home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восемнадцатая

Бер резко оглянулся назад. Никого не было, но ощущение, что неведомый продолжает наблюдать не исчезло. Саша всмотрелся в полутьму и приготовил свой АК к стрельбе, на всякий случай. Справа, между домами, промелькнула тень. Бер развернулся вслед, палец дернулся, длинная очередь пророкотала, порождая эхо. Показалось? Сзади раздалось шипение. Сашка начал разворот, чтобы встретить опасность лицом к лицу, уже зная, не успевает.

И тут он проснулся.

Александр резко сел в постели, вытер проступивший на лбу пот. От страха, испытанного во сне, учащенно билось сердце.

"Присниться же хрень всякая", — подумал он, постепенно успокаиваясь. Откинул пододеяльник, которым урывался (иногда по ночам температура немного падала и спать совсем не укрывшись было зябко, а если заправить в пододеяльник одеяло, то слишком жарко) и встал.

Александр подошел к столу, взял графин с водой и сделал несколько больших глотков. Поставив графин обратно переместился к окну и распахнул его настежь. В комнату ворвался ветерок, прогоняя накопившуюся за прошлый день и ночь духоту. Солнце только, только решило покорить небесную вершину и не успело разогнать остатки ночи, которые изо всех сил стремились оттянуть неизбежное, пытались найти себе укрытия.

Бер блаженно вдохнул чистый воздух. На Земле такого давно не встретишь, разве что вдали от цивилизации. Здесь люди пока не успели нагадить, а местные слишком неразвиты, чтобы додуматься до технологического общества с его прелестями и недостатками.

Глава клана облокотился на подоконник и посмотрел вниз. Несмотря на ранний час некоторые уже проснулись и довольно бодро пересекали двор.

— Вась- Вась! Ты куда в такую рань? — громко поинтересовался Александр.

Главный "алхимик" клана недоуменно закрутил головой, не понимая откуда слышится голос высокого начальства. Наконец в его голову проникла светлая мысль и Вась-Вась посмотрел вверх.

— Доброе утро, Александр Сергеич, — поприветствовал он Бера и замялся в ожидании, переминаясь с ноги на ногу.

— И тебе доброе, — Сашка ухмыльнулся. Понятно куда спешит бывший бомж. Небось с утра трубы горят. — Ладно, иди. Но чтоб к вечеру был свеж как огурчик, а не как в прошлый раз. Ты мне понадобишься.

— Да что вы! — На помятом лице появилось возмущение не справедливыми инсинуациями начальства. — Я ни-ни…

— Знаю я твое ни-ни. Сам пьешь и других спаиваешь.

Вась-Вася стоял и молчал. Понимал дальше оправдываться себе дороже. Сашка жестом отпустил бедолагу и того точно ветром сдуло.

Вот непробиваемый человек. Все ему нипочем. Абсолютно по барабану в каком мире обитает, лишь бы выпивка в наличии имелась и власти не маячили перед глазами. Несмотря на недостатки бывшего бомжа была от него и несомненная польза. Память Вась-Васи хранила много полезной информации. Порой казалось, что если бы он не пил, то смог бы переплюнуть весь имеющийся коллектив инженеров клана. Но он пил и распространял самогон по клану.

Бер подумал, что пора взять производство и распространение под контроль. Запрещать ни в коем случае нельзя. У людей должна быть отдушина. В бывшем Советском Союзе дозапрещались. Потеряли тридцать процентов поступлений в бюджет. И чем это закончилось? То-то и оно. Однако алкоголики клану тоже не нужны, а значит полный "госконтроль".

"Хм. Это идея. Таким образом можно будет поправить материальное положение клана. Нужно обдумать вопрос. Например создать в округе охраняемые таверны. Лучше выдвинуть идею на ближайшем совете. Пусть и другие голову поломают". — Сашка посмотрел на горизонт. Пока он наслаждался краткой утренней прохладой и вялотекущими мыслями, солнце чуть поднялось выше, обещая жару к которой так трудно привыкнуть.

Никифоров вернулся почти без потерь, не считать же за потерю уазик, главное люди целы, а машина….? Жаль конечно проверенный временем УАЗ, но при желании можно собрать автомобиль из бесхозных, разбитых авто. Таких по городу еще достаточно. Некоторые даже на ходу. Один такой Lexus RX450h стоит в гараже. Бойцы клана наткнулись на него километрах в трех к западу от базы. Пошли проверить сведения от беженца о промышлявшей неподалеку банде, никого не нашли. Обратно возвращались другим путем и наткнулись на авточудо без окон, почему-то без дверей и без переднего пассажирского кресла. Зато с работоспособным движком и баком заполненным наполовину. Теперь вершина родного автопрома (теперь всё земное — родное) красуется в гараже. Клановцы изъявившие желание довести машину до ума пытаются переплюнуть самих себя. Сделать комфортную замену расстрелянному ранее УАЗу. Для этого нужно найти подходящие детали кузова, добронировать, наварить раму и кенгурятник. В общем сделать из бывшего престижного внедорожника будущий престижный броневичок. Единственная и самая большая проблема — гибридный двигатель. С одной стороны, жрет такая махина удивительно мало, всего чуть больше шести литров. В нынешних условиях дефицита топлива это неоспоримый плюс, с другой… навернется электродвижок и что делать? Где запчасти брать?

