал.

Бер удовлетворенно кивнул.

— Как думаешь, это те, что в прошлый раз разгром нам устроили? — задал интересующий многих присутствующих вопрос Коновалов.

— Сомневаюсь. Тот прайд, что напал на нас, потрепан в боях, не только с нами, но и с Быстрицким, бароном и другими общинами. Скорее всего — это те залетные, с которыми столкнулись вчера, — предположил Александр.

— Знаете, когда я закончил военное училище, — начал говорить Никифоров, всматриваясь наружу через бойницу, — то поначалу отправили служить на Дальний Восток, под Хабаровск. Тогда я думал, что командование послало меня хрен знает куда. Когда началась первая чеченская, то я понял, что хрен знает гораздо больше, чем я думал раньше. Но когда я оказался, вместе с семьей, здесь…. Мне открылась истина, — Никифоров сделал паузу.

— Какая? — поторопил его Коновалов.

— Хрен не только знает, он еще и умеет.

Несмотря на неопределенность и тревожность обстановки, все, кто был в башне, чуть не попадали от хохота.

Веселье прервала рация Коновалова. Прибор зашумел помехами и выдал молодым голосом, в котором явственно слышались нотки беспокойства:

— Это старший второй башни. У нас ЧП!

Игорь нажал на кнопку:

— Какого рода?

— Гноллы спешат на перехват группы людей, идущих по дороге к нам.

С противоположной стороны бывшего детского сада донеслись стрекотание пулемета и автоматные очереди.

— Отсечь огнем! — немного запоздало крикнул в рацию Игорь. Бойцы во второй башне уже без подсказок пытались помочь, неудачно появившимся людям.

Присутствующее в четвертой башне начальство выбежали наружу. Коновалов со всех ног ринулся на звуки выстрелов, на ходу отдавая распоряжения. Вячеслав ринулся к машинам. Когда он добежали, у машин уже собралась часть бойцов клана. Остальные, согласно заведенному порядку, на ходу застегивая бронежилеты и разгрузки, спешили на стены, по своим, закрепленным за каждым на подобный случай, оборудованным огневым точкам.

Бер спешил, прихрамывая. Пульсация в не долеченной ноге не давала развить приемлемую скорость. Александр догнал Игоря, когда тот уже был на самом верху второй башни и вовсю командовал защитниками участка. Александр окинул взглядом панораму происходящей снаружи трагедии.

Было непонятно сколько людей шли к крепости клана, но не меньше пятнадцати человек точно. В основном женщины и дети. Сейчас они сгрудились около дальнего разрушенного многоквартирного дома, где несколько бетонных плит и сгоревший, во время беспорядков после переноса, автомобиль образовывали нечто вроде небольшой баррикады. Трое мужчин, выступили на встречу приближающимся гноллам. У двоих в руках были охотничьи ружья, третий владел АКСУ и орудовал им неплохо. По крайней мере никто из аборигенов к ним пока не добрался. Естественно не последнюю роль, в том, что люди снаружи еще живы, играл пулемет на верхней площадке, но опыта у стрелка маловато, чтобы вести прицельный огонь на таком расстоянии и не задеть случайно беженцев. Большинство пуль уходило в землю, поднимая многочисленные фонтанчики из пыли и каменной крошки. Пока этого и двух убитых гноллов хватало для придания хашш излишней осторожности. Бер знал об упрямстве аборигенов и понимал, такая ситуация долго продлеваться не может. Гноллы обязательно, что-нибудь придумают и так или иначе достанут перепуганных женщин и детей. Если срочно ничего не предпринять, то участь беженцев предрешена.

Неожиданно несколько дикарей выскочили из-за развалин и набрав скорость понеслись к баррикаде.

— Дай мне, — Бер оттолкнул стрелка. Он коротко бросил через плечо Игорю. — Поторопи Никифорова. Чего они там телятся. — Не став вслушиваться в переговоры по радио Игоря и Вячеслава, открыл огонь из пулемета Калашникова.

Сашка взял прицел на небольшое упреждение и стремительные хашш стали спотыкаться и кубарем валиться на землю. Игорь тоже не выдержал и поддержал главу клана, посылая по целям смертоносные кусочки металла.

Бер услышал, как заработал пулемет в третьей башне. Плотность огня увеличилась, заставив гноллов отступить. Как оказалось ненадолго. Часть хашш воспользовались тем, что внимание людей сосредоточилось на наступающем отряде, обошли беженцев с тыла. Сашка почувствовал изменение в обстановке и крикнул Игорю.

