home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

Когда за Петровичем захлопнулась дверь, клановцы задумались о возникшей ситуации, однако высказываться никто не спешил. Эдик и Старицкий просто ждали, что надумают отцы командиры. Их мнение имело значение, но не решающее. Слава молча дожевывал очередной бутерброд с икрой и искоса поглядывал на Сашку. Своё мнение он уже сформировал и просто ждал, к чему придет Бер.

Александр забыл об угощении и напряженно пытался сообразить, как поступить в сложившейся ситуации. С одной стороны цена предложенная Славиным знакомым, по нынешним временам достаточно высока, и даже можно попытаться уговорить накинуть пару ящиков но…. Но при неудачном проведении операции, а вероятность этого велика, ведь в клане нет никого кто имеет богатый опыт по освобождению людей, значит могут погибнуть или получить тяжкие ранения бойцы общины. После нападения гноллов клан итак испытывал кадровый голод и не дай Бог снова потери, то его дома вообще с дерьмом съедят.

Александр сделал глубокий вздох-выдох и начал рассуждать в слух.

— Прежде, чем мы согласимся, или отклоним предложение Петровича, подумаем вот о чём, — Бер стал ходить по комнате взад-вперед и даже не заметил этого, — насколько оплата соответствует нашим потребностям. Раз. Потом. Возможен ли вариант увеличения оплаты. Два. И последнее. Если договариваемся, то на своих условиях, со своими сроками исполнения.

— Следующий момент, — продолжал Бер. — Нам не хватает информации. Какие бы данные Петрович не предоставил, они могут оказаться устаревшими. Значит нужна будет разведка на месте. Подходы, отходы, численность, вооружение и тому подобные сведения.

— Мне кажется или ты сам себя уговариваешь? — неожиданно ворвался в рассуждения Бера Вячеслав.

Сашка затормозил и повернулся к ухмыляющемуся Никифорову и остальным парням.

— Значит сделаем так. — Сашкины губы растянулись в ответной улыбке. — Даем предварительное согласие Петровичу, но потребуем, к уже предложенному, и другой товар. Что у него тут может быть?

— Да всё что угодно, — оживился Вячеслав. — Соль, мыло, шампуни. Наши запасы этой химии подходят к концу и моя половина по этому поводу мне всю макушку проела, скоро плешь будет.

— Писчая бумага и тетради. Детям учиться нужно, — подсказал Олег, — может через этого хохла топливом разживёмся.

— Ну, это сомнительно, — протянул Слава, — кто же стратегическими запасами поделится.

— Чего гадать, — прервал разговор Бер, — зовем хозяина будем договариваться.


— Вот значит как, — задумчиво протянул Петрович.

— Петрович. Ты пойми нас тоже, я бы с радостью помог тебе просто так, по старой дружбе, но нам прокормить и снабдить множество народа нужно. — Вячеслав поскрёб слегка заросший подбородок. — А тут ты сидишь возле пещеры с кладом Али-бабы….

— Та шо я без понятия, што ли, — вышел из задумчивости хозяин склада, — был бы вместо тебя другой кто, за подобную наглость уже по двору мои песики гонялись бы за ним. Дать то я дать можу, да не всэ так просто як кажется.

— А в чём проблема? — задал свой вопрос Александр.

— В генерале конечно, — Петрович фыркнул, — вы шож думали я тута без его ведома хозяйством распоряжаюсь? Ни-и хлопцы. Даже то, шо я вам предложил мэни пришлось месяцами копить, юлить, да бумагу закорючками марать. Быстрицкий скор на расправу с теми хто мимо него дела делает.

— Вот те раз, а казалось что он людям помочь пытается. Объединить. — Эдик в недоумении приподнял брови.

Петрович глянул на Ника и расхохотался. Отсмеявшись плеснул в рюмку немного водочки, залпом выпил, кашлянул в бороду и сказал.

— Помогает он, як же без этого. Но и себя не забывает. Вот, скажем вы, шо ж вы родимые не спешите мне за так помочь? Ответь мне? — Петрович испытующе посмотрел на Эдика, чем не мало его смутил. Ник не выдержал и отвел глаза. Ему нечего было ответить. — Молчишь? Вот-вот. Ай да ладно, — Петрович махнул рукой, — Дам я вам всё шо трэба. Тильки верните Любу. Наливай Славка до краёв, — попросил хозяин.