Александр постоял, посмотрел немного на процесс реанимации лексуса, услышал парочку "инновационных" словечек, решил запомнить их на будущее, и вышел под палящее солнце. По пятам следовал гнолл. Люди уже привыкли к нему и воспринимали аборигена, кем-то вроде прирученного дикого зверя. Не лает, не кусает и ладно. Только новички вздрагивали, оказавшись случайно рядом.

Бер прошел вдоль стены и остановился около недостроенного участка. Суетились рабочие наверху, как раз принимали очередную порцию шлакоблока. Отец обещал, что сегодня стену обязательно закончат. Осталось положить последних два ряда в промежутке между возведенными недавно четвертой и пятой башнями. Старые вышки снесли, слишком они были слабо защищенными, и потому их признали непригодными к длительной осаде.

Сашка посмотрел на укрепления. Башни скорее напоминали доты времен Великой Отечественной, только трехэтажные. Построены они не из шлакоблока, а вылиты из бетона. Предложение исходило от трезвого в тот день Вась-Васи. Поначалу решили не строить столь трудоемкие оборонительные сооружения. Однако, после того как патрулю клана, кстати, тому же самому, что обнаружил Лексус, повезло наткнуться на не разграбленный склад с забитыми площадями мешками с цементом, видать мародерам в голову не пришла полезность находки. Тогда мнения в совете разделились. Одни были за строительство, вторые против, считая, что лучшая оборона это качественная подготовка бойцов. Пришлось вмешаться Александру. Он, как глава клана разрешил все сомнения. Башням быть, военную подготовку усилить. Глаза Сапрыкина надо было видеть. В них плескалось столько страдания, что Сашка подумал, а не пора ли подыскать Егору помощника? С такими нагрузками он скоро перестанет справляться с новобранцами.


Строительство началось. Благо арматуры в развалинах валялось предостаточно, ходи собирай. Теперь по периметру поселения красовались шесть уродливых параллелепипедов, имевших длину основания семь метров и толщиной стен больше метра. Перестраховались, так сказать. Вдруг у того же барона пара артиллеристских стволов обнаружится.

Возвели башни быстро. Бер опасался, что потребуется уйма времени, но Вась-Вась, оказывается успевший поработать и на различных стройках, божился, что закончат за месяц. За месяц не успели, но в полтора уложились. Темпы роста бетонных укреплений особенно впечатлили Пшика. Ничего подобного и за такой срок он раньше не видел. Сашка чувствовал желание своего невольного учителя поучаствовать в заливании бетона по формам. Тот словно ребенок увидевший новую забаву стремился к новому. Бер про себя посмеивался над гноллом, однако, памятуя о том, кто он, старался не подпускать аборигена близко. Тем самым придав строительному процессу оттенок загадочности и колдовства, чего в сущности и добивался.

За прошедшие пару месяцев ничего экстраординарного не произошло. Никто не напал, никто не тревожил. Люба давно пришла в себя. Генерал узнал, что Люба живет в клане. Говорят, разозлился не слабо, но обошлось. Вроде бы. Никифоров соврал, что подобрали перепуганную женщину на дороге, недалеко от места боестолкновения и Давлетшина попросила убежища. Что она, представителю Быстрицкого, самолично и подтвердила. Быстрицкому ничего не оставалось делать, поскрипел зубами и отступил.

Торговля процветала. Потери в боях с гноллами восполнились за счет прибывающих зареченцев и численность клана с каждой неделей увеличивалась, доставляя немало хлопот. Где всех разместить? Чем кормить, поить? Какой профессией владеют новенькие и на какую работу их определить? Во что одеть? По совести говоря Бера организационные заботы задолбали. Хотелось уехать в Анапу и позагорать на пляже. Эх. Где та Анапа? Где черноморские пляжи? Мечтать, как говориться, не вредно, вредно не мечтать.

Бер завершил утренний обход хозяйства около загона с клеткой, в котором обитал добытый пару месяцев детеныш шантарха. Клетку сваренную из металлических прутьев дополнительно обнесли каменной стеной, чтобы любопытствующая детвора руки не протягивала. Хищник ведь. За это время шантарх существенно подрос. Уже тыкал носом Александра в грудь. Бер почесал шантарха под подбородком, тот утробно рыкнул от удовольствия и прикрыл левую пару глаз, вытянув морду ближе к хозяину.

