home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятнадцатая

— Чего делать будем? — Никифоров после рассказа Александра о переговорах с Селивановым и Быстрицким находился в задумчивом состоянии.

— Ничего. Пока Малыш не вырастет, я не покину клан, иначе время потраченное на него пропадет впустую. Будем изучать материалы переданные бароном об экспедиции, — Бер похлопал по черной папке лежащей на столе.

— Почитаешь, дашь ознакомиться и мне.

— Само собой.

— Тут с учениками новыми разобраться необходимо, — продолжал рассуждать Бер, — оно и к лучшему. А то с нашими почти забросил занятия, а так появился повод образовать целую школу. Где только времени взять на все остальное?

— Ничего. Справишься. — Сделал попытку поддержать главу клана Никифоров. — Ты не упускай такой момент. Пока генеральская дочка у нас мы под плотной защитой. Никто нас не тронет без последствий для себя. Ни барон, ни обычные бандиты. Разве что гноллы оборзеют, но и тут мы можем рассчитывать на немедленную помощь со стороны вэвэшников. Быстрицкий не оставит без защиты своего единственного ребенка.

— Всё. Давай закругляться. Позже обсудим и разжуем новый расклад. У меня голова не соображает и глаза слипаются. Ксюшина свадьба вымотала меня, а завтра ожидается продолжение банкета.

— Ничего, будет куда как проще. Гости разъедутся. Большая часть народа станет отлеживаться после сегодняшней попойки. Останутся самые стойкие и те, кому по статусу родственников и друзей семьи положено присутствовать.

— Да, люди оторвались на славу, — вспомнил Сашка сегодняшний день.

— Спокойной ночи. Пойду я, — Никифоров поднялся из кресла и пошел к двери. Голова немного кружилась от выпитого.

— И тебе, — пожелал в ответ Александр, провожая взглядом закрывшуюся за товарищем дверь.


— Хороший Малыш, хороший, — Бер гладил шантарха по голове. Малыш порыкивал от удовольствия.

Александр посмотрел вдаль. На горизонте шло стадо зубров. Между Бером и Малышом уже установилась достаточно прочная ментальная связь, чтобы чувствовать друг друга даже вне пределов видимости. В данный момент Сашка ощущал нетерпение своего шантарха.

— Тебе пока нельзя охотиться на них. Затопчут тебя и меня заодно, даже не заметят. Выберем жертву попроще, — проговорил Александр, продолжая гладить Малыша и мысленно удерживая животное на месте.

Самое сложное в приручении и обучении шантарха оказалось приучить его не реагировать на звуки выстрелов. Несколько дней Бер потратил на то, чтобы зверь привык к пальбе. Он стрелял в воздух возле загона с Малышом одиночными и очередями. В процессе пришлось немало выслушать не лестных отзывов от женщин клана. Начиная с: "задолбал, ты Сашка! Сколько можно!?" от жены Никифорова и до: "Может, хватит, сынок? Люди жалуются. Есть же полигон для баловства" — от матери. Объяснений, что Малыш после такой экзекуции становится слишком возбужденным и слабо реагирует на команды, а значит может быть опасным. И что в этом случае на полигон придется таскать и тяжеленную клетку, никто слушать не хотел. Женщины, что с них взять. Александр понимал недовольных, но проделывать лишнюю тяжеленную работу не собирался, пришлось надавить на всех авторитетом и заставить потерпеть. Когда наступил момент и Малыш перестал вздрагивать, а его моральное состояние стало возможным охарактеризовать как, "хватит, хозяин дурью маяться, лучше пожрать дай", Бер вздохнул с облегчением, а следом и вся община.

Пшик был доволен успехом ученика и говорил, что скоро наступит миг, когда его услуги не понадобятся и выразил надежду, что сможет отправиться назад, в свой прайд.


"Что скажешь Пшик? Ты более опытный охотник, чем я. Командуй", — сформулировал свои мысли Бер.

"Мудрость твоя велика. Не каждый шхас согласился бы подчиниться простому охотнику хашш. Обещаю не подвести тебя Великий", — Пшик низко поклонился и легонько дотронулся до ноги Бера хвостом. Сашка уже знал, такой жест, знак признательности у хашш.