Никифоров быстро выполнил просьбу. Настроение гостей резко повысилось. Все ожидали длительного торга, а вышло как нельзя лучше. К боеприпасам и радиостанциям удалось выпросить бумагу и бытовую химию, топлива правда не оказалось, зато соли, молотого перца и комплектов камуфлированной под степь одежды Петрович согласился предоставить.

Александр поставил пустую стопку на столешницу и решился задать накопившиеся, за время посещения, вопросы.

— Слушай Петрович, ты объясни нам неразумным пару вещей.

— Давай выкладывай.

— Почему ты сам не выкупил свою женщину? Ведь она могла тебе обойтись дешевле, чем мы запросили. Ты мог обратиться к Быстрицкому, учитывая, что ты ему подчиняешься, то генерал, думаю, помог бы. И последнее, если ты под генералом ходишь, тогда зачем всё это? — Бер пространно обвел вокруг себя рукой. — Зачем создавать видимость, будто ты сам по себе?

— Я отвечу Сашок на твои вопросы. Давай по порядочку. Спрашиваешь почему не выкупил? Так я пробовал. Дробышевцы не видпускают её. Ломят такую цену, шо я просто не в состоянии оплатить.

— А что требуют, — живо поинтересовался Вячеслав.

— Сдать им генерала.

Никифоров выпучил глаза от удивления.

— Неужели имеешь такую возможность?

— Да Бог с тобой майор. Стоит мне дернуться, тут же волкодавы из охраны живьем закопают. Я пока не спятил. В последнее время нашего батьку стерегут почище президента в России.

— Они этого не понимают? Взяли бы то что дают. Не думаю, что удерживать женщину для них принципиально важно. Может ты не все про нее нам рассказал? — Вячеслав внимательно следил за реакцией бывшего сослуживца. По тому как Петрович переменился в лице, совсем немного, посторонний человек даже не заметил бы этих мелких изменений. Лёгкого подрагивания левого века, изменения позиции на табурете, не естественного, для Петровича, быстрого движения глазных яблок, всё говорило о том, что с этой Любой не так просто, как пытается показать хозяин складов.

— А шо про Любу казать? Баба и баба. Единое отличие от других, што тяжко мэни без нее. — Петрович пожал плечами. — За помощью я даже не ходил, — не стал развивать тему про зазнобу Петрович, — до нападения местных…..

— Гноллов? — уточнил Александр.

— Хм. Вы так ЭТИХ прозвали? — спросил Петрович. Сашка кивнул. — Забавное имечко. А откуда слово взялося.

— С компьютерной игрушки, — разъяснил Бер.

— Гноллы и гноллы. Пусть их. Прозвание ни чем не лучше и не хуже других. Ну так вот. До нападения гноллов-манголов….

Гостей от такого сравнения потянуло в смех, но хозяин быстро это прекратил.

— Вы будете слухать или ржать?

— Всё-всё Петрович. Больно интересное словосочетание ты нашел. Ты продолжай мы все во внимании, — успокоил начавшего злиться старого сослуживца Вячеслав.

— До нападения местных пытался сам со свей проблемой разобраться. В пустую. Теперь вообще не реально подходить с такими просьбами. Политика, мать её, — Петрович длинно и изощренно выругался, — С Дробышем перемирие и наши шишки нарушать его, пока не будут. Это и ежу понятно.

— Мы не знали о перемирии, — проговорил Бер. Подобная информация представляла определенный интерес и одновременно усложняла клановцам задачу. Если они всё-таки решатся на операцию по освобождению и дробышевцы проведают кто в ней участвовал, тогда жди неприятностей. Вполне вероятно барон воспользуется ситуацией и попытается оказать силовое давление на клан, не опасаясь удара в спину от вэвэшников. А вообще, кто его знает. Слишком сложно и запутанно всё. Сашка стал слушать дальше.

— Доступно разъяснил? — Дождался кивков подтверждения ото всех продолжил. — Насчет складов, тоже политика. Внутренняя. Когда возникнет дефицит и люди начнут роптать: "мол как же так? Где всё?" У Быстрицкого на это будет ответ: у барыги Петровича.

— Он же тебя подставляет! — высказал недоумение Никифоров.

