home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

Осада практически не велась. Отряды гноллов кружили по округе, не давая людям высунуться за территорию бывшего детсада и держа клановцев в напряжении, но этим всё и ограничивались, к всеобщему удивлению. Зато остальным зареченцам доставалось по полной программе. В городе слышалась не утихающая стрельба, а со стороны базы Быстрицкого канонада тяжелых миномётов. Что творилось за городом, в менее защищенных сёлах, все старались не думать. Судя по ночному зареву в той стороне и всполохам молний, виденных с верхотуры (тоже вопрос, откуда они берутся, хотя по уверениям Ксении и Эдика гноллы подпалили машину из какой-то непонятной конструкции, стреляющей огненными сгустками, может и молниевые машинки есть, тогда совсем плохо) в пригородных поселениях довольно жарко.

Присланный Быстрицким взвод из двадцати восьми человек маялся относительным бездельем, но обратно на базу их отсылать, было не резон. Во-первых не факт, что смогут добраться, во-вторых нет никаких гарантий, что по отбытии солдат, на клан не нападут. Однако сидеть взаперти, когда в городе творится, хрен знает что, тоже как-то не по-людски.

На третий день осады, отбив надцатую видимость атаки, всё-таки решили сделать вылазку во вне.

— Так! — громко разнёсся голос Вячеслава. — Слушать всем сюда. Повторять не буду. Всё уже триста раз обговорили, но для самых непонятливых…. — Он демонстративно покосился на шушукающуюся горстку молодёжи с Фиксой и Гвоздём в центре. — ….повторю в триста первый.

— Выходим двумя группами по пятнадцать человек в каждой. Первая, под командованием младшего лейтенанта Краско, выдвигается на юго-запад, вторая под моим руководством на северо-восток. Запрещается останавливаться, кроме как для подбора попавших в беду людей. Разрешается стрелять во всё что сотворила местная мать перемать природа. Понятно!?

— Так точно! — слаженный вопль вэвэшников.

— Ага, — подтвердила клановская молодежь.

— Сделаем командир, — засвидетельствовали бывшие омоновцы.

— Ну раз всем всё понятно, тогда по машинам.

Бер подошёл к Вячеславу и уже в который раз за сегодня попытался того отговорить.

— Надо мне ехать, а не тебе. Ты слишком жаждешь мести за ранение Эдика. Это может плохо кончиться.

— А ты не каркай. Всё обсудили и утвердили. — Никифоров успокаивающе похлопал друга по плечу и более мягко произнёс. — Не дрейфь вождь. Я сделаю как надо. Ты лучше вылечи моего брата поскорее, — и залез в уазик. — Также про Махно не забудь, а то ему одной рукой баб тискать неудобно.

— Езжайте уже, — Бер улыбнулся последнему напоминанию.

Машины заурчали моторами и вылетели за территорию, оставляя за собой клубы пыли. Как и утвердили на военном совете Урал и уазик военных понёсся на юго-запад, вторая колона, из трёх внедорожников и газельки, в противоположную сторону.

Бер достал рацию и спросил:

— Эй! На трубе! Доложите обстановку.

— Пока нормально всё. Противника не наблюдаю. Первая колона скрылась за развалинами. Вторую группу ещё вижу.

— Понял. Смотри в оба.

— Принял.

— Отбой, — Саша выключил рацию, как раз к моменту подхода Владимира Ивановича.

— Уехали, — констатировал Никифоров старший.

— Не волнуйтесь дядь Володя. С ними ничего не случится, — успокаивающе произнёс Бер, — Как там Эдик? Заходили к нему?

— Только что. Всё хорошо, благодаря тебе. Даже не знаю как бы обернулось дело если б не ты.

— Чем переживать, вы лучше обойдите наши посты по периметру, а я проверю солдат.

— Как говорил Наполеон: "Доверяй, но проверяй". — Никифоров старший улыбнулся.

— Не в этом дело. Хотя нет, — поправил себя Сашка, — в этом. Они по сути такие же малолетки, как наши гвозди и фиксы, только в форме. Пацаны ещё.