— Что, Малыш, нравится? — Бер продолжал гладить своего будущего скакуна.


Александра с трудом опустили в поход за детенышем. Родные боялись за него, но Пшик настаивал на том, что настоящий наездник должен сам найти себе шантарха. Первый "запах мысли", как выразился гнолл, должен исходить от будущего наездника и хозяина. Бер не имел причин не верить словам Пшика и настоял на своем. Единственный, кто сопровождал Александра это гнолл. Это породило еще большую истерию в семье и в совете. Всем, казалось, что коварный абориген замыслил недоброе. Ну, да бог с ними. Все прошло и закончилось благополучно. Когда Бер и Пшик вернулись их вышли встречать большая часть населения общины. В Руках Бер держал маленького шантарха. Детеныш зарычал на приблизившихся людей. Пришлось разогнать любопытных.

— Ой! Какой чудненький крокодильчик. А это мальчик или девочка?

— Не знаю, — Бер поинтересовался у знатока. Пшик ответил в духе, что раз вырастет воин, то самец. Александр не понял как так может быть, но послушно повторил вслух объяснение гнолла.

— Я назову его Малыш. Дядь Саша, можно его будут Малышом звать? — Настя крутилась рядом и пыталась дотянуться до детеныша. Хорошо без Пушка пришла. Её зверюга хоть расти перестала и то ладно.

— Не трогай его. Видишь он боится, — Александр попытался отстраниться, но Настя не тот ребенок от которого можно так просто избавиться. Девчушка обиженно надула губки. — Ладно, ладно. Пусть будет Малыш, — Настя радостно завизжала. Малыш дернулся и зашипел.

— А теперь брысь отсюда, — Бер проводил взглядом Настю и подумал, что женщины с детства учатся манипулировать мужчинами и дал самому себе обещание. Больше на поводу у этой егозы не пойдет, а то у следующего шантарха будет имя похлеще. Пупсик, например.

Потом пришлось выдержать целую осаду, устроенную Гофманом Марком Анатольевичем. Дай ему волю и от Малыша остались бы рожки да ножки. Вивисектор, блин. Жажда знаний профессора перехлестывала через все края и границы. Пришлось пригрозить Марку Анатольевичу отлучением от науки. Когда профессор немного угомонился, Александр разрешил обследовать шантарха. Оказалось динозавреныш, вовсе даже и не ящер, а млекопитающий. По внешнему виду и не скажешь.


— Я тебе вкусное принес, — Сашка достал из пластикового контейнера первый кусок сырого мяса. Шантарх оживился и потянул ноздревыми щелями воздух. Бер кинул мясо зверю под лапы, с рук давать опасался. Не умел Малыш аккуратно есть с рук. У него, несмотря на юный возраст, зубки уже о-го-го. Без пальцев, на раз, можно остаться. Малыш начал с упоением рвать свой завтрак на части и заглатывать.

Приручение шантарха и воспитание из него боевого товарища длительный процесс. Это вам не собака, не в обиду Дане будет сказано. Требуется ежедневный ментальный контакт наездника со своим будущим "скакуном". Подобный процесс приручения и, в дальнейшем, обучения имеет свои плюсы и минусы. Плюсы в том, что обученный шантарх беспрекословно подчиняется хозяину, моментально выполняет команды. И в отличие от лошади может загрызть не одну стаю волков. То есть, сам по себе, является грозным оружием. Может быстрее передвигаться по сильно пересеченной местности и ненужно опасаться, что зверь сломает мощную лапу или потеряет подкову, в связи с полным отсутствием таковых.

Минус, пожалуй, один. Однако настолько существенный, что перевешивает плюсы. Где взять столько людей способных на мысленном уровне наладить контакт с хищником, подавить его волю и стать полноценным наездником? Бер задумчиво кинул очередной кусок мяса: "Жаль. Кавалерии нам пока не видать".

По слухам, Дробыш занялся разведением лошадей. Некоторое их количество имелись в деревнях и пережили катастрофу. Только когда они дадут потомство? И главное. Каким образом раздобыть привычных людям лошадей? Александр не представлял. Барон не продаст и дураку ясно. А тем временем топливный кризис не за горами.

С полученным заданием группа Гофмана не справляется. Спирт получили, но что-то у них не сходится. В общем заправленная спиртом машина, с переделанным двигателем, с места трогаться отказывается. Попыхтит, погудит и глохнет. Сапрыкин разводит руками. Гофман поет одну и ту же песню, мол, не химик я, а биолог. Вась-Вася тоже отбрыкивается, по техническому спирту он не специалист, видите ли. А сколько проблем решилось бы сразу. Придется терпеть и покупать у Быстрицкого по космическим расценкам, а еще лучше найти первоклассного механика, который смог бы переделать двигатели автомобилей сообразно нуждам клана. Да где такого взять?