— Тут действия давно просчитаны. Добрая власть резво национализирует корпорацию "Петрович и КО". Чуть-чуть поделится с недовольными, а назавтра всэ сызнова идёт прежним курсом.

— Мда…. - больше ни у кого, на сказанное, слов не нашлось.

— Я на все вопросы ответил? Хватаетесь за работу?

— Скажем так, — ответил Александр, — мы беремся узнать сможем ли мы вообще провернуть дело. Если да, то сообщим об этом.

— Ну шо ж, я не против осторожности. Вот вам самая новая карта местности вокруг Верхней Юзовки. — Петрович поднялся с табурета, подошел к тумбочке и достал из нее старый, местами затертый, офицерский планшет. — Берите, пригодиться.

Бер повесил через плечо кожаный, коричневого цвета планшет и поднялся.

— Спасибо за угощение. Знакомство с вами оказалось познавательным, — вслед за Сашкой поднялись со своих мест остальные.

— Я пришлю к тебе гонца или сам подскачу. Сообщу о нашем решении. — Вячеслав пожал плечо сослуживца.

— Идите вояки, — Петрович протянул руку для прощального пожатия, — охламонов я предупредил, наказал выпустить беспрепятственно.


— Какие у кого мысли по поводу нарисовавшейся работы? — первым делом поинтересовался Бер, стоило уазику покинуть территорию склада.

— Тут думать нечего. Сначала проводим разведку, все равно собирались глянуть, чем сегодня дышит единственный на планете дворянин, потом будем посмотреть. — Никифоров щелкнул зажигалкой, подкурил. — Олег будешь?

— Давай, — Старицкий протянул руку, в которую и перекочевала вторая сигарета.

— В окно курите. Вы здесь не одни, — Бер недовольно сморщил нос, когда кольцо дыма поплыло к нему.

— Табачный дым мне думать и жить помогает, — прокомментировал просьбу Александра Слава, но стекло опустил ниже. Тяжелый горячий воздух ворвался в салон. — Несмотря на предложенный приличный куш, нашими рисковать попусту, глупо.

— Согласен, — сказал Ник.

— Олег, что скажешь?

— А что тут говорить. Давайте действовать по плану, а следующим пунктом у нас числится товарищ генерал. Когда получим инфу на базе вэвэшников, тогда дальше думать станем. Возможно нам подкинут информацию по Дробышу. Исходя из новых данных начнем ломать головы.

— Вот! — Вячеслав поднял палец вверх, — настоящие мысли стратега.


— Стоять! — УАЗ на въезде в военный городок остановил патруль и под прикрытием ствола бронетранспортёра солдаты заставили всех вылезти наружу. Клановцы безропотно подчинились. Бер окинул взглядом окрестности, и внимательно осмотрел новые укрепления. КПП превратили в мини крепость, всё опутано колючей проволокой, редкие насаждения деревьев вокруг городка вырублены под корень для улучшения обзора. По периметру, на расстоянии примерно пятидесяти метров друг от друга, понастроили высокие вышки по типу той, что видели на блокпосту.

— Кто такие и по какому делу? — задал вопрос уставший прапор лет сорока на вид.

— Добрый день, товарищ прапорщик, — поздоровался Бер. — Мы из клана. Хотели бы поговорить с Быстрицким Анатолием Ивановичем.

Прапорщик скептически взглянул на прибывшую четверку:

— Не уверен, что генерал-майор захочет видеть вас. Таких кланов, — последнее слово сказано было с явным налетом презрения, — в округе пруд пруди. Не успеваем отстреливать. Вам лишь бы пограбить горожан….

— Слышишь прапор, — не выдержал Бер и расцепил, приказанные держать на затылке, руки, — ты поосторожнее с выражениями. Я тебе не шалава подзаборная.

— Руки в гору! На затылке сцепи! Кому говорю! — прапорщик навел оружие в грудь Александру.

— Ты хреновый исполнитель, — словно не слыша повышенного голоса вэвэшника продолжал наезжать Бер. Он на шаг приблизился к занервничавшему прапору. — Ты обязан сообщить о нас выше по инстанции. Потому как не тебе принимать решение, сможет ли генерал выделить для нас минуту своего времени. — Бер мысленно надавил на оппонента. У прапора затряслись руки, он отступил на пару шагов назад.