— Где Никифоров?! Поторопи его!

— Уже выехали, — ответил Коновалов.

И правда, Александр увидел два УАЗа и переделанную пассажирскую Газель, с наваренными на кузов стальными листами, окрашенными под цвет степной травы. Получился микроавтобус по типу инкассаторского, где вместо окон круглые отверстия из которых удобно вести огонь по противнику.

Три машины, со всей доступной им скоростью мчались на выручку попавшим в беду. Сложилось так, что клан стал островком безопасного и стабильного существования в новом мире. Может даже более безопасным, чем жизнь в районах контролируемых Быстрицким, не говоря уж об остальной части Зареченска. По крайней мере бандитов в клане не встретишь, как и воров. Зареченцы только-только начали доверять клановцам и просить защиты. Так и должно продолжаться, а значит людей нужно спасти. Хашш изгнать, а лучше уничтожить. Обязательно.

"Жаль Пшика нет. Его мнение об этих гноллах пригодилось бы", — подумал Бер. Стрелять он прекратил, дабы не задеть своих и просто наблюдал, держа палец на спусковом крючке, в готовности открыть стрельбу в любой момент.

Бер видел, как мужики, которые защищали женщин и ребятишек, вполне грамотно переместились на противоположную сторону укрытия. По первым гноллам вынужденные защитники начали пальбу аккурат, когда к баррикаде подъехали бойцы клана. Микроавтобус остановился, а УАЗы разъехались в разные стороны, огибая убежище, с намерением взять наступающих аборигенов в клещи. Маневры людей на гноллов не произвели должного впечатления, и сам факт присутствия непонятных для них механизмов не напугал. Когда они смели защитников, клановцы, в этот момент, только выпрыгивали из внедорожников, чтобы сходу вступить в бой. Послышалась частая стрельба. Первых гноллов, которые расправились с мужественной троицей смел перекрестный огонь.

Александр не заметил, как прикусил до крови нижнюю губу, палец на курке побелел от напряжения. Он наблюдал за разворачивающимися действиями, затаив дыхание. И не он один.

Водитель и боец из газели помогали грузиться зареченцам в открытую заднюю дверь. Стрельба за стенами продолжалась. Трудно себе представить, какой первобытный ужас испытывают женщины, находясь в эпицентре столкновения. Восемь клановцев, во главе с Никифоровым расстреливали по второму магазину. В ответ, гноллы метали дротики и камни. Противостояние перешло в кратковременную, позиционную фазу. Надолго ли? Ведь нужно и мужиков подобрать, так самозабвенно, не щадя собственных жизней выступивших на встречу врагу. Заведомо сильному, врагу.

"Пусть они мертвы. Все равно забрать", — подумал Бер.

Газель тронулась с места, прерывая размышления главы клана, набирая скорость покатила к воротам.

"Давайте заканчивайте и валите оттуда", — нервничал Сашка.

Буд-то услышав его, Вячеслав отдал приказ отступать. Часть бойцов кинулись подбирать израненных или убитых, отсюда было не понять, остальные усилили огневое давление, не позволяя хашш расслабляться и поднять лишний раз головы из укрытий.

Клановцы, молодцы, в темпе погрузились и УАЗы отправились под защиту стен, где в открытые ворота уже въезжал микроавтобус. Бер облегченно перевел дыхание: "Хорошо, что у гноллов не оказалось шхасов, а то бы так легко не отделались". И сглазил.

Александр не заметил, как и что, но зад первой машины подпрыгнул. Послышался гулкий звук удара. Внедорожник подскочил на месте и на ходу перевернулся, проехав на боку несколько метров. Теперь Бер увидел, в чем дело. Несколько крупных валунов поднялись в воздух и с силой врезались в бок второго внедорожника. Автомобиль повело из стороны в сторону. Водитель не разобравшись, затормозил, когда нужно было напротив, набрать обороты и уйти из-под "обстрела".

Для многих зареченцев до сих пор было дико, не привычно и не понятно, как это так, камни можно поднимать силой разума? Но не для Александра.

— Шхас! — со злостью выкрикнул он. — Так и знал, что не все так просто.

Водитель понял свою ошибку и попытался завести двигатель. Времени ему не оставили. Люди заметили поднимающуюся в воздух бетонную плиту и поспешили выскочить из салона. Четверка клановцев, споро вытащили мужчину беженца и поспешили к перевернутому УАЗу. Когда они отбежали на небольшое расстояние, невидимый пока шхас, отпустил силовой захват и обрушил плиту на крышу машины. Осколки стекол брызнули в разные стороны, крыша прогнулась под весом плиты, которая лопнула на две половинки. Меньшая часть свалилась на землю чуть не придавив последнего бойца.