"Нам нужно найти ургуш, чтобы молодой шантарх пустил первую в жизни кровь. Ургуш будут ему по зубам", — посоветовал гнолл.

"Тогда вперед Пшик".

Человек, гнолл и, рвущийся нетерпеливо вперед, шантарх начали спуск с пологого холма. Позади остался разрушенный Зареченск с проблемами и людьми, которые их создают. Впереди бескрайние степные просторы нового мира и неведомые опасности подстерегающие неопытного человека, но Сашка чувствовал с такими тремя защитниками, как гнолл, Малыш и его автомат ему ничто не грозит.

Он ошибся в собственных суждениях. Поначалу все шло хорошо. Обнаружили небольшое стадо ургуш. По совету гнолла Бер с Малышом скрылись за холмом. Сам Пшик должен был подкрасться к стаду и спугнув животных погнать их в сторону холма, за которым скрылись человек и шантарх. Дальше должно быть просто. Подбодренный мысленным приказом и жаждой крови Малыш выскакивает и заваливает добычу. Всё. Недовольных нет, пошли домой.

Александр отвел Малыша на намеченную позицию и стал прислушиваться, по прикидкам скоро должен послышаться топот множества копыт. И перестук ног ургуш донестись до слуха, только далеко в стороне. Бер напрягся, не зная, что же делать и чего ждать? Топот удалялся и когда Александр решил, что охота сорвалась, недалеко раздалось рычание, визги и громкая возня.

Малыш забеспокоился, а уж как разволновался Александр…. Бер взлетел на возвышенность, шантарх не отставал. То что Бер увидел, заставило кровь переполниться адреналином. У подножия холма, ранее неведомый хищник, трепал Пшика точно тряпку и было непонятно жив гнолл или душа аборигена уже в местном аналоге рая. Вид хищника Александру очень не понравился. В другое время, в ином месте, он бы уже драпал, только пятки сверкали. Приземистое гибкое тело на четырех мощных лапах, покрывала крупная чешуя, из которой эволюция сделает в будущем прочный панцирь, но и сейчас толстые чешуйки просто так не пробьешь и не прогрызешь. Шею и позвоночник защищал толстый нарост, плоская вытянутая вперед морда, оканчивалась широкой пастью усеянной множеством изогнутых внутрь зубов. Оставалось посочувствовать гноллу.

Сашка не успел ничего толком осознать, как Малыш ринулся вниз, издав на ходу такой рык, который сделал бы честь любому земному льву.

— Малыш стоять!!! — заорал перепугано Бер, но куда там…. Шантарх несся вперед разинув пасть.

Хищник, напавший на гнолла, услышал рык нового противника и бросил Пшика на землю. Сашка, пока Малыш не сошелся в схватке с врагом, который заведомо сильнее, открыл огонь. Надо бы выстрелить из подствольника, но Бер справедливо опасался задеть Малыша, да и Пшик, возможно, живой еще. Хотя это вряд ли, после такой трепки. Стрельба не принесла видимого результата.

Шантарх и неведомый хищник столкнулись. Бер носился вокруг, примеряясь, то приложит приклад к плечу, то отскочит подальше. И после каждого крика боли Малыша, сердце замирало. Наконец приземистый хищник подставил спину и Сашка нажал на курок. Короткая очередь вскрыла толстую чешую. Тварь отскочила от шантарха и хлестким ударом хвоста попыталась достать двуногую помеху. Александр чудом увернулся, покатился по жесткой траве, вскочил и снова дал очередь в три патрона. Раненый в нескольких местах Малыш схватил нежданного врага за хвост и дернул. Несмотря на меньший вес у него получилось рывком оттащить того на несколько метров от хозяина. Тварь вновь развернулась к шантарху и не издавая ни звука приготовилась сигануть на спину Малышу.

Бер, скорее по наитию, чем из расчета, решил рискнуть. За те доли секунды, которые мышцам хищника потребовались, чтобы превратиться в мощные пружины и толкнуть тяжелое тело вверх, Александр пальцем переключил режим огня и выпустил из подствольника гранату под брюхо хищнику. Бер постарался отпрыгнуть, как можно дальше в сторону. Раздался хлопок, земля взметнулась и взрывная волна перевернула существо на спину. Тугая волна воздуха прокатилась по спине Александра, к счастью все осколки достались твари. Малыш не сплоховал, тут же вцепился в горло и сжал челюсти. В стороны брызнула темная кровь и тело поверженного противника забилось в конвульсиях. Малыш не выпускал горло, пока тело твари не перестало дергаться. Когда, наконец, это произошло молодой шантарх распрямился и зарычал, празднуя свою первую победу.