— Хорошо, отец ты наш, — Владимир Иванович рассмеялся. — Иди. Я проверю наших.

Закончив фразу, он поправил ремень своей ARX-160 и пошёл в обход детского сада, где по причине недостроенности стены, несли дежурство большая часть воинства клана. Бер двинулся к котельной, которую по внешнему периметру и на крыше охраняли оставшиеся солдаты Быстрицкого.


— Ты видишь? Воины этого Шхаса на своих рычащих повозках покинули свою крепость. Мчись быстрее ветра к надзирающему. Скажи, что нежнокожие разделились и скажи, что среди покинувших, могущественного Шхаса нежнокожих нет.

— Шшшш. Сделаю. Слава прайду.

— Слава! — Старший нетерпеливо ударил хвостом подчиненного.

Тот, боясь испытать гнев старшего рванулся исполнять приказ.

Спустя полчаса посланец раболепно стоял на локтях и коленях перед Надзирающим за Охотой самим Шшхаром.

— О Пожиратель низших, — хвост воина хашш поджался и выпрямился в униженном приветствии, — позволь недостойному, весть от моего старшего донести до разума твоего.

Шшхар клацнул зубами, давая разрешение.

— Крепость, где обитает обнаруженный нами шхас нежнокожих, осталась слабо защищенной. Два отряда по четыре руки без одного покинули обитель. (Если вы забыли, то напоминаю, хашш четырёхпалые). Прикажете напасть? — Посланник низко склонил голову в ожидании.

Не обращая внимания на свиту и застывшего у ног воина, Шшхар задумался.

"Похоже, следует, избавится от этой угрозы, итак нежнокожие достаточно сильны своими громовыми палками, пожалуй даже сильнее, чем извечные враги ишхиды (будь они прокляты на все времена, да сгорят леса их). Так не вовремя донесли об этом шхасе. Ай, как не во время. Придётся докладывать Наказующему, а он по хвосту не погладит. Ибо там, где есть один шхас нежнокожих, появятся и другие. А чужие шхасы большая проблема". — Надзирающий нервно забил по земле хвостом. — "Охота проходит не слишком удачно. Почти половина воинов потеряна, даже захваченные в прошлом походе на ишхидов огненные метатели не слишком помогают, а собственных шхасов слишком мало, чтобы покорить вкусных низших". При этих мыслях в желудке Шшхара заурчало. Он покосился на нескольких связанных нежнокожих, что валялись на земле под неусыпной охраной. И подал знак прислужнику подвести молодую самку, захваченную сегодня на восходе.

Самку подхватили под руки и подтащили к Надзирающему, та от страха и побоев почти ничего не соображала, лишь безумно вращала своими отвратительными глазами и издавала неприятные стоны. Шшхар наклонился к пленнице и обнюхал её. Запах ему понравился вкусный запах затравленной добычи. Он царапнул когтем щёку девушки и лизнул выступившую кровь. Девушка задергалась, но прислуга крепко держала её, не позволяя вырваться.

— Поджарьте на костре с травами пшхеле[3] и не забудьте побрызгать кровью тшара[4]. - скомандовал он, не обращая внимания на продолжающего стоять на карачках воина. В последнее время надзирающему полюбилось вкушать жареную пищу, как это делают ишхиды, а не употреблять сырое мясо. Пусть сырое едят младшие воины в походах, а он уже стар для этого. Так думал Шшхар, предвкушая предстоящую трапезу.


Самку оттащили к предназначенному месту для приготовления пищи. Двое оставшихся пленных закричали, но охранники бесцеремонно успокоили тех ударами тяжелых лап по затылкам. Там с девушки мгновенно сорвали тряпки, в которые нежные существа на себя надевают, быстрым ударом ножа лишили жизни, со сноровкой насадили на кол, привязали конечности к телу, и подвесили над зарождающимся костром. Все действия не заняли много времени и над степью потёк ароматный запах приготавливаемого мяса. Надзирающий оторвал взгляд от костра и перевёл его на вестника.

— Ты ещё здесь?

— Жду ваших приказов, — воин ещё ниже пригнулся к земле.