Пшик прикоснулся к Александру, привлекая к себе внимание. Бер бросил малышу последний кусок мяса и повернулся к гноллу.

"У тебя хороший шантарх. Сильный, быстрый и послушный. Настало время учиться охотиться с ним в паре. В этой клетке его сила больше расти не будет. Ему нужен простор".

"Я понял тебя", — что касается воспитания шантарха, Бер полностью доверял гноллу. Пшик предоставлял бесценные сведения. Пожалуй, на сегодняшний день, Сашка стал единственным среди людей, кто знал о природе, повадках животных, растениях, больше всех.

Марк Анатольевич не уставал допытываться у главы клана, что тот успел узнать и тщательно конспектировал рассказы. Бер терпел. А что делать? Чем больше и быстрее люди узнают об окружающем мире, тем выше становятся шансы на выживание.


— Ксения хочет выйти замуж!? Да я ей такой замуж устрою! — Бесновался Бер старший. — Писюлетка, а туда же! Где она!?

— Я тут, па, — Ксения заглянула в комнату. Локон волос вылез из прически, закрыв правый глаз. Ксюха нервным движением подправила волосы и зашла внутрь. Перепуганной она не выглядела. Значит настроила себя соответственно.

— Ага явилась, не запылилась, — глава семьи в обычной обстановке довольно спокойный человек, но в чрезвычайных ситуациях вспоминал, что он все-таки офицер и тогда становился грозным отцом. В таких, редких, случаях всем могло показаться тесно в собственной шкуре. Судя по всему данный эпизод явился для него полной неожиданностью, отсюда такая бурная реакция.

Александр стоя подпирал плечом стену и молчал. Он понимал отца. Буквально час назад сам среагировал на известие подобным образом. Наверное в нем взыграла братская ревность. Отдать сестренку под защиту и опеку, которую совсем недавно нянчил, какому-то прохиндею? А, кстати, кто он? За шквалом нахлынувших эмоций так и не удосужился узнать, кто избранник Ксении. Сашка надеялся, что не Гвоздь и не Фикса. Они, конечно, хорошие ребята, но иметь зятем одного из раздолбаев ему не улыбалось.

— Ты что творишь, дочка!? — уже чуть тише продолжал отец. — Неужели твою голову не посетила хотя бы одна мысль, что сейчас создавать семью не время? Ты умная девушка, должна понимать!

— А когда создавать!? Когда на землю вернемся? — вступилась за дочку Валентина Николаевна. По прищуру глаз матери, можно смело судить, что она готова стать на сторону дочери и защищать ту до конца.

Александр подозревал, что мать узнала обо всем первой, но не ведал, что поначалу Валентина Николаевна орала на дочку похлеще, чем отец. Вот, теперь заступается за младшую перед главой семьи. Женская солидарность в действии.

— Все равно! Слишком рано ей выходить замуж! — накинулся Бер старший на жену.

— Я не могу не выйти замуж, — вставила фразу Ксения.

— Это почему же!? — тон отца снова начал набирать обороты. — Будет, как я скажу!

— Я беременна, — нанесла коварный удар Ксения. Не в бровь, а в глаз.

Сергей Борисович, как-то резко сник и устало сел на стул. Мать вытаращила на дочку глаза и словно рыба, выброшенная на берег, открывала и закрывала рот. Она явно была не в курсе беременности дочери.

"Во сестра, во дает", — Александр продолжал спокойно подпирать стену. Заявление Ксении его ничуть не удивило. Внутренним зрением он ее не проверял, но какое-то надцатое чувство подсказывало ему, что разговор закончится примерно…., как закончился. Сашка понял, что пора брать инициативу в свои руки. Иначе сегодня будет большой скандал. Опережая отца, спросил:

— Кто мой будущий зять? — и замер в тревожном ожидании.

— Вы его знаете, — ответила сестра.

По глазам было видно. Отступать она не намерена. И поздно уже, честно говоря. Абортов в клане не делают. И неизвестно, есть ли в Зареченске такие специалисты?

— Еще бы мы его не знали, — Александра отлип от стены и подошел к сестре. — Живем словно сельди в бочке.

— Это Юра.

— Какой Юра? — одновременно спросили мужчины.

— Махов.

— Я этого Махова… — Начал Сашка. "Ах ты гаденыш. За моей спиной? С моей сестрой?" Но ни договорить, ни додумать сестра не дала. Она испуганно посмотрела на брата:

— Только не бей его.

Сашка оторопел.

— Где у женщин возникают дурацкие мысли?

— У тебя было такое выражение лица… Ты меня напугал.

Мама подскочила к дочери и сыну:

— Не наседайте на неё. Ксюше нельзя волноваться!