— Что за хрень?! — ругнулся Коновалов. Люди на стенах выразились гораздо крепче.

— Дай рацию, — Сашка выхватил радио и связался с наблюдателем на верху трубы, у него по штатному расписанию всегда должна быть СВД.

— Это Бер, — найди мне этого ублюдка и завали немедленно.

— Э-э… принял. А кого искать-то?

— Колдуна гнолловского, — терпеливо пояснил Александр.

— Как он выглядит? — спросили на том конце эфира.

— Кто сегодня на верхотуре? — Сашка повернулся к Игорю. И не дождавшись ответа Коновалова, бросил в рацию. — Гвоздь, ты что ли?

— Он сегодня там, — подтвердил Игорь.

— Вали всех гноллов подряд. Особое внимание обращай на тех, кто без оружия, машет руками, сидит без движения, имеет отличия от других. Он обязательно должен быть рядом.

— Так я итак стреляю по всем, кого увижу.

— Ищи, давай, — сказал Бер и отключился.

Бер переключил внимание на происходящее за стеной.

— Нужно помощь выслать.

— Нет, — запретил глава клана. — Они этого и ждут, — А у самого кошки на душе заскребли.

Очередная порция камней затрясла автомобиль. "Если шхас опять кинет плиту, то нашим конец", — подумал Сашка.

— А это не он? — Коновалов протянул Беру бинокль.

— Где?

— На одиннадцать часов. Метров триста пятьдесят, четыреста. Пятый этаж во-он того огрызка от здания, — разъяснил Коновалов и показал в ту сторону рукой.

Бер прильнул у окулярам. Поводил, пытаясь найти ориентир и наконец заметил. И правда на балконе полуразрушенного здания стоял гнолл с выставленной вперед рукой. Сашка оторвался от бинокля и посмотрел за стену. Камни поднимались. "Точно он. Ну и силен, гадёныш".

— Лешка, — позвал он в рацию. — Пятиэтажка, частично разрушенная. От тебя прямо. Почти на двенадцать часов. На балконе гнолл. Видишь?

— Нет.

— Смотри внимательнее. Ищи. — И через несколько секунд нетерпеливо спросил. — Видишь?

— Вижу, — подтвердил Гвоздь.

— Вали его.

Раздался выстрел. Бер моментально приник к стеклам бинокля. Гнолл продолжал стоять, как стоял. Послышался громкая барабанная дробь. Это камни превращают УАЗик в хлам.

— Ты куда стрелял? — заорал Бер.

— Куда сказали.

— Дай автомат, — попросил Сашка у Коновалова.

Игорь понял, чего хочет Бер.

— Далеко. Из автомата можешь не попасть. Стоит промахнуться и ищи его потом, — сказал он, но оружие дал.

Александр ничего не ответил, молча обмотал вокруг руки ремень автомата и прицелился.

Сердце застучало медленнее. Тук-тук, ту-ук, ту-у-ук. Посторонние звуки исчезли. Тук. Сердце замерло, боясь помешать, отвлечь от намеченной цели. Сашка, как будто настроился на неведомую волну. Зрачки Бера сузились и резко расширились, а гнолл будто приблизился. До Сашкиного разума пробился голос Игоря.

— Ветер северо-западный, пять-семь метров. Целься выше и правее его головы.

Выстрел. Сознание Бера устремилось за пулей и Сашка, словно стоял рядом, увидел, как голова гнолла резко откинулась назад, ломая шейные позвонки и тело осело на пол балкона.

Новая порция огромных камней, не поддерживаемая никем, с глухим стуком упала обратно на землю.

Бер вытер обильно выступивший на лбу пот. Его замутило.

— Воды, — потребовал Коновалов.

Один из бойцов протянул свою флягу. Игорь отвинтил крышку:

— На, попей, — предложил он Александру, — Ты в порядке?

Бер отпил несколько глотков и ответил:

— Пять минут и приду в норму.

— Что с тобой было?

— Не существенно, — не стал вдаваться в подробности Александр. Он внимательно окинул взглядом пространство перед укреплениями. Ни одного хашш не было видно. — Отправляй людей, пусть вытаскивают наших.

Коновалов кивнул и отдал по рации распоряжение.

Бер хлебнул еще несколько раз, остатки вылил себе на голову. Влага растеклась по волосам, лицу. Потекла за шиворот, принося облегчение. Сашка вернул пустую емкость владельцу.