— Хорошо. — Шшхар послал мысленный призыв. Не прошло и секунды, как рядом бухнулся на колени один из молодых шхасов, исполняющий обязанности голоса Надзирающего. — Найди Хдиша, пусть возьмёт четыре руки, — он посмотрел на вестника и поинтересовался, — сколько воинов и шхас у вас осталось?

— Когда я уходил было восемь рук и два пальца. Наш командир шхас. И всё.

Надзирающий снова посмотрел на молодого шхаса. При этом один глаз всё же развернулся в сторону костра, выдавая непозволительное, для его ранга нетерпение.

— Пусть возьмёт пять рук воинов и двух опытных шхасов, и сам с ними отправляйся. Уничтожьте шхаса чужаков. Если справитесь, вознагражу, — закончив говорить, отвернулся. Подчинённые унижено, как и подобает их не высокому рангу, отползли на несколько шагов, и лишь потом осмелились встать и удалиться исполнять приказ.


— Стоп машинам! — проорал Вячеслав в рацию.

Колонна резко затормозила, из-под колёс вылетели мелкие камушки и клубы пыли.

— Что случилось? — Старицкий Олег нажал на тормоз. Он внимательно осмотрел окрестности, насколько это позволял угол обзора из машины. Ничего серьёзного не заметив, вопросительно уставился на напряжённого Вячеслава.

— Ты что не чувствуешь запах?

— Нет. Да и как тут почуешь, на ходу да в дорожной пыли? — удивился Олег.

Никифоров повернулся лицом к сидящим на заднем сидении Сапрыкину и новенькому пареньку, тёзке Старицкого.

— Ну, а вы? Тоже не чувствуете?

— Не-е, — за обоих ответил Ноздря, — но если ты что-то ощущаешь, то давай проверим. Может ты тоже того этого, как Бер. — Ноздря с ехидной улыбкой покрутил пальцами у виска.

Тут подала о себе знать рация голосом Коновалова.

— Вы там чего застряли? Едем или десантируемся?

Вячеслав вышел из машины и коротко бросил в рацию:

— Всем, кроме водителей на выход.

И только выбравшись все уловили запах трупного гниения.

— Ты даёшь командир, — удивлённо протянул Сапрыкин, — не иначе Пушок тебя натаскал на падаль. — Он снова ухмыльнулся, но никто не разделил его веселья, а майор даже не обратил на высказывание внимания.

— Так все ищем источник этой вони. Я хочу знать что тут происходит. Вторая группа налево. — Вячеслав указал кивком на полуразваленное здание. — Третья группа с правой стороны. Прошерстите эти развалины. Ноздря бери новенького и пройдись ножками по дороге метров на сто пятьдесят. Доклад каждые три минуты.

— Сделаем.

— И всем придельное внимание, — повысил голос майор, — не расслабляться. Мы на вражеской территории. Четвёртая группа ко мне! — Подозвал он самую малочисленную команду состоящую из двоих бойцов и водителя размещенных в газели.

— Без водителя! — крикнул он, когда заметил выбирающегося из кабины толстенького СНГ (так прозвали любители позубоскалить Степанова Николая Григорьевича), который сам напросился в рейд. Его взяли только потому, что из гражданских в клане он лучше всех водил транспортные средства, так как двадцать лет проработал таксистом и водителем на маршрутках Зареченска и мог с закрытыми глазами проехать по улицам города, даже не смотря на то, что облик этого самого города "слегка" изменился. СНГ недовольно сплюнул в дорожную пыль, осевшую на побитый асфальт после разрушения окружающих домов, и снова воздвиг своё седалище и всё что вокруг оного вырастало, то есть ноги, пузатое тулово с прикрепленными к нему маленькими ручками и лысой головой, обратно в кабину.