В комнате установилась тишина. Вот так вот! Совсем недавно была готова сама отлупить дочь по мягкому месту, теперь защищает от несуществующей угрозы.

Александр подошел к сестре вплотную и положил руку ей на живот.

— Ты чего, Сашка? — спросила Ксения, но не отодвинулась.

— Тихо.

Через пару минут, во время которых все боялись даже пошевелиться, глава клана повернулся к родителям и сказал:

— Поздравляю, бабушка и дедушка, у вас скоро родится внук.

Валентина Николаевна заплакала, Сергей Борисович ошарашено перевел взгляд с сына на дочь и обратно. До него только сейчас дошло, что всё серьезно и дочка выросла.


К свадьбе готовились всем кланом, как к событию века. Ещё бы! Первое бракосочетание после переноса.

"Людям не хватает праздников. Надо ввести новый календарь и согласовать его с вэвэшниками, а то хрен его знает когда Новый год", — подумал Бер, наблюдая за суетой подружек невесты.

— Саша, тебе заняться нечем? — скорчив недовольную мину на лице, поинтересовалась жена Подберезина, Алена.

— Понял, ухожу, — Александр развернулся к выходу из помещения.

— И гоблина своего забери, — послышалось вслед.

Гнолл все также продолжал таскаться за Александром. Бер скосил на Пшика глаза. В последнее время глава клана стал подозревать, что абориген начинает, потихоньку, понимать русскую речь. Слишком часто он реагирует на слова сказанные при нем до того, как Бер ему произнесет их мысленно. Сказали, иди. Идет. Сказали стоять. Останавливается. Хорошо это или плохо, рано пока судить. Говорить Пшик все равно не сможет, иначе устроен речевой аппарат, но на слух абориген не жаловался. Значит все может быть.

Александр чувствовал недовольство гнолла. После признания Ксении пришлось отменить тренировки с шантархом, потому как дел появилось по горло. Бер попытался объяснить причину, но гнолл никак не мог понять зачем нужна свадьба и с чем её едят? Он понял все по-своему. Человеческим самкам, чтобы дать хороший приплод, нужно пройти через магический ритуал. И только после этого они смогут родить. Бер отмахнулся и не стал больше пытаться растолковать обычай людей. Фиг с ним. Пусть понимает, как ему удобно.


Свадьба получилась с политическим оттенком. Александр не знал, каким образом вести разнеслись (точно кто-то сливает инфу Быстрицкому и барону), но на праздничное мероприятие прибыли представители Дробыша, уже известные по прошлому посещению подполковник Селиванов Федор Львович и капитан Постриганов в сопровождении десятка боевиков из числа бывших милиционеров. Личности для Бера неприятные, но куда деваться? "Дорогие" гости прибыли с подарками. Жениху презентовали четырех зарядное охотничье ружье фирмы Benelli с гравировкой на стальной коробке и резьбой на деревянном прикладе. Где взяли такую красоту? Аж завидки берут. Невесте привезли колье из белого золота с рубинами. Не иначе чью-то усадьбу смародерствовали. Ой, неспроста такие подарки.

Сестру, естественно, дипломатические игрища власть имущих не волновали. Она просто была счастлива и рада самому процессу принятия подарков.

Когда застолье началось и народ стал произносить первые тосты приехал, кто бы вы думали? Быстрицкий Анатолий Иванович собственной персоной и сопровождающие лица. В свите генерала присутствовала и Дарья, та самая девушка, которая так эффектно покинула кабинет Быстрицкого. Пожалуй, единственная гостья кому Александр был рад. Генерал представил прибывших с ним лиц.

— А это моя дочь, Даша.

"Не любовница", — с облегчением подумал Бер.

Пришлось немного перетасовать сидящих за столом, чтобы посадить высокопоставленных гостей ближе к молодоженам. Процесс передачи подарков повторился. Они оказались более скромные, чем от барона.

— Будто свадьба принцессы. Послы, цари, государевы люди сопредельных стран, — прокомментировал Вячеслав.

— Не ехидничай, — посоветовал Сашка.

"Теперь напиться не получится. Не просто так же они все прибыли?" — с горечью подумал глава клана.

Под вечер, когда появились первые "кони пьяные, хлопцы запряженные" к Беру подошел представитель барона.

— Замечательная свадьба. И сестра, у вас, прелестная девушка, — из уст Селиванова слова прозвучали, как начало монолога маньяка.

Бер сдержался, несмотря на то, что очень сильно хотелось нахамить. Вместо этого дипломатично сказал:

— Да, сегодня Ксения поразила всех. Не в последнюю очередь благодаря вашему подарку. Передайте господину Дробышу огромное спасибо.

— Я обязательно передам, — пообещал подполковник и замолчал.