Сашка мельком глянул на Малыша, подумал, что раны шантарха подождут и опустился на колени подле гнолла. Пшик представлял собой окровавленный кусок мяса и тем не менее дышал.

"Ты как, дружище? Больно? Я постараюсь помочь", — послал мысль Бер, без всякой надежды, что будет услышан и понят.

"Спасибо. Мне не больно. Ты поистине Великий Шхас и твоя громыхающая палка великое оружие".

Александр вскочил и развернулся. Перед ним стоял гнолл.

"Пшик!? ТЫ!?"

"Я. А ты ждал не меня?" — Пшик стоял сзади и Бер улавливал исходящее о гнолла слабое удивление.

"Я думал — это тебя чудовище рвало на части!" — Александр переводил взгляд со стоящего рядом Пшика на умирающего гнолла, лежащего на земле и обратно.

"Нет, шхас. Как мы и договаривались я подкрался незамеченным к стаду и погнал ургуш в вашу сторону. Я не знал, что в высокой траве прячется большой хашира[7] и другой хашш", — пояснил гнолл. Он опустился на колени и сорвал окровавленный пояс с чужого аборигена.

"Плохо. Не из моего прайда. Разведчик Обгоняющих Ветер. Племя изгоев. Враги". — Поделился увиденным Пшик. Гнолл встал с колен и посмотрел куда-то за плечо Бера.

"Поздно", — коротко бросил хашш.

Александр проследил за направление взгляда Пшика. Несколько десятков гноллов, вооруженных короткими копьями выстроились полукольцом и медленно приближались.

"Что делать будем, Великий?" — спросил Пшик. Никакого волнения в мыслях гнолла, Бер не уловил. Пшик хороший воин и охотник, и смертью его было не запугать. Сашка знал это точно.

"Сражаться", — ответил Бер и открыл огонь.


В первые секунды боя громкие выстрелы грозы и непонимание аборигенами причин гибели нескольких воинов, внесли сумятицу в их ряды. Александр воспользовался моментом и перезарядил подствольник, выстрелил. Столб земли, в два человеческих роста, вырос под ногами одного из хашш, подбросив неудачника вверх, причем туловище приземлилось отдельно от ног. Обгоняющие Ветер, шарахнулись в стороны. После этой демонстрации силы Бер успел сделать две короткие и меткие очереди. Гноллы лишились еще парочки воинов.

Наверное они получили приказ атаковать. Хашш с места набрали сумасшедшую скорость. Надо сказать, быстрое приближение дикарей в купе с их манерой передвигаться, производило неизгладимое впечатление. Автомат Бера успел только пару раз коротко рявкнуть и вот уже пред глазами раскрытая, на четыре части, пасть и вражеское копье стремительно приближается к горлу Александра.

Сашка уклонился, переместился в сторону, воткнул ствол в бок противника, выстрелил. Магазин пуст. Нашпигованного последними пулями гнолла инерция проносит мимо, хашш спотыкается и замертво падает на траву. Сбоку раздается рык Малыша. Шантарху приходится несладко. Сразу десяток аборигенов признали его достойным противником и пытаются достать зверя копьями. Сашка отстраненно отметил, что гады метят в раны Малыша.

Сзади творилось неладное. Бер прыгнул вперед и попытался на новом месте развернуться к опасности лицом. Немного не успел. Сильный удар в предплечье бросил его на землю. Александр откатился в сторону, в почву воткнулся длинный наконечник копья. Костяное жало резко взметнулось вверх и снова вниз, метя в ускользнувшую добычу. Бер отмахнулся бесполезной грозой, снова перекатился, попытался вскочить и получил удар в спину, отбросивший его на пару метров вперед. Может быть, этот удар спас Александра от мечтающего напиться человеческой крови наконечника копья. Сашка резво вскочил, в горячке боя боли он пока не чувствовал, быстро огляделся. Четверо гноллов приближались к нему с разных сторон. "Где Пшик?" — мимолетно подумал он, но искать взглядом не стал, себе дороже будет. Бер откинул в сторону автомат, все равно перезарядить не успеет и в ближнем бою он бесполезен. Достал нож и ПМ.