— Ты это…. Руки в гору я сказал, — стало заметно, что прапорщик сильно испуган, вот-вот или выронит автомат, или выстрелит. Заметив неладное солдаты, раньше воспринимавшие поступок командира, как блажь, насторожились и приподняли калаши с несомненно недобрыми намерениями.

— Сашка, ты чего делаешь, — предупреждающе зашипел Вячеслав.

Бер моментально угомонился, и как ни в чем не бывало, положил руки на затылок.

— Передайте наверх о нашей просьбе, — совершенно спокойно сказал он прапорщику. Тот только кивнул и исчез внутри кпп, наверное доложиться пошел.

Спустя минуту, вышел на улицу и махнул подчинённым рукой, что бы пропустили. Клановцам вернули оружие и солдат с сержантскими знаками отличия, в голос, дал разрешение на въезд. Перед машиной подняли шлагбаум, пропуская уазик на территорию военного городка.

— Кто-нибудь мне объяснит, что это было, — как бы ни к кому обратился Никифоров. На самом деле имея в виду Сашку.

Тот прекрасно понял в чей огород камень и без тени раскаяния ответил.

— Меня пытались прощупать и по сути вынудили действовать таким образом. Думаю теперь, кто бы это ни был, точно знает про мои способности и умения. Изначально я грешил на прапора, но это не он. Кто-то действовал через него.

— Опа… Это плохо. — Вячеслав расстроился. — Я надеялся, наше преимущество продержать как можно дольше в тайне.

— Без разницы. Даже до жирафа должно дойти, что перенос повлек за собой изменения у многих людей. И ничуть не удивительно, что кроме меня и Насти, найдутся люди с не меньшими возможностями. И кто-то окажется сильнее меня и опытнее. Я, например, абсолютно не представляю, как незнакомец проделал со мной этот трюк на кпп. Более того, полагаю обо мне знали и это была просто проверка.

— Странное место для экспериментов, — Никифоров занервничал. — Зуб даю Краско пронюхал и рапорт настрочил.

Чем больше Бер и он сам высказывались, тем большие сомнения о необходимости нахождения здесь он испытывал. Паранойя, блин. Вячеслав встрепенулся, прогоняя дурные мысли.

— Ничего странного. Просто решили, что представился подходящий момент, а другого я могу и не дать, ведь на сколько я слаб или силен они не знают, поэтому, как ты сказал, поэкспериментировали.

— Мы могли погибнуть.

— Могли. Человек такое животное, которое учится только на собственных ошибках и никак иначе. — Заключил Бер.

— Куда сейчас? — прервал диалог Олег. — Давно здесь не был и после катастрофы многое изменилось. — Старицкий вопросительно глянул на Вячеслава, который не раз бывал в городке по торговым делам клана.

— Вон, слева трансформаторную будку видишь? — показал пальцем на старое, из красного кирпича, небольшое зданьице. — Перед ней на право и до конца. Там у Быстрицкого штаб.

Никифоров повернулся лицом к Беру.

— Я бы рекомендовал смотаться. Не нравится мне подобные обстоятельства, только боюсь, если ты правильно интерпретировал случившееся, то нас не выпустят, пока за наш счет не получат выгоду.

Бер ухмыльнулся и сказал:

— Постараемся обыграть ситуацию в свою пользу. И выйти из положения с прибылью.

— Главное без потерь.

— Слушайте, а вы не слишком сгущаете краски? Мне кажется у вас у обоих от паранойи крыша поехала, — Эдик оторвался от созерцания через окно проходящих пешеходов, большую часть которых составляли люди в военной форме, и опрятных, словно ничего не произошло, трёх этажных домов. — Подумаешь на действия нервного прапора Сашка психанул. Да он даже ничего не понял.

— Ник это ты ни хрена не понял….

— Хорошо, хорошо не злись, — Эдик примиряюще поднял руки. — Я свой.

Бер понял, что друг просто подтрунивает над ним, успокоился и погрозил ему кулаком.

— Господа мы подъезжаем. За бортом плюс тридцать шесть градусов по Цельсию, можно отстегнуть ремни безопасности и выйти к встречающим, с несимпатичными угрюмыми мордами на лицах, людям. С вами был командир драндулета Олег Старицкий. Приятного вам время провождения. — И уже нормальным голосом добавил. — Предпочитаю вас в машине подождать.

— Если разрешат, то сиди, — бросил через плечо фразу Бер, вылезая наружу.