К Славе подбежала пара из газели и застыли в ожидании приказа. Майор оглядел их, один совсем молодой, лет семнадцать на вид, жует жвачку (где только взял?) точно мнит себя крутым воином. Глаза горят азартом, автомат держит небрежно, видимо в каком-то американском боевике углядел. Второй старше, годится молодому в отцы. Лет сорок на вскидку, кажется Андреем зовут. Из последнего пополнения клана. Вроде не старый, а туда же. Взгляд повидавшего виды мужика, а у самого бронник не застёгнут будто не в "поле", где могут враги кругом бродить, а на рыбалке. Никифоров посмотрел и еле сдержал горестный вздох-выдох. "Надо будет Сапрыкину пистон вставить, вроде гоняет их гоняет…. Уже которую неделю, а выглядят, словно не на задание собрались, а в турпоход", — подумал майор, недовольно вперив взгляд на расхлябанных бойцов. "И когда только успели, уезжали из дома, вроде все выглядели подтянуто"?

— Вы впервые на задании?

— Да Вячеслав Иванович, — ответил тот, что постарше.

— Прости, запамятовал. Как тебя зовут? — спросил он молодого.

— Петя, то есть Пётр.

— Значит так. Даю вам тридцать секунд на то, чтобы оба привели себя в порядок, — в ответ на недоуменные взгляды дал разъяснение. — Бронник застегнуть. Оружие в боевое положение, смотреть по сторонам. Руки слегка расслабьте, чтоб подвижность увеличить. Гадость выплюнь, если сейчас нападут, ты или подавишься ей или язык прикусишь. Понятно?

— Так точно Вячеслав Иванович, — слегка покрасневший парень вытащил жвачку изо рта и приклеил её к рожку выглядывающему из кармана разгрузки. Увидев, как командир неодобрительно качнул головой, ещё больше смутился. Оторвал жевательную резинку и уронил на землю, где та благополучно затерялась среди многочисленных мелких камней.

— Теперь немного лучше, — майор перевёл взгляд на местность позади бойцов. — Стоянку видите?

Пётр, с недовольством застёгивающий бронник и Андрей синхронно повернули головы в указанную сторону.

— Видим.

— На въезде будка охранника. Пока наши местность осматривают. Сгоняйте, посмотрите, может в будке полезное найдёте, заодно тыловым дозором поработаете. Тут не далеко. Если что ноги в руки и сюда. Я прикрою. Задача ясна? — дождавшись утвердительно ответа, скомандовал. — Вперёд.


— Ты привёл подкрепление. Значит надзирающий приказывает захватить крепость? — поинтересовался старший отряда, внимательно осматривая пришедших воинов. Он с удовлетворением отметил, что с прибывшими есть и парочка шхасов. Это немного подняло ему настроение. После прошлой встречи с шхасом нежнокожих он откровенно боялся того. Мало кто способен так быстро убить опытного воина и охотника хашш каким был Улшуш. Старший невольно вспомнил, как точно смерч чужак взорвался, перехватил брошенный в него нож и тут же убил Улшуша в затылок. А когда он сам, шхас не из последних, попытался внушить противнику неуверенность, дабы с лёгкостью расправится с таким опасным противником, получил такой ментальный удар подчинения, что пришлось отвести солдат и сбежать самому, чтобы не быть уничтоженным эти ужасным существом. Старшего от воспоминаний передёрнуло до самого кончика хвоста. Это движение не осталось не замеченным.

— Вы чем-то недовольны? — спросил один из шхасов, судя по ожерелью из клыков старший среди прибывших воинов.

— Всё в порядке. Какие приказы для меня передал Надзирающий Шшхар?

— Только один. Убить шхаса нежнокожих.

От этих слов у старшего заныли зубы. Он посмотрел на передавшего приказ и подумал: "Ну что ж, ты и будешь убивать, а я посмотрю на это издалека". Старший злорадно приоткрыл пасть и отдал первое распоряжение.


— Командир сюда! — пришёл вызов по рации от третьей группы, спустя пару минут.

— Что там у вас? — Вячеслав переключил станцию на приём.

— Трупы. Много. Кажется это именно то, что мы искали.

— Далеко вы?

— В следующем дворе, — последовал лаконичный ответ.

— Ждите, — приказал третьей команде. — Вторая группа доклад.

— Ничего.

— Возвращайтесь.

— Принял.