— Ну, суки, налетай! — Выкрикнул Сашка.

И хашш, будто поняли смысл слов, напали с четырех сторон.

Может эндокринные железы вспрыснули дополнительную порцию адреналина в кровь, а может, сыграли роль, обретенные в новом мире, возможности Бера, но скорее всего и то и другое повлияли на восприятие. Время будто замедлилось и скорость движения противников упало до приемлемого, для успешного реагирования человеком, уровня. Но все равно быстро, очень быстро двигались чужие гноллы. Бер еле успевал, сухожилия трещали, мышцы кричали от боли. Но все потом, потом. А сейчас…

Выстрел в морду из пистолета, поворот, уход от копья. Успеть полоснуть по запястью гнолла. Брызнула кровь. Успел. Александр присел, пропуская древко над головой, две пули вылетели из ствола макарова и впились в живот неосторожного противника. Гнолл завыл и завертелся юлой, выходя из боя. Режущая кромка наконечника распорола кожу на скуле. Кровь щедрой струйкой потекла по шее на плечо. Сашка выстрелил в обидчика и развернулся к четвертому. И тут же получил удар в бедро. Наконечник вошел наполовину длины. Гнолл выдернул оружие из плоти человека, не забыв слегка повернуть костяное лезвие в ране.

Бер с рычанием, получилось не хуже, чем у Малыша, сделал длинный прыжок в сторону гнолла. Абориген не ожидал такой прыти и не успел среагировать. Александр с силой воткнул нож в грудь врага по самую рукоятку, толкнул оседающего противника на спину и навалился сверху, при этом продолжая давить и проворачивать нож. Сашка не обращал внимания на гнилой дух из пасти гнолла, просто давил изо всех сил.

— Что, падла, не нравится? Вот и мне не нравилось, — шипел зверем Бер. Гнолл, под Сашкой, подергался и затих.

Бер приподнялся, попытался встать, в ноге резануло болью и Сашка смог лишь сесть, используя тело мертвого аборигена, как лавочку. Он огляделся. Вокруг валялись трупы воинов хашш. Где-то в стороне слышался рык шантарха. А где Пшик? И что? Всё закончилось?

— Пшик!!! — Крикнул Бер, но из горла вырвалось, какое-то карканье. — Малыш!!!

Из ушей Александра, словно вату вынули и он услышал звук пулеметных выстрелов и шум моторов. Бер оглянулся, приближались два уазика. Бер, настороже, осмотрелся. Гноллы убегали. Пули настигали аборигенов, пыльные фонтанчики возникали то тут, то там. Сашка не стал смотреть на бойню, он не вставая с трупа, с трудом вытянул раненную ногу. Сидеть стало намного удобнее. "Надо бы рану перетянуть", — устало подумалось ему.

Уазики подъехали, из машин выскакивали бойцы клана, часть немедленно рассредоточилась вокруг Бера, а несколько клановцев переместились на поле боя и начали делать контрольные выстрелы. Во избежание, так сказать.

— Пшика найдите, — попросил глава клана. — Он где-то среди этих.

— Найдем, — пообещал кто-то, Александр не понял кто.

В круг вошел взъерошенный Вячеслав.

— Вы вообще откуда здесь? — спросил Александр.

— Это вместо, спасибо большое? — Вячеслав критически осмотрел Сашку с ног до головы. Зрелище то еще. Одежда порвана, вся в зеленых травяных разводах. Щека рассечена, разгрузка заляпана своей и чужой кровью. Из ноги тоже капает, окрашивая землю и траву в красный цвет.

— Спасибо. И все же?

— Неужели ты думал я оставлю тебя без присмотра. Охотник ты наш.

Бер смолчал. А что тут скажешь? Он устало смежил веки и послал мысленный призыв. Один, второй, третий. Наконец шантарх откликнулся. Бер позвал: "Малыш! Пойдем. Пора домой. Дома тебя покормят". В ответ пришел мыслеобраз. Малыш сообщил, что уже сыт. Ну да, ну да. Александр чувствовал, что несмотря на серьезную трепку, которую шантарх сегодня получил, он остался доволен веселой прогулкой с хозяином.