— Выкладывайте, — прервал затянувшуюся паузу Бер, — вы ведь прибыли не просто подарки вручить и уехать. Чего барон опять хочет?

— Как всегда торопитесь? Эх, молодость, молодость.

Александр не стал отвечать. Он смотрел на представителя барона в ожидании.

— Мы знаем про аборигена, которого вы приютили. И имя ему дали. Пшик. — Селиванов коротко хохотнул и продолжил, — Забавно, но название расы начало приживаться у нас. Гноллы. Надо же… Я навел справки и узнал, что в компьютерных играх раса такая была, — подполковник снова хохотнул. — Не будете против, если я закурю?

— Курите.

Представитель барона затянулся и выпустил сизый дым.

— В это тревожное для всех время….

— Перестаньте политагитировать, — прервал Бер, — простите, но я не любитель долгих хождений вокруг да около.

Собеседник вздохнул:

— Я заметил. Что ж…. Давайте откровенно. Мы хотим позаимствовать вашего гнолла в качестве эксперта, если так можно выразиться.

Более нелепого предложения Бер просто не ожидал. Александр расхохотался. Многие начали оглядываться на главу клана. Отсмеявшись и утерев выступившие на глаза слезы Бер поинтересовался:

— Экспертом в какой области? Половых взаимоотношений коренного населения? Нет? Дайте угадаю. Вы нашли магические бусы местного производства и теперь гадаете для какого ритуала они предназначены.

— Зря насмехаетесь. Я поясню. Господин Дробыш наделил меня соответствующими полномочиями.

— Я весь внимание.

— Мы организовали экспедицию на запад. И нашли заброшенный город. Теперь хотим отправить вторую экспедицию. Покопаться в найденных древних развалинах, обустроить там лагерь, чтобы в дальнейшем использовать его в качестве промежуточной базы. От этого города отходит дорога и заканчивается через двести километров на опушке джунглей. Наши люди сдуру сунулись туда. Из тридцати человек вернулись пятеро, — подполковник достал платок и вытер вспотевшую шею, затем аккуратно сложил платок вчетверо и засунул его в карман. — Хотелось бы узнать, что там дальше. Гнолл нам необходим как проводник, на худой конец, как существо имеющее представление, чего можно бояться, а чего нет. Сами понимаете, лесные хищники совсем не то же самое, что хищники степей. Достаточно вспомнить земные тропические леса и сравнить их со степями средней Азии. Без знающего местные особенности аборигена шансов вернутся немного.

Бер стоял ошарашенный новостью. Он переваривал услышанное добрых пять минут. Представитель барона терпеливо ждал. Наконец, Саша спросил.

— Зачем это барону? Что он желает найти? Или вы обнаружили в древних развалинах нечто такое, что заставляет вас искать дальше?

— Можете сомневаться, но нами движет простое любопытство.

"Ага, как же", — подумал Бер. — "Ради простого любопытства не посылают на убой еще пару десятков человек".

— Пшик не узник. В принципе он может уйти в любой момент. И вряд ли гнолл даст согласие на свое участие в авантюре.

— Попробуйте его уговорить.

— Допустим он согласился. Каким способом будете с ним общаться? Выучите его шипение и рычание? Учтите в речи аборигенов присутствуют жесты и движение хвостом. И потом, не верится мне в стремление господина барона заиметь лавры первооткрывателя.

— Вот заладили, — подполковник нервно хлопнул рукой по колену. Видать приперло мужиков.

Александр не ответил, лишь испытующе смотрел на собеседника.

Селиванов не выдержал и продолжил разговор первым.

— Вы можете общаться с ним мысленно.

"И это им известно", — отметил про себя Бер.

— Будет разумным, если вы отправитесь с нами, — между тем продолжал Селиванов. — Можете взять часть своих бойцов. Обещаю, мы очень хорошо заплатим и дадим долю в добычи. К тому же закроем глаза на то, что клан явно замешан в нападении на одну из деревень баронства.

— Нам рассказали об этой трагедии Давлетшины. Мы приютили несчастных женщин. Им здесь понравилось жить. Не в наших правилах выгонять нуждающихся. И уверяю вас, клан первым ни на кого не нападает, — дал ответ Бер, а сам подумал: "Хрен тебе, козлина. И Любу вам подавай и корыстных интересов не имеете. Прохиндеи. Простое любопытство, простое любопытство", — мысленно передразнил Александр подполковника.

— Для принятия решения мне нужны отчеты первой экспедиции. Хочу знать, что мы собираемся искать.

— Документы будут предоставлены. Тщательно подумайте над тем, что я сказал.

— Обязательно.

— И последнее. Я вас очень прошу. Знать о нашем разговоре господину Быстрицкому не обязательно.

— Это я обещаю.

Подполковник кивнул и отошел к гостям.

Добрая сотня человек орала на весь двор:

— Ах эта свадьба, свадьба, свадьба пе-ела-а и плясала….