Вячеслав еще раз приподнял рацию, не забывая при этом посматривать в сторону новичков, отправленных на стоянку. Эта парочка уже вовсю шуровала в будке охраны, сквозь битые стёкла виднелись опускающиеся и поднимающиеся силуэты. "Нашли что-то?" — подумал Никифоров и одновременно спросил.

— Сапрыкин, что у вас?

— Пока ничего босс. Будто вымерли все, а мне помнится, жили где-то тут несколько семей. Там дальше по дороге. — Издалека было видно, как Ноздря указал рукой в направлении на место обитания небольшой общины зареченцев. — Вон там у них находился небольшой пост. Разреши проверить командир?

Вячеслав немного подумав, отказал в просьбе.

— Нет. Возвращайтесь. Разберёмся с навалившейся проблемой, потом займёмся следующей.

— Возвращаемся, — сказал Сапрыкин и отключился.

Отметив, что головной дозор двинул обратно к машинам, крикнул копошившемся на стоянке.

— Эй там! Пётр! — когда на его окрик повернулись, он дал отмашку на возвращение.

Не успели они отойти от места своих раскопок и на десяток метров, как на сцену вышли новые персонажи. Более десятка зверей. Они поначалу походили на двуногих динозавроподобных хищников, которые являлись грозой и конкурентами охотников клана в облавах на зубров, только чуть меньших размеров и с немного более длинными передними лапами, что по-видимому позволяло им иногда передвигаться и на четырёх лапах. Точнее выехали. Лишь спустя пару секунд Вячеслав заметил, что за толстыми шеями животных сидят всадники.

— Гноллы! Всем к машинам! — рявкнул он в рацию, прицелился и выстрелил из подствольника своей беретты. Граната ещё не взорвалась, а он уже стрелял кроткими очередями во врага. Верховые гноллы погнали животных вскачь и тут взорвалась граната, к сожалению из-за того, что животные двинулись быстрее, взрыв произошёл не в скоплении противника, а за их спинами. Это немного притормозило всадников, но не больше. Звери как спринтеры разогнались, стремительно нагоняя в панике удирающих Петра и Андрея. Одно животное запрыгнуло на крышу остова Мерседеса, от тяжести тела крыша прогнулась, оттолкнулось мощными задними лапами и совершило гигантский скачёк метров на восемь — девять, ещё больше сокращая дистанцию до парочки людей.

Наездник в процессе полёта скакуна умудрился запустить дротик пробивший на вылет шею Петра и тут его догнала пуля Никифорова сбросив гнолла со спины животного. Потерявшая хозяина динозавроподобная тварь, не останавливаясь сбила с ног закричавшего Андрея и не обращая внимания на град пуль, выбивавших на мощном корпусе маленькие фонтанчики крови, схватил лежащего человека за ногу, приподняв клановца над землёй и сжала челюсти.

— Твою мать! — в сердцах выматерился Вячеслав, наблюдая за падением Андрея с откушенной ногой на землю. Никифоров сменил магазин и выпустил длинную очередь в тварюгу. Как раз подоспела вторая группа под командованием Коновалова и сходу разметала первых атакующих. Всё произошло так быстро, что даже не все водители успели вылезти из машин и вступить в бой.

— Третья! Вы где? — запросил он не успевшую подойти группу.

— Рядом.

— Отставить. Двигайтесь вдоль дороги во фланг атакующим аборигенам. Аккуратнее. — Напутствовал Никифоров.

— Принял.

Слава почувствовал неожиданное головокружение и зарождающийся страх. Из носа потекла кровь, а из глаз брызнули слёзы. Не отдавая себе отчета, опустил штурмовую винтовку стволом к земле и до боли сжал пальцы рук. Он не услышал звука выстрелов собственной беретты и не ощутил боли в правой ноге от срикошетившей собственной пули.

Подоспевший Сапрыкин выбил ногой оружие из руки командира и положил дёргающегося Никифорова на повреждённый асфальт. Вокруг продолжали стрелять бойцы клана по сообразившим, что им ничего не светит, гноллам. А когда из развалин раздались звуки выстрелов зашедших, почти в тыл к аборигенам бойцов третьей группы, разгром "конницы" завершился. Но ничего этого Вячеслав уже не видел.