— Мы, кажется, нашли Пшика, — крикнули в стороне. — Посмотрите он это или не он, а то я не уверен.

— Иду! — отозвался Никифоров, — Вы че стоите?! Перевяжите его! Видите, начальство кровью истекает! — прикрикнул на подчиненных Вячеслав. Рядом стоящий боец спохватился, достал аптечку и приступил к оказанию медицинской помощи. Бер поднял глаза на бойцов. Все смотрели на него. Во взглядах людей было что? Уважение? Удивление? Наверное всего понемногу. Никому из людей пока не удавалось завалить нескольких гноллов в рукопашную. До сегодняшнего дня.

На гребне холма показался Малыш. Припадая на одну лапу шантарх спешил вниз, к людям. Надо будет напомнить хозяину, что он обещал покормить. Это ничего, что сейчас не хочется. Потом захочется. И вообще, жестковатые эти… с палками колючими.


Первым делом, после перевязки, Александр попытался доковылять к Пшику. Вячеслав попытался подставить плечо, но Бер отстранился:

— Я сам, — сказал, и прихрамывая на поврежденную ногу, дошел к гноллу. Опустившись на землю рядом, Сашка приступил к осмотру.

Пшик был весь изранен, как минимум из десятка глубоких порезов текла кровь и вместе с ней уходила жизнь аборигена. Сашка отметил про себя, что будет действительно очень жаль, если хашш умрет. Он уже свыкся с постоянным присутствием Пшика. Его простота и непосредственность неиспорченного цивилизацией существа вызывала некоторую симпатию. Бер попытался сосредоточиться, но как назло ничего не получалось. Обстановка и боль во всем теле не позволяли взять себя в руки. После нескольких бесплодных попыток, Александр разочарованно выдохнул. К тому же главу клана начинал пробивать озноб и тело мелко задрожало. Последствие от лошадиной дозы адреналина, блуждающей в крови. О том, чтобы хоть немного подлечить гнолла или Малыша, сейчас нечего и думать. Бер с трудом поднялся, не отказываясь, на этот раз, от помощи. Он принял решение.

— Собираемся домой….

— Давно пора, — буркнул Никифоров. Александр проигнорировал реплику или просто не услышал.

— …. Пшика перевяжите и осторожно грузите его в машину, — Бер повернул голову и позвал, — Малыш! Иди сюда.

Шантарх довольный, Сашка чувствовал настроение зверя, несмотря на полученные повреждения, потрусил к хозяину. Клановцы, поспешно и с опаской, расступились перед Малышом. Зверь ощутил страх людей перед ним и удовлетворенно зарычал, клацнув напоследок зубами.

— Спокойно, спокойно, Малыш. Иди сюда, хороший мой, — Александр почесал животное между глаз. Убедившись, что шантарху не грозит свалиться от кровопотери, обратился к окружающим.

— Готовы? — Дождавшись положительного ответа, произнёс. — Тогда чего стоим? Всем по машинам.

Уже будучи в уазике попросил водителя.

— Пожалуйста, не гони, а то Малыш отстанет. Ищи его потом….

— Понял, — боец кивнул и повернул ключ. Движок утробно заурчал и колеса закрутились, приминая собой траву.

К бывшему детскому саду, усилиями многих людей превращенному в настоящую крепость, добрались не так быстро, как того хотелось. Пришлось трижды останавливаться и ждать, когда Малыш догонит людей. Пользуясь вынужденными остановками Александр, с беспокойством, осматривал Пшика. Гнолл по-прежнему не приходил в себя, однако дышал и это вселяло некоторую надежду, что абориген сможет выкарабкаться. Бер пока не знал, каким образом помочь Пшику. Анатомия хашш была ему мало знакома, и это его личное упущение, о чем сейчас приходилось сожалеть. Сашка знал только, где находятся жизненно важные органы (заслуга анатомических опытов профессора Гофмана), чтобы иметь больший шанс отправить на тот свет местных дикарей, случись вдруг повторное нападение. Не более. О том, какие процессы проходят, какая энергетическая структура внутренних органов и всего организма в целом, Александр не изучал, потому как других дел было полно.