Можно быть уверенным, после таких воплей, хищников в округе не буде дня три, минимум.

Александр постоял немного в одиночестве, наблюдая за буйством. Вроде вокруг полно веселящегося народа, но в то же время никто не решался побеспокоить начальство. Нет. Вон Никифоров спешит составить компанию.

— Чего от тебя хотел этот гусь? — задал вопрос Вячеслав, приблизившись.

— Гнолла.

— ….? — брови Никифорова взметнулись вверх.

— Говорит — сдайте в аренду.

Одна бровь шефа СБ клана поднялась чуть выше.

— Хватит секретничать, — Ксения налетела. Схватила брата за руку. — Пойдем, потанцуем. На моей свадьбе не должны обсуждаться дела.

— Потом расскажу, — успел сказать Александр, прежде чем счастливая сестра втащила его в круг танцующих.

После парочки танцев жених, пардон, новоиспеченный муж увел Ксению и Сашка остался один, не надолго. Не успел он выйти из круга выплясывающих клановцев, как столкнулся нос к носу с дочкой Быстрицкого.

— У вас красивая сестра.

— Да, — лаконично сказал Бер. Что говорить дальше он не знал, попросту растерялся поначалу.

Импровизированный оркестр из двух гитар и аккордеона заиграл медленную латиноамериканскую мелодию. В каком именно стиле Александра не волновало, главное музыка позволяла степенно передвигать ногами по вытоптанной танцевальной площадке.

— Разрешите, — и не дожидаясь ответа, взял Дарью за руку. Её маленькая кисть оказалась в мужской ладони. Саша положил левую руку на талию девушки.

— Быстрый, — ее глаза улыбались, — а может я не желаю с вами танцевать.

Бер сильнее прижал девушку к себе.

— Нахал, — прокомментировала она, но не отстранилась, — какой будет следующий шаг. Затащите бедную, беззащитную меня на сеновал.

Они закружились в танце.

— Тут я пас, — произнес Бер. Запах молодой красивой женщины начинал кружить ему голову. Оставалось сожалеть об отсутствии пресловутого сеновала.

— Почему?

Любая женщина обидится если ей пренебречь, особенно когда женщина думает, что делает мужчине одолжение.

— Вы не одна придете. С вами припрется целый взвод кузнецов. Какое при посторонних свидание?

— Это точно, — её смех, чуть с хрипотцой, был приятен на слух.

— Я смотрю, вы сделали большие успехи, — отсмеявшись, молвила девушка, — Отстроили целую средневековую крепость. Абориген, говорят, бегает за вами по пятам, прирученные хищники, один вид который приводит меня в ужас. Расскажите, как смогли договориться с дикарем? — закинула Дарья первую удочку.

Бер понимал, что она подошла к нему не потому что он красавец. И получить подтверждение этому, пусть косвенное, было неприятно. Наверное на его лице, что-то такое промелькнуло и девушка поспешила сменить тему.

— У нас жизнь постепенно налаживается. Можно отдохнуть, как на Земле. Недавно открылся ночной клуб. Туда подвели электричество, теперь можно танцевать и веселиться под электронную музыку и оркестр неплохой в клубе есть. Приезжайте, развеетесь. Я там тоже иногда бываю.

Александр не успел ничего ответить. Танец завершился, и Дарья быстро отошла, оставив партнера в недоумении:

"Я не понял. Энто был тонкий намек на толстое обстоятельство или со мной просто грубо играют?"

Первый день свадьбы подходил к концу. Часть гуляющих продолжала пить, есть и веселиться. Менее выносливые разошлись по своим комнатам. Были и такие кто лежал уткнувшись, как говорится, мордой в салат. Сегодня можно, сегодня праздник.

"Странно. Чего Быстрицкий не подходит. Ограничился тем, что подослал дочку. А чего хотели? Почву прозондировать?" — недоумевал Саша и сглазил.

— Хорошо погуляли. Давно так душа не отдыхала, — раздался сзади голос.

Бер обернулся.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — он показал на пустующее место рядом. Совсем недавно тут сидел Вячеслав. Но он, то тут посидит, то там. Бегает, за порядком следит со своими архаровцами. Еще бы столько народа подвыпившего. А какая русская свадьба без мордобития. За нашими людьми глаз, да глаз нужен.

Стоило генералу присесть, подбежали две женщины, подсуетились, заменили тарелки на чистые. Разложили в них закуски и так же незаметно исчезли.

— Налей старику рюмашечку, — попросил генерал.

Бер выполнил пожелание.

— За твою сестру. Пусть жизнь у нее сложится счастливая, — произнес Быстрицкий тост.

