home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Мирбург, 12 апреля

Дорогая Лидия!

Я снова тебе пишу, потому что мне кажется, что по телефону не скажешь того, что я хочу тебе сказать. Последние недели после несчастья, случившегося с Уто, оказались одним из самых бурных и тревожных периодов в моей жизни. Еще и сейчас я спрашиваю себя, было ли это наяву или во сне, и почему именно мне пришлось стать свидетельницей и участницей этих событий. Их столько, и столь разных, и так переплетенных между собой, что я даже не знаю, с чего начать.

Умер Свами. Это был ужасный удар для нас всех, живущих в Мирбурге, и, думаю, и для других людей из самых разных уголков мира, которые тоже его знали, читали его книги, изучали его философию. Он был наставником, отцом, опорой для каждого из нас, и хотя мы прекрасно знали, что он стар и болен, но никогда не думали, что можем лишиться его так внезапно. Каждый из нас вдруг почувствовал себя сиротой, потерянным в огромном мире, это ощущение пустоты было таким сильным, что все вышли на улицу и толпились вокруг нашего духовного центра, или храма, или просто домов, как после взрыва бомбы, все впали в какое-то оцепенение.

Но Свами в своей безграничной мудрости всегда говорил нам, что Вселенная держится на гораздо более прочных и простых основаниях, чем те, которые могли бы создать мы сами, и он знал, что не оставит нас одних, без наставника. Если бы в тот момент мы вспомнили об этом, нам не было бы так тревожно, и после его смерти осталась бы лишь неизбежная и вполне закономерная горечь утраты. Свами знал, что его место займет Уто, для этого он и позвал его и хотел видеть рядом с собой в последние мгновения жизни. Старый Свами как бы передал свои обязанности молодому Свами, святость и мудрость перешли от одного к другому, потому что они не исчезают и не разрушаются вместе с телом того, кто ими обладал.

Конечно же, Уто понял все это заранее, хотя и не хотел этого показывать, и продолжал вести себя по-прежнему, был замкнут, ироничен и нелюдим. Но чудо, происшедшее с его рукой, и чудо с Сарасвати, вылечившейся от паралича, явились такими очевидными знаками, что никто уже не мог их игнорировать. Мы по телефону не сказали тебе, насколько серьезна была рана Уто, не хотели понапрасну волновать тебя. Но врачи в больнице не оставили ему никакой надежды на то, что чувствительность восстановится и что он сможет владеть рукой, как раньше. Однако во время выступления гуру и подвижность, и чувствительность внезапно вернулись, это была самая невероятная вещь, которую мне довелось увидеть собственными глазами. Знаешь, когда в книгах пишут о чудесах, ты никогда до конца не можешь в них поверить. Но на сей раз все произошло прямо у меня на глазах и в присутствии еще трехсот человек, в том числе Джефа, Нины и Витторио, который всегда оставался материалистом и скептиком, несмотря на свои попытки возвыситься до истинной духовности. Но даже он не мог отрицать того, что видел.

Уто давно все понял. Мы наблюдали, как им с каждым днем все больше овладевают мудрость и добро, хотя он сам и делал вид, что ничего не происходит. Но с самого начала было видно, что он личность необыкновенная, я, например, поняла это с первого взгляда, а гуру, конечно же, знал это еще раньше. Надо тебе было видеть его взгляд, когда они встретились впервые: как будто между ними пробежала искра – они мгновенно узнали друг друга и поняли друг друга без слов.

Единственным человеком, который не понял всего этого, к сожалению, оказался Витторио. Более того, с самою приезда Уто на него напала беспричинная ревность, и потому Витторио каждый его поступок, каждое слово воспринимал в штыки. Думаю, он сравнивал его с собой и от этого становился все неувереннее в себе, все мелочнее и грубее. Он только и делал, что жаловался на Уто. При малейшей возможности высмеивал его и старался выставить в черном цвете. По его мнению, Уто просто бездельничал, хотя было ясно, что он переживает и обдумывает совершающийся в нем переворот. В последнее время и отношения между мной и Витторио тоже очень осложнились, мы совершенно перестали понимать друг друга. Думаю, в глубине души Витторио раскаялся, что оставил свою прошлую жизнь и последовал за мной сюда. Он старался возвыситься духовно и внутренне измениться, но прекрасно понимал, что на самом деле это ему не по силам. Все в нем сопротивлялось этому, а человек не может измениться лишь в угоду другому человеку, даже если он его сильно любит, а он уверял, что любит меня. В последнее время он стал просто невыносим, и мне пришлось сказать ему, что я не собираюсь удерживать его здесь против его воли. И вот на прошлой неделе он улетел в Нью-Йорк, а оттуда собирался ехать в Париж. Надеюсь, что все это пойдет ему на пользу, потому что, как говорил Свами, человек должен следовать своим путем, и недостаточно одной лишь силы воли, чтобы изменить его.

А вот Уто теперь изменился до неузнаваемости, мне бы хотелось, чтобы ты посмотрела на него. Он больше не красит волосы, как раньше, они снова натурального каштанового цвета и не стоят торчком у него на голове. И он больше не одевается в черную кожу, он носит цветные туники из шерсти, какие были у Свами, только покороче, правда, он все же надевает под них брюки, и продолжает носить кроссовки, но все это в порядке вещей, потому что он еще очень молод, и даже Свами говорил, что у каждого должен быть свой стиль. Самое главное отличие теперешнего Уто от прежнего – это то, что он стал охотно со всеми разговаривать и смотрит при разговоре прямо в глаза и больше не носит темных очков. Вчера он говорил со всей общиной в Кундалини-Холле, и даже те, которые смущались при мысли, что Свами так молод, вынуждены были отбросить сомнения и признать, какими высокими дарами он наделен. В конце его речи всех охватило большое волнение, и он даже сыграл на фортепьяно «Дивертисмент» и «Ноктюрн» Моцарта, и почти все плакали. Уто переехал теперь в дом, который раньше занимал Свами, обе ассистентки Свами остались жить с ним, но он попросил и меня переехать к нему, потому что он, конечно, нуждается в постоянной помощи ввиду крайней своей занятости. Они с Ниной живут вместе, она очень влюблена в него, конечно, она еще совсем девочка, но, по-моему, она понимает, что Уто – необыкновенная личность и что теперь он связан духовными обязательствами по отношению ко всей общине, впрочем, Свами никогда не говорил, что духовный наставник должен непременно соблюдать обет безбрачия.

В общем, как ты видишь, у нас произошли большие изменения, но добро прокладывает себе дорогу, и ничто не может задержать его надолго, в самом крайнем случае оно лишь будет встречать на своем пути различные препятствия.

Я обнимаю тебя со всей теплотой и безмятежностью, которые свойственны нашей обители, обнимаю и от имени Уто (он сохранил свое имя, так он решил), который напишет тебе, как только сможет.

Ом Шанти Ом Калиани (Марианна)


Старый гуру – новый гуру | Уто |