— Никифоров ранен! — заорал Сапрыкин и засуетился вокруг командира отряда. Пощупал пульс на шее, убедившись, что с этим в порядке сноровисто перетянул ремень выше раны, вспорол ножом штанину и быстро оглядел ногу. — Аптечку мне, быстро!

Кто-то протянул Егору медкомплект. Ноздря сорвал крышку и стал копаться в старом военном фельдшерском комплекте.

— Где вы его достали? Старьё же? — пробормотал сам себе под нос Сапрыкин. Его всё равно услышали. Игорь Коновалов ответил.

— В машине был. Я приказал в каждую положить. И не старьё там вовсе, на складах военторга были. Союзники презентовали недавно.

Егор кивнул и продолжил колдовать над раненым. Полил на рану трех процентным дезинфицирующим раствором и попытался оценить повреждение голени. Насколько Егору позволяли его знания, в пределах курсов по оказанию первой медицинской помощи, дела обстояли не лучшим образом, но далеки оттого, что бы оценить ситуацию как критическую. Пуля прошла по касательной, не задерживаясь вырвала кусок мяса и чиркнула по кости. Возможно в кости возникла трещина, но пока это можно лишь предполагать. Без рентгена не определишь, что он и сообщил столпившимся вокруг бойцам во время процедуры перевязки. Когда он стал накладывать шину вмешался вездесущий Лёха Гвоздь, который был в третьей группе, со своим советом.

— А морфий колоть будете? По телику видел всем с огнестрелами колют. — Бывшие омоновцы и остальные присутствующие клановцы зашикали на него, кто-то даже дал ему лёгкий подзатыльник.

— Не-е надо морфий, — послышался тихий голос Вячеслава снизу.

— Ты как Слава? — нагнулся к нему Коновалов.

— Терпимо. Чем меня так? И главное когда? Доложите обстановку. — Зачастил он вопросами, приподнимаясь на правый локоть. С другой стороны его поддержал Ноздря.

— Командир. Может не нужно вставать? Давай мы тебя в газель положим и домой отправим.

— Отставить сопли старший лейтенант Сапрыкин. — Сказал таким тоном, что омоновец сразу вспомнил, что он не просто Ноздря, а обученный боевой офицер МВД России, хоть и везде с приставкой бывший, однако от этого не потерявший достоинства.

— Слушаюсь. Есть отставить, — чётко и без тени иронии ответил он.

Вячеслав попытался встать оперся на больную ногу, но чуть не свалился обратно на землю. Его поддержали сразу несколько рук.

— Я в порядке, — круговым движением отстранился от добровольных помощников, оставив при себе только Егора. — И так….

— Да что тут докладывать, — начал Игорь, как самый старший после Никифорова. — Противник полностью уничтожен. Погибших двое. Раненых двое, включая тебя. Второй тяжелый. Ему откусили левую ногу. Сейчас оказывают мед помощь.

— Андрей. Моя вина. — проговорил Вячеслав. — Почему все столпились и не держите свои сектора, вдруг нападавшие были не единственные в округе. Коновалов? И где третья группа? Вижу Алексея, а остальные?

Капитан виновато опустил глаза. Тут снова влез Гвоздь.

— А мы там гнолла поймали.

Несколько пар глаз вытаращились на Лёху.

— И молчал? — вызверился Игорь.

— Так я…, меня доложить…., а вы все заняты были….

Ему не дали договорить. Вячеслав превозмогая стреляющую боль в ноге, сквозь зубы сказал.

— Ну так докладывай.

— Когда мы сбоку как навалились на них, а они драпать…. Кто-то завалил гнолла. Он на землю, а его динозавр прыг-скок и за развалины. Мы палили как бешенные. Я кажется двоих завалил. Короче. Один из аборигенов вдруг вскочил и дал дёру, да куда ему подстреленному с нами тягаться. Вадим…, - узрев как Вячеслав мрачнеет лицом поправился, — то есть хотел сказать — товарищ лейтенант Вадим Ходько догнал вражину и с ноги ему по кумполу. — Ещё больше смутившись продолжил, — то есть провел задержания нарушителя с использованием….