— Спасибо за воду. Извини, что всю использовал.

— Ничего страшного, Александр Сергеевич. Еще наберу.

Бер кивнул и продолжил осматриваться.

Ворота отворились и наружу выехала та же самая бронированная газелька, успевшая выгрузить спасенных женщин и детей. Через минуту она подъехала к покалеченным УАЗам и клановцы начали споро грузиться внутрь. Саша увидел, как из перевернутого внедорожника достали неподвижное тело. Судя по тому, с какой осторожностью клановца положили в микроавтобус, у бойца имелись серьезные повреждения. Александр в сердцах выругался.

— Я пошел.

— Машины потом забирать будем? — поинтересовался Игорь.

— Да. Снаружи с ними ничего не случится. Гноллам они сто лет не нужны. Когда убедимся, что их в округе нет, заберем.

Игорь согласно кивнул.

Саша спустился вниз и отправился встречать бойцов, наверняка людям понадобится его помощь. Бер отметил, что беженцев уже увели со двора. Это хорошо, нечего им тут путаться под ногами.

Тяжелые стальные створки закрылись за въехавшим микроавтобусом. Первым выскочил Никифоров. Вид у него был жалкий. Огромный синяк расплылся на пол лица и грозил в скором времени превратить правый глаз в узкую щелочку. Александр подошел к начальнику СБ клана поближе.

— Что с ним? — первым делом спросил Бер, имея в виду раненого, которого как раз укладывали на носилки.

— Думаю, ничего страшного. Ударился головой, когда перевернулись. Но тебе лучше его осмотреть, мало ли….

— Несите раненого в лазарет! — приказал Бер. — Я его осмотрю. Сам то как? — снова обратился к Вячеславу глава клана.

— А то не видишь?

— Когда окончу с пострадавшим, подойдешь с остальными ко мне. Займусь вашими синяками. — Бер внимательнее посмотрел на Никифорова, — не хватало, чтобы ты слег с сотрясением, — добавил он.

— Ты себя так загонишь, — запротестовал Вячеслав, — на тень самого себя похож. А синяки и ссадины имеют свойство исчезать со временем, — Никифоров машинально поднял руку и пощупал под глазом. — Вот гадство!

— Да, да, — Бер ухмыльнулся наблюдая, как Никифоров кривится. — И все же зайдешь с ребятами ко мне. Обещаю обычные синяки не лечить.

— Знаешь. Честно говоря я думал нам кранты. Что это было?

— Колдун гноллов нас поимел, — разъяснил Александр. — Я такого не ожидал. Представляешь? Метров за триста от вас находился. Смог поднимать в воздух здоровенные камни и швыряться ими будто весу в них всего ничего. Силен, паскуда. Хорошо вовремя засекли место расположения и успели завалить.

— Твоя работа? — заинтересовался Никифоров.

— Из моего автомата. Одиночным в голову, — прокомментировал, подошедший Коновалов.

Вячеслав внимательно посмотрел на Александра.

— С меня магарыч.

— В расчете, — Бер вновь ухмыльнулся и протянул руку.

— Тогда по пол литра. Ты мне, я тебе, — Никифоров пожал протянутую ладонь.

— Идет. Только вдвоем как-то…. Нужен третий, — сказал Бер и посмотрел на Игоря.

— Я готов, — правильно понял Коновалов.

— Вот и компания собралась, — удовлетворенно произнес Александр, — с тебя тогда закуска.

— Так всегда. С меня самое сложное.

Никифоров попытался улыбнуться, только опухшая щека не позволила. Вместо улыбки получился оскал.

— А как же. Начальство нужно ублажать подношениями, иначе повышения не видать, — полушутя посоветовал он.

— Ироды, — Коновалов трагически вздохнул и выдохнул.

— Но вначале убедимся, что клан в безопасности и противник ушел. За работу господа, — тоном не терпящим возражений скомандовал Бер.

— Да, только пару слов скажу, — Никифоров отделился от компании. Бер посмотрел в сторону, куда направился Вячеслав.

Жена Никифорова, Алена, спешила увидеть, что с мужем. Заметив его, ускорила шаг, бросилась супругу на шею и расплакалась. Бер и Коновалов деликатно отвернулись.

— Я в лазарет, — сказал он Игорю, — если будут изменения, зови немедленно.

— Слушаюсь, — по военному ответил бывший капитан и побежал обратно на стену. Обязанности старшего офицера сегодня с него никто не снимал.


Глава девятнадцатая | Хроники Зареченска. Книга первая | Глава двадцать первая