Клановцев действительно встречали. Пятеро бойцов охраняли центральный вход и один офицер, который подошел к прибывшим.

— Это капитан Давыдов. Один из помощников Быстрицкого, — шепотом дал справку для Бера Вячеслав. — Не нравится мне обстановка.

Между тем капитан подошел вплотную и Слава замолчал.

— Капитан Давыдов, — офицер ослепительно улыбнулся, показывая, как он рад гостям. Бер подумал, что под таких бравых на вид мужчин в погонах, одним своим видом излучающих оптимизм, женщины ложатся штабелями.

"Да я не девка, так что зря стараешься", — Сашка первым протянул руку и затряс в своей ладони узкую кисть капитана.

— Приятно познакомиться. Александр Бер. Разрешите представить моего спутника, — Сашка кивнул на Никифорова, — Вячеслав Иванович.

— А…

— Меня можно без отчества, — Бер перестал трясти руку Давыдову, — так привычнее.

Капитан только раскрыл рот, чтобы что-то сказать, как Бер снова заговорил, сбивая лощеного офицера с определенной линии поведения.

— Я так понимаю товарищ генерал-майор нас уже ждет? Наверняка с КПП отзвонились. Не зря же вы нас тут встречаете, — продолжал давить Александр. — Надеюсь вы даже извинитесь перед нами.

— За что? — оторопел, потерявший инициативу капитан.

— Ваши солдаты намеревались нас пристрелить возле КПП. Причем не имея на это веских оснований, — Бер сделал короткую паузу, чтоб дать капитану переварить сказанное. И когда тот уже собирался вставить фразу, спросил. — И где?

— Что где? — растерялся Давыдов.

— Извинения.

Давыдов от такой наглости на секунду обомлел, но быстро справился с собой и сквозь улыбку выдавил:

— Как представитель военной администрации Зареченска прошу прощения. Это просто недоразумение. Вы же понимаете, последнее время выдалось не самое спокойное, которое испытывали наши граждане.

"Ого. Уже военная администрация. Наши граждане. Похоже генерал всерьёз решил подмять под себя город", — промелькнули мысли в Сашкиной голове. — "И слишком часто нас сегодня пытаются остановить, обыскать, пристрелить. Неспроста это". — Бер сам себя одёрнул. — "Нет, я всё-таки становлюсь параноиком, как Никифоров".

— Следуйте за мной, — предложил капитан. Развернулся и пошел, пребывая в полной уверенности, что гости идут за ним.

Стоило Давыдову отвернуться, Вячеслав показал большой палец Александру и двинулся к входу. Сашка сделал отмашку Эдику с Олегом, что бы они оставались в машине, после чего в два шага поравнялся с Никифоровым. Так вместе, вслед за сопровождающим, вошли в прохладный, по сравнению с улицей, холл штаб-квартиры Быстрицкого.

Внутренняя охрана отобрала пистолеты и ножи. Взамен молодой веснушчатый парень на круглом лице выдал металлические бирки с номерами. Хорошо, что более тяжелую артиллерию, клановцы благоразумно оставили под присмотром Старицкого и племянника Вячеслава. Не хотелось бы отдавать собственное, тщательно оберегаемое оружие, в чужие руки.

— Нам сюда, — сказал капитан, терпеливо наблюдавший процедуру обмена стволов на номерки.

Затем, втроем поднялись на второй этаж и по коридору прошли к двустворчатой двери, обитой светло-коричневым дерматином с табличкой из нержавейки. На ней печатными буквами написано: "Глава военной администрации г. Зареченска Быстрицкий А.И."

"А где же генерал-майор или лучше генерал-губернатор?" — успел подумать Бер, прежде чем капитан открыл дверь, пропуская клановцев внутрь. Сам он не вошел, остался в коридоре.

Внутри, как и следовало ожидать обнаружилась приемная. И о чудо! Работал кондиционер. Бер вздохнул полной грудью, наслаждаясь давно забытой прохладой. Рядом вторил Никифоров. Товарищи посмотрели друг на друга, блаженно улыбаясь.

— Богато живете, — сказал Вячеслав сидящему за большим столом адъютанту, как и у Давыдова, на плечах невзрачного, больше смахивающего на клерка средней руки, офицера красовались капитанские погоны.

— Добрый день, — поздоровался Александр.