Рано или поздно любой путь заканчивается, будь он жизненным, асфальтированной федеральной трассой М4 или степным бездорожьем, в совершенно другом мире. Они прибыли домой.

— Давайте аккуратнее, — попросил Бер, — несите гнолла в мою комнату.

— Ты уверен? — удивился такому решению Вячеслав.

— Да. Буду его лечить.

— Ты сам еле на ногах стоишь, — запротестовал Никифоров.

— Ничего. Мне главное не дать Пшику умереть раньше, чем сам восстановлюсь, а там посмотрим. — Бер скривился, нечаянно задев о край двери больную ногу, вылезая из машины.

— Ну-ну, — скептически протянул Вячеслав. — Как знаешь…. Шевелитесь, мужики. Несите аборигена в комнату нашего Головы, — продублировал он приказ Бера.

Четверо бойцов подхватили брезентовое полотно, на которое ранее уложили аборигена, и понесли к зданию.

— Давай подсоблю, — предложил Никифоров, заметив Сашкины мучения, — нужно осмотреть тебя и заново перевязать.

Бер молча кивнул, соглашаясь.

— Только Малыша загоним. Ты же знаешь, он никого кроме меня и Пшика слушать не будет.

— Скажу даже больше. Кроме тебя и твоего гнолла, никто к нему и подойти то не решится.

Бер понимающе ухмыльнулся, представив такую картину. Что поделаешь…. Хищник, есть хищник.

Зашивать рану он запретил. Не хотелось бы заиметь шрам похожий на рыбий скелет. "Лучше сам подлечусь. Наберусь сил и завтра же начну", — подумал Бер.

Когда Беру уже обработали рану, вкололи обезболивающее и сменили повязку на новую. И он стал чувствовать себя более сносно, чем по прибытии, в лазарет вбежала мать, а за ней Ксения и отец. Валентина Николаевна налетела с руганью на Александра, когда слова закончились, мама расплакалась на плече сына. Ксения с отцом молчали и укоризненно смотрели на Сашку. Мол, смотри до чего мать довел своими выходками. Александр ожидал продолжения упреков от остальных близких, но они продолжали тихо стоять в сторонке. Бер был им благодарен, ему вполне хватило нервного срыва матери, чтобы выслушивать ещё кого-нибудь.

Сашку оставили в покое лишь спустя полчаса, пока не рассказал отредактированную версию, о том как умудрился получить ранение и не убедились, что он в относительном порядке.

Отец, конечно, не всему поверил. Его взгляд обещал сыну продолжение беседы тет-а-тет. "Ничего, отцу можно потом рассказать. Он поймет", — решил Бер и бодро, насколько позволяла нога, пошел к себе.

Гнолла положили на матрасе у противоположной, от кровати Бера, стены. Александр, прихрамывая подошел к Пшику. Попытался просканировать состояние организма охотника, но ничего не ощутил, только голова начала побаливать от напряжения.

— Сходили, блин, на охоту, — сам себя укорил Бер. Затем осторожно, чтобы не потревожить лишний раз ногу, сел на пол радом с гноллом. Сашка попытался настроиться на медитацию, уже очистил разум от посторонних мыслей, блокировал неприятные ощущения и чувство усталости, когда в дверь постучали. Через полминуты повторно, настойчивее. Сашка открыл глаза и ругнулся матом.

— Кто? — спросил он недовольным голосом.

— Это я, Дарья. Можно мне войти? — послышалось с той стороны двери.

— Заходите. Открыто, — позволил Бер. Ему никого не хотелось видеть, но также не испытывал желания выглядеть невежливым.

Дверь отворилась и через порог переступила дочка Быстрицкого.

— Чего стоишь? Проходи, присаживайся, — предложил Бер нежданной посетительнице.

Девушка прошла дальше в комнату и присела на краешек кресла.

— Зачем явилась? — грубее, чем хотел, осведомился Бер.

Дарья сделала вид, что не заметила неприветливого тона, немного помолчала, осматривая скудную обстановку помещения. Взгляд девушки остановился на хозяине комнаты и она предложила:

— Услышала о произошедшем, подумала, может помощь моя нужна?

Бер задумался. С одной стороны помощь, конечно, нужна. Александр, с навязанными генералом учениками, провел всего пару ознакомительных занятий с целью определить их энергетический потенциал, выявить способности новичков, а также прочитал лекцию по медитации. Но насколько далеко простираются возможности девушки в медицине, он пока не был в курсе. До этого момента ещё не дошли.