— Спасибо, Анатолий Иванович, — поблагодарил Бер гостя и опрокинул в себя наполненную рюмку, краем глаза отметил, обозначившегося неподалеку Вячеслава. Тот пытался не привлекая внимания приблизиться и послушать о чем говорят "короли". Бер отпальцевал ему, чтобы не маячил.

— Помнишь наш предыдущий разговор?

— Как не помнить, помню.

— Объединиться я не предлагаю, — генерал отрезал кусочек мяса, нанизал на вилку и забросил себе в рот, — Ты обещался взять в обучение моих людей. Я в долгу не останусь и Давлетшину вам прощу.

"Далась вам эта Люба?"

— Э-э, нет, товарищ генерал. Люба сама пожелала остаться снами и к нападению на колонну мы не имеем никакого отношения. С претензиями к Селиванову обращайтесь, — перевел стрелки Александр.

— Верю, — пошел на попятную генерал. И перевел злой взгляд в сторону Селиванова. — С ним я еще поговорю на эту тему.

— Ну, так как, возьмешься? — вернулся к разговору генерал.

— Куда же я денусь, раз обещал, — не стал отпираться Александр. — Но не гарантирую ежедневных занятий. Личного времени мало.

— Времени всегда недостаточно.

— Скольких собираетесь отдать на обучение? — полюбопытствовал Бер. Действительно интересно, какое количество паранормов работает на генерала?

— Пока двоих, — ответил Быстрицкий.

— Хорошо, присылайте. Поработаю академиком.

— Вот и славно, — обрадовался Быстрицкий. — Одного из учеников ты знаешь. Дарья, моя дочка. Второй — мой офицер. Все прибыли со мной, думаю не будете против, если они останутся?

— Стоп. Так ваша дочь…?

— Да, имеет такой талант, — губы генерала, при воспоминании о Дарье, растянулись в доброй улыбке.

"Дарья? Обучать её? Это меняет дело или не меняет?" — продолжал удивляться Бер и чуть не прослушал, о чем говорит главный вэвэшник.

— Я продолжаю внимательно следить за твоими успехами. Думаю наш военный союз имеет смысл продлить. Барон и гноллы…

"Хм… все начали употреблять название аборигенов. Леха раздолбай. Ничего не сделал, а в анналы истории попадет".

— … Я не стану перечислять все опасности. Ты должен понимать, чем меньше остается припасов, необходимых вещей, тем чаще будут происходить нападения мародеров и бандитов. Люди разбрелись по городу и окрестностям, собираются в мелкие общины. Они уже в опасности, боюсь организованные в стаи преступники, могут и до вас добраться. Уничтожить, не уничтожат, слишком вы стали крупной добычей, однако пощипать смогут.

"Вам тоже, надеюсь, скоро не по зубам будем", — проскользнула мысль у Бера.

— К чему вы клоните? — вслух спросил Сашка.

— Я предлагаю, Александр, организовывать совместные рейды. Очистить часть города, где проживает большинство людей, от всякой мрази.

Бер задумался: "Темнишь ты дядя. Какая от клана может быть помощь? От силы можем выставить семь десятков бойцов, из которых треть новенькие. А у тебя полноценный батальон наберется".

— Такие вопросы не решаются на пьяную голову. Почистить Зареченск мы не отказываемся, — начал Бер. "Не получится, дядя у тебя, чужими руками жар загребать". — Лучше поделить город на зоны ответственности. По типу территориальных мандатов ООН. Привлечем другие общины. Вы, как самая большая и богатая, могли бы поделиться оружием и припасами. Например, с Фадеевым. Они порядочные люди и не откажутся помогать.

Александр вспомнил, к месту, небольшую общину зареченцев и их руководителя. Три десятка семей объединились и живут в одной из девятиэтажек. Многие в ней жили и до катастрофы. Занимаются тем, что разбирают развалины и обменивают найденные полезные вещи у вэвэшников на еду и патроны, часто приходят и в клан торговать.

— Гм, — генерал сделал вид, что обдумывает предложение.

Бер понимал, Анатолий Иванович на раздачу оружия не пойдет. Предложил лишь из-за того, чтоб посмотреть на сколько далеко готов зайти генерал.

— Я подумаю над таким вариантом.

"Понятно. Генерал "подумает". Ну, и мы подумаем".

Быстрицкий поднялся со стула.

— Желаю хорошо повеселиться, не каждый день сестры замуж выходят. А я пойду отдыхать. Стар я уже для долгих посиделок.

Александр тоже встала из-за стола.

— Вам и вашим людям приготовили гостевые комнаты.

Бер подозвал жестом одного из бойцов выполняющих функции дружинника и приказал.

— Пусть гостей проводят в выделенные комнаты и снабдят всем необходимым.

— Сделаю командир, — сказал боец и исчез искать ответственного за размещение гостей.


Глава семнадцатая | Хроники Зареченска. Книга первая | Глава девятнадцатая