Капитан в ответ кивком указал на стулья у стены.

— Присаживайтесь. Вас вызовут.

Бер пожал плечами и уселся на стул. Не хочет здороваться, не надо. Он с наслаждением вытянул ноги и тихо спросил.

— Ты ведь виделся с генералом, всегда так было?

Никифоров отрицательно покачал головой.

— Нет. Неограниченная власть портит людей. Я всегда это знал, и в очередной раз убеждаюсь в порче человека на пути к вершинам власти.

Адъютант поднял от бумаг голову. Его внимательный взгляд прошелся по посетителям. Вячеслав замолчал и попытался, как можно мило улыбнуться офицеру. Тот снова уткнулся в белый лист и застрочил по нему шариковой ручкой.

Ждать пришлось минут двадцать. Бер начал потихоньку нервничать, когда дверь в кабинет резко открылась и оттуда вылетела взбешенная фурия в камуфляже идеально подогнанном по стройной фигуре девушки, лет двадцати с копейками. Коротко стриженные светлые волосы, открывали миру чуть заостренные уши, немного выдающиеся вперед скулы ни капельки не портили внешний вид, большие глаза, аристократический нос и более темные, чем волосы брови, лишь подчеркивали привлекательность разозленной девушки.

— Дарья вернись! — послышался грозный голос генерала.

Но Дарья с силой захлопнула дверь, отсекая голос Быстрицкого от приемной. Она мимолетно бросила пламенный взор на сидящих клановцев. И не снижая темпа, в том же ключе, с отбиванием штукатурки от стен, покинула прохладную приемную.

Те секунды, пока девушка находилась рядом, Бер не отводил от нее взгляда. Его глаза провожали талию, ноги и ту часть, которая находится между ними до самого выхода.

"Сколько времени у меня не было никого? Черт. В последний раз у меня девушка была на Земле. Нужно срочно исправиться. Так и до спермотоксикоза недалеко". — С иронией о себе подумал Сашка. — "Интересно, кто она Быстрицкому? Подчиненная?"

Сашкины мысли прервал толчок Вячеслава в плечо. Он встрепенулся, сбрасывая наваждение, навеянное красивой и воинственной девушкой. Александр перевел взгляд. Рядом со стоящим на вытяжку капитаном находился рассерженный Быстрицкий. Когда он вышел Бер не услышал. Вот, что значит увлечение, не ко времени, посторонними мыслями о женщинах.

Бер и Никифоров поднялись со своих мест.

— Заходите. Разговор есть, — сказал, точно отрезал генерал.

Клановцы, не в первый раз за сегодня переглянулись, и последовали приглашению.


Быстрицкий сел на свое место за большим т-образным столом и жестом пригласил последовать примеру гостей. Сашка, недолго думая поздоровался и присел на стул с правой стороны стола, Вячеслав с лева.

— Добрый день Анатолий Иванович, — поприветствовал генерала Никифоров.

— И вам добрый, — генерал обвел посетителей хмурым, уставшим взглядом и задержал его на Александре. — Значит ты и есть тот самый голова общины. И кто придумал такое глупое название "клан"? — задал неожиданный вопрос генерал.

— Само собой получилось, — Бер встретился глазами с генералом. У того взор действительно оказался тяжелым, как и предупреждал Вячеслав. Некоторое время они изучали друг друга.

Наверное Быстрицкий казался своим подчинённым, таким несокрушимым авторитетом. Это ощущение поддерживалось, не только исходящей от него властностью, но и подчеркивалось внешним видом. Выбритый до синевы подбородок слегка выдавался вперед, губы плотно сжаты. Над ними нависает немного крючковатый нос, придававший генералу некоторое сходство с хищной птицей. Под узким лбом прятались глубоко посаженные подвижные глаза. Под ними темнели пятна от усталости и недосыпания. Стрижка по военному проста. То есть короткая, с обильной проседью, прическа. Вообще фамилия очень шла генералу. Был в нем, какой-то внутренний драйв.

— Хорошо, что вы приехали сами и мне не понадобилось организовывать встречу, — начал генерал, — я не стану водить хороводы вокруг, да около. Скажу прямо в лоб. Вы мне нужны. И ты майор, со своим боевым опытом. И ты Александр со своими способностями, — он поочередно посмотрел на клановцев.

— Не ожидали? — Быстрицкий хмыкнул и ухмыльнулся. — Вот отчет о делах в вашем клане, — он положил ладонь на пухлую папку, лежащую перед ним. — В нем сказано об успехах в освоении паранормальных способностей главы клана Бера Александра Сергеевича, о его преподавательской деятельности и некоторых успехах в освоении приобретенных навыков и способностей, как самого, так и некоторых учеников. И многое, многое другое.

— Чего конкретно вы хотите? — задал вопрос Александр. Он ожидал нечто подобное, после произошедшего на кпп, но не думал, что генерал выскажется столь откровенно.

— Я хочу вхождения вашего клана в состав самого большого сообщества людей возглавляемого мной в этом мире. Не дело, когда осколки человечества живут разобщено и представляют лёгкую добычу для врагов. И вы и мы недавно убедились, что планету населяют враждебные нам разумные. Лишь вместе сможем противостоять чужой силе. Как внешней, так и внутренней.

— Под внутренней силой подразумеваете, естественно, господина барона? — Сашка положил локти на стол и немного подался вперед.

— Помимо Дробышевцев, — генерал согласно кивнул головой, — в городе полно банд и разных, более мелких антиобщественных объединений, мародеров и просто грабителей. Сегодня, как никогда люди обязаны объединиться.

— Понятно.

"Похоже у генерала назревают большие проблемы и мы ему нужны, для скорейшего их решения", — размышлял Бер. — "Если самые успешные, после вэвэшников, зареченцы добровольно пойдут под крылышко местной "администрации", какими надеюсь, является клан со своими ресурсами, огневой мощью и людьми со способностями, то рейтинг Быстрицкого резко пойдет вверх. К тому же населению больше некуда будет податься, кроме как к Дробышу и в более мелкие объединения. Альтернатива стать жертвой бандитов. Блин, не люблю я политику".

— Раз вы решили на чистоту, давайте. — После короткого размышления Бер поинтересовался. — Сначала расскажите мне, для чего был устроен цирк на кпп?

Быстрицкий отметил про себя сказанное Бером "вы решили", а не "мы решили". Ему диалог в таком ключе не понравился, однако недовольство не показал.

— Некоторые специалисты считают, что при катастрофе или же во время переноса, сейчас не принципиально, мозг людей подвергся какому-то воздействию. В результате у отдельных личностей пробудились, ранее спящие возможности. У кого-то позже, у кого-то раньше. Возможно пробуждение участков мозга будет происходить чаще и не всегда без вреда для здоровья человека.

"Угу, кажется здесь собака и зарыта", — Александр внимал Быстрицкому. Пока ничего принципиально нового он не услышал. Он давно догадывался о подобном.

Между тем генерал продолжал говорить:

— Когда я получил первый отчет о происходящем в вашем клане, заинтересовался. Высинилось, что Александр не единственный носитель паранормальных возможностей. Я увидел в этом шанс для всех нас.

"Скорее угрозу. Так как ты, похоже до конца не осволочился, то решил подмять под себя зарождающийся "магов и колдунов", а не уничтожать".

— Один из бойцов, с достаточно развитыми способностями, по моей просьбе….

"Ага, как же. Просьбе", — Сашка мысленно фыркнул.

— ….попытался воздействовать на ситуацию таким образом, чтобы вы проявили себя и не смогли уклониться от разговора со мной на эту тему, — Быстрицкий замолчал и уставился на Бера в ожидании ответной реакции на речь.

— Слишком сложно. Вы толком не разъяснили зачем ваш боец вмешался в ситуацию на въезде в городок, если у вас уже были отчеты…. К тому же могли погибнуть люди.

— Прошу прошения. Полагаю такая проверка, единственная выдавшаяся возможность убедиться в достоверности отчетов. Я должен был знать наверняка, что вы именно тот, кто мне необходим.

Сашка подумал, что когда найдет стукача лично его прибьет. Конечно частично доклад состоит из писанины Краско, но к нему претензий у Александра не было. Краско существо подневольное. Что с него взять?

— Ладно оставим пока. Давайте к вопросу объединения. Тут тоже пока мимо. Не думаю, что моим людям будет под вашим правлением достаточно комфортно. У вас изначально существовала возможность обеспечить безопасность горожанам. Вы предпочли заниматься собой, солдатами и разборкой с новоявленным бароном. Будь по другому сейчас вам подчинялись не пять тысяч, а как минимум в три раза больше. В данный момент тысячи зареченцев проживают в развалинах и не спешат, не смотря на опасности, быть руководимыми вами. Чем клан хуже их? — Сашка попытался обезоруживающе улыбнуться.

Вячеслав с интересом слушал Бера и теперь с не меньшим интересом ждал, что ответит Быстрицкий. А тот получив отповедь, похоже потерял дар речи. Не ожидал заработать оплеухи от "салаги". Наконец собрался с мыслями и медленно заговорил, подбирая слова, парень действительно был ему нужен, поэтому сдержал первый порыв наорать на нахала. Он счел не обращать внимание на обвинение.

— Хорошо. Не буду настаивать на немедленном, с вашей стороны, ответе на мое предложение. Поговорите дома, обмозгуйте. А пока у меня к вам небольшая просьба, — Быстрицкий сбавил давление на клановцев, когда понял, что вот так сразу надавить на присутствующих не получится. — Как я уже говорил некоторые не могут в полной мере овладеть приобретенными способностями без вреда. Мне бы хотелось, что бы вы взяли на себя обязанность подучит пару моих людей и заодно понаблюдать в процессе обучения за их здоровьем. Знаю, что как медик вы неплох. Более того, учитывая почти полное отсутствие работоспособной техники, возможно, что вы окажетесь единственной надеждой для этих людей.

Бер задумался. С одной стороны подобная услуга сгладит неблагоприятное впечатление от переговоров и даст дополнительный бонус в отношениях с генералом в будущем. С другой стороны делиться наработанными методами с посторонними… Не есть хорошо. Однако деваться похоже некуда. Вэвэшники сила с которой не считаться попросту глупо.

— Договорились. Пусть ваши люди готовятся к переезду в расположение клана, — согласился Бер. — Я возьмусь за обучение и присмотрю за состоянием здоровья в процессе. Но не бесплатно. Нам требуется некоторое количество снаряжения, боеприпасов и топлива. Не волнуйтесь, — не дал он вставить слово Быстрицкому, — потребуем немного за оказанную "помощь". Исчезновение со складов некоторого избытка армейского имущества не больно ударит по обороноспособности доверившихся вам военных и гражданских.

— Знаешь Бер…. А ты наглец. — Выдавил из себя генерал. — Но так и быть, будь по-твоему.

— Вот и отлично. Составленную заявку привезут со следующим торговым караваном. Надеюсь сотрудничество станет более плодотворным.

Быстрицкий поднялся со своего места, вслед за ним поднялись и клановцы.

— Я не считаю наш разговор оконченным. Мы к нему еще вернемся. А сейчас прошу простить меня. Дела.

— Приятно было познакомиться.

Мужчины пожали друг другу руки и Вячеслав с Александром вышли из кабинета. Сашка чувствовал взгляд генерала, пока дверь за спиной не закрылась.

— Ты наглец, — повторил генеральскую характеристику Никифоров, когда они спускались по лестнице на первый этаж.

— А что оставалось делать, — Бер пожал плечами.

— Нет, ты прав, в конкретном случае. Но в следующий раз будь осторожен. Можно нарваться, — предостерег Александра бывший майор.


Улица встретила их жарой и радостными лицами Эдика и Олега. Не теряя времени все уселись в автомобиль. Начальников сразу засыпали вопросами. Бер лишь отмахнулся от приставаний.

— Сначала заедем куда-нибудь пожрем. Паек конечно хорошо, но должна же остаться хоть одна забегаловка в этом огрызке рая. Слав, ты уже бывал здесь, имеется ли место где могут покормить нас?

— Конечно есть и не одно, — Никифоров кивнул, полностью соглашаясь с предложением Бера, — Помнишь кафе на Барбюса?

Сашка отрицательно покачал головой:

— В этом районе я редко бывал.

— Неважно. Так вот оно продолжает работать.

— Так чего мы стоим. Поехали.

Когда уазик разворачивался и выруливал на дорогу Сашка в окно увидел Дарью, разговаривавшую с двумя молодыми людьми в форме без знаков различия. На краткий миг Бер встретился с девушкой взглядом и по телу пробежали мурашки, а душе стало немного грустно.


Глава двенадцатая | Хроники Зареченска. Книга первая | Глава четырнадцатая