С другой стороны можно проверить это сейчас. Возможно у Дарьи что-нибудь получится, под его чутким руководством.

— Хорошо, — после раздумий согласился Бер, — иди, садись рядом.

Девушка с готовностью встала, подошла и села напротив, скрестив ноги.

— Что я должна делать?

— Расскажи мне сначала, ты когда-нибудь лечила?

Дарья замялась.

— Лечила, но у меня получалось не очень…, - призналась она.

— У меня выйдет. Ты только говори, что мне делать, — затараторила Дарья, заметив недовольство на лице Бера.

— Хорошо, — сдался Бер. — Представь себе спокойную обстановку. Можно место, где тебе было хорошо и безмятежно. Закрой глаза, почувствуй вокруг себя море энергии. Она везде. В воздухе, в земле….

— Я помню. Ты рассказывал.

— Не перебивай, — попросил Бер, и продолжил. — Когда почувствуешь, как через открытые энергетические каналы начнет поступать энергия, попытайся увидеть её ток по собственному организму. После этого внутренним зрением начинай всматриваться в меня и ищи повреждения. И не забывай дозировать поступление энергии, можно перегореть. Будешь, в лучшем случае болеть несколько дней. Поняла?

— Да.

— Тогда делай. Если что, я остановлю тебя.

Дарья закрыла глаза. Бер тоже смежил веки, расслабился и стал наблюдать за действиями ученицы. Поток энергии захлестнул девушку.

— Не так быстро, — предупредил он ученицу. — Впитывай постепенно.

Интенсивность принимаемого потока уменьшилась и Александр увидел, как Даша начала распределять в организме полученную энергию.

— Очень хорошо, — тихо произнес он. — Теперь направь часть приобретенного в мою поврежденную ногу и начинай выстраивать вокруг раны энергетический каркас. Когда закончишь, просто представь, как ткани и сосуды начинаю срастаться.

— У тебя получится, — добавил он, чтобы придать девушке уверенности.

Александр ощутил в бедре жар. Он направил взор внутрь собственного организма и начал подправлять действия неопытной в лечении девушки. Все же она переборщила с дозой. Бер не стал ей ставить сейчас это в упрек, чтобы не сбить ученицу с настроя. Его собственных сил вполне хватало для перенаправления излишков полученной энергии в другие поврежденные участки, в частности на скулу. Чего добру пропадать?

Рана в бедре и лице нестерпимо зачесались. Хороший признак, значит регенерация проходит успешно. Так продолжалось минут двадцать. Даша открыла глаза и устало сказала:

— Все. Я больше не могу.

— Ты молодец. Я чувствую у тебя неплохо вышло.

Бер поднялся на ноги и прошелся по комнате. Он не хромал и никакого дискомфорта не чувствовал. Почти. Не считать же за неудобство нарастающее желание почесать место встречи копья и бедра Александра? Это пустяки, по сравнению с резкой, пульсирующей болью. Сашка походил взад-вперёд и снова сел напротив Дарьи. Он осторожно отлепил пластырь, щедро налепленный на скуле.

— Полюбуйся на дело рук своих, — и показал девушке покрытый коркой, почти заживший порез.

— Так я правда тебя вылечила? — Дарья до последнего момента не верила в свои силы, поэтому сильно удивилась.

— Правда, правда, — Сашка рассмеялся.

— Здорово!

— Но в идеале следа не должно остаться, — немного охладил восторг ученицы Бер. — Так что есть, в чем стоит совершенствоваться.

Бер обратил внимание на гнолла и подумал, что раз ничто его не раздражает, чувствует себя более-менее сносно, то почему бы не попытаться помочь охотнику хашш.

— Теперь смотри внимательно. Я попробую немного, насколько хватит моих скудных сил, подлатать Пшика.

— Я хочу помочь.

— Сиди уж, — сказал Бер, — я сам не знаю что делать, а ты к тому же потратилась на меня. Просто смотри.