Все заржали, даже Никифоров весело морщился, превозмогая боль.

— Понятно, — Вячеслав повернулся к Коновалову, — проверьте, что с командой Вадима и помоги если нужно.

Игорь в ответ кивнул, показал своим головой, чтоб следовали за ним и прихватив с собой Гвоздя умчался к месту нахождения Лёхиного непосредственного командира.

— Придётся к боевой подготовке прибавить уроки литературного русского языка. Иначе подобные доклады сведут меня с ума, — вслух подумал Слава.

Никифоров проследил взглядом за убывшими, затем проверил второго раненого. Андрей был совсем плох. Потерял много крови и скорее всего находился в торпидной фазе шока, он уже не кричал и не стонал, губы пересохли, наблюдалось учащенное дыхание. Было видно что паренёк на гране потери сознания. Исполняющий обязанности врача боец уже перетянул обрубок и вколол обезболивающее. Сам весь в крови пострадавшего пытался гемостатической губкой остановить кровь и кажется у него получалось.

Заметив командира отрицательно покачал головой.

— Срочно домой доставить его. Если успеем, выживет, — хриплым голосом доложил он.

— Доставим, — пообещал Вячеслав. — Накрылся наш рейд медным тазом, — уже обращаясь к Сапрыкину прокомментировал Никифоров.

— Это точно.

— Давайте Андрея на носилки и в грузовую машину. Едем домой. Егор помоги мне сесть в УАЗ. Нога разболелась ужас просто.

— Не вопрос.

Незадолго до отправления вернулись вторая и третья группы. Люди тащили на себе брыкающегося гнолла. Аборигена опутали найденной в развалинах проволокой и ремнями. Кто-то не пожалел свою бандану на сооружение для непокорного пленного намордника.

— Почему так долго? — больше для проформы, чем с негодованием поинтересовался командир. По сумасшедшему извиванию тела гнолла и так было ясно почему.

— Не могли придумать, чем ему пасть перевязать. Гибкая и сильная падла попался, всё укусить наровился.

— Прикладом его по голове. Нам он живой нужен, а не здоровый, — порекомендовал Никифоров.

Бойцы восприняли совет, как инструкцию к действию и с радостью приступили к введению в бессознательное состояние поверженного противника.

— Э, э, э. Аккуратнее. Я же сказал он нужен живой, — забеспокоился Слава. Побои сразу прекратились и Ходько спросил.

— Куда его?

— А ты как думаешь? В газель конечно. С Андреем вместе, только не забудь пару крепких парней с ним определить. Не ровен час очнется, покалечит раненого.

— Не беспокойся. Я сам с ними поеду.

Когда гнолла утащили, Никифоров повернулся к Сапрыкину.

— Егор сгоняй, догони Ходько и узнай что они там нашли. Из-за стычки совсем из головы вылетела причина по которой мы здесь застряли. И ещё, — бывший майор схватил Егора за рукав, — ты все-таки возьми одну машину и узнай что с местной общиной. Мухой туда и догоняй нас. Если найдёшь живых скажи пусть спрячутся. Мы вернёмся за ними завтра.

— Понял, сделаю.

Буквально через минуту бегом вернулся вместе с Ходько, который отрапортовал.

— Нет нужды куда-то ехать. Там вся община лежит. Многие мёртвые в специально сделанном загоне. Судя по всему некоторыми усиленно питались.

— Откуда такой вывод? Думаешь аборигены?

— Если честно я сильно сомневаюсь. У гноллов не насаживают части тел на шампура и уж точно не будут пользоваться мангалом.

Новость просто шокировала Никифорова. Он на мгновение даже забыл о раненной ноге.

— Мда…, - протянул он. — Нужно будет обязательно вернуться и обследовать здесь всё. Егор твоя разведка отменяется.

— Я понял уже.

— Раз понял, тогда все по машинам и домой

Небольшая колона клановцев развернулась в сторону базы. Рейд закончился неудачей, хотя с другой стороны могло быть гораздо хуже.


Глава восьмая | Хроники Зареченска. Книга первая | Глава десятая