Александр, в который раз за сегодня, попробовал оказать медицинскую помощь гноллу. На этот раз у него, не без труда, но получилось. Он проник внутрь тела лежащего хашш. Полный бардак. Энергетическая структура аборигена совсем не схожа с человеческой, и представляла собой хаотичное переплетение силовых каналов. Что куда идет понять было трудно. Единственное, что Сашка разобрал, спустя некоторое время это, то что направления потоков не цикличное, как у людей, и имеет возможность получать подпитку только из области головы.

"Мда…. И что же делать?" — озадачился Бер. Он решил не заморачиваться и попытаться воздействовать непосредственно на область вокруг многочисленных ранений. Тоже ничего не понятно. Почему из "дырок" в теле гнолла уходит столько много энергии, будто хашш представляет собой емкость заполненную аморфной средой и стоило оболочке лопнуть в нескольких местах, как содержимое начало утекать. Любопытно.

"А если так?"

Бер мысленно создал преграду на пути утечки и поток резко прекратился. Сашка стал просто наблюдать. Удивительно, но энергия направилась по старому "руслу", а по краям разрезов клетки быстро делились, в скором времени, обещая полностью закрыть новой плотью рану.

"Мать моя женщина! Так просто? И чего же раньше такого не происходило? Будто мешало что-то", — удивился Александр и довольно быстро проделал процедуру несколько раз, закрывая утечки в других местах. — "А может наконечники были отравлены?" От этой мысли внутри у Сашки все похолодело.

"Я бы точно давно копыта откинул. Или на людей этот яд не действует? Блин, очередная задачка, которую нужно решить", — Бер протер вспотевший лоб и посмотрел на ученицу. Та не отрывая взгляда, глазела на Александр и пациента.

— Вроде бы все. Пока Пшику преждевременная смерть не грозит. — Сашка скептически оглядел Дарью. — У тебя усталый вид. Слишком много отдала сил на лечение. Будем учиться восстанавливаться?

— Будем, — согласилась дочка Быстрицкого.

— Тогда входи в состояние медитации и почерпни немного энергии. Аккумулируй её внутри себя. Он придаст тебе сил, только не перестарайся.

— Я помню.

Дарья снова закрыла глаза. Было видно, как ее дыхание выравнивается. Её высокая грудь мерно вздымалась и опускалась. Александр невольно залюбовался. В голову полезли дурацкие мысли, Сашка тут же попытался прогнать их из собственной головы. Безрезультатно. Взгляд, по-прежнему, сложно было отвести. В мыслях, словно по заказу, возник образ обнаженной, сидящей рядом девушки. Стоило только руку протянуть и она окажется в объятиях.

"Наваждение какое-то", — Бер встрепенулся и оторвал взор от женских прелестей и посмотрел на Дарью. Она сидела с открытыми глазами. Александру вдруг стало стыдно, ведь получается она видела, как он цинично на нее пялится и против воли он ощутил жар на лице.

Даша резко наклонилась и её зеленоватые глаза оказались совсем близко, жаркое дыхание ветерком пронеслось по подбородку Александра и он почувствовал солоноватый вкус, обветренных суховеем, губ девушки.

Бер на секунду отстранился, чтобы спросить:

— Что ты делаешь?

— Молчи, дурачок, — гостья прикрыла Сашин рот своими тонкими пальцами.

Бер скосил глаза на, лежащего рядом, гнолла.

— Он нам не помешает, — сказала Дарья и Александр подтвердил её слова ответным поцелуем.

Сашка уложил Дашу на пол и начал целовать гостью в шею, попутно пытаясь раздеть и себя, и ее. Даша пришла на помощь и парочка быстро сбросила ненужную одежду. Бер опустился ниже и обхватил губами сосок девушки, который под действие ласк, практически сразу, изменил форму. Он целовал губы, округлую, будоражащую кровь, грудь. Ласкал живот и внутреннюю сторону бедер. Девушка извивалась в руках мужчины и постанывала. Когда Саша почувствовал, что она готова и вне терпении, то медленно вошел и ритмично задвигался в такт её дыханию.

Ночью, уже лежа в постели, он смотрел на спящую рядом девушку и думал, что спонтанный секс, возможно был вовсе не неожиданным. "А какая нахрен разница", — он счастливо улыбнулся, положил ладонь на красивое обнаженное бедро Даши и провалился в сон.


Глава восемнадцатая | Хроники Зареченска. Книга первая | Глава